Финитность

А. Б. Летучий, 2011

Финитная форма глагола – форма, основная функция которой – выступать в качестве сказуемого простого предложения или главной клаузы сложного предложения без дополнительных модификаторов. Как правило, финитные формы глагола, в отличие от нефинитных, выражают категории:

В традиционной терминологии финитные формы называются личными. Этот термин подчёркивает, что для понятия финитности существенно то, выражается ли в форме глагола категория лица.

1. Вводные понятия

Параметр финитности vs. нефинитности мы трактуем как выражающий два свойства:

  • свойство формы глагола употребляться преимущественно как сказуемое главного предложения vs. как предикат в подчинённой конструкции;
  • свойство формы глагола и / или конструкции в целом выражать vs. не выражать категории времени, залога, согласовательные категории числа, рода или лица подлежащего.

Наиболее важны категории абсолютного времени (см. Время) и лица (см.) подлежащего – т.н. предикативные категории.

Сходная трактовка принята в англоязычной традиции: “За противопоставлением финитных и нефинитных форм стоит два признака: способность глагола занимать позицию главного предиката полной независимой клаузы и способность принимать личные окончания” [Binnick 1991:69][1]. (цит. по [Cowper 2002]). В некоторых работах, например [Jespersen 1924], первостепенно важным считается первый критерий. См. также [Nikolaeva 2007], где противопоставление по финитности анализируется на материале разноструктурных языков и в различных исследовательских перспективах, а также [Klein 2003] об анализе финитности с разных позиций, например в связи с усвоением языка.

Финитные формы глагола принимают участие в языковом оформлении иллокутивной силы предложения (типа предложения или функции, которую высказывание выполняет в дискурсе: вопрос, утверждение и т.д.). Иллокутивная сила предложения выражается в главной клаузе и строится с использованием грамматических категорий глагола: главным образом лица и абсолютного времени. Эти грамматические категории традиционно называют финитными или предикативными грамматическими категориями (см. [Грамматика 1970], [Грамматика 1980]). Они важны, поскольку время главного предложения обычно интерпретируется как время речевого акта, а лицо может интерпретироваться как лицо говорящего, слушающего или третьего лица, присутствующего при акте коммуникации.

Данные категории способны обозначать, соответственно, положение ситуации во времени по отношению к моменту речи и лицо подлежащего. Наличие данных категорий позволяет представить ситуацию, выраженную финитными формами глагола, как центральную, независимую от других.

Лицо и время могут выражаться и вне главной клаузы, однако в этом случае они не привязаны напрямую к времени речевого акта и лицу говорящего и / или слушающего. Время, например, может иметь относительную интерпретацию, связанную с интерпретацией временных форм в главном предложении: ср. Учитель понял, что мальчик его обманывает, где настоящее время обманывает обозначает не совпадение времени ситуации с речевым актом, а совпадение с временем другой ситуации (подробнее см. Время).

Наклонение в русском языке также прежде всего характеризует финитные формы (см., однако, статью Сослагательное наклонение о сослагательном наклонении, в т.ч., у причастий) – именно ситуация, выраженная в главном предложении, прежде всего характеризуется как реальная, ирреальная, желаемая и т.д., поскольку эти значения тесно связаны с иллокутивной силой предложения.

Мы также различаем финитность конструкции (употребление глагольной конструкции в качестве сказуемого главной клаузы) vs. финитность формы (способность глагольной формы выполнять роль сказуемого главной клаузы самой по себе, без дополнительных модификаторов). В этом смысле формы причастий не являются финитными (они способны быть сказуемыми главного предложения только при наличии связки, ср. Он Ø убит), но их сочетания с глаголом быть (связочные конструкции и формы страдательного залога) финитны и способны выступать в качестве сказуемого.

Различаются финитные формы и финитные употребления нефинитных форм. Даже нефинитные формы, для которых употребление в качестве сказуемого простого предложения или главной клаузы (см. п. 1 Вводные понятия) сложного предложения не является основной функцией, способны к финитному употреблению (как правило, считается, что эта функция вторична по отношению к употреблениям в качестве не главного сказуемого). Подробнее см. п. 2.2.

Имеет смысл считать, что у любого предложения должно быть финитное сказуемое (в том числе финитной является нулевая форма глагола-связки быть в настоящем времени), поскольку именно финитное сказуемое принимает участие в выражении иллокутивной силы предложения, даже если в роли финитного сказуемого употребляется нефинитная по основной функции форма. В частности, русский инфинитив может употребляться в качестве сказуемого главного предложения (Мне сейчас выходить), однако его основная функция – употребление в зависимых клаузах (Я хочу сегодня остаться дома).

Набор финитных и нефинитных форм будет различным, в зависимости от того, какой применяется критерий их выделения (подробнее см. п. 2 Критерии финитности форм и конструкций).

Ниже при обсуждении проблем, связанных с финитностью, используются следующие синтаксические термины.

Полипредикативная конструкция – конструкция, в которой в одном предложении выражены несколько ситуаций, каждую из которых выражает финитная или нефинитная форма глагола. В русском языке к полипредикативным конструкциям относятся:

  • конструкции, в которых обе части содержат формы сослагательного или изъявительного наклонения:
  • (1) Знал бы, что пожалуешь, запряг бы Корсара в тележку. [Ю. Нагибин. Терпение (1990-1995)]

    (2) Когда я поступил в Литинститут, думал, что попаду в семинар к Паустовскому, о чем я, конечно, мечтал. [М. Рощин, Т. Бутрова. Драматургия и проза жизни (2003)]

  • конструкции, в которых одна часть содержит форму сослагательного или изъявительного наклонения, а другая – причастия, инфинитива, деепричастия или квазиимператива:
  • (3) Уродись я с такою мордою, я б надел на неё штаны. (М. Анчаров. Сорок первый)

  • конструкции, в которых одна часть содержит форму инфинитива, а другая – причастия, инфинитива, деепричастия или квазиимператива.
  • (4) Умирать – не в побегушки играть. (М. Булгаков. Белая гвардия)

Подробнее о видах полипредикативных конструкций см. [Shopen 2007], [Podlesskaya 1993], [Haspelmath et al. 2001] (в частности, раздел В. Бизанга «Finite and non-finite languages» - [Bisang 2001]), [Алпатов, Аркадьев, Подлесская 2008].

Главная клауза – часть полипредикативной конструкции, являющаяся главной по отношению к другой. Существуют разные способы определить главную клаузу. В частности, некоторые конструкции и показатели в языках мира способны выступать только в главной клаузе (так называемые main clause phenomena, см. [Hooper, Thompson 1973], [Green 1976], а также работы Е. В. Падучевой, в частности [Падучева 1996: 297–299] для русского языка): например, частицы типа давай (Давай пойдём в кино! – *Он сказал, что давай пойдём в кино).

Зависимая (подчинённая) клауза – часть полипредикативной конструкции, являющаяся подчинённой по отношению к другой (главной).

