Местоимения отрицательной полярности

Е.В. Падучева, 2015

Местоимения отрицательной полярности — это местоименные слова и обороты, которые, не будучи сами по себе отрицательными, не могут употребляться иначе как в контексте отрицания или в некоторых других, ему подобных, в частности в контексте условия или вопроса. В русском языке отрицательную полярность (ОП) имеют местоименные серии на -либо (какой-либо, что-либо и т.д.) и на бы то ни было (какой бы то ни было, что бы то ни было и т.д.). Например, можно сказать: На Марсе нет каких-либо (каких бы то ни было) разумных обитателей; или спросить: На Марсе есть какие-либо (какие бы то ни было) разумные обитатели? Но нельзя сказать: *На Марсе есть какие-либо (какие бы то ни было) разумные обитатели.

[показать примечание]

Языковые единицы с отрицательной полярностью (по-английски — negative polarity items, сокращенно — NPI), не обязательно местоимения, есть в самых разных языках; ср. в английском any, ever, yet, bother to, at all, can help (doing something). В русском языке, помимо местоимений, обсуждаемых ниже, отрицательную полярность имеют слова настолько, столь, больно в значении ‘особенно’ (как в не больно надо) и целый ряд идиом — например, пальцем (не) пошевелит; сочетаний — например, (не) так уж (Он мне не так уж нравится / Не скажу, чтобы он мне так уж нравился / Если он тебе так уж нравится..., но *Он мне так уж нравится), такой уж, очень-то.

1 Границы класса местоимений ОП

Местоимения отрицательной полярности (ОП) составляют один из разрядов неопределенных местоимений. На базе [Haspelmath 1997] можно выделить в русском языке следующие основные классы неопределенных местоимений, различные по семантическим и / или синтаксическим свойствам.

1. Слабоопределенные местоимения, half-definite (Кое-кто мне тогда позвонил; Некоторые испугались; Один мальчик боялся волков).

2. Местоимения неизвестности, иначе — референтные неопределенные, в англоязычной терминологии — specific indefinite (Кто-то стучит в дверь).

3. Нереферентные местоимения, англ. non-specific indefinite, NSI (Возможно, я что-нибудь упустил).

4. Отрицательные местоимения (Я не знаю никаких ирландских художников).

5. Местоимения отрицательной полярности (Я не обязан отчитываться перед кем-либо / перед кем бы то ни было).

Подробнее см. статьи Местоимение, Местоимения на -нибудь.

Русские отрицательные местоимения (т.е. местоимения на ни-: никто, никакой и т.д.) иногда относят к NPI (см., например, [Pereltsweig 2000]), что неправильно. Прототипические отрицательно поляризованные единицы, такие как английское any или русское пальцем (не) пошевелит, чтобы..., сами по себе отрицательными не являются. Между тем отрицательные местоимения сами по себе выражают отрицание: отрицательное местоимение — это нереферентное неопределенное местоимение, NSI, в соединении с отрицанием, в сфере действия которого оно находится. Например, никто — это, по смыслу, приблизительно ‘не + кто-нибудь’.

В сущности, русское отрицательное местоимение подобно английскому (никто = ‘nobody’): оно отличается от английского только тем что в русском языке действует правило обязательного отрицательного согласования — местоимение на ни- требует отрицания при сопредикатном глаголе (т.е. глаголе той клаузы, в которую оно входит): Никто мне тогда не помог. (Аналогичное правило есть, например, в литовском, грузинском, греческом.) А в английском такого правила нет.

Отрицательное согласование затрагивает не только глагол, но и все другие местоимения NSI той же предикации; так, в примере (1) русское ничего — отрицательное местоимение, которому в английском переводе соответствует anything, не отрицательное.

(1) а. Никто, кроме Павла, ничего не видел;

б. Nobody but Paul saw anything.

Так что отрицание значимо только у первого (по порядку) отрицательного местоимения, а у всех остальных — согласовательное, как и у глагола.

Чисто синтаксический аргумент в пользу значимой (т.е. не согласовательной) отрицательности русского отрицательного местоимения (а тем самым и в пользу того, чтобы не включать его в состав NPI) состоит в том, что отрицание при глаголе не требует «отрицательной формы» нереферентного местоимения той же предикации (см. (2а)), а отрицательное местоимение с обязательностью требует, чтобы глагол был отрицательным (см. (2б)), — если вообще в предложении есть глагол: отрицательное местоимение возможно и в таком предложении, где глагола нет (см. (2в)).

(2) а. Если кто-нибудь не понял, ...

б. *Если никто понял, ...

в. — Кого ты возьмешь с собой? — Никого.

Есть еще один аргумент против включения отрицательных местоимений в число NPI: все классические NPI возможны также и за пределами отрицательного контекста, а отрицательные местоимения употребляются только в контексте отрицания. В [Giannakidou 2011] отрицательные местоимения в языках с отрицательным согласованием трактуются как NPI, но при этом приходится признать существование особого подкласса «строгих» NPI, к которому в английском относится один только союз either...or: все остальные английские NPI употребляются не только в отрицательном контексте. Так что отнесение отрицательных местоимений к NPI едва ли можно признать целесообразным.

Итак, отрицательные местоимения в русском языке составляют особый класс, отличный от NPI. Семантически они такие же, как местоимения типа nobody в английском, и только синтаксически отличны, поскольку порождают отрицательное согласование.

Местоимения ОП семантически подобны местоимениям на -нибудь, нереферентным: они выражают экзистенциальную квантификацию, т.е. позволяют упоминать объект из того или иного класса (множества), не идентифицируя его. (Об экзистенциальной природе местоимений ОП см. [Haspelmath 1997: 94] со ссылками на [Dahl 1970]; [Horn 1989] и др.).

Местоимения ОП, как и местоимения на -нибудь, употребляются только в неутвердительных контекстах (т.е. в сфере действия операторов снятой утвердительности), см. подробнее об этих контекстах в статье Местоимения на -нибудь.

Местоимения ОП при этом отличаются от местоимений на -нибудь возможностью употребления в сфере действия прямого, т.е. сопредикатного, отрицания (clausemate negation). Местоимение на -нибудь в этом контексте обычно заменяется отрицательным на ни-, см. (3) (об исключениях см. Местоимения на -нибудь):

(3) Он не подкрепил свое заявление никакими (*какими-нибудь) доказательствами.

Между тем местоимения ОП — и на -либо, и на бы то ни было, — напротив, употребляются в отрицательном контексте достаточно свободно, например:

(4) Он не высказал каких-либо / каких бы то ни было интересных соображений.

Еще один класс местоимений, которые следует упомянуть, — это местоимения всеобщности (всякий, все): они являются неконкретно референтными и допустимы в утвердительных контекстах (т.е., в отличие от местоимений ОП, вне сферы действия операторов снятой утвердительности), однако, как и местоимения ОП, невозможны в описании т.н. «эпизодических» ситуаций — ситуаций, имеющих конкретное время и место.

