Нереферентные местоимения на -нибудь

Е.В. Падучева, 2015

Местоимения на -нибудь – это подкласс неопределенных местоимений. Они выражают экзистенциальную квантификацию, т.е. позволяют упоминать объект из того или иного класса (множества), не индивидуализируя его – не устанавливая референции к объекту. В отличие от других экзистенциальных местоимений (некоторые, один), местоимения на -нибудь употребляются только в контексте снятой утвердительности, а именно, в контекстеирреальности (т.е. модальности, желания, условия, вопроса, императива, будущего времени, сослагательного наклонения, пропозициональных установок, касающихся будущего, таких как надежда или опасение, и т.п.), см. пример (1), или в дистрибутивном, см. пример (2).

(1) Джон хочет (может, надеется) чем-нибудь помочь.

(2) <...> хорошо, что каждый что-нибудь принес [Д. Быков. Орфография (2002)]

Местоимения на -нибудь образуются от вопросительно-относительных местоимений-существительных кто, что; от местоимений-прилагательных какой, который, чей; от местоименных наречий как, где, куда, откуда, когда, зачем, почему, отчего, сколь; от местоимения-числительного сколько. Не образуются от предикативного каков и местоимения-предикатива каково, а также от устаревших кой, каковой. См. Местоимение.

1. Семантика местоимений на -нибудь

В [Haspelmath 1997] местоимения на -нибудь отнесены к нереферентным неопределенным (англ. non-specific indefinite), см. классификацию неопределенных местоимений в статье Местоимения отрицательной полярности.

Термин «нереферентное» в применении к местоимению на -нибудь надо понимать как такое, которое не соотнесено ни с каким конкретным объектом в реальном мире (мире говорящего), а имеет референт только в мире, порождаемом тем или иным оператором снятой утвердительности. По определению из [Dahl 1999], «A NON-SPECIFIC phrase is a phrase which has a referent only in a dependent irrealis or distributive space».

Про местоимения на -нибудь известно [Падучева 1985: 94, 215–220], что они невозможны в утвердительном контексте, а употребляются только в неутвердительном, иначе – в контексте снятой утвердительности по У. Вейнрейху [Weinreich 1963/1970: 173]. Термин Вейнрейха «снятая утвердительность» (который получил распространение в русскоязычной литературе, см. [Падучева 1985: 94–97]; [Падучева 2004: 297–298, 328–329]; [Падучева 2005; 2011, 2013]; в [Богуславский 2001; 2008]; [Борщев и др. 2008]; [Добровольский 2011] и др.) может пониматься двояко.

1) Первое понимание исходит из того, что утвердительной является пропозиция, которая может быть использована в речевом акте утверждения (assertion) – когда говорящий берет на себя ответственность за истинность высказывания. Например, пропозиция предложения Маша вернулась утвердительная. Тогда неутвердительнойв широком смысле (т.е. неассертивной) – является пропозиция, которая используется в речевом акте вопроса или побуждения (Маша вернулась? Маша, вернись!), а также во всех модальных и гипотаксических контекстах – не только в контекстах типа Иван думает, что [Маша вернулась] или Может быть, [Маша вернулась], но и, например, в контексте фактивного предиката Иван знает, что [Маша вернулась], где пропозиция ‘Маша вернулась’ составляет презумпцию и говорящий обязан считать ее истинной, хотя она не имеет статуса ассерции.

2) Во втором понимании пропозиция употребляется неутвердительно, если говорящий не несет ответственности за ее истинность – т.е. не утверждает ее как истинную, а также не предполагает в виде презумпции или следствия. В этом втором, узком смысле, неутвердительность (она же снятая утвердительность) – это то же, что ‘безотносительность к истине’.

[показать примечание]

Неутвердительность в узком смысле, можно думать, совпадает с понятием неверидиктальность (non-veridicality), которое с конца 90-х годов используется в формальной семантике. Согласно [Zwarts 1995] (см. также [Giannakidou 1998]), пропозициональный оператор (или контекст) F является для пропозиции p веридиктальным, если и только если F(p) имеет следствием или пресуппозицией p; в противном случае оператор (или контекст) F является неверидиктальным. Например, контекст Иван знает, что (Маша вернулась) будет для пропозиции ‘Маша вернулась’ веридиктальным, а Иван думает, что (Маша вернулась) – неверидиктальным.

При описании контекстов употребления местоимений на -нибудь используется понятие снятой утвердительности в узком смысле. Эти местоимения практически недопустимы в утвердительном контексте т.н. «эпизодического» предиката[1]. Местоимения на -нибудь недопустимы и в контексте фактивного (3) или импликативного (4) подчиняющего предиката:

(3) *Хорошо, что он купил что-нибудь.

(4) *Ему удалось купить что-нибудь.

Напротив, они употребляются в контексте операторов, которые «снимают» утвердительность, – в гипотаксической позиции; в контексте вопроса, будущего времени, императива, сослагательного наклонения, условия, нереальной модальности, дизъюнкции, дистрибутивности, узуальности: Купи что-нибудь; Куплю что-нибудь; Он купит что-нибудь? Купить что-нибудь; Если он купил что-нибудь... Могу купить что-нибудь и т.д. Во фразе Нет, тут что-нибудь не так (М.Зощенко) скрытая модальность – имеется в виду ‘нет, наверняка тут что-нибудь не так’[2].

Термин «неверидиктальность», синонимичный термину «неутвердительность» (см. Примечание выше), используется в работах [Giannakidou 1998; 1999; 2006; 2011] и многих других применительно к словам и выражениям с отрицательной полярностью (англ. negative polarity items, NPI). Действительно, все контексты русских местоимений отрицательной полярности (местоимений ОП: -либо, бы то ни было) являются неутвердительными. Однако русские местоимения ОП сосредоточены преимущественно вокруг разных видов отрицания и освоили лишь очень небольшую часть других неутвердительных контекстов. Между тем для местоимений на -нибудь неутвердительность не просто характеризует набор допустимых контекстов. Про них можно сказать гораздо больше: множество контекстов, лицензирующих местоимения на -нибудь, почти полностью очерчивает круг мыслимых неутвердительных контекстов в языке. Иначе говоря, допустимый контекст для местоимений на -нибудь создают почти все операторы снятой утвердительности. Имеется лишь пара исключений, которые легко перечислить (см. [Падучева 1985: 217–118]).

1) Контекст предиката неуверенного восприятия является неутвердительным (из Кажется, Ваня вернулся не следует ‘Ваня вернулся’); однако в этом контексте употребляется местоимение неизвестности, как и в контексте предиката обычного восприятия, т.е. референтное неопределенное местоимение на -то:

(5) *Кажется, кто-нибудь стучит Þ Кажется, кто-то стучит.