Подчинённые клаузы делятся на три типа: сентенциальные сирконстанты (обстоятельства), сентенциальные актанты (см. подробнее [Сердобольская 2005]) и сентенциальные определения (подробнее см. Придаточное предложение (см.)).

Существуют разного рода критерии подчинения одной клаузы другой, в частности предлагаемая в [Пешковский 1956 (1928):464] и рассматриваемая подробнее в [Тестелец 2001:259–260] возможность вставления подчинённой клаузы в главную (гнездования), но не наоборот (Вася, когда я ему позвонил, уже ехал в поезде – клауза когда я ему позвонил является подчинённой):

(5) При мощном сложении, крупной голове, крупных чертах лица он, когда сидел, производил впечатление рослого человека. [Г. Я. Бакланов. В месте светлом, в месте злачном, в месте покойном (1995)]

Понятия главной или подчинённой клаузы определимы только по отношению друг к другу: та или иная конструкция может иметь свойства подчинённого предложения в одном случае и не иметь их в другом. Так, конструкции с сочинительным союзом а в некоторых случаях проявляют свойства придаточных предложений (вставляются в другую часть предложения):

(6) Какой неосторожный, подумала Мирель Саламанка, а это была она, <…> и вздохнула так, что телефонная трубка в кулаке Александра обратилась в томного тропического попугая: «Не нужно адреса». [В. Аксенов. Новый сладостный стиль (2005)]

Неоднозначна позиция в данной классификации оборотов, выражающих прямую речь (Он сказал: «Давай пойдём в кино»). Они способны содержать все показатели, характерные для в главной клаузы, но пунктуация фиксирует их подчинённое положение.

Кроме того, обороты прямой речи способны к вставлению в главную клаузу, хотя такие случаи редки:

(7) Завотделом сказал: «Он нам не подходит» о самом сыне Хрущёва!

В то же время сам глагол речи может вставляться в оборот прямой речи, что невозможно для других типов зависимых клауз:

(8) Какой-то гражданин, наверное, попович <…> - «Благодарю, - воскликнул, - Каганович!» [О. Э. Мандельштам. «Какой-то гражданин, наверное, попович...» (1931-1933)]

В языках мира существуют разные средства оформления зависимой клаузы в полипредикативной конструкции. Основными являются:

  • нефинитные формы глагола:
    • деепричастия, формирующие клаузы, выполняющие по отношению к главным клаузам роль обстоятельства (Подъезжая к станции, я посмотрел в окно);
    • причастия, формирующие клаузы, выполняющие по отношению к именной группе в главной клаузе роль определения (Поезд, подъезжающий к станции, стал тормозить);
    • отглагольные имена (масдары), не формирующие полноценных клауз, выполняющие по отношению к глаголу в главной клаузе роль актанта (Он не знает о приезде Пети);
    • инфинитивы, формирующие клаузы, которые выполняют по отношению к главным клаузам роль обстоятельства (Я пришёл вам помочь), актанта (Я хочу вам помочь) или определения при именной группе (Это нож вскрывать банки);
  • цепочки финитных форм глагола и форм глагола с частичными признаками финитности. При данном способе одна из имеющихся в предложении глагольных форм является семантически главной, однако другие формы могут обладать частью или всеми формальными признаками финитных форм. В этом случае говорят о сериальной конструкции – см. [Aikhenvald, Dixon 2006], [Bisang 2009]. Во многих языках (в особенности в языках Южной и Юго-Восточной Азии) такие цепочки могут насчитывать до 10 глагольных форм, обозначающих различные характеристики одной ситуации. В русском языке подобные цепочки финитных форм представлены парными и тройными глаголами типа садись ешь!, пойдём посмотрим и др.
  • придаточные предложения, возглавляемые союзами и союзными словами (Позвони, когда закончишь дела; Пришёл человек, о котором я вчера с тобой говорил).

Как правило, при союзах в языках мира используются финитные формы глагола, для которых характерно также выступать в функции сказуемого главной клаузы (Я вернусь, когда ты скажешь). Однако бывают случаи, когда две стратегии – «союзная» и «нефинитная» – используются одновременно: в зависимой клаузе, возглавляемой союзом, выступает нефинитная форма. В русском языке это явление также встречается (Если поджечь спирт, пламя будет очень яркое; Прежде чем уйти, электрик проверил звонок), подробнее см. п.6.

Некоторые языки мира практически не используют придаточных предложений с союзами, но широко используют нефинитные формы глагола (в частности, таковы языки алтайской семьи). В других языках (многие европейские, например французский, украинский) придаточные предложения используются очень широко. Русский язык также широко использует придаточные предложения, однако (преимущественно в письменной речи) деепричастия и причастия используются чаще, чем, например, во французском и украинском языках (русские конструкции с причастиями типа смеющийся ребёнок, стареющий мужчина зачастую соответствуют французским и украинским конструкциям с определительными придаточными).

Существуют и более экзотические стратегии. Так, арабский язык широко задействует бессоюзное подчинение одной финитной формы другой: в конструкциях типа ‘Мы начинаем есть’ или ‘Я заставил брата отдать мне деньги’ и глагол bada’a ‘начать’ (соответственно, ’aǯbara ‘заставлять’), и глагол ’akala ‘есть’ выступают в финитной форме изъявительного наклонения, лицо и другие грамматические значения могут совпадать или не совпадать.

Каждый из отдельных типов нефинитных форм может более или менее широко использоваться в отдельном языке. Так, масдар (отглагольное существительное) арабского языка по семантике и синтаксическим свойствам, в основном, совпадает с русским отглагольным существительным, однако используется даже в тех случаях, в которых в русском языке используется инфинитив (например, ‘Я хочу поедания слив’ вместо ‘Я хочу поесть слив’, ‘Я пришёл для говорения с тобой’ вместо ‘Я пришёл, (чтобы) с тобой поговорить’).

Сложное предложение (применительно к русскому языку) – предложение, состоящее из двух частей, таких что:

  • либо обе части содержат формы изъявительного или сослагательного наклонения (Знал бы прикуп, жил бы в Сочи;Придёшь – мы с тобой всё обсудим);
  • либо одна из частей присоединяется к другой с помощью союза (Когда стемнеет, будут видны звёзды; Чтобы его не ждать, я сам пошёл ему навстречу).

В том числе сложными считаются предложения, в которых с помощью союза присоединяется инфинитивная конструкция (Если сложить два и три, получится пять).

В других языках мира сложное предложение может определяться по-другому, в зависимости от набора форм глагола и стратегий соединения клауз.

Сложноподчинённое предложение – сложное предложение, одна из частей которого (т.н. главное предложение) является главной по отношению к другой (т.н. придаточное предложение).

Сложносочинённое предложение – сложное предложение, ни одна из частей которого не является главной по отношению к другой. В русском языке сложносочиненные предложения строятся с помощью т.н. сочинительных союзов – и, а, но и некоторых других (см. Союзы).