Имеется, кроме того, типологически значимый класс местоимений, которые в [Haspelmath 1997: 48–51] названы местоимениями свободного выбора (free choice, FC) — в русском языке это любой и серия на угодно, ср. Возьми любую книгу; Спроси кого угодно. Они считаются подклассом неопределенных. Между тем есть основания трактовать местоимение любой и серию на угодно как подкласс местоимений всеобщности, а не неопределенных. Впрочем, границы класса неопределенных местоимений настолько расплывчаты, что он может включать и FC.

2 Семантика местоимений ОП

Местоимения на -либо и на бы то ни было во многих случаях взаимозаменимы, т.е., в принципе, имеют одно и то же значение и близкий набор лицензирующих контекстов:

(5) Он поселился вдали от какого-либо / какого бы то ни было жилья;

(6) Ему чужды какие-либо / какие бы то ни было колебания;

(7) Он отказался от какой-либо / какой бы то ни было помощи.

Здесь необходимо одно уточнение. Местоимения на бы то ни было формально близки к конструкции, которая в [Грамматика 1980(2): 534ff] называется обобщенно-уступительной. Она состоит из относительного местоимения, частицы ни и глагола (любого, а не только быть) в сослагательном наклонении — отсутствует то (в примерах ниже подчеркнуты слова, которые связаны анафорической связью):

(8) Какой бы ни был закон, его надо соблюдать;

(9) Кто бы к нам ни обратился, мы его / всех выслушаем.

Связь этой конструкции с местоименной серией на бы то ни было чисто этимологическая. Обобщенно-уступительная конструкция, в отличие от серии на бы то ни было, является предикативной — в синтаксическом отношении это специфический вариант относительного предложения, т.е. отдельная предикация, см. [Никунласси 2008]. В составе обобщенно-уступительной конструкции оборот на бы ни выражает не экзистенциальную, а универсальную квантификацию. Так, (8) = (10), (9) = (11):

(10) Любой закон надо соблюдать (а не *Какой бы то ни было закон надо соблюдать);

(11) Всех, кто бы к нам ни обратился, мы выслушаем.

На синхронном уровне оборот на бы ни составе обобщенно-уступительной конструкции с местоимениями ОП прямо не связан. Это объясняет различие между русскими местоимениями на бы то ни было, которые имеют отрицательную полярность, и англ. местоимениями на -ever (whatever, wherever etc.), которые, казалось бы, являются смысловыми эквивалентами русских местоимений на бы то ни было, но никогда в контексте NPI не рассматриваются. Дело в том, что англ. местоимения на -ever — это однозначно предикативные слова, и они, как оборот на бы ни, но не как местоимения на бы то ни было, выражают универсальную квантификацию, никогда не экзистенциальную. А потому не могут быть местоимениями ОП.

При этом у местоимений на бы то ни было тоже есть контекст, где они выражают не экзистенциальную, а универсальную квантификацию и, таким образом, не выступают как NPI. Местоимения на -либо в этих контекстах неуместны (см. об этом подробнее в п.3.1.2):

(12) Немедленно прекратите какие бы то ни было [= всякие / все, *какие-либо] поисковые работы.

(13) После этого он утратил какой бы то ни было [= всякий / весь, *какой-либо] интерес к происходящему.

С учетом этой неоднозначности, местоимения на -либо и на бы то ни было имеют сходные контексты употребления и формируют единый класс местоимений ОП.

Местоимения на -либо обладают некой странной стилистической дефектностью: они воспринимаются как принадлежность канцелярского стиля, см. Таблицу 4 в п.5 Статистика. Это касается в особенности местоимений на кто-, см. в Таблице 3 (п.5. Статистика) следующие статистические данные по Корпусу: процент употреблений кто-либо от общего числа употреблений местоимений на -либо крайне низок — 0,3% (80 употр.), чего не наблюдается ни для местоимений на бы то ни было, ни для приводимого в той же таблице для сравнения местоимения на -нибудь: 17,3% для бы то ни было, 14,3% для -нибудь.

О семантике местоимений ОП в логических терминах см. также ниже п.3.1.3.

3 Контексты употребления местоимений ОП

Ниже в п.3.1 рассматривается употребление местоимений ОП в разных видах отрицательных контекстов; в п.3.2 — употребления за пределами очевидного отрицания.

3.1. Контекст отрицания

Имеются следующие разновидности отрицательных контекстов (подробнее см. Отрицание).

Во-первых, синтаксически автономное отрицание, т.е. отрицание, выраженное частицей не, противопоставлено внутрисловному, которое выявляется на уровне семантической декомпозиции слова (ср. не имеет чего-либо и лишен чего-либо).

Во-вторых, прямое отрицание, т.е. отрицание в той же предикации, что местоимение (clausemate negation), противопоставлено дистантному, т.е. отрицанию в подчиняющей клаузе (ср. не дает чего-либо и не считает возможным давать что-либо).

П.3.1.1 посвящен автономному отрицанию, прямому и дистантному; п.3.1.2 — внутрисловному. П.3.1.3 служит как бы продолжением п.2 — он содержит дополнительные семантические замечания о местоимениях на бы то ни было и либо.

3.1.1. Синтаксически автономное отрицание

А. В контексте синтаксически автономного прямого отрицания возможны оба типа местоимений ОП — и на бы то ни было, и на -либо. Но отрицательное местоимение на ни- тут тоже возможно, а часто даже предпочтительно:

(14) Для исполнения приговора не требуется каких бы то ни было / каких-либо [= никаких] дополнительных процедур и формальностей.

(15) Гессен <...> не был виновен в каких бы то ни было / в каких-либо [= ни в каких] преступлениях. [Г. Горелик. Андрей Сахаров. Наука и свобода (2004)]

Если есть эмфаза, то скорее будет употреблено никакой, чем какой-либо. Дело в том, что какой-либо характеризуется фразовой безударностью, см. [Veyrenс 1964]:

(16) Я никогда не думал так и столько о какой бы то ни было / о какой-либо [= ни о какой] женщине.

Уместность местоимений на бы то ни было в контексте прямого отрицания не абсолютная. Так, едва ли можно сказать (17а) — надо сказать (17б):

(17) а. *Какой бы то ни было школьник не решит эту задачу;

б. Никакой школьник не решит эту задачу.

[показать примечание]

Отрицание в составе предикатива, если оно контрадикторное (например, неуместны = ‘неверно, что уместны’), ведет себя как синтаксически автономное:

(18)Здесь какие бы то ни было / какие-либо [= никакие] эмоции неуместны.

А в контексте контрарного отрицания отрицательное местоимение никакой невозможно — контрарное отрицание сходно с внутрисловным, см. п.3.1.2:

(19)Он вдруг понял, что ей неприятны какие бы то ни было [*никакие] подробности его домашней жизни. [И. Муравьева. Мещанин во дворянстве (1994)]

Б. В контексте дистантного отрицания, т.е. отрицания в подчиняющей предикации, допустимы местоимения на бы то ни было и на -либо, а отрицательное местоимение, на ни-, затруднено (в примерах ниже полужирным выделено главное слово той предикации, в состав которой входит местоимение).