2) В контексте глаголов (восприятия, мнения, поведения) с контрфактивной презумпцией, касающейся подчиненной пропозиции, тоже употребляется местоимение на -то, а не на -нибудь:

(6) *Тебе почудилось, что кто-нибудь ходит по крыше; *Он воображает, что его кто-нибудь понял; *Он делает вид, что его кто-нибудь обидел.

3) В контексте глаголов речи, неутвердительном, тоже употребляются местоимения неизвестности, а не на -нибудь:

(7) *Говорят, что он кого-нибудь отравил Þ Говорят, что он кого-то отравил.

[показать примечание]

Э. Даль придает серьезное значение противопоставлению русских местоимений на -то и -нибудь, предполагая, что они отражают разные способы получения информации о мире: знание, происходящее из непосредственного восприятия, хотя бы и неотчетливого (-нибудь), противопоставлено знанию, выведенному из другого знания (-то), ср. (8) и (9):

(8) Он, кажется, что-то нашел.

(9) Он, наверное, уже нашел что-нибудь.

Это предположение позволяет охватить употребление местоимения на -то (вместо ожидаемого -нибудь) в контексте примера (10), с союзом будто (возможно также как будто, как если бы и под.):

(10) Ничего, ответил Левий Матвей и сделал такое движение, будто что-то проглотил. (М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита)

С одной стороны, это типичный случай ирреальности; с другой стороны, «what is described is a perceptual image caused by something in the external world».

Правда, Э. Далю приходится смириться с тем, что глаголы речи требуют местоимения на -то, хотя вводят информацию не чувственно воспринимаемую.

Помимо основного значения, у какой-нибудь есть несколько специальных (см. [Кузмина 1989]): а) ‘небольшой, незначительный’ (Перелет занял каких-нибудь два часа); б) ‘не заслуживающий внимания’ (Я вам не букашка какая-нибудь); в) ‘похожий на’, ‘вроде’ (Какое-нибудь слово «дом» произносится одинаково в любых разновидностях современной русской речи). Здесь не обязателен неверидиктальный контекст.

2. Местоимения на -нибудь и отрицание

Однако проблему для местоимений на -нибудь составляет контекст прямого отрицания (т.е. отрицания в той же предикации, англ. термин – clausemate negation, см. Отрицание). Согласно общим представлениям (см. [Падучева 1974/2009: 149]; [Pereltsvaig 2000]), местоимения на -нибудь не употребляются в сфере действия прямого отрицания: для выражения экзистенциальной квантификации в этом контексте используется не местоимение на -нибудь, а отрицательное на -ни:

(11) НЕВЕРНО, ЧТО (он <хоть> что-нибудь изменил) = Он ничего не изменил.

Поскольку отрицание – это, в каком-то смысле, главный из неутвердительных контекстов, такое распределение, при котором местоимения на -нибудь как раз в этом контексте не употребляются, описывалось как «эффект бублика» (bagel distribution, см. [Pereltsvaig 2006]).

Положение о том, что местоимения на -нибудь невозможны в сфере действия отрицания, подкрепляется аргументами разного рода.

Аргумент 1. Когда местоимение на -нибудь встречается в контексте прямого отрицания, оно интерпретируется как не входящее в сферу действия этого отрицания:

(12) Если кто-нибудь не являлся на работу, она воспринимала это как личное оскорбление.

В самом деле, поскольку в сфере действия отрицания вместо местоимения на -нибудь должно быть употреблено отрицательное, невозможность синонимической замены кто-нибудь на никто в (13) доказывает, что кто-нибудь не входит в (12) в сферу действия отрицания. Так, (13) имеет совсем иной смысл, чем (12) – в (13) общее отрицание, а в (12) частное:

(13) Если никто не являлся на работу, она воспринимала это как личное оскорбление.

Аргумент 2. Местоимение на -нибудь отличается от местоимений ОП – в частности, от местоимений ОП на -либо – тем, что местоимения ОП на -либо совместимы с прямым отрицанием, которое включает их в свою сферу действия, см. [Падучева 1985: 218].

(14) Какого-либо решения он не принял – ср.: *Какого-нибудь решения он не принял.

Согласившись с тем, что местоимения на -нибудь не употребляются в сфере действия прямого отрицания, мы, однако, сталкиваемся с примерами типа (15), (16), где местоимение на -нибудь находится в сфере действия отрицания и не заменяется на отрицательное:

(15) Откусила, подставив снизу ладошку лодочкой, чтобы чего-нибудь не уронить. [Ф. Кнорре. Родная кровь (1962)]

(16) Почти не найти семей, в которых кто-нибудь не пострадал бы [Б.Б. Вахтин. Этот спорный русский опыт (1978)]

В принципе, в этих предложениях местоимение на -нибудь можно заменить на отрицательное. Правда, результат замены будет связан с исходным предложением скорее отношением логической эквивалентности, чем синонимии, ср.:

(17) (ср. (15)) Откусила, подставив снизу ладошку лодочкой, чтобы ничего не уронить.

(18) (ср. (16)) Почти не найти семей, в которых никто не пострадал бы.

Важно, однако, что замена -нибудь в сфере действия отрицания на отрицательное местоимение считалась обязательной. Между тем, примеры (15), (16) показывают, что есть контексты, где -нибудь совместимо с отрицанием, в сферу действия которого входит.

На первый взгляд кажется, что примеры (15), (16) редкие и исключительные. Однако это не так – предложения этого типа распространены достаточно широко. Решение состоит в другом. Примеры типа (15), (16) возникают в контексте особого нестандартного отрицания. Это нестандартное отрицание мы рассмотрим в п.5. А если ограничиться отрицанием в стандартном употреблении, то положение о невозможности -нибудь в сфере действия прямого отрицания остается в силе. Далее в п.3, п.4 речь идет только об отрицании в стандартном употреблении.

Прямое отрицание противопоставлено дистантному (т.е. отрицанию в подчиняющей пропозиции), которое, в принципе, не влияет на -нибудь, см. пример (19):

(19) Он не надеялся чего-нибудь достичь.

3. Контексты употребления местоимений на -нибудь

Ниже следует перечень контекстов употребления местоимений на -нибудь. Примеры из Корпуса обязательны там, где допустимость того или иного употребления вызывает сомнение.

1. Отрицание

В контексте прямого отрицания -нибудь не употребляется; вместо местоимения на -нибудь употребляется отрицательное, см. пример (11) выше.

Отрицание в подчиняющей предикации (дистантное) обычно не требует замены местоимения на -нибудь на отрицательное местоимение в подчиненной, см. пример (19) выше. Однако слова мочь, хотеть, собираться и ряд других ведут себя как не составляющие отдельной предикации, см. пример (20).

(20) Он не собирался ничего делать.