Однако даже с помощью этих союзов могут строиться предложения, проявляющие некоторые свойства сложноподчинённых. Так, стандартная конструкция с союзом и не проходит теста на вставление одной клаузы в другую (Петя позвонил в деканат и узнал расписание – *Петя, и узнал расписание, позвонил в деканат), тем самым являясь сложносочинённой. Однако некоторые конструкции с и и а проходят этот тест (Петя, и Вася это знал, никогда ничего не делал для других):

(9) Но Ричард Дэвис, директор британского Русского архива в Лидсе, а это был он, стал мне писать, прислал свои замечательные книги о Л.Андрееве, где я нашла сведения и о Тумаркиных. [«Вестник США» (2003)]

(10) Для меня лично, и ты это знаешь, Тошка, родственные узы не играют никакой роли. [Е. Маркова. Каприз фаворита (1990–2000)]

2. Критерии финитности форм и конструкций

Поскольку в русском языке не существует показателя, маркирующего все финитные или все нефинитные формы, существует несколько критериев разграничения этих двух типов форм. Прежде всего это морфологический (маркирование грамматических категорий) и синтаксический (употребление в главных vs. зависимых клаузах) критерии.

Особо следует упомянуть ещё об одном критерии – способности форм в зависимой клаузе иметь собственное подлежащее, отличное от подлежащего формы в главной клаузе, и способах его выражения.

Итак, финитность определяется по следующим двум основным критериям:

Еще одним удобным тестом на финитность является

  • способность иметь собственное подлежащее (см. п. 2.3).

Все эти критерии дают несколько разные результаты. Поэтому мы говорим о шкале финитности, а не о бинарном противопоставлении финитных vs. нефинитных форм.

2.1. Морфологический критерий финитности: маркирование категорий

По критерию маркирования времени, лица (в будущем и настоящем временах) / рода (в прошедшем времени) и числа выделяются следующие финитные формы:

  • формы настояще-будущего времени (см. Время) (маркированы по времени, лицу и числу подлежащего и залогу);
  • формы прошедшего времени (маркированы по времени, роду и числу подлежащего и залогу);
  • формы сослагательного наклонения (маркированы по роду и числу подлежащего и залогу) (кроме находящихся на периферии литературной нормы форм сослагательного наклонения причастий);
  • формы повелительного наклонения, маркированные по числу и всегда в собственно императивном употреблении относящиеся ко второму лицу (ср. возможное Ты не ходи к нему пока! и невозможное *Петя не ходи к нему пока!).

Основным признаком финитности признаётся маркирование лица – по времени маркированы только формы настояще-будущего и прошедшего времени, а также причастия, явно не являющиеся финитными формами по другим критериям. Лицо и род являются критериями финитности для форм глагола, при которых лицо маркируется в настоящем и будущем, а род в прошедшем времени. При этом даже в формах, где маркируется время, его референция может быть абсолютной (по отношению ко времени речевого акта) или относительной (по отношению к другому событию) – см. подробнее в статье Время.

Нефинитными формами, в соответствии с морфологическим критерием, признаются:

Ни одна из этих форм не имеет категории лица. Категории числа и рода имеет только причастие. При этом в полных причастиях эти категории выражаются таким же способом, как у прилагательных (падежно-число-родовыми окончаниями адъективного склонения), а не таким, как у финитных форм глагола.

Промежуточное положение занимает квазиимператив (см. Императив) – условные употребления форм повелительного наклонения (Уродись я с такою мордою, я б надел на неё штаны [М. Анчаров]).

Квазиимператив формально совпадает с императивом, в его форме маркируется единственное число. Однако маркирование числа в квазиимперативе не несёт никакой функции. Подлежащим может быть именной группой любого лица и числа:

(11) Приди мы позже, ничего бы не увидели.

Деление по этому признаку соответствует традиционному, принятому в академических грамматиках русского языка (см. [Грамматика 1980:§§ 1894, 1908]), понятию предикативности («категория, которая целым комплексом формальных синтаксических средств соотносит сообщение с тем или иным временным планом действительности», [Грамматика 1980:§ 1894]). При описании категории предикативности выделяются те формы, которые стандартно употребляются в главном предложении. Понятие личной формы глагола [Грамматика 1980:§ 1517] отличается от понятия финитной формы, так как включает только формы, маркированные по лицу (и, тем самым, не включает формы прошедшего времени).

2.2. Синтаксический критерий финитности: возможность употребляться в главной клаузе

Деление форм на финитные vs. нефинитные по способности выступать в главной vs. зависимой клаузе в основном совпадает с делением по морфологическому критерию. Однако формы сослагательного наклонения инфинитива, нефинитные в соответствии с морфологическими характеристиками, по этому признаку являются финитными.

Наиболее финитны по данному признаку формы повелительного наклонения и сослагательного наклонения инфинитива, практически не способные к употреблению в придаточных предложениях и других зависимых конструкциях без участия союзов (ср. *Поесть бы ему, не болела бы голова). Формы изъявительного наклонения и сослагательного наклонения с формой на -л способны к такому употреблению (ср. Поел бы он, не болела бы голова).

Наименее финитны деепричастия, причастия и квазиимперативы, которые, наоборот, не способны выступать в качестве сказуемого главной клаузы.

Промежуточное положение занимают нефинитные формы, способные использоваться в качестве сказуемого главной клаузы, для которых эта функция, однако, не является основной. Типологически эти формы очень многообразны (см. [Калинина 2001]). В русском языке это возможно только для инфинитива (см. там же). Так, инфинитив может выступать в качестве сказуемого главной клаузы в некоторых модальных употреблениях (Мне выходить – необходимость, Встать! – приказ), однако не считается финитной формой, поскольку:

  • может являться сказуемым главной клаузы в очень ограниченном числе контекстов;
  • в некоторых случаях в употреблении инфинитива в качестве сказуемого можно усматривать нулевую связку.

В этих случаях конструкция допускает перенос в прошедшее или будущее время с добавлением формы прошедшего времени вспомогательного глагола быть (например, в значении возможности – Не понять (было), кто прав, кто виноват). Тем самым, эти употребления инфинитива нельзя считать полностью финитными. Тем не менее, некоторые употребления инфинитива такого переноса не допускают (Участвовать или не участвовать? – *Было участвовать или не (было) участвовать?).

(12) ― Фомичев что-то помычал и покашлял ― не разобрать было что. [С. Бабаян. Ротмистр Неженцев (1995-1996)]

(13) Приморье от Ленинграда не ближний свет, а в той свистопляске не понять было, куда делся человек, почему его не видно? [И. Николаев. Последний приказ генерала (2001)]

С другой стороны, и финитные формы способны употребляться не только как сказуемое главного или простого предложения. Они могут выступать и в придаточном предложении. Часто в этом случае имеется соотношение «финитная форма / нефинитная форма»: оба варианта допустимы, однако употребление финитной формы как зависимой требует наличия союза. Кроме того, при финитной форме допустимо несовпадение подлежащих главного и придаточного предложений (см. п. 2.3). С финитной формой конкурируют или распределены по контекстам инфинитив, причастия и деепричастия:

(14) Я хочу пойти в кино. – Я хочу, чтобы Вася пошёл в кино.