(20) Я не считаю уместным давать какие бы то ни было / какие-либо [*никакие] указания. [В. Г. Короленко. Письма 1881 г. (1881)]

(21) Вместе с тем у неё не было никаких причин скрывать от меня что бы то ни было / что-либо [*ничего]. [В. Пелевин. Ника (1992)]

(22) Насупившийся, переполненный эмоциями Дашевский не был расположен выслушивать какие бы то ни было / какие-либо [*никакие] оправдания. [С. Данилюк. Бизнес-класс (2003)]

(23) <...> не приводится субстантивных доказательств каких бы то ни было / каких-либо [*никаких] связей прежнего иракского режима с международными террористическими структурами. [«Дипломатический вестник» (2004)]

Однако слова мочь, хотеть, собираться, вправе и ряд других (см. статью Грамматикализация вспомогательных глаголов) ведут себя как не составляющие отдельной предикации. При них возможно не только местоимение ОП, но и отрицательное; а иногда и только отрицательное, см. пример (27):

(24) Он не хочет что бы то ни было [что-либо, ничего] предпринимать.

(25) Правительство совершенно не собирается идти на какие бы то ни было [на какие-либо, ни на какие] уступки и просто тянет время. [«Бизнес-журнал» (2004)]

(26) Тут мы не вправе вступать в какую бы то ни было [в какую-либо, ни в какую] полемику. [«Вопросы психологии» (2004)]

(27) Он не хочет ничего [*что-либо, *что бы то ни было] слышать.

В ряде случаев возникают сомнения в выборе местоимения:

(28) Нет причин что-либо / что бы то ни было [?ничего] менять.

3.1.2. Внутрисловное отрицание

Местоимения ОП допустимы в контексте широкого круга глаголов и предикативов с внутрисловным отрицанием. Особенность этих контекстов состоит в том, что тут в игру втягиваются местоимения, выражающие универсальную квантификацию. Экзистенциальная квантификация и нереферентность, которая выражается местоимениями ОП (см. п.2), сближается с универсальной квантификацией и неконкретной референтностью. Можно различить следующие две группы предикатов с внутрисловным отрицанием.

Группа 1 — это глаголы и предикативы, семантика которых включает не просто отрицание, а отрицание существования (квантифицируемого множества); это слова отсутствовать, лишен, отрицать, воздерживаться, исключать. В контексте этих слов допустимы местоимения и на -либо, и на бы то ни было. Возможно всякий, но только в значении минимальной степени — ‘даже малейший’ (т.е. всякий здесь выступает в значении какой бы то ни было — выражает экзистенциальную квантификацию), см. о шкалах и минимальной степени в [Haspelmath 1997: 115ff].

Группа 2 — это глаголы типа прекратить, утратить, отнять. Они содержат презумпцию изначального существования квантифицируемого множества — которое потом подверглось какому-то воздействию и, возможно, перестало существовать. При этих глаголах возможны местоимения на бы то ни было, но не местоимения на -либо; при этом допустимы всякий и все. Допустимость всякий, все в группе 2 объясняется тем, что глагол предполагает изначальное существование множества, и всякий, как и какой бы то ни было, выражает идею разнообразия элементов этого множества. Допустимость какой-либо в группе 1 была обусловлена компонентом «несуществование», которого у глаголов группы 2 нет.

Примеры предикатов группы 1 (в квадратных скобках указано возможное или невозможное синонимичное всякий и все).

Х отсутствует (в одном из контекстов) = ‘Х не существует’:

(29) Направление сетевых изданий зачастую почти неуловимо, ... отсутствует какая бы то ни было / какая-либо [всякая — в значении ‘даже малейшая’] внутренняя цензура. [А. Краевский. Журналы и поклонники (2003)]

Х лишен Р = ‘<стало> у Х-а не существует Р’:

(30) У Сергея Михайловича случился инфаркт, а после выхода из больницы он был лишен каких бы то ни было / каких-либо [*всяких] средств к существованию. [Э. Рязанов. Подведенные итоги (2000)]

(31) На самом деле нынешний мир под управлением США абсолютно лишен каких бы то ни было / каких-либо [*всяких] моральных предрассудков. [«Спецназ России» (2003)]

[показать примечание]

Есть такие употребления слов отсутствовать, лишен, где они не выражают несуществования множества; например: Он лишен всех <своих> орденов. Они относятся к группе 2.

Х отрицает Р = ‘Х говорит, что не существует <каких-либо> Р’:

(32) Естественно, коммерсанты категорически отрицают какую бы то ни было / какую-либо [всякую в значении ‘даже малейшую’] связь между двумя фирмами. [«Бизнес-журнал» (2004)]

(33) Но Александр Борисович отрицает какие бы то ни было / какие-либо [*всякие, *все] мстительные мотивы в своем выборе. [А. Беляков. Алка, Аллочка, Алла Борисовна (1998)]

(34) Он отрицает существование каких бы то ни было / каких-либо [*всяких, *всех] планов на этот счет.

(35) Тогда руководители NASA также сначала отрицали наличие каких бы то ни было / каких-либо [*всяких, *всех] серьезных технологических проблем. [«Известия» (2003)]

В (32), (33) идея ‘существование, наличие’ входит в толкование глагола, а в (34), (35) она дублируется на синтаксическом уровне.

Х исключает Р = ‘Х не допускает существования Р’:

(36) Сознание обывателя <...> исключает какую бы то ни было / какую-либо симпатию к олигархам вообще и к Михаилу Ходорковскому в частности [всякую означает степень: ‘даже малейшую’ — поскольку не существует множества разнообразных симпатий]. [«Неприкосновенный запас» (2003)]

Х воздерживается от Р = ‘Х прилагает усилия к тому, чтобы не делать Р’:

(37) Я предпочитаю воздерживаться от какого бы то ни было / какого-либо [всякого означает степень: ‘даже малейшего’] вмешательства.

(38) Он воздержался от каких бы то ни было / каких-либо [*всяких] комментариев.

Итак, при глаголах группы 1 допустимость какой-либо и какой бы то ни было с экзистенциальной интерпретацией основана на том, что отрицание существования входит в толкование глагола.

В контексте глаголов группы 1 может быть употреблено всякий. Значение слова всякий чувствительно к грамматическому числу имени. В [НОСС 2004] толкование всякий дается для множественного числа: всякие Х-ы = ‘все или многие, о множестве объектов (Х-ов), обладающих разнообразными свойствами’, ср. Он видал всякие виды = ‘разнообразные’ (см. об этом также [Bronnikov 2006]). В контексте несуществования множества пресуппозиция разнообразия элементов в этом множестве неуместна. Поэтому стилистически небрежными кажутся примеры (39), (40):

(39) На правой ладони отсутствовали всякие признаки ожога. [Л. Юзефович. Дом свиданий (2001)]

(40) Но демократы в лице Егора Гайдара выступили со своим вариантом кодекса, где отсутствовали всякие ограничения и контроль за использованием земли. [«Московский комсомолец» (2003)]

[показать примечание]

В Корпусе, однако, такие примеры встречаются, см. (39), (40) выше и Таблицу 1. Более того, для некоторых предикатов группы 1 их процент достаточно значителен, для остальных же ожидаемо низок.

Таблица 1. Местоимение всякий / всякие в контексте предикатов отрицания существования (Основной корпус)

всякий — ед.ч.

всякие — мн.ч.

%мн.ч.