Более подробно о -нибудь в контексте дистантного отрицания см. в [Герасимова, в печати].

2а. Сопредикатная ИГ с показателем общности: дистрибутивность

Местоимение на -нибудь допустимо в контексте сопредикатной ему (т.е. входящей в ту же предикацию) именной группы с показателем всеобщности – каждый, любой, всякий, все. У местоимения на -нибудь в этом контексте возникает дополнительное значение дистрибутивности – ‘для каждого свой’ (ИГ всеобщности играет роль «дистрибутора», т.е. распределяющего множества, см. [Падучева 1985: 229 ff]):

(21) <...> любая пропаганда когда-нибудь приедается, такова уж психология людей. [«Советская Россия» (2003)]

(22) Все науки как-нибудь называются: химия, кибернетика, этимология, сурдопедагогика. [С. Соловейчик. Ватага «Семь ветров» (1979)]

(23) Все истории когда-нибудь заканчиваются, и, как правило, благополучно». [В. Железников. Жизнь и приключения чудака (1974)]

(24) <...> хорошо, что каждый что-нибудь принес [Д. Быков. Орфография (2002)]

В [Fitzgibbons 2011] про cлова некоторые, большинство утверждается, что они лицензируют -нибудь, но чистых примеров в Корпусе найти не удалось. Так, в (25) НСВ может выражать узуальное значение, а узуальность – бесспорный лицензор -нибудь, см. ниже.

(25) Некоторые приносили что-нибудь с собой для домашних (если еще были домашние). [Л.Я. Гинзбург. Записные книжки. Воспоминания. Эссе (1920-1943)]

(26) Большая часть этих лодок кому-нибудь принадлежит, но есть и бесхозные.

2б. Сопредикатная ИГ с числительным

Местоимение на -нибудь возможно также в контексте сопредикатной количественной ИГ (т.е. ИГ, включающей числительное), обычно при наличии «уточнителя» – ровно (три), по меньшей мере (три), по крайней мере (три):

(27) По крайней мере три человека что-нибудь прочли.

Числовые ИГ, а также ИГ множественного числа, сами по себе не создают дистрибутивного контекста. Местоимения на -нибудь в контексте квантифицированных и количественных ИГ рассматриваются в [Fitzgibbons 2011], где говорится, что слова несколько, пара не лицензируют -нибудь. В самом деле, они выражают собирательную множественность и не порождают дистрибутивного контекста по этой причине:

(28) *Несколько посетителей что-нибудь написали в книгу отзывов.

3. Многократность (» итеративность)

Контекст для -нибудь может создаваться многократностью, которая порождает дистрибутивность: ситуация повторяется – и каждый раз, быть может, с другим участником, так что местоимение на -нибудь не имеет референта в реальном мире. Многократность выражается показателями кратности – всегда, часто, каждый раз, все время[3], как правило, в большинстве случаев и др.

(29) С такими, как он, часто что-нибудь случается.

(30) Дарья обычно звонит кому-нибудь, когда ей скучно.

(31) <...> поминутно принужден он был удерживаться от какой-нибудь грубости (А.С. Пушкин)

(32) Я никогда не могу это определить и всегда кого-нибудь спрашиваю. [«Экран и сцена» (2004)]

(33) У ее подъезда теперь все время кто-нибудь дежурил. [А. Беляков. Алка, Аллочка, Алла Борисовна (1998)]

Многократность может быть выражена также показателем числа повторений события, в том числе – неопределенного числа (несколько раз), см. примеры из [Fitzgibbons 2011]:

(34) а. Я по меньшей мере три раза кого-нибудь <из них> спасала.

б. Она уже несколько раз кого-нибудь из нас обманывала.

Однако пару раз выражает собирательную множественность и не может играть роль дистрибутора.

4а. Условие

а) Контекст придаточного условного:

(35) Даже если кто-нибудь и заказал бы ему пропуск, то он всё равно бы его не получил ― нет же паспорта. [И.Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995-1999)]

Деепричастный оборот тоже может выражать условие:

(36) Испугавшись чего-нибудь, он в поисках защиты мчался ко мне и прыгал на руки. [В. Запашный. Риск. Борьба. Любовь (1998-2004)]

б) Ограничитель в составе ИГ с универсальной квантификацией – это скрытое условие [Падучева 1974: 136]. Поэтому местоимения на -нибудь допустимы в этом контексте так же, как в контексте условия:

(37) Это такое слово, чтобы всех, кто тебя чем-нибудь не устраивает, быстренько опустить. [(форум) (2005)]

То же самое верно для ограничительного условия к ИГ в общеродовом (generic) значении:

(38) Как счастливы женщины, которые чьи-нибудь жены. [В.Ф. Панова. Спутники (1945)]

4б. Обусловленность

Местоимения на -нибудь лицензируются также контекстом обусловленности (см. статью Модальность / п.2.1):

(39) Если Катя дома, в холодильнике уже что-нибудь есть (пример из [Fitzgibbons 2014])

Условие (т.е. фактор, от которого зависит реализация возможности) может быть выражено не только условным придаточным, как в (39), но и множеством других способов – в примере (40) условиями являются иначе, год назад:

(40) <...> иначе он бы что-нибудь натворил; Год назад он бы что-нибудь сделал.

В примере (41) обусловленность выражена сослагательным наклонением:

(41) Иван придумал бы какое-нибудь оправдание » ‘будь Иван на вашем месте, он придумал бы…’

5. Вопрос

а) Общий:

(42) Что-нибудь случилось? [И. Грекова. На испытаниях (1967)]

(43) ― А вы там кого-нибудь знаете? ― спросил я. [Ю.О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]

б) Частный:

(44) Кто скажет что-нибудь в защиту зависти? [М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита (1929-1940)]

6. Дизъюнкция, т.е. разделительные союзы

В контексте разделительных союзов (или, либо, или...или, либо...либо), как в (45а), местоимение на -нибудь возможно, а вне этого контекста, как в (45б), кто-нибудь надо заменить на кто-то (впрочем, кто-нибудь станет уместно, если допустить скрытую модальность: наверно кто-нибудь, ср. второе Примечание в п.1):

(45) а. Коля или кто-нибудь из его друзей оставил на подоконнике часы;

б. *Кто-нибудь <OKкто-то> из Колиных друзей оставил на подоконнике часы.

7. Модальности возможность и необходимость

а) Возможность, (46)–(47), в том числе – эпистемическая, (47) (см. Модальность / п.4.1):

(46) Он может кого-нибудь убить, и ему ничего не будет. [В. Козлов. Перед экзаменами (2002)]

(47) Это было очень предусмотрительно, так как во время путешествия кто-нибудь мог заболеть. [Н. Носов. Приключения Незнайки и его друзей (1953-1954)]

б) Необходимость, долженствование, в том числе – эпистемическое (см. Модальность / п.4.1):

(48) Он должен что-нибудь сделать; Придется кого-нибудь попросить помочь; Необходимо было с кем-нибудь посоветоваться.