(15) Приехав, мы сразу разобрали вещи. – Когда мы приехали, мы сразу разобрали вещи.

(16) Тут приковылял на кухонную половину ничего не понявший Аркашка. [В. Астафьев. Пролетный гусь (2000)] – То же самое и с Мироновым, который не понял смысла монолога о католичестве и православии. [Б. Рогинский. Нечто об еже (2003)]

Признак способности / неспособности употребляться в придаточных предложениях (зависимых конструкциях, вводимых союзами) отделяет деепричастия и причастия от всех основных форм: деепричастия наименее финитны, поскольку не употребляются в придаточных.

2.3. Критерий субъектности (способности иметь подлежащее)

Ещё один критерий финитной формы – способность иметь своё подлежащее, которое может быть не кореферентно подлежащему другого предиката. По данному критерию выделяются:

  • наиболее финитные – формы, способные иметь собственное подлежащее, маркированное номинативом (формы настоящего, прошедшего, будущего времени, сослагательного наклонения и квазиимператива);
  • формы, способные иметь собственное подлежащее, которое, однако, не может маркироваться номинативом (инфинитив, сослагательное наклонение инфинитива);
  • формы, не способные иметь собственное подлежащее (деепричастие, причастие).

По данному признаку, в отличие от предыдущего, квазиимператив попадает в число финитных форм, так как способен иметь выраженное номинативной группой подлежащее, отличное от подлежащего главной клаузы.

2.4. Сопоставление результатов по разным критериям финитности

В таблице 1 обобщаются результаты применения разных тестов на финитность к формам, традиционно считающимся нефинитными, – инфинитиву, деепричастию и причастию – а также нефинитной форме квазиимператива.

Таблица 1. Признаки финитности у нефинитных форм

независимое выражение подлежащего

способность иметь подлежащее, не совпадающее с главным

употребление в придаточных

маркирование лица и числа подлежащего

инфинитив

+

+ (не для всех)

+

-

квазиимператив

+

+

-

-

деепричастие

-

-

-

-

причастие

-

-

-

-

Как видно из таблицы, нефинитными по всем критериям оказываются деепричастие и причастие. Для инфинитива и квазиимператива результаты по разным тестам на финитность не совпадают: они являются нефинитными с морфологической точки зрения, но с синтаксической обнаруживают некоторые черты финитных форм.

3. Случаи, промежуточные между финитными и нефинитными формами

Существуют сложные случаи, когда однозначно решить вопрос о финитности затруднительно. Трудности с определением финитности и ее «носителя» возникают, в частности, для следующих конструкций:

  • конструкции с как будто и чтобы (см. п. 3.1) (Как будто сам не знаешь! Чтобы быстро был в постели!);
  • конструкции с частицами давай, да, пусть, пускай и т.п. (см. п. 3.2) (Давай поженимся! Пусть всегда будет солнце!);
  • конструкции с безличными предикативами, краткими прилагательными и причастиями (см. п. 3.2) (Вы свободны! Жаль расставаться!).

3.1. Вопрос о финитности в конструкциях с как будто и чтобы

Сложный случай с точки зрения финитности представляют собой независимые употребления конструкций с как будто, точно, будто, чтобы, хоть бы, если бы:

(17) Чтоб духу твоего здесь не было! ― сорвалась Нелли Сергеевна на крик. [В. Астафьев. Пролетный гусь (2000)]

(18) ― Тут не гигиенично. ― Как будто ты из Андалузии приехала! [С. Довлатов. Заповедник (1983)]

Для конструкций с союзами, не содержащими бы, финитность вычисляется следующим образом:

  • форма изъявительного наклонения, прошедшего или настоящего времени – финитная;
  • конструкция с как будто – исходно нефинитная, функция основного сказуемого – вторичная.

Тем самым, в данных случаях в функции финитного сказуемого употребляется конструкция с финитной глагольной формой, однако само это сочетание исходно не является финитным (его функция – употребляться в придаточных предложениях).

Напротив, в конструкциях с чтобы, если бы, хоть бы форма глагола, внешне совпадающая с формой прошедшего времени (хоть бы он пришёл), на самом деле ей не является (см., в частности, [Brecht 1977]). Часть из этих конструкций (чтобы, если бы) преимущественно используются как финитные, т.е. в главном предложении, другая часть (хоть бы) – преимущественно в зависимом. Тем самым, не для всех из них имеет место переход нефинитной конструкции в финитную: конструкция с хоть бы изначально является преимущественно финитной.

У некоторых из этих конструкций существуют варианты с инфинитивом: Чтоб тебе лопнуть! Если бы опять туда вернуться! (подробнее см. Сослагательное наклонение)

3.2 Вопрос о финитности в конструкциях с частицами

Неоднозначен статус глагольных конструкций с частицами давай(те), айда, да, пусть, пускай способных употребляться в качестве основного сказуемого с инфинитивом или личной формой (Давай поедем в Питер, Айда гулять).

(19) А ну, ребята, айда побираться! Братья с голоду пухнут! [Б. Окуджава. Новенький как с иголочки (1962)]

(20) ― Тёплая-то какая! ― Давай искупнемся, малыш. ― У меня купальника нет. [А. Варламов. Купавна (2000)]

Эти частицы не являются формами глагола, однако, поскольку в целях системности целесообразно считать, что любое простое предложение как целое финитно, свойство финитности нужно усматривать либо у самих частиц, либо у глаголов, либо в целом у сочетаний. В отличие от предикативов типа надо (см. п. 3.3), данные частицы не допускают связки было или будет.

Два свойства – закреплёность за определённым временем / наклонением и за определённым лицом (1 л. + 2 л.) также объединяют данные конструкции с финитными формами глагола.

При сочетаниях частиц давай(те), айда с инфинитивом (айда гулять, давай играть) свойство финитности привносится частицей, так как форма глагола (преимущественно) нефинитна. При сочетаниях давай(те), да, пусть, пускай с формами настоящего и будущего времени (да будет свет, пусть / пускай говорит, что хочет) финитностью обладает и сама форма глагола, и её сочетание с частицей.

3.3. Вопрос о финитности конструкций с безличными предикативами, краткими прилагательными и причастиями

Безличные предикативы (см.) типа надо, лень, жаль, плохо не являются финитными, поскольку имеют варианты с ненулевой связкой в прошедшем и будущем времени, а также сослагательном наклонении (Мне было лень это делать, Надо будет туда поехать, Легко можно было бы определить этот термин по-другому). По всей вероятности, это означает, что финитность в конструкцию привносит сочетание «предикатив + связка» (в настоящем времени – нулевая), а не предикатив сам по себе. Конструкции с частицами типа Пусть он придёт (см. выше) такого переноса не допускают - именно поэтому в них финитными считаются обе части.