отрицать

108

8

6,9%

исключать

140

12

7,9%

лишен(ный)

624

122

16,4%

отсутствовать

16

7

30,4%

воздержаться / воздерживаться от

35

26

42,6%

Так что какие бы то ни было, которое выражает идею о том, что свойства элементов множества, несуществующего, несущественны, более уместно, чем всякие с идеей возможного разнообразия этих свойств.

Для единственного числа толкование иное. При абстрактном имени всякий в единственном числе выражает в отрицательном контексте минимальную точку на шкале степени; так, в контексте примера (32) всякая связь означает ‘даже малейшая связь’. Еще примеры:

(41) В них отсутствует всякий намек на романтизм. [«Семейный доктор» (2002)]

(42) Отсутствовало всякое желание этим заниматься. [«Нева» (2004)]

Примыкают к глаголам группы 1 «отрицательные предлоги» — без, против; в стороне от, вне. В контексте «отрицательных» предлогов возможны какой бы то ни было и какой-либо, а также всякий в значении в значении минимальной степени (‘даже малейший’):

(43) Это движение, оно началось как-то самопроизвольно, почти стихийно, снизу, без какого бы то ни было [= безкакого-либо, без всякого] давления со стороны администрации [И. В. Сталин. Речь на Первом Всесоюзном совещании стахановцев (1935)]

В контексте примера (43), компонент ‘разнообразие свойств’ в семантике всякие подавляется — возникает значение минимальной степени. Однако в (44), (45) всякий употреблено в своем исходном значении — допускается существование разных поспешных действий и разных философий:

(44) Мы были категорически против каких бы то ни было поспешных действий [каких-либо, всяких; возможно также любых, поскольку речь идет о действиях в будущем].

(45) Эмпирическая психология ... должна быть вне какой бы то ни было [вне какой-либо, вне всякой] философии [«Вопросы психологии» (2004)]

Примеры предикатов группы 2, которые допускают местоимения на бы то ни было, но не допускают местоимений на -либо (возможно всякий, все):

(46) Немедленно прекратите какие бы то ни было [*какие-либо, OKвсякие] поисковые работы!

(47) Запрещаются какие бы то ни было [*какие-либо, OKвсе] компьютерные игры.

(48) Отменены какие бы то ни было [*какие-либо, OKвсе] телесные наказания.

(49) <...> образованцы, отвергавшие какие бы то ни было [*какие-либо, OKвсякие] традиции [«Спецназ России» (2003)]

(50) Его принцип отвергает какое бы то ни было [*какое-либо, OKвсякое] облучение мозга... [«Знание — сила» (2003)]

(51) Он говорил об упразднении каких бы то ни было [*каких-либо, OKвсяких / OKвсех] званий.

(52) В своих идеях и принципах он остался примером человека, противостоящего какому бы то ни было [*какому-либо, OKвсякому] подавлению большинством... [«Знание — сила» (2003)]

(53) <...> все видели желание власти уйти от какой бы то ни было [*от какой-либо, OKот всякой] ответственности... [«Знание — сила» (2003)]

(54) <...> чтобы в будущем быть избавленным от каких бы то ни было [*каких-либо, OKвсяких] «дилемм».

В группе 2, как и в группе 1, всякий имеет значение минимальной степени в контексте имен с абстрактным значением:

(55) Когда отец Мухина после речи пополнился на сто пятьдесят граммов водки, то утратил какой бы то ни было [*какой-либо; всякий = ‘даже малейший’] интерес к происходящему. [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]

(56) <...> нетерпимое отношение к генетически модифицированному продовольствию может привести к тому, что Европа потеряет какое бы то ни было [*какое-либо, OKвсякое] влияние в этой сфере, а правила игры будут определять США и страны Азии. [«Эксперт» (2004)]

(57) <...> отнял какую бы то ни было [*какую-либо, OKвсякую] способность к сопротивлению.

Если множество мыслится как открытое для пополнения, возможно любой:

(58) Говоря, например, о картине Александра Иванова «Явление Христа народу», он восхищается ею прежде всего как народной картиной ..., начисто отвергая какие бы то ни было [*какие-либо, OKлюбые] мистико-религиозные ее толкования. [К. И. Чуковский. Репин — писатель (1930-1950)]

При глаголе отказаться именная группа может иметь презумпцию изначального существования множества, как в примере (59а); тогда отказаться принадлежит к группе 2; а может не иметь, как в (59б); тогда отказаться принадлежит к группе 1:

(59) а. Он отказывался от каких бы то ни было [*каких-либо, OKвсех] предложений;

б. Он отказался от какой бы то ни было [OKот какой-либо, OKот всякой] помощи.

Пример (60), где какой бы то ни было взаимозаменимо с любой, но не с все, демонстрирует отличие все, которое несет презумпцию существования, от какой бы то ни было и любой, которые не несут этой презумпции (см. [Падучева 1989]):

(60) Кстати, не случайно первым указом преемника было освобождение Ельцина и его семьи от ответственности за какие бы то ни было [*какие-либо, OKлюбые] преступления, совершенные в бытность на посту президента. [«Совершенно секретно» (2003)]

Если предикат с внутрисловным отрицанием находится не в той же предикации, что кванторное слово, а в вышестоящей, то в контексте тех же глаголов группы 2 какой бы то ни было всегда взаимозаменимо с какой-либо, а всякий, все, наоборот, невозможны — инфинитив выражает ирреальную ситуацию, и презумпции существования множества больше нет:

(61) <...> категорически запрещалосьвступать с ними в какие бы то ни было [OKкакие-либо, *всякие, *все] разговоры. [«Совершенно секретно» (2003)]

(62) <...> мысли отказываютсяостановиться на каком бы то ни было [OKкаком-либо, *всяком] предмете. [Л. Н. Толстой. Отрочество (1854)]

(63) <...> ум мой бессознательно отказывалсявыводить какие бы то ни было [OKкакие-либо, *всякие] заключения из того, что я видел. [Л. Н. Толстой. Отрочество (1854)]

(64) <...> Павел Алексеевич уже перестал ждать какого бы то ни было [OKкакого-либо, *всякого] ответа. [Л. Улицкая. Казус Кукоцкого (2000)]

(65) Главный принцип вашей студии ― избегать прямого цитирования какого бы то ни было [OKкакого-либо, *всякого] стиля [«Мир & Дом. City» (2003)]

(66) Она передумалазадавать им какие бы то ни было [OKкакие-либо, *всякие] вопросы.

(67) Сомневаюсь, что она знает какие бы то ни было [OKкакие-либо, *всякие; все возможно, но не синонимично с какие бы то ни было] детали.

То же в контексте кратких прилагательных и предикативов, подчиняющих инфинитив или отглагольное имя с внутрисловным отрицанием:

(68) Выстраивать на столь дрянном фундаменте какие бы то ни было [OKкакие-либо, *всякие] имперские конструкции крайне опрометчиво <т.е. ‘не стоит’>. [«Лебедь» (2003)]

(69) Одним словом, мне невыразимо тяжело было иметь с ним какие бы то ни было [OKкакие-либо, *всякие] отношения [Л. Н. Толстой. Отрочество (1854)] — NB невозможность заменить в этом примере слово тяжело, с внутрисловным отрицанием, на легко

(70) Мне стыдно было напрашиваться на какое бы то ни было [OKкакое-либо = ‘даже малейшее’] внимание к себе после более чем двух десятилетий молчания. [А. Мильчин. В лаборатории редактора Лидии Чуковской (2001)]

Если отрицание в подчиняющей предикации не порождает нереальности ситуации, обозначенной инфинитивом, и несуществование множества, то все возможно, а местоимения ОП, естественно, исключены:

(71) Детям запрещаетсяпосещать все мероприятия, проводимые после 22 часов.