В контексте должен в прошедшем времени, т.е. должен был, у подчиненной пропозиции возникает, в качестве одной из интерпретаций, презумпция факта. Для вынужден был или пришлось эта интерпретация единственная; контекст получается веридиктальный (= утвердительный), отсюда запрет на -нибудь (эта проблематика обсуждается, в связи с англ. must и have to, в [Goddard 2014]):

(49) *Пришлось кого-нибудь попросить помочь.

8. Грамматическое будущее время

(50) Мы что-нибудь придумаем.

9. Установки, касающиеся будущего

а) Желание, в том числе – выраженное сослагательным наклонением глагола и другими конструкциями с частицей бы, (54)–(56):

(51) Он хочет куда-нибудь поехать.

(52) Он стремится что-нибудь узнать о своих родственниках.

(53) Он ищет что-нибудь интересное для тебя.

(54) Хорошо бы он что-нибудь купил поесть; Поехать бы ему куда-нибудь отдохнуть!

(55) Если бы кто-нибудь это знал!

(56) Только бы они не порезались чем-нибудь! [А. Геласимов. Жанна (2001)]

б) Цель (целевой инфинитив или придаточное цели):

(57) Я спустилась в буфет, чтобы что-нибудь перекусить [И.А. Архипова. Музыка жизни (1996)]

в) Просьба, предложение, в том числе – выраженные формой императива:

(58) Он просит что-нибудь почитать.

(59) Дайте чего-нибудь выпить; Позвольте мне что-нибудь взять на память.

(60) Скажи что-нибудь! Спойте нам какой-нибудь романс!

г) Разрешение, согласие, уступка, готовность:

(61) Можешь пойти куда-нибудь погулять.

(62) Я согласен что-нибудь добавить.

10. Сомнение, предположительность и просто мнение

(63) Сомневаюсь, что он что-нибудь сделал.

(64) Боюсь, что он что-нибудь напутал.

(65) Наверно, его кто-нибудь известил.

(66) Странно, чтобы он что-нибудь дельное придумал.

(67) Едва ли он что-нибудь исправил.

(68) Надеюсь, что-нибудь осталось.

(69) Я думаю, ей кто-нибудь помог – ср.: *Я знаю, что ей кто-нибудь помог.

Помимо контекстов 1–10, местоимения на -нибудь встречаются в контексте сравнительного оборота – в роли эталона сравнения; например:

(70) Я знаю о вас больше, чем кто-нибудь. [А.С. Грин. Дорога никуда (1929)]

Однако в этом контексте местоимения на -нибудь низкочастотны и имеют не свойственное им, как бы выветренное, значение.

[показать примечание]

В Таблице 1 приведены корпусные данные по частотности некоторых местоимений на -нибудь в контексте сравнения (только случаи чем + -нибудь + знак препинания, как в (70), примеры с чем кто-нибудь другой, чем кто-нибудь еще и под. в выборку не вошли). Из таблицы видно, что в большинстве случаев они составляют очень незначительный процент (менее одного) от общего числа употреблений соответствующего местоимения (а местоимение что-нибудь в этом контексте не встретилось вовсе).

Таблица 1. Употребление местоимений на -нибудь в роли эталона сравнения, Основной корпус

% от общего числа употреблений

где-нибудь

0,55%(44)

когда-нибудь

1,58%(156)

кто-нибудь

0,19%(40)

что-нибудь

0

В самом деле, местоимение на -нибудь в норме вводит в рассмотрение объект в альтернативном мире, а эталон сравнения должен принадлежать реальному миру. В [Giannakidou 2011] утверждается, что в английском языке any в контексте сравнения выступает в значении местоимения свободного выбора (free choice по [Haspelmath 1997]). И в русском языке самым естественным в контексте эталона сравнения является слово любой или сочетание любой другой:

(71) Пушкин посвятил ей десять стихотворений ― больше, чем любой другой своей музе. [«Наука и жизнь» (2006)]

Так что контекст сравнения не должен входить в список контекстов, лицензирующих местоимения на -нибудь в их основном значении.

4. Конкуренция местоимений на -нибудь с другими неопределенными местоимениями

Неопределенные местоимения, будучи противопоставлены в одних контекстах, в других контекстах взаимозаменимы (и иногда синонимичны). Как сказано в [Dahl 1999], «overlap between different indefinite pronouns is the rule rather than an exception».

1. Местоимения на -нибудь синонимичны местоимениям на -то (точнее, местоимения на -то могут употребляться в значении -нибудь) в следующих контекстах:

– контекст условия:

(72) Если он что-нибудь / что-то утаил, он за это поплатится.

(73) Если возникнут какие-нибудь / какие-то проблемы, звони.

– контекст цели:

(74) Но для того чтобы научиться чему-нибудь <= чему-то>, надо работать. [«Коммерсантъ-Власть» (2002)]

– контекст дизъюнкции:

(75) Он взял с собой Машу или кого-нибудь / кого-то из ее подруг.

В контексте долженствования взаимозаменимы -нибудь и -то, причем -то предпочтительно (см. об этом [Падучева 1985: 220]; поставленный в [Dahl 1970] вопрос, является ли замена -нибудь на -то в контексте долженствования формальным согласованием или -нибудь и -то семантически противопоставлены, остается открытым).

(76) ― Послушайте, я же знаю, что у вас должно быть что-нибудь <= что-то> ещё. [В. Голяховский. Русский доктор в Америке (1984-2001)]

2. Местоимения на -нибудь взаимозаменимы и синонимичны местоимениям отрицательной полярности (т.е на -либо и бы то ни было) в контексте:

– союзов если, чтобы:

(77) Чтобы требовать от людей неукоснительного соблюдения каких-нибудь / каких бы то ни было правил, нужно создать условия для их выполнения.

– в вопросе:

(78) Задавал ли он тебе какие-нибудь / какие бы то ни было каверзные вопросы?

– в контексте ограничительного условия в составе ИГ с универсальной квантификацией:

(79) Всякий, кто имел <хоть> какое-нибудь / какое бы то ни было отношение к делу, должен высказаться.

– в контексте подчиняющего предиката с внутрисловным отрицанием:

(80) Сомневаюсь, что это было кому-нибудь <= хоть кому-нибудь> / кому бы то ни было известно.

– в контексте временных союзов прежде чем, перед тем, как и как только местоимение на -нибудь лицензируется будущим временем, а местоимение ОП – отрицанием):

(81) Она позвонит, как только узнает что бы то ни было / что-нибудь.

(82) Перед тем как что бы то ни было / что-нибудь сказать, следует подумать.