Аналогичные трудности возникают при определении финитности кратких форм прилагательных и причастий, которые способны употребляться без выраженной связки (Вы окружены). Числовое поведение этих форм идентично наблюдаемому при финитных формах глагола: вежливое Вы контролирует согласование по множественному числу – и отличается от наблюдаемого при существительных, полных формах прилагательных и причастий (подробнее см. Число):

(21) Вы знаете, где мы находимся?

(22) Вы окружены (*окружен) / так добры (*так добр) ко мне.

(23) Вы такой добрый (*такие добрые).

(24) Вы идиот (*идиоты).

Однако краткие формы при употреблении в других временах, помимо настоящего, требуют выраженной связки. Тем самым, следует считать, что финитность в конструкцию привносит сочетание «краткая форма прилагательного или причастия + связка».

4. Связь финитности с другими грамматическими категориями

В русском языке финитность тесно связана с категорией наклонения и, шире, противопоставлением реальных и ирреальных ситуаций.

Для ирреальных ситуаций существует особая нефинитная форма, употребляющаяся при определённых условиях, чаще всего при совпадении подлежащих главной и зависимой клауз, – инфинитив:

(25) Мы пришли посмотреть фильм.

(26) Я хочу увидеть Машу.

(27) Я приду пораньше, чтобы тебе меня не ждать.

Для реальных ситуаций такой специализированной формы не существует. Если ситуация, выраженная в придаточном, реальна, то употребляется конструкция с финитной формой, независимо от того, совпадают ли подлежащие главного и придаточного предложения: Я знаю, что ошибся; Я знаю, что Маша приехала.

5. Финитность зависимых конструкций

Наряду с финитностью формы, говорят о финитности зависимой конструкции (= способа её построения) в целом. Зависимые конструкции и обороты упорядочиваются по финитности в соответствии с тем:

  1. возможно ли в них независимое выражение подлежащего (см. п. 2.3);
  2. вводятся ли они специальным средством (союзом), см. также п. 6.

Эти два параметра дают следующую классификацию:

  • финитные зависимые без союза (Я знаю: он придёт; Я думаю, он придёт – независимое выражение подлежащего возможно, союз не употребляется).

ПРИМЕЧАНИЕ. Ни одна часть предложения в этом случае не маркируется как зависимая. Синтаксические тесты также не выявляют зависимого статуса одной из предикаций. Поэтому предикация он придёт считается подчинённой в основном, из логико-семантических соображений, так как заполняет валентность предиката (знать, думать).

  • придаточные предложения с союзом и финитной формой (Я знаю, что он придёт – независимое выражение подлежащего возможно; союз употребляется);
  • придаточные предложения с союзом и инфинитивом (Я приехал, чтобы тебе не ждать – независимое выражение подлежащего возможно, но не во всех случаях, см. ниже п. 6);
  • инфинитивные обороты без союза (Я хочу прийти; *Я хочу мне прийти) – независимое выражение подлежащего невозможно;
  • причастные и деепричастные обороты (независимое выражение невозможно; союз не употребляется).

Данная классификация отличается от классификации самих форм по финитности / нефинитности (см. п. 2). В частности, придаточные предложения в полипредикативных конструкциях (см. п. 1) с союзами (собственно придаточные предложения (см. п.1)) более финитны, чем инфинитивные обороты без союза, даже если в них употребляется одна и та же форма (инфинитив). В придаточных предложениях инфинитив может иметь своё подлежащее, способное выражаться именной группой в дательном падеже (Я приехал сам, чтобы тебе не ждать), в инфинитивных оборотах его подлежащее всегда совпадает с подлежащим главной клаузы предложения и в инфинитивном обороте не выражается (*Я собираюсь мне прийти, *Я требую тебе заплатить долг).

Упорядочение пунктов 1 и 2 проблематично. Бессоюзные зависимые поставлены здесь выше союзных, поскольку по смыслу иногда являются главными (Я знаю, что Вася приедет – утверждение о знании, Я знаю: Вася приедет – о приезде Васи). Помимо этого, тест на вставление придаточного предложения внутрь главного не выявляет зависимой конструкции в случаях типа Я знаю: Вася приедет.

(28) Знал, что Вася приедет, не Петя, а Дима. (придаточное предложение, вставление допустимо)

(29) *Знал, Вася приедет, не Петя, а Дима. (бессоюзное сложное предложение, вставление недопустимо)

6 Классификация обстоятельственных придаточных предложений по финитности

К. Хенгевельдом [Hengeveld 1995] предложена шкала, которая упорядочивает семантические типы обстоятельственных зависимых клауз в языках мира по тому, насколько глаголы в них склонны к выражению в финитной форме. Для русского языка положение придаточных на подобной шкале можно определять по возможности употребления в них инфинитива (поскольку инфинитив является нефинитной формой глагола и зачастую конкурирует в придаточных предложениях с финитными формами). Возможность употребления инфинитива и финитной формы в разных типах приаточных предложений связан с признаком кореферентности субъектов в главном vs. в придаточном предложении:

  • инфинитив может / не может / обязан употребляться, если субъекты главного и придаточного предложений не кореферентны;
  • инфинитив может / не может / обязан употребляться, если субъекты главного и придаточного предложений кореферентны.

Правила для финитных форм менее строги и менее прямо зависят от кореферентности субъектов.

По этим параметрам обстоятельственные придаточные в русском языке разбиваются на следующие классы:

6.1. Употребление инфинитива невозможно

Употребление инфинитива невозможно как если субъекты главного и придаточного предложений кореферентны, так и если они не кореферентны, для следующих семантических типов придаточных:

  • уступительное (Политик принял предложение, хотя ранее заявлял (*заявлять) о своём отказе // хотя ранее газеты сообщали (*газетам сообщать) о его отказе):

(30) Формула Талейрана “Кто не жил до 1789 года, тот не знает радости жизни” чудесным образом огибает Дюма, хотя он родился через 13 лет после Революции. [Рецепты национальных кухонь: Франция (2000-2005)]

(31) Внимая молодому профессору, он теперь во всем с ним соглашался, не слушая, хотя ранее со многим бы спорил. [Ю. Н. Тынянов. Пушкин (1935-1943)]

  • временнóе со значением предшествования или одновременности (Вася осознал свою ошибку, когда вернулся (*вернуться) домой; После того, как Петя вернулся (*Пете вернуться) домой, Вася осознал свою ошибку):

(32) То, что его бьют, Вовка понял не сразу, а почему-то лишь после того, как бить перестали и он очутился в комнате. [С. Таранов. Мстители (1999)]

(33) Только после того как узнал от Томилина про Аксинью, понял Степан <…>, что <…> любил он ее тяжкой, ненавидящей любовью. [М. А. Шолохов. Тихий Дон (1928-1940)]

  • причинное (Вася не пришёл, потому что / так как был (*быть) болен), подробнее см. [Podlesskaya 1993]:

(34) Грузовик уехал было, но через пять минут вернулся, потому что выяснилось, что забыли корреспондентов. [А. Стругацкий, Б. Стругацкий. Понедельник начинается в субботу (1964)]

(35) На эти соревнования по боксу Зотов пошел потому, что узнал: туда пойдет компания Жанны с кукушонком. [М. Анчаров. Как Птица Гаруда (1989)]

  • сравнительное (Он стоял на месте, как будто ничего не понял / *не понять), подробнее см. [Черемисина 1976]:

(36) Мама стала желтая, а старушкин поросенок вдруг завизжал, как будто понял, что здесь шутки плохи. [В. Драгунский. Денискины рассказы (1963)]

(37) ― Невозможно, невозможно жить, ― говорила тетя в нос, как будто у нее был насморк. [В. П. Катаев. Белеет парус одинокий (1936)]

Примеры типа Вася не торопится, хотя нам выходить через полчаса не нарушают запрета на инфинитив в уступительных и других подобных конструкциях. Инфинитив в них появляется не в нефинитном, а в финитном употреблении (ср. независимое предложение Нам выходить через полчаса!), а затем в качестве финитной формы попадает в состав придаточного предложения (см. п. 2.2).