Итак, в контексте прямого внутрисловного отрицания набор возможных местоимений и их интерпретация определяются семантикой глагола.

— Есть глаголы типа отсутствовать, с семантикой отрицания существования, где возможны оба типа местоимений ОП, выражающих экзистенциальную квантификацию, но не всякий, выражающее универсальную.

— Есть глаголы типа прекратить, с презумпцией изначального существования множества, которое впоследствии перестало существовать, где местоимения на бы то ни было выражают универсальную квантификацию и синонимичны всякий / все, а местоимения на -либо невозможны.

В контексте внутрисловного отрицания в подчиняющей предикации возможны оба местоимения ОП, и оба выражают экзистенциальную квантификацию.

Выбор между местоимением ОП и отрицательным может зависеть от синтаксиса. Так, в (72а) отрицание входит в состав имени и является внутрисловным, отсюда местоимение ОП — на -либо или на бы то ни было; а в (72б) отрицание контрадикторное (т.е., фактически, автономное), и предпочтительно отрицательное местоимение:

(72) а. Налицо неподвластность человеческого тела каким бы то ни было / каким-либо манипуляциям;

б. Человеческое тело неподвластно никаким манипуляциям.

3.1.3. Экскурс в логику

Возникает вопрос, почему местоимения на бы то ни было выражают в одних контекстах экзистенциальную квантификацию, а в других — универсальную (см. п.2). Так, предложения (73а—в) значат приблизительно одно и то же:

(73) а. Я воздержался от каких бы то ни было комментариев;

б. Я воздержался от каких-либо комментариев;

в. Я воздержался от всяких комментариев.

Объясняет эту квазисинонимию логическая эквивалентность:

(74) ¬∃х P(x) ≡ ∀x ¬P(x).

Предложение (73б), с какой-либо, соответствует формуле ¬∃х P(x): отрицание в составе лексемы Р подчиняет квантор ∃, выражаемый местоимением какой-либо в составе подчиненной этому глаголу именной группы (= ‘не сделал никаких комментариев’). А предложение (73в), с местоимением всякий, соответствует формуле ∀x ¬P(x): квантор логически выше отрицания в составе лексемы Р: от всяких комментариев я воздержался (= ‘не дал их’).

Какой из формул соответствует предложение (73а) с какой бы то ни было? Если принять, что оно соответствует формуле ¬∃х P(x), то местоимения на бы то ни было — это нереферентные местоимения с отрицательной полярностью, которые уместны в контексте семантически подчиняющего отрицания. В самом деле, местоимения на бы то ни было в большей части отрицательных контекстов сходны с местоимениями на -либо — которые не могут трактоваться иначе, как местоимения ОП.

Есть, однако, определенный резон в том, чтобы признать предложение (73а) соответствующим формуле «x ¬P(x) и интерпретировать какой бы то ни было как местоимение всеобщности, модифицированное контекстом отрицания. В самом деле, какой бы то ни было семантически похоже именно на потенциально ударное всякий, с его идеей разнообразия свойств у элементов множества, а не на безударное какой-либо, принципиально лишенное этой идеи.

При такой трактовке местоимения на бы то ни было имеют одно и то же значение в контексте автономного отрицания, как в (14)—(16) п.3.1.1, где они синонимичны никакой, и в контексте внутрисловного отрицания глаголов типа прекратить, как в примерах (46)—(58), где они синонимичны всякий. Однако объединение местоимений на -либо и бы то ни было в класс ОП имеет целый ряд преимуществ, и неполное тождество отрицательных контекстов, лицензирующих местоимения на -либо и бы то ни было, не может служить контраргументом.

В примере (73б) у местоимения какой-либо неутвердительный контекст, оно находится в сфере действия отрицания, а у всякий в (73в) — утвердительный, местоимение имеет максимально широкую сферу действия.

3.2. Неотрицательные контексты

Главная загадка, которая касается всех единиц с отрицательной полярностью во всех языках, состоит в том, что они употребляются не только в отрицательных контекстах. В рамках формальной (т.е. теоретико-модельной) семантики долгое время исследовалась возможность связать набор контекстов, допускающих NPI, с понятием downward entailment, см. [Ladusaw 1980] (описание и отчасти дискредитация этой техники содержится в [Богуславский 2001]), а именно, с необычным направлением следования — от более слабого утверждения к более сильному. Позднее в работах [Zwarts 1995] и [Giannakidou 1998] возникает другая идея: условием, лицензирующим NPI, является контекст неверидиктальности, т.е. безразличия к истинности. Эта идея кажется более привлекательной, поскольку согласно изначальным представлениям местоимения отрицательной полярности, как и местоимения на -нибудь, нереферентные (см. п.1).

Определение неверидиктальности рассматривает контекст как пропозициональный оператор. Пропозициональный оператор (или контекст) F является для пропозиции p веридиктальным, если и только если F(p) имеет следствием или пресуппозицией p; в противном случае оператор (или контекст) F является неверидиктальным. Например, контекст Возможно, Маша вернулась является неверидиктальным для пропозиции ‘Маша вернулась’. Контекст, где пропозиция не входит в сферу действия никакого подчиняющего оператора, является, естественно, веридиктальным.

Согласно этому определению, неверидиктальность — это приблизительно то же, что снятая утвердительность по У. Вейнрейху [Weinreich 1963/1970: 173] — понятие, которое широко используется в отечественной лингвистике, см. [Падучева 1985]; [Падучева 2004]; [Падучева 2013]; в [Богуславский 2001]; [Богуславский 2008]; [Борщев и др. 2008]; [Добровольский 2011] и др.

Исследование показало, однако, что неверидиктальность — она же снятая утвердительность — это контекст для местоимений на -нибудь. Лицензирующие их контексты подробно описаны в статье Местоимения на -нибудь. Из всех мыслимых неверидиктальных контекстов местоимения на -нибудь невозможны только в контексте предикатов неуверенного восприятия (например, кажется) и речи (например, говорят), а также в контексте прямого отрицания. Между тем контексты местоимений ОП составляют от множества неверидиктальных контекстов лишь небольшую часть.

Ниже приведен краткий перечень контекстов, лицензирующих -нибудь.

1. Отрицание — только в вышестоящей предикации (Не думаю, чтобы он что-нибудь сделал).

2. Сопредикатная ИГ с квантором общности (Каждый что-нибудь принес).

3. Узуальность и многократность (Она всегда чем-нибудь недовольна).

4а. Условие (не верь, если кто-нибудь скажет другое); ограничитель в составе ИГ с универсальной квантификацией — это скрытое условие; целевой оборот (спустилась в буфет, чтобы что-нибудь перекусить).

4б. Обусловленность (Если Катя дома, в холодильнике уже что-нибудь есть).