3. Местоимение на -либо может употребляться в значении местоимения на -нибудь. Местоимение на -либо, которое в основном своем значении относится к местоимениям ОП, может употребляться в значении местоимения на -нибудь. Так, частица хоть сочетается с -нибудь, никогда не с местоимением ОП; поэтому в примере (83), где что-либо сочетается с хоть, оно безусловно употреблено в значении ‘что-нибудь’:

(83) Пусть кто-нибудь укажет хоть что-либо подобное. [Н.И. Бухарин]

5. Нестандартное отрицание

Теперь о местоимениях на -нибудь в контексте нестандартного отрицания. Ключом к решению проблемы будет понятие снятой утвердительности, которое было определено в п.1.

5.1. Задача о нестандартном отрицании

Обратимся к примерам (15), (16) из п.2. В них местоимение на -нибудь находится в сфере действия отрицания (т.е. отрицание не является частным), но не подвергается обязательной замене на отрицательное (т.е. отрицание не является стандартным общим, см. пример (11) из п.2, со стандартным общим отрицанием, где замена обязательна):

(84) (=(15)) Откусила, подставив снизу ладошку лодочкой, чтобы чего-нибудь не уронить. [Ф. Кнорре. Родная кровь (1962)] – НЕ > нибудь

(85) (=(16)) Почти не найти семьи, в которой кто-нибудь не пострадал бы [Б.Б. Вахтин. Этот спорный русский опыт (1978)]

См. также примеры (86), (87), (88), которые дают представление о том, что это распространенное явление.

(86) Кажется, в деревне не было никого, кроме нее, кому б хоть кто-нибудь не писал. [В. Войнович. Замысел (1999)]

(87) Мы спускались осторожно, чтобы где-нибудь не сорваться. [Ф. Искандер. Святое озеро (1969)]

(88) Но по дороге смотрите в оба, чтобы он куда-нибудь не свернул! [Н. Леонов, А. Макеев. Ментовская крыша (2004)]

Эти примеры составляют загадку, поскольку нарушают правило о том, что -нибудь недопустимо в сфере действия прямого отрицания, а должно быть заменено отрицательным.

В примерах (84)–(88) замена -нибудь на ни- в контексте прямого отрицания не обязательна, но, в принципе, возможна:

(89) а. Откусила, подставив снизу ладошку лодочкой, чтобы ничего не уронить.

б. Почти не найти семьи, в которой бы никто не пострадал.

в. Мы cпускались осторожно, чтобы нигде не сорваться.

г. Но по дороге смотрите в оба, чтобы он никуда не свернул!

Правда, нельзя сказать, что результат замены связан с исходным предложением отношением синонимии – скорее это логическая эквивалентность. Так, предложение (87), с -нибудь, предупреждает об опасности события с одним введенным в рассмотрение участником-местом, а (89в), с ни-, говорит о множестве мест.

В примере (90) различие значений еще более очевидно.

(90) а. Он взял вину на себя, чтобы никто <другой> не пострадал;

б. Он взял вину на себя, чтобы кто-нибудь <другой> не пострадал.

Суровый логик способен признать, что (90а) и (90б) истинны в одних и тех же ситуациях, а значит, эквивалентны. Обычному же человеку ясно, что (90а) имеет в виду всех, а (90б) – кого-то одного, хотя бы и произвольно взятого. Так что сказать, что (90а) и (90б) эквивалентны, нельзя.

Иное дело – пример (91). Здесь -нибудь, как и в (84)–(88), входит в сферу действия прямого отрицания, но замена -нибудь на отрицательное местоимение решительно невозможна, она дает прямо противоположное значение:

(91) <…> кто даст гарантию, что в шахту вновь кто-нибудь не влетит <…>? [«Встреча» (2003)]

В самом деле:

(92) <…> кто даст гарантию, что в шахту вновь кто-нибудь не влетит? ¹ кто даст гарантию, что в шахту вновь никто не влетит?

В (91) квантор существования входит в сферу действия отрицания, как и в (84)–(88), но не непосредственно: между отрицанием и квантором существования стоит модификатор (вновь), который отделяет отрицание от квантора. Квантор существования находится в сфере действия этого модификатора и только опосредованно входит в сферу действия отрицания.

Если убрать вновь, пример (91) становится аналогичен примеру (90), с такой же эквивалентностью -нибудь и ни-.

(93) а. Кто даст гарантию, что в шахту кто-нибудь не влетит?

б. Кто даст гарантию, что в шахту никто не влетит?

Аналогично в (94); тут между отрицанием и квантором существования вклинивается модификатор места – на первой же станции:

(94) Можешь ты мне с уверенностью сказать, что их на первой же станции кто-нибудь не завербует?

В самом деле:

(95) Можешь ты мне с уверенностью сказать, что не наступит ситуация «их на первой же станции кто-нибудь завербовал» ¹ <…> «их на первой <же> станции никто не завербовал».

Квантор существования, выражаемый местоимением кто-нибудь, находится в (95) в сфере действия обстоятельства на первой же станции и лишь опосредованно – в сфере действия отрицания.

В (96) в роли оператора, который вклинивается между оператором снятой утвердительности и отрицанием, выступает вводный оборот:

(96) В протоколе много пунктов, чтобы, упаси Бог, кто-нибудь не ушёл от наказания.

Вводный оборот делает невозможной замену кто-нибудь на никто – ‘чтобы, упаси Бог, кто-нибудь не ушел от наказания’ ¹ ‘чтобы, упаси Бог, никто не ушел от наказания’ (тут говорящий опасается того, что никто не уйдет, а не того, что кто-нибудь уйдет, как в исходном предложении). Если убрать вводный оборот, возникает конструкция с -нибудь в сфере действия нестандартного отрицания, которая понимается с трудом – лучше употребить общее отрицание с отрицательным местоимением (97б):

(97) a. ?В протоколе много пунктов, чтобы кто-нибудь не ушёл от наказания. Þ

б. В протоколе много пунктов, чтобы никто не ушёл от наказания.

Вопрос о логической эквивалентности (97а) и (97б) не встает, поскольку не очевидна осмысленность (97а).

Итак, предложения (84)–(88), где отрицание при глаголе совместимо с -нибудь в сфере действия этого отрицания и не требует замены местоимения на -нибудь отрицательным, демонстрируют специальную конструкцию с нестандартным отрицанием. Задача состоит в том, чтобы понять, за счет чего возникает нестандартность.