6.2 Употребление инфинитива возможно только при кореферентности субъектов

Употребление инфинитива возможно только при кореферентности субъектов главного и придаточного предложений для временнóго придаточного со значением следования (Прежде чем / до того как прийти туда, я долго блуждал по переулкам; ???Прежде чем / до того как ему меня встретить, я долго блуждал по переулкам):

(38) Прежде чем приехать, они проходили строгий отбор, ведь Новый Уренгой был закрытым посёлком. [«Экран и сцена» (2004)]

Но даже в этом случае употребление инфинитива не обязательно: наряду с ним в придаточном данного типа может употребляться и финитная форма (Я долго блуждал по переулкам, прежде чем пришел сюда): ср. примеры с инфинитивом и финитной формой одного и того же глагола узнать:

(39) <…> прежде, чем узнать ее, я узнала его, меня ввело в заблуждение то, что она выглядела так молодо, а ведь ей было в то время под шестьдесят! [Н. Н. Берберова. Курсив мой (1960-1966)]

(40) Полынов выстрелил, прежде чем узнал его. Большеголовый ― с его лица не успела сползти глуповатая растерянность ― упал, сбив собой жаровню. [Д. Биленкин. Космический бог (1967)]

При этом, если употребляется финитная форма, придаточное предложение чаще всего следует за главным (71 из первых 100 примеров в Подкорпусе художественных текстов). Предложения с прежде чем и инфинитивом в большинстве случаев предшествуют главному или вставлены в него (75 из первых 100 примеров в Подкорпусе художественных текстов).

При некореферентности субъектов почти всегда употребляется финитная форма, однако встречаются исключения:

(41) ― Хорошо, я уйду <…>, ― ответил Говорящий Сверчок, ― но, прежде чем я уйду, выслушай полезный совет. [А. Н. Толстой. Золотой ключик, или приключения Буратино (1936)]

(42) ― Прежде чем мне уехать, выслушайте несколько слов. [М. С. Шагинян. Месс-Менд, или Янки в Петрограде (1923-1924)]

6.3. Употребление инфинитива обязательно при кореферентности субъектов и возможно, но не обязательно, если они не кореферентны

Употребление инфинитива обязательно (или почти обязательно) при кореферентности субъектов и возможно, но не обязательно при их некореферентности для целевых придаточных (Он взял деньги, чтобы потом за ними не возвращаться / *не возвращался; Он взял деньги, чтобы Васе потом за ними не возвращаться / okчтобы Ва потом за ними не возвращался):

(43) Ты говоришь за двоих, не заметил? ― Чтобы тебе не отвечать, не мучиться. Ты ведь добрая женщина. [Е. Белкина. От любви до ненависти (2002)]

(44) ― Чего только не сделал этот его товарищ, чтобы всучить ему нож, сказал один из спутников старика … [Ф. Искандер. Бедный демагог (1969)]

В Корпусе, впрочем, встречаются контексты с финитной формой, где субъекты главного и придаточного предложений кореферентны:

(45) Тоже и соловья молодого надо было кормить муравьиными яичками, чтобы он потом пел лучше всех. [М. М. Пришвин. Колобок (1906)]

6.4. Употребление инфинитива возможно, но не обязательно, и при кореферентности субъектов, и при их некореферентности

Употребление инфинитива возможно, но не обязательно как если субъекты кореферентны, так и если они некореферентны, в условных придаточных (Если его позвать, он придёт; Если вы его позовёте, он придёт), подробнее об условных конструкциях см. [Podlesskaya 1993], [Shopen 2007]:

(46) Если попросить (или хотя бы попытаться занять) у него десять рублей, он тут же начнет бормотать о том, что у него нет мелких купюр. [«Лиза» (2005)] (субъекты не кореферентны, инфинитив).

(47) Но если ты донесешь на меня, ― у меня могут быть неприятности. [З. Прилепин. Санькя (2006)] (субъекты не кореферентны, финитная форма).

(48) Если прийти в Лувр пораньше, тотчас после открытия, то вы увидите, как то тут, то там на этих решетках неподвижно стоят люди, главным образом старики и старухи. [К. Г. Паустовский. Наедине с осенью (1963)] (субъекты кореферентны, инфинитив).

(49) Если я это не выясню доподлинно ― ночей же спать не буду. [В. Рыбаков. Трудно стать Богом (1996)] (субъекты кореферентны, финитная форма).

Выбор инфинитива vs. финитной формы в условном предложении связан с референтностью субъекта. Инфинитив без кореферентности субъектов используется зачастую при нереферентном субъекте или субъекте-говорящем (если занять у него десять рублей = ‘если какой угодно человек займёт у него десять рублей’ или ‘если я у него займу десять рублей’).

6.5. Употребление инфинитива обязательно всегда

Только с инфинитивом может употребляется заместительное придаточное (Он взял деньги, вместо того, чтобы отказаться / ???отказался):

(50) То есть вместо того, чтобы уволить людей, реорганизовали ведомства ― способ действий, типичный для Путина. [Ю. Латынина. Самурайская дружба (2003)]

Обязательность инфинитива в заместительном придаточном связана с тем, что этот тип практически не употребляетсяв случае, когда субъекты не кореферентны (как правило, если одна ситуация рассматривается как замещающая другую, это ситуации с одним субъектом). В Корпусе, однако, есть небольшое число примеров с некореферентностью, где употребляются финитные формы:

(51) И в тот момент, когда вместо того, чтобы он знал всем нутром, его заставили заучить какую-то фразу или какой-то образ, все начинает вымирать. [митрополит Антоний (Блум). Вопросы брака и семьи (1985-1995)]

6.6. Результаты классификации обстоятельственных придаточных по финитности

Результаты классификации обстоятельственных придаточных по финитности приводятся в Таблице 2.