5. Вопрос, общий и частный (Ты ел что-нибудь?).

6. Дизъюнкция, т.е. разделительные союзы или и либо...либо (Коля или кто-нибудь из его друзей оставил на подоконнике часы).

7. Модальности возможность и необходимость (Она могла что-нибудь напутать; Надо ей чем-нибудь помочь).

8. Грамматическое будущее время (Мы что-нибудь придумаем).

9. Установки, касающиеся будущего: желание, просьба, предложение, в том числе — выраженные формой императива; разрешение, согласие, уступка, готовность (Дай что-нибудь почитать!).

10. Сомнение, предположительность, нереальность и просто мнение; сослагательное наклонение, которое выражает нереальность (Сомневаюсь, что он что-нибудь сделает).

11. Сравнение (Я знаю о вас больше, чем кто-нибудь).

Из всех этих контекстов местоимения ОП допустимы только в контексте 1 — Отрицание (в том числе — прямое и внутрисловное), 4а — Условие, 5 — Вопрос, 11 — Сравнение.

О местоимениях ОП в отрицательных контекстах шла речь в п.3.1. Теперь о неотрицательных контекстах.

3.2.1. Контекст условия и близкие к условному контексты

Тут имеется в виду несколько разных конструкций.

а) Контекст придаточного условного:

(75) В случае, если возникнут какие бы то ни было / какие-либо экономические проблемы, виноват будет Кудрин. [«Еженедельный журнал» (2003)]

б) Контекст деепричастного оборота может лицензировать ОП (при наличии модальности или узуальности):

(76) Решая какую бы то ни было / какую-либо частную задачу, надо думать о языке в целом.

в) Целевой оборот по набору допустимых местоимений может быть подобен условному (тоже при наличии модальности или узуальности):

(77) Чтобы требовать от людей неукоснительного соблюдения каких бы то ни было / каких-либо правил, нужно создать условия для их выполнения.

г) Определение в составе ИГ с универсальной квантификацией — это скрытое условие, так что ОП допустимы здесь так же, как в контексте условия (и имеют значение ‘какой-нибудь’):

(78) Я всю косметику с каким бы то ни было ароматом [= ‘имеющую какой бы то ни было аромат’] убрала. [Красота, здоровье, отдых: Косметика и парфюм (форум) (2004)]

д) В примере (79) местоимение на бы то ни было находится в контексте определения к ИГ в общеродовом значении — что близко к универсальной квантификации, т.е. к контексту условия (там, где " везде, где). А в (80), где нет всеобщности, местоимению на бы то ни было не обеспечен нужный ему неверидиктальный контекст, и сейчас так сказать нельзя (лучше сказать вследствиетех или иных причин):

(79) Там, где эти силы вследствие каких бы то ни было причин остаются в стороне, <...> там все санитарные учреждения государства обречены на бездеятельность. [Ф. Ф. Эрисман. Общественная гигиена (1871-1908)]

(80) ... в нашем обществе, вследствие каких бы то ни было причин, обострилось внимание к изобилию молодых девушек, идущих путем, делающим бесчестие их полу. [Н.С. Лесков. Пагубники (1885)]

Еще один пример употребления местоимения на бы то ни было в общеродовом значении:

(81) Передо мною никто не виноват; неблагодарен и несправедлив будет тот, кто попрекнет мною кого-либо в каком бы то ни было отношении. [Н. В. Гоголь. Выбранные места из переписки с друзьями (1843-1847)]

3.2.2. Контекст вопроса

Местоимения ОП употребляются также в контексте вопроса разных типов:

(82) Задавал ли он тебе какие бы то ни было / какие-либо каверзные вопросы?

(83) Часто ли вы испытываете чувство острой неприязни к кому-либо? [«Студенческий меридиан» (1985)] (возможно ... неприязни к кому бы то ни было).

(84) Кто принимал какое бы то ни было / какое-либо участие в создании этой книги?

3.2.3. Контекст сравнения

В контексте сравнения возможны и местоимения ОП, и местоимение любой: причем любой предпочтительно, см. (87):

(85) Это, оказывается, в Канаде больше социализма, чем где-либо в мире. [В. Быков, О. Деркач. Книга века (2000)]

(86) Речь идет о человеке, который погубил больше наших соотечественников, чем кто бы то ни было в многовековой и непростой истории России. [Е. Гайдар. Гибель империи (2006)]

(87) Когда что-то не получилось, критикуешь себя жестче, чем любой [?какой бы то ни было, ?какой-либо] критик. [Ю. Башмет. Вокзал мечты (2003)]

[показать примечание]

Что касается разницы между бы то ни было и -либо в контексте сравнения, то корпусные данные в целом не подтверждают кажущейся маргинальности местоимений на -либо в этом контексте, см. Таблицу 2: такие употребления встречаются в Корпусе, хотя для -либо действительно составляют меньший процент от общего числа употреблений, чем для бы то ни было (однако для обоих местоимений ОП он несопоставимо выше, чем для местоимения на -нибудь, данные по которому приведены для сравнения). Из той же таблицы видно, что выделенным контекст сравнения является для местоименных наречий (чем когда-либобы то ни было, чем где-либобы то ни было): для них он составляет существенно больший процент от общего числа употреблений, чем для субстантивных местоимений (для -нибудь подобной разницы не наблюдается). Это можно объяснить тем фактом, что для упомянутого выше местоимения любой, любой другой нет соответствующего прямого наречного коррелята и местоимения ОП отчасти принимают на себя его функции в обстоятельственной позиции.

Таблица 2. Процент употреблений в контексте сравнения от всех употреблений соотвествующего местоимения: -либобы то ни было, -нибудь[1]

-либо

бы то ни было

-нибудь

где

19,19%(119)

28,28%(69)

0,55%(44)

когда

17,06%(416)

50,86%(59)

1,58%(156)

кто

3,75%(3)

5,06%(50)

0,19%(40)

что

0,08%(5)

1,16%(9)

0

Подробнее о контексте сравнения, не во всем схожем с прототипическими контекстами ОП, см. в статье Местоимения на -нибудь.

3.3. Кажущиеся контрпримеры

Может возникнуть сомнение в том, что местоимения ОП допустимы только в неверидиктальных контекстах. Так, в примере (88), по мотивам [Giannakidou 2006], уместность какой бы то ни было вызывает удивление, поскольку контекст пропозиционального актанта фактивного глагола, по определению, веридиктальный — из F(p) следует p:

(88) Он сожалеет, что принимал от нее какие бы то ни было подарки.

Можно думать, в (88) какой бы то ни было лицензируется следующей импликатурой (отрицательной): из сожалеет, что принимал следует ‘лучше бы не принимал’. Создает ли такая импликатура неверидиктальный контекст — это вопрос.

В примере (89) (на базе [Giannakidou 2006], со ссылкой на [Linebarger 1987]) тоже какой бы то ни было употребляется в веридиктальном контексте:

(89) Он был до смерти рад, что мы достали ему какой бы то ни было билет.

Этому примеру можно предложить следующее объяснение. Прежде всего, заметим, что пропозиция ‘мы достали ему какой бы то ни было билет’ не может быть употреблена как самостоятельное утверждение:

(90) *Мы достали ему какой бы то ни было билет.