5.2. Решение

Чтобы объяснить, что происходит, обратимся к статье [Богуславский 2002], где рассматривается отрывок из поэмы Пушкина «Медный всадник» со странным сочетанием уже не – взаимодействие отрицания с уже прольет свет на взаимодействие отрицания с -нибудь и на сочетание -нибудь не:

(98) Еще он думал, что едва ли / С Невы мостов уже не сняли…

Сначала кажется, что в этом предложении надо уже заменить на еще: в самом деле, в нем выражается тщетность надежды на то, что мостов еще не сняли (‘едва ли можно надеяться, что мостов еще не сняли’). А как известно, частица уже, попадая в сферу действия отрицания, с грамматической обязательностью должна заменяться на еще – см. пример из [Падучева 1977: 109]:

(99) а. Неверно, что [ребенок уже уснул] =

б. Ребенок еще не уснул.

Однако этот отрывок все-таки допускает прямую интерпретацию: уже не можно понять как не уже – точнее, как неверно, что уже, как в (99а), где отрицание не частица, а отдельная предикация. Как говорит И. М. Богуславский, предикатное отрицание не может включать в свою сферу действия ужепри условии, что это отрицание входит в контекст квантора, показателя неуверенного мнения (едва ли, вряд ли, разве, трудно поверить (предположить), что; сомнительно), ирреальности, условия и некоторых других.

Круг перечисленных контекстов допускает естественное обобщение: все это контексты снятой утвердительности. Тогда можно сказать так: отрицание, попадая в контекст снятой утвердительности, превращается из частицы, которая имеет ограниченную сферу действия, в сентенциальный оператор со сферой действия более широкой, чем у частицы уже. Частица не в контексте снятой утвердительности ведет себя как оборот неверно, что, который составляет отдельную предикацию и занимает семантико-синтаксическую позицию более высокую, чем уже. Отрицательная частица как бы «приклеивается» к оператору снятой утвердительности, сентенциальному, в результате чего сама становится сентенциальным оператором и включает в свою сферу действия уже.

Все то же самое верно для сочетания -нибудь не, как в примере (15)=(84): …чтобы чего-нибудь не уронить. Отрицательная частица получает расширенную сферу действия за счет того, что находится в контексте снятой утвердительности, создаваемом союзом чтобы. В контексте показателя снятой утвердительности, который является сентенциальным оператором, отрицательная частица сама ведет себя как сентенциальный оператор: она может включать в свою сферу действия не только -нибудь, но и адвербиалы разного рода (вновь <не влетит>, на следующей же станции <не завербуют>) и даже вводные обороты (упаси Бог).

Расширение сферы действия отрицания происходит за счет сдвига синтаксического статуса отрицательной частицы, обусловленного контекстом снятой утвердительности. Т.е. отрицание нестандартное потому, что находится в контексте снятой утвердительности.

Аналогию между уже не и -нибудь не можно развивать дальше. Во фразе Пушкина …мостов уже не сняли можно заменить нестандартное отрицание, лицензированное контекстом снятой утвердительности, на стандартное: …мостов еще не сняли. Аналогично, во фразе …чтобы чего-нибудь не уронить можно заменить нестандартное отрицание, лицензированное контекстом снятой утвердительности, на стандартное общее отрицание …чтобы ничего не уронить.

Нестандартное отрицание, лицензированное контекстом снятой утвердительности, – это частный случай отрицания с широкой, точнее – с расширенной сферой действия. В [Богуславский 1985: 53–61] рассматривались, в основном, коммуникативные факторы, расширяющие сферу действия отрицания. Но факторы могут быть разные. Оказывается, что одним из факторов, расширяющих сферу действия отрицания, является контекст снятой утвердительности – [Падучева 2005]. Так, в примерах (100), (101) в контексте снятой утвердительности сочетание глагола с наречием составляет сферу действия отрицания, а вне контекста снятой утвердительности это невозможно:

(100) а. <...> тут пока тщательно не оденешься, из дому не выйдешь!

б. *<Он> тщательно не оделся...

(101) а. <...> не было такого <человека>, который бы вскоре не сделался негодяем.

б. *<Он> вскоре не сделался негодяем.

Так что нестандартное отрицание – это еще одна область, где с успехом применяется понятие снятая утвердительность.

6. Отрицание как оператор снятой утвердительности

Конструкция с нестандартным отрицанием – с отрицанием в контексте снятой утвердительности – вносит определенные поправки в наше представление о местоимениях на -нибудь.

1. Правило о том, что прямое отрицание не может иметь -нибудь в своей сфере действия, надо уточнить – оно не распространяется на отрицание в контексте снятой утвердительности.

2. Вторая поправка касается статуса отрицания как оператора снятой утвердительности. В целом употребление -нибудь достаточно хорошо описывается понятием снятой утвердительности (т.е. неверидиктальности) – в модальных и в дистрибутивных контекстах допустима именная группа, которая не соотносится ни с каким конкретным объектом реального мира, и именно такую именную группу создает местоимение на -нибудь.

Особой точкой является, однако, контекст отрицания: отрицание – это, по определению, оператор снятой утвердительности (т.е. неверидиктальный); однако оно, как правило, не лицензирует -нибудь.

В самом деле, в веридиктальном контексте прямое отрицание не лицензирует -нибудь – местоимение на -нибудь должно быть заменено местоимением на ни-:

(102) а. *Я не встретил там кого-нибудь из знакомых Þ

б. Я не встретил там никого из знакомых.

(103) а.*Он не вступал в какие-нибудь разговоры Þ

б. Он не вступал ни в какие разговоры.

А если прямое отрицание находится в контексте снятой утвердительности, то -нибудь в сфере действия этого отрицания лицензируется не самим отрицанием, а тем оператором, который снимает утвердительность с этого отрицания (чтобы в (104), сослагательное наклонение в (105), (106)):

(104) Откусила, подставив снизу ладошку лодочкой, чтобы чего-нибудь не уронить.

(105) Почти не найти семьи, вкоторой кто-нибудь не пострадал бы.

(106) Кажется, в деревне не было никого, кроме нее, кому б хоть кто-нибудь не писал. [В. Войнович. Замысел (1999)]

Что же касается дистантного отрицания, то оно тоже не является само по себе лицензирующим фактором. Пример (107) показывает, что -нибудь возможно или невозможно в зависимости от фактивности / нефактивности глагола в подчиняющей пропозиции и не зависит от наличия отрицания при глаголе (в (107а) глагол нефактивный, в (107б) фактивный):

(107) а. Он надеется / не надеется кого-нибудь убедить.

Я боялась / не боялась, что кто-нибудь заметит.

Я сомневалась / не сомневалась, что он что-нибудь оставил про запас.

б. Он *знает / *не знает, что кто-нибудь за ним следит.

Он *понял / *не понял, что кто-нибудь за ним следит.

Тот факт, что отрицание не лицензирует -нибудь (будучи единственным из неверидиктальных операторов, который этого не делает), можно было бы объяснить так. Отрицание в составе пропозиции означает, что она ложна. Между тем -нибудь уместно в пропозициях, которые употребляются безотносительно к истине, – т.е. неуместно не только в веридиктальных, но и в контраверидиктальных контекстах. (Контекст F называется контраверидиктальным, если из F(р) следует не-р.)