Таблица 2. Употребление инфинитива vs. финитных форм в разных типах обстоятельственных придаточных

тип придаточного

условия употребления INF

условия употребления финитных форм

условное

нереферентный субъект при реальном условии

____________________[2]

временное (следование)

в основном, кореферентность субъектов главной и подчиненной клаузы

_____________________

временное (предшествование и одновременность)

не употребляются

_____________________

сравнительное

не употребляются

_____________________

целевое

как правило, кореферентность актантов главной и подчинённой клаузы (обычно субъектов)

как правило, некореферентность актантов (субъектов или других) главной и подчинённой клаузы

заместительное

кореферентность субъектов

почти не употребляются

уступительное

не употребляются

______________________

причинное

не употребляются

_____________________

В целом распределение синтаксических свойств по типам придаточных соответствует типологическим ожиданиям, изложенным в [Hengeveld 1995].

1) Только финитные конструкции употребляются при типах придаточных, подразумевающих, что ситуация, выраженная в придаточном, предшествует ситуации в главном, одновременна с ней, и, тем самым, обладающих свойством фактивности:

  • уступительных;
  • причинных;
  • временных со значением предшествования или одновременности.

2) Нефинитные (инфинитивные) конструкции жёстко ограничены случаями кореферентности субъектов (и даже при этом условии не обязательны) при придаточных, подразумевающих, что ситуация в придаточном следует во времени за ситуацией в главном предложении, а именно во временных придаточных со значением следования. В этом случае говорящий подразумевает, что ситуация в придаточном предложении должна иметь место, однако степень уверенности в её совершении в будущем ниже, чем в прошедшлом или настоящем (см. [Dahl 1985] об особой природе будущего времени).

Нефинитные конструкции преобладают и при кореферентности субъектов. Они практически обязательны в типах придаточных, подразумевающих, что ситуация в придаточном ещё не имеет места и не обязательно будет иметь место, т.е. она ирреальна, – условных и целевых.

Распределение финитных и нефинитных форм не вполне предсказуемо в трёх случаях.

1) В условных конструкциях употребление нефинитной формы (инфинитива) допустимо при реальном, но редко встречается при ирреальном условии. При реальном условии глагол в подчинённой клаузе зачастую стоит в нефинитной форме (инфинитиве), а при ирреальном чаще всего употребляется специализированная ирреальная финитная форма (сослагательное наклонение):

(52) Если положить на воротник куницу да пустить капишон на шёлковой подкладке, так и в двести войдёт. [Н. В. Гоголь. Шинель (1842)]

(53) Боялся того, что вот, если бы немцы пришли, как в кино, и всех бы стали убивать, то я бы притворился мёртвым и ни за что бы не шелохнулся, лежал бы, как мёртвый. [Е. Гришковец. ОдноврЕмЕнно (2004)]

Встречаются и исключения, когда нефинитная форма (инфинитив) употребляется вместе с частицей бы при ирреальном условии (подробнее о распределении способов выражения условия см. сборник [Храковский 1998]):

(54) Если бы вспомнить хоть какую деталь последнего сновидения, можно было бы попытаться вжиться в него, вернуть. [А. Битов. Рассеянный свет (1981)]

Отметим, что независимые употребления если бы в простом предложении с инфинитивом достаточно частотны:

(55) Всё это не для меня. Вот если бы повидаться… Ну, Бог даст, я к вам в гости приеду… [И. Муравьева. Мещанин во дворянстве (1994)]

В сравнительных конструкциях с показателями будто (бы), как будто (бы), словно, точно употребляется только изъявительное наклонение, хотя ситуация, являющаяся эталоном сравнения, почти никогда не имеет и не может иметь места (см. подробнее [Черемисина 1976]:

(56) Вслед за хозяйкой полковник проскользил в гостиную и вдруг оторопел, словно увидел перед собой слона или американский небоскреб Эмпайр Стэйт Билдинг. [В. Войнович. Монументальная пропаганда (2000)]

Только нефинитные конструкции употребляются при заместительных придаточных, что связано с кореферентностью субъектов. При этом ситуация в придаточном предложении может быть как реальной (Вместо того, чтобы пойти на речку, мы решили остаться дома), так и ирреальной (Вместо того, чтобы лежать на диване, сделал бы уроки).

Вероятно, употребление инфинитива в данном случае связано с тем, что изначально подразумевается, что ситуация в придаточном не имеет или не должна иметь места, поскольку заменяется другой ситуацией. В последнем примере на самом деле ситуация в придаточном реальна, а в главном – ирреальна, поскольку предложение в целом ирреально (говорящий выражает своё желание, которое (пока) не осуществлено). Предложение следует понимать как ‘Я бы хотел, чтобы ситуация «ты лежишь на диване» не имела места, а ситуация «ты делаешь уроки» имела место’, то есть ситуация в придаточном всё равно должна, по мнению говорящего, оказаться ирреальной.

7. Статистика

В таблице 3 приводятся диахронические данные по частотности финитных форм vs. инфинитивов в придаточных предложениях (см. п. 6):

Таблица 3. Доля финитных форм глагола в придаточных предложениях

18 век

1801–1850

1851–1900

1901–1950

1951–2000

изъявительное и сослагательное

9371 / 2777

28640 / 6339

100840 / 19534

151946 / 30177

237668 / 49408

инфинитив

3710 / 2053

11199 / 7523

37506 / 23550

55721 / 35353

86517 / 51303

соотношение

0,4 / 0,74

0,39 / 1,19

0,37 / 1,21

0,37 / 1,17

0,36 / 1,04

При поиске был задан список союзов: чтобы | чтоб | когда | что | как | хотя | если, непосредственно после которых встречается форма изъявительного / сослагательного / повелительного наклонений и инфинитива. Первое число в клетке обозначает поиск по всем союзам, второе – за вычетом союзов что и как.

Как видно из таблицы 3, доля инфинитива по отношению к финитным формам сравнительно невелика во все периоды и меняется крайне незначительно (в целом наблюдается небольшое уменьшение доли инфинитива). Преобладание финитных форм связано с высокой частотностью союзов что и как, при которых в основном встречаются финитные формы.

Если же не принимать во внимание союзы что и как, то соотношение финитных и нефинитных форм оказываетсяследующим. Уже в начале 19 века начинают преобладать нефинитные формы. Это происходит за счёт сравнительно высокой встречаемости союзов чтобы и если. Данные союзы не требуют обязательно инфинитива, но процент инфинитива высок. В последний период соотношение финитных форм и инфинитива становится практически равным.

В таблице 4 приводятся диахронические данные по частотности нефинитных и финитных употреблений инфинитива (подробнее о финитных употреблениях инфинитива см. п. 2.2).

Таблица 4. Распределение употреблений инфинитива (всего / на миллион словоупотреблений)

18 век

1801–1850

1851–1900

1901–1950

1951-2000

поисковые запросы, выявляющие нефинитные употребления

после предикатива (мне нужно поработать)

5485 / 1593,74

16177 / 1815,93

57053 / 2002,03

101681 / 2074,18

141966 / 2172,24

после союза (я пришёл, чтобы поговорить с вами)

1636 / 475,36

6177 / 693,39

19026 / 667,63

28137 / 573,96

37778 / 578,05

после глагола (Я хочу есть)

20747 / 6028,32

75452 / 8469,8

240965 / 8455,61

373363 / 7616,21

536943 / 8215,85

поисковые запросы, выявляющие финитные употребления

после точки, перед ли или или (Ехать ли мне?)