А в (89) дело в том, что какой бы то ни было (но не какой-либо) может иметь, наряду со своим собственным значением, уступительное значение ‘хоть какой-то’, т.е. обозначать минимальную точку шкалы. И именно в этом значении какой бы то ни было употребляется в примере (89). Это значение выражается также оборотом какой ни на есть, и фраза (91) нормальна:

(91) Мы достали ему какой ни на есть билет.

Очевидно, значение ‘хоть какой-то’, для какой ни на есть обычное, для какой бы то ни было является форсированным: оно вынуждается контекстом подчиняющего предиката пропозициональной установки и вне этого контекста не существует. А в таком случае пример (89) не противоречит выводу о том, что какой бы то ни было требует неверидиктального контекста: этот оборот употребляется в (89) в другом значении. Кстати, в (89) какой бы то ни было нельзя заменить на какой-либо — которое не имеет значения ‘хоть какой-то’ ни в каком контексте.

Аналогичное объяснение для примера (92) (по мотивам [Giannakidou 2006]):

(92) Я удивился, что у Зины есть какие бы то ни было друзья [= ‘хоть какие-то друзья’].

4 Местоимения отрицательной полярности и отрицание

Самым мощным лицензором для местоимений ОП является отрицание. В том числе — разного рода имплицитное отрицание. В примерах (93)—(95) местоимение ОП обусловлено имплицитным отрицанием в составе значения слова. Когда встречаются внутрисловное и автономное отрицание, действует закон снятия двойного отрицания, что делает употребление местоимения ОП невозможным.

(93) а. Он врет, что читал что-либо / что бы то ни было;

б. Он не врет, что читал *что-либо / *что бы то ни было.

(94) а. Это конец какой бы то ни было свободной экономике;

б. *Это начало какой бы то ни было свободной экономики.

(95) а. Разговоры с заключенными, а тем более передача им каких бы то ни было сведений, сурово караются годами дисциплинарного батальона.

б. *На этом этапе допускаются разговоры с заключенными, а также передача им каких бы то ни было вещей.

Достаточным контекстом для местоимения ОП является отрицание, входящее в семантику частицы только:

(96) а. Только Петя понял что бы то ни было в этом докладе.

б. *Петя понял что бы то ни было в этом докладе.

Или отрицание в семантике конструкции слишком... чтобы:

(97) Я слишком устал, чтобы спорить с кем бы то ни было É ‘не стану спорить’.

Отрицание в составе вопроса дает вопросительное предположение, иначе — неуверенное утверждение [Падучева 1985: 212]; это веридиктальный контекст, который исключает местоимения ОП, см. (98б):

(98) а. Задавал ли он тебе какие-нибудь / какие бы то ни было вопросы?

б. Не задавал ли он тебе каких-нибудь / *каких бы то ни было вопросов?

Подразумеваемым отрицанием можно объяснить допустимость местоимений на бы то ни было в контексте числовых кванторов. Так, ровно три имеет импликатуру ‘не более трех’, отсюда допустимость местоимения ОП (такое решение предлагается в [Giannakidou 1999]):

(99) Ровно три человека видели что бы то ни было.

В (100) имплицитное отрицание тем более очевидно:

(100) Самое большее три человека видели что бы то ни было = ‘не более трех’.

В [Paperno 2012] про примеры (101а) и (101б) утверждается, что в них -либо лицензируется контекстом downward entailment. На самом деле, в (101а) лицензирующим фактором является автономное отрицание, ср. (101а’), а в (101б) — внутрисловное отрицание, ср. (101б’).

(101) а. Не более двух учеников видели на прогулке каких-либо птиц;

а’. *Более двух учеников видели на прогулке каких-либо птиц.

б. Меньше половины здешних студентов когда-либо были в Пинске;

б’. *Больше половины здешних студентов когда-либо были в Пинске.

В примерах (102а), (102б) местоимения ОП неуместны, поскольку отрицание на семантическом уровне отсутствует — по крайней мере три = ‘три или больше’; не менее двух = ‘два или больше’:

(102) а. *По крайней мере три человека видели что бы то ни было;

б. *Не менее двух учеников видели на прогулке каких-либо птиц / каких бы то ни было птиц.

___

Итак, общей семантики для всех контекстов, лицензирующих русские местоимения отрицательной полярности, найти не удается. Существенно, что наборы контекстов, лицензирующих местоимения ОП и отрицательные, в разных языках разные. В частности, правила выбора между местоимениями ОП и отрицательными разные в разных языках. Так, в русском может быть местоимение ОП там, где во французском отрицательное:

(103) У него не было никаких причин что-либо менять — Il n’y avait aucune raison de rien changer;

(104) ... внимательнее, чем когда-либо прежде — avec plus d’attention qu’il avait jamais fait.

В (105) когда-либо нельзя заменить на никогда, хотя во французском переводе следует употребить jamais (примеры из [Veyrenc 1964]).

(105) Неизвестно, была ли эта повесть когда-либо (*никогда) закончена.

Это значит, что круг контекстов, допускающих местоимения ОП, имеет не чисто семантическую основу. Несомненна только близость этих контекстов (например, условия и вопроса) к контексту отрицания.

То, что местоимения на бы ни в составе обобщенно-уступительной конструкции выражают всеобщность, объясняет синонимию вводных оборотов как бы то ни было и в любом случае. Причем в любом случае ¹ во всяком случае.

5 Статистика

В Таблице 3 приведены данные по встречаемости в Основном корпусе местоимений ОП разных частеречных классов. Для сравнения приводятся также аналогичные данные по семантически близким местоимениям на -нибудь.

Из таблицы видна общая частотная разница в употреблении местоимений на -либо и на бы то ни было: местоимения на -либо существенно частотнее. Особняком стоит низкочастотное местоимение кто-либо, обсуждавшееся выше (см. п.2).

По сравнению с местоимениями на -нибудь, для местоимений ОП наблюдается более высокий процент употребления местоимений-прилагательных (какой-либо, какой бы то ни было) от общего числа употреблений.

Таблица 3. Местоимения ОП и местоимения на -нибудь: частотное распределение по лексемам и частям речи (Основной корпус)[2]

-либо

%

бы то ни было

%

-нибудь

%

кто

80

0,003061967

989

0,172811

20613

0,14344268

что

6100

0,233474949

774

0,135244

38463

0,26765807

какой

15513

0,593753588

3317

0,579591

49708

0,345910287

чей

426

0,016304972

149

0,026035

979

0,00681271

сколько

0

0

2

0,000349

3503

0,024376835

где

620

0,023730241

244

0,042635

7973

0,055482874

куда

210

0,008037662

92

0,016075

4557

0,031711458

откуда

11

0,00042102

13

0,002272

289

0,002011106

когда

2439

0,093351705

116

0,020269

9855

0,068579421

почему

477

0,018256976

21

0,003669

198

0,001377851

отчего

2

7,65492E-05

2

0,000349

4

2,78354E-05

зачем

1

3,82746E-05

1

0,000175

43

0,00029923

как

120

0,00459295

?

?

7195

0,050068893

сущ.

6180

0,236536916

1763

0,308055

59076

0,41110075

прил.