Правда, некоторые маргинальные употребления противоречат выводу о том, что отрицание не лицензирует -нибудь. Так, в (108а), в контексте оборота неправда, что нормально -нибудь, а если убрать отрицание, то предложение станет неправильным, см. (108б).

(108) а. Это неправда, что он кого-нибудь убедил (» ‘он никого не убедил’);

б. *Это правда, что он кого-нибудь убедил.

Еще один пример. Предложение (109а) с глаголом врать, в семантическую структуру которого входит отрицание, нормально, а (109б), где двойное отрицание дает положительный смысл, аномально:

(109) а. Он врет, что кого-нибудь убедил;

б. *Он не врет, что кого-нибудь убедил.

Так что веридиктальные контексты последовательно исключают -нибудь, а контраверидиктальные – непоследовательно.

7. Статистика

В Таблице 2 приведено количество употреблений разных местоимений на -нибудь в Основном корпусе и процентное распределение по разным частям речи. Для сравнения приводятся также данные по – словообразовательно исходным для местоимений на -нибудьвопросительно-относительным местоимениям.

Таблица 2. Местоимения на -нибудь: частотное распределение по лексемам и частям речи (Основной корпус). Сопоставление с распределением для исходных вопросительных / относительных местоимений (Подкорпус со снятой омонимией)

N

%

кто-нибудь

20613

0,1434

кто

8329

0,0806

что-нибудь

38463

0,2677

что

26854

0,2599

какой-нибудь

49708

0,3459

какой

7587

0,0734

чей-нибудь

979

0,0068

чей

416

0,004

который-нибудь

318

0,0022

который

23314

0,2257

*кой-нибудь

0

0

кой

427

0,0041

*каковой-нибудь

0

0

каковой

52

0,0005

*каков-нибудь

0

0

каков

320

0,0031

сколько-нибудь

3503

0,0244

сколько

1983

0,0192

где-нибудь

7973

0,0555

где

7138

0,0691

куда-нибудь

4557

0,0317

куда

2357

0,0228

откуда-нибудь

289

0,002

откуда

1071

0,0104

когда-нибудь

9855

0,0686

когда

2196

0,0213

почему-нибудь

198

0,0014

почему

2870

0,0278

отчего-нибудь

4

2,78E-05

отчего

452

0,0044

зачем-нибудь

43

0,0003

зачем

1717

0,0166

как-нибудь

7195

0,0501

как

15585

0,1509

сколь-нибудь

4

2,78E-05

сколь

139

0,0013

?насколько-нибудь

0

0

насколько

322

0,0031

*каково-нибудь

0

0

каково

20

0,0002

сущ. на -нибудь

59076

0,4111

сущ. – вопр.-отн.

35181

0,3406

прил. на –нибудь

51005

0,3549

прил. – вопр.-отн.

32116

0,3109

числ. на –нибудь

3503

0,0244

числ. – вопр.-отн.

1983

0,0192

нареч. на –нибудь

30118

0,2096

нареч. вопр.-отн.

33847

0,3276

всего -нибудь

143702

1

всего вопр.-отн.

103305

1

С точки зрения распределения по частеречным классам, местоимения на -нибудь не обнаруживают заметных отличий от вопросительно-относительных. Наблюдаются, однако, заметные различия в относительной частотности конкретных лексем:

а) местоимения на -нибудь не образуется: кой-, каковой-, каков-, каково-;

б) единичные вхождения местоимения на -нибудь (в отличие от аналогичного вопросительно-относительного): местоименные наречия насколько- (в Корпусе вообще не встретилось, но за его пределами встречается), сколь-, отчего-;

в) соответствующее местоимение на -нибудь встречается с заметной частотой, но его доля от общего числа местоимений на -нибудь существенно ниже, чем для аналогичного вопросительно-относительного: который (см. Примечание ниже), местоименные наречия: откуда-, почему-, зачем-, как-;

[показать примечание]

Для местоимения который-нибудь, как и для всех остальных местоимений, в таблице указано количество употреблений по всему корпусу XVIII–XXI вв. Однако всего 34 из них приходятся на период с 1920 г.: в XX в. частотность местоимения который-нибудь резко падает (видимо, параллельно с выходом из употребления местоимения который не в роли релятивизатора).

г) местоимения кто-нибудь и какой-нибудь, наоборот, составляют больший процент от всех местоимений на -нибудь, чем кто и какой от всех вопросительно-относительных[4].

Таблица 3 показывает частотность местоимений на -нибудь в разных типах текста. Обнаруживается отчетливая корреляция со стилем: наиболее характерно их употребление для устной непубличной речи, наименее – для официально-деловых текстов.