2

3

2 (+ 1 стать)

6

4

после запятой, перед ли или или (не знал, ехать ли ему)

16 / 4,65

37 / 4,15

79 / 2,77

130 / 2,65

176 / 2,69

после вин. падежа + DAT (Это задание ему не осилит), либо до группы в вин. падеже (Ему не осилить это задание)

2 + 0

15 + 6

41

73

105

после вопросительного местоимения, перед знаком препинания (куда бежать?)

99 / 28,77

476 / 53,43

1814 / 63,65

2876 / 58,67

5173 / 79,15

не глагол + не + inf,pf (чашку не склеить)

1239 / 360,06

2427 / 272,43

8084 / 283,65

11539 / 235,39

20274 / 310,2

Первая цифра в строке обозначает абсолютное количество заданных конструкций в заданный период, вторая – количество на миллион словоупотреблений.

Как видно из таблицы 4, конструкции с финитным употреблением инфинитива, по данным Корпуса, ведут себя на протяжении 18–20 вв. по-разному. Часть из них (куда ехать) становятся явно частотнее, другие (не знал, ехать ли ему) становятся менее частотными, третьи (чашку не склеить, тебе не сбежать) не демонстрируют выраженных тенденций.

Показательно, что во второй половине XX в. большое количество конструкций, у которых до этого наблюдался спад частотности, стало более частотными (куда бежать, чашку не склеить, я хочу есть). Возможно, это связано с изменениями в литературном языке в целом и в частности – в языке художественной литературы.

При этом, если считать XX в. в целом, доля нефинитных употреблений инфинитива (за исключением употреблений после предикатива) становится меньше, чем в предшествующие.

Нефинитные употребления инфинитива также неоднородны в смысле встречаемости. Так, в XX в. наблюдается явный спад встречаемости инфинитива после союзов. Встречаемость после предикативов растёт весь рассматриваемый период.

8. Библиография

  • Алпатов В.М., Аркадьев П.М., Подлесская В.И. Теоретическая грамматика японского языка [часть 1, часть 2]. М.: Наталис. 2008.
  • Грамматика 1970 – Шведова Н.Ю. (Ред.) Грамматика современного русского литературного языка. М.: Наука. 1970.
  • Грамматика 1980 – Шведова Н.Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980.
  • Калинина Е.Ю. Нефинитные сказуемые в независимом предложении. М.: ИМЛИ РАН. 2001.
  • Падучева Е.В. Семантические исследования. Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива. М.: ЯСК, 1996.
  • Сердобольская Н.В. Синтаксический статус актантов зависимой нефинитной предикации. Канд. дисс. М.: МГУ. 2005.
  • Тестелец Я.Г. Введение в общий синтаксис. М.: РГГУ. 2001.
  • Храковский В.С. (Ред.) Типология условных конструкций. СПб.: Наука. 1998.
  • Черемисина М.В. Сравнительные конструкции в русском языке. Новосибирск: Наука. 1976.
  • Aikhenvald A., Dixon R.M.W. (Eds.) Serial verb constructions. A cross-linguistic typology. Oxford: OUP. 2006.
  • Binnick R.I. Time and the Verb. Oxford: Oxford University Press. 1991.
  • Bisang M. Finite vs. non-finite languages // Haspelmath M, König E., Oesterreicher W., Raible W. (Eds.) Language Typology and Language Universals. An International Handbook. Berlin–New York: De Gruyter. 2001.
  • Bisang W. Serial verb constructions. Language and linguistics compass. 2009. P. 792–814.
  • Cowper E. Finiteness. Manuscript. 2002.
  • Dahl Ö. Tense and aspect systems. Oxford: Blackwell. 1985.
  • Haspelmath M, König E., Oesterreicher W., Raible W. (Eds.) Language Typology and Language Universals. An International Handbook. Berlin New York: De Gruyter. 2001.
  • Hooper J., Thompson S.A. On the applicability of root transformations // Linguistic inquiry. V. 4. 1973.
  • Brecht R. Čtoby or čto and by. Folia Slavica 1, 33-41. 1977.
  • Green G.M. Main clause phenomena in subordinate clauses // Language 52 (2), 1976.
  • Hengeveld K. Semantic type, factivity and the expression of adverbial clauses // Hengeveld K. (Ed.) The internal structure of adverbial clauses (EUROTYP Working Papers, V.5). 1995. P. 119–132.
  • Jespersen O. The philosophy of grammar. London: Allen & Unwin. 1924.
  • Klein W. On Finiteness // V. Van Geenhoven (Ed.) Semantics meets acquisition. Dordrecht: Kluwer. 2003.
  • Nikolaeva I. (Ed.) Finiteness. Theoretical and empirical foundations. Oxford: Oxford University Press. 2007.
  • Podlesskaya V.I. Causatives and causality: towards a semantic typology of causal relations // Comrie B., Polinsky M. (Eds.) Causatives and Transitivity. Amsterdam–Philadelphia: John Benjamins. 1993.
  • Raible W. Linking clauses // Haspelmath M, König E., Oesterreicher W., Raible W. (Eds.) Language Typology and Language Universals. An International Handbook. Berlin New York: De Gruyter. 2001.
  • Shopen T. (Ed.) Language Typology and Syntactic Description: Complex Construction. Сambridge: CUP. 2007.
  • 9. Основная литература по теме

    • Латышева А.Н. и др. (Ред.) Сложное предложение: традиционные вопросы теории и описания и новые аспекты его изучения, вып. 1. Материалы научной конференции. М. 2000.
    • Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М.: Учпедгиз. 1956.
    • Подлесская В.И. Импликативные конструкции: некоторые проблемы типологической классификации // Вопросы языкознания, 6. 1995.
    • Подлесская В.И. Сложное предложение в современном японском языке: материалы к типологии полипредикативности. М. 1993.
    • Черемисина М.И. Общий подход к структурной типологии полипредикативных конструкций // Убрятова Е.И., Литвин А.А. (Ред.) Структурные типы синтетических полипредикативных конструкций в языках разных систем. Новосибирск: Наука. 1986. С. 9–32.
    • Юлдашев А.А. Соотношение деепричастных и личных форм глагола в тюркских языках. Москва: Наука. 1977.
    • Givón T. Syntax. Vol. 2. Amsterdam: Benjamins. 2001.
    • Haiman J., Thompson S.A. 1984. “Subordination” in universal grammar // Proceedings of the 10th annual meeting of the Berkeley Linguistics Society. 1986. P. 510—523.
    • Schmidtke-Bode K. A typology of purpose clauses [Typological studies in language, 88]. Amsterdam–Philadelphia: Benjamins. 2009.


    [1] “There were two main criteria underlying this distinction: the verb’s ability to appear as the main verb of a full, independent clause, and the ability to