15939

0,61005856

3466

0,605626

50687

0,352722996

нареч.

3880

0,148505378

489

0,085445

30114

0,20955867

всего

26127

5723

143702

Таблица 4 показывает употребительность местоимений ОП в текстах разных жанров и стилей. Наименее частотны они в подкорпусе Устной непубличной речи, наиболее — в текстах официально-делового стиля, посередине — письменные художественные тексты. Для местоимений на -либо отчетливо видно, что это разница между стилями, а не между устным и письменным модусом: в целом по Устному корпусу частотность примерно такая же, как в для письменных Художественных текстов. Можно предположить, что употребительность местоимений ОП в официально-деловых текстах связана не только / не столько со «стилистической маркированностью» самих лексем, сколько с тем, что контексты ОП сами по себе более частотны в этом типе текстов.

Таблица 4. Местоимения ОП: частотность в текстах разных жанров и стилей, ipm

-либо

бы то ни было

всего ОП

Основной корпус

113,611

24,886

138,4971

Устная непубличная речь

9,93736

2,29324

12,23059

Устный корпус

57,27372824

8,018322

65,29205

Художественные тексты

58,7423

17,4557

76,19793

Официально-деловые тексты

166,126

29,0338

195,1594

6 Библиография

  • Богуславский И.М. Модальность, сравнительность и отрицание // Русский язык в научном освещении, 1. 2001.
  • Богуславский И.М. Между истиной и ложью: адвербиалы в контексте снятой утвердительности // Логический анализ языка: между ложью и фантазией. М.: Индрик. 2008. С. 67–277.
  • Борщев В.Б., Парти Б., Тестелец Я.Г., Янович И.С. Русский родительный падеж: референтность и семантические типы //Объектный генитив при отрицании в русском языке. Исследования по теории грамматики. Вып. 5. М.: Пробел-2000. 2008. С. 148–175.
  • Грамматика 1980 — Шведова Н. Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980.
  • Добровольский Д.О. Сопоставительная фразеология: межъязыковая эквивалентность и проблемы перевода идиом // Русский язык в научном освещении, 2(22). 2011. С. 219–246.
  • Никунласси А. Приместоименно-относительные конструкции в современном русском языке. Helsinki. 2008.
  • НОСС 2004 — Новый объяснительный словарь синонимов. Москва-Вена. 2004.
  • Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М.: Наука. 1985. (Издание 6-е, испр. — М.: Изд-во ЛКИ. 2010). http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/paducheva1985.pdf
  • Падучева Е.В. Идея всеобщности в логике и в естественном языке // Вопросы языкознания, 2. 1989. С. 15–25.
  • Падучева Е.В. Динамические модели в семантике лексики. М.: ЯСК. 2004. http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/PaduDinamMod2004.pdf
  • Падучева Е.В. Русское отрицательное предложение. М.: ЯСК. 2013.
  • Bronnikov G. The Russian vsjakij // Lavine J. et al. (Eds) Formal Approaches to Slavic Linguistics, 14: The Princeton Meeting. Ann Arbor, MI: Michigan Slavic Publications. 2006. P. 66–82.
  • Dahl Ö. Some notes on indefinites // Language, 46. 1970. P. 31–41.
  • Giannakidou A. Polarity sensitivity as (non)veridical dependency. Amsterdam: John Benjamins. 1998.
  • Giannakidou A. Affective dependencies // Linguistics and Philosophy, 22(4). 1999. P. 367–421.
  • Giannakidou A. Only, emotive factive verbs, and the dual nature of polarity dependency // Language, 82. 2006. P. 575–603.
  • Giannakidou A. Positive polarity items and negative polarity items: variation, licensing, and compositionality. Semantics: An International Handbook of Natural Language Meaning. Berlin: Mouton de Gruyter, 2011. P. 1660–1712.
  • Haspelmath M. Indefinite Pronouns. Oxford: Clarendon Press. 1997.
  • Horn L.R. A Natural History of Negation. Chicago: The University of Chicago Press. 1989.
  • Ladusaw W.A. Polarity Sensitivity as Inherent Scope Relations, Ph.D. dissertation, published by New York: Garland Publishing. 1980.
  • Linebarger M.C. Negative Polarity and Grammatical Representation // Linguistics and Philosophy, 10. 1987. P. 325–387.
  • Paperno D. Quantification in Standard Russian // Handbook of Quantifiers in Natural Language Series: Studies in Linguistics and Philosophy, 90. 2012.
  • Pereltswaig A. Monotonicity-based vs. veridicality-based approaches to negative polarity: evidence from Russian // King T.H., Sekerina I.A. (Eds) Formal Approaches to Slavic Linguistics: The Philadelphia Meeting 1999. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications. 2000. P. 328–346.
  • Veyrenc J. Kto-nibud’ et kto-libo formes concurentes? // Revue des études Slaves, 40. 1964. P. 224–33.
  • Weinreich U. On the Semantic Structure of Language // Greenberg J. (Ed.) Universals of Language. Cambridge (Mass.): MIT Press. 1963. P. 114–171 (Русский перевод: Вейнрейх У. О семантической структуре языка // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. V. Языковые универсалии. М.: Прогресс. 1970. С. 163–249.
  • Zwarts F. Nonveridical Contexts // Linguistic Analysis, 25. 1995. P. 286–312.

7 Основная литература

  • Богуславский И.М. Модальность, сравнительность и отрицание // Русский язык в научном освещении, 1. 2001.
  • Падучева Е.В. Имплицитное отрицание и местоимения с отрицательной поляризацией. Вопросы языкознания, 1. 2011. С. 3–18. http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/vnutrilex_neg-VJa.pdf
  • Giannakidou A. Polarity sensitivity as (non)veridical dependency. Amsterdam: John Benjamins. 1998.
  • Giannakidou A. Positive polarity items and negative polarity items: variation, licensing, and compositionality. Semantics: An International Handbook of Natural Language Meaning. Berlin: Mouton de Gruyter, 2011. P. 1660–1712.
  • Haspelmath M. Indefinite Pronouns. Oxford: Clarendon Press. 1997.
  • Ladusaw W.A. Polarity Sensitivity as Inherent Scope Relations, Ph.D. dissertation, published by New York: Garland Publishing. 1980.
  • Linebarger M.C. Negative Polarity and Grammatical Representation // Linguistics and Philosophy, 10. 1987. P. 325–387.
  • Pereltswaig A. Monotonicity-based vs. veridicality-based approaches to negative polarity: evidence from Russian // King T.H., Sekerina I.A. (Eds) Formal Approaches to Slavic Linguistics: The Philadelphia Meeting 1999. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications. 2000. P. 328–346.
  • Veyrenc J. Kto-nibud’ et kto-libo formes concurentes? // Revue des études Slaves, 40. 1964. P. 224–33.
  • Zwarts F. Nonveridical Contexts // Linguistic Analysis, 25. 1995. P. 286–312.


[1] В таблице учитывались только контексты «чем + местоимение + знак препинания».

[2] Из этой и следующей таблицы исключены употребления выражения как бы то ни было, очень частотного и встречающегося при этом в основном в функции предикативного оборота, а не местоимения ОП.