Таблица 3. Местоимения на -нибудь: частотность в текстах разных жанров и стилей

ipm

Основной корпус

624,876

Устная непубличная речь

1469,96

Художественные тексты

863,462

Официально-деловые тексты

143,859

8. Библиография

  • Богуславский И.М. Исследования по синтаксической семантике. М.: Наука. 1985.
  • Богуславский И.М. «Сандхи» в синтаксисе // Вопросы языкознания, 5. 2002. С. 19–37.
  • Богуславский И.М. Модальность, сравнительность и отрицание // Русский язык в научном освещении, 1. 2001.
  • Богуславский И.М. Между истиной и ложью: адвербиалы в контексте снятой утвердительности // Логический анализ языка: между ложью и фантазией. М.: Индрик. 2008. С. 67–277.
  • Борщев В.Б., Парти Б., Тестелец Я.Г., Янович И.С. Русский родительный падеж: референтность и семантические типы // Объектный генитив при отрицании в русском языке. Исследования по теории грамматики. Вып. 5. М.: Пробел-2000. 2008. С. 148–175.
  • Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М.: Языки русской культуры. 1997.
  • Герасимова А.А. Лицензирование отрицательных местоимений через границу инфинитивного оборота в русском языке // Лютикова Е.А., Циммерлинг А.В., Коношенко М.Б. (Ред.) Типология морфосинтаксических параметров. Материалы международной конференции "ТМП-2015". Вып. 2.М.: МПГУ. В печати.
  • Добровольский Д.О. Сопоставительная фразеология: межъязыковая эквивалентность и проблемы перевода идиом // Русский язык в научном освещении, 2(22). 2011. С. 219–246.
  • Кузмина С.М. Семантика и стилистика неопределенных местоимений. Грамматические исследования: функционально-стилистический аспект. М.: Наука. 1989. C. 158–231.
  • Падучева Е.В. О семантике синтаксиса. Материалы к трансформационной грамматике русского языка М.: Наука. 1974 (2-е изд. – М.: УРСС. 2007).
  • Падучева Е.В. Понятие презумпции и его лингвистические применения // Семиотика и информатика, 8. М.: ВИНИТИ. 1977. http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/presumption-77.pdf
  • Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М.: Наука. 1985. (Издание 6-е, испр. – М.: Изд-во ЛКИ. 2010). http:// lexicograph.ruslang.ru/ TextPdf1/ paducheva1985.pdf
  • Падучева Е.В. Эффекты снятой утвердительности: глобальное отрицание // Русский язык в научном освещении, 2(10). 2005. С. 17–42. http:// lexicograph.ruslang.ru/ TextPdf2/ ryns2005.pdf
  • Падучева Е.В. Имперфектив отрицания в русском языке. Вопросы языкознания, 3. 2008. С. 3–21. http:// lexicograph.ruslang.ru/ TextPdf1/ imperf_negation_VJa1.pdf
  • Падучева Е.В. Имплицитное отрицание и местоимения с отрицательной поляризацией. Вопросы языкознания, 1. 2011. С. 3–18. http:/ / lexicograph.ruslang.ru/ TextPdf1/ vnutrilex_neg-VJa.pdf
  • Падучева Е.В. Русское отрицательное предложение. М.: ЯСК. 2013.
  • Dahl Ö. Some notes on indefinites // Language, 46. 1970. P. 31–41.
  • Dahl Ö. Review of Haspelmath, Indefinite Pronouns // Linguistics and Philosophy, 22. 1999. P. 663–678.
  • Fitzgibbons N. What -nibud’-items reveal about Russian // Bailyn J.F. et. al. (Eds.) Formal Approaches to Slavic Linguistics, 19: The 2nd College Park Meeting 2010. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications. 2011. P. 17–32.
  • Fitzgibbons N. On Russian -libo-items and their difference from -nibud’-items: the big picture // The 9th Annual Meeting of the Slavic linguistic Society, Seattle, USA. 2014.
  • Giannakidou A. Polarity sensitivity as (non)veridical dependency. Amsterdam: John Benjamins. 1998.
  • Giannakidou A. Affective dependencies // Linguistics and Philosophy, 22(4). 1999. P. 367–421.
  • Giannakidou A. The meaning of free choice // Linguistics and Philosophy, 24. 2001. P. 659–735.
  • Giannakidou A. Only, emotive factives, and the dual nature of polarity dependency // Language, 82. 2006. P. 575–603.
  • Giannakidou A. Positive polarity items and negative polarity items: variation, licensing, and compositionality // Semantics: An International Handbook of Natural Language Meaning. Berlin: Mouton de Gruyter. 2011. P. 1660–1712.
  • Goddard C. Have to, Have got to, and Must: NSM analyses of English modal verbs of ‘necessity’ // Maite Taboada, Trnavac R. (Eds.) Nonveridicality and Evaluation: Theoretical, computational and corpus approaches. Leiden: Brill. 2014. P. 50–75.
  • Haspelmath M. Indefinite Pronouns. Oxford: Clarendon Press. 1997.
  • Pereltswaig A. Monotonicity-based vs. veridicality-based approaches to negative polarity: evidence from Russian // King T.H., Sekerina I.A. (Eds.) Formal Approaches to Slavic Linguistics: The Philadelphia Meeting 1999. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications. 2000. P. 328–346.
  • Pereltsvaig A. Negative Polarity Items in Russian and the ‘Bagel Problem’ // Przepiorkowski A., Brown S. (Eds.) Negation in Slavic. Bloomington: Slavica Publishers. 2006. P. 153–178.
  • Zwarts F. Nonveridical Contexts // Linguistic Analysis, 25. 1995. P. 286–312.

9. Основная литература

  • Богуславский И.М. Исследования по синтаксической семантике. М.: Наука. 1985.
  • Кузьмина С.М. Семантика и стилистика неопределенных местоимений // Грамматические исследования. Функционально-стилистический аспект. Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика. М.: Прогресс. 1989. С. 145–162.
  • Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М.: Наука. 1985. (Издание 6-е, испр. – М.: Изд-во ЛКИ. 2010). Главы IV, X. http:// lexicograph.ruslang.ru/ TextPdf1/ paducheva1985.pdf
  • Падучева Е.В. Эффекты снятой утвердительности: глобальное отрицание // Русский язык в научном освещении, 2(10). 2005. С. 17–42. http:// lexicograph.ruslang.ru/ TextPdf2/ ryns2005.pdf
  • Селиверстова О.Н. Опыт семантического анализа слов типа все и типа кто-нибудь // Вопросы языкознания, 4. 1964. С. 80–90.
  • Dahl Ö. Some notes on indefinites // Language, 46. 1970. P. 31–41.
  • Fitzgibbons N. What -nibud’-items reveal about Russian // Bailyn J.F. et. al. (Eds.) Formal Approaches to Slavic Linguistics, 19: The 2nd College Park Meeting 2010. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications. 2011. P. 17–32.
  • Fitzgibbons N. On Russian -libo-items and their difference from -nibud’-items: the big picture // The 9th Annual Meeting of the Slavic linguistic Society, Seattle, USA. 2014.
  • Haspelmath M. Indefinite Pronouns. Oxford: Clarendon Press. 1997.
  • Giannakidou A. Polarity sensitivity as (non)veridical dependency. Amsterdam: John Benjamins. 1998.
  • Pereltswaig A. Monotonicity-based vs. veridicality-based approaches to negative polarity: evidence from Russian // King T.H., Sekerina I.A. (Eds.) Formal Approaches to Slavic Linguistics: The Philadelphia Meeting 1999. Ann Arbor: Michigan Slavic Publications. 2000. P. 328–346.
  • Pereltsvaig A. Negative Polarity Items in Russian and the ‘Bagel Problem’ // Przepiorkowski A., Brown S. (Eds.) Negation in Slavic. Bloomington: Slavica Publishers. 2006. P. 153–178.
  • Zwarts F. Nonveridical Contexts // Linguistic Analysis, 25. 1995. P. 286–312.


[1] Т.е. предиката, который описывает ситуацию, имеющую конкретное время и место, ср. *Он купил что-нибудь (Об эпизодических предикатах см. [Булыгина, Шмелев 1997: 120–127]).

[2] Ср. также корпусный пример. Фраза Кто-нибудь нашел путь к ее сердцу заставляет предполагать какой-то специальный контекст. И действительно, это кто-нибудь вполне законно, например, в контексте: Может быть, кто-нибудь нашел путь к ее сердцу. [Н.П. Брусилов. Легковерие и хитрость (1806)]

[3] О том, что всегда и все время могут быть показателями кратности, см. [Падучева 1985: 229].

[4] Различие везде статистически значимо, критерий χ2, p<0,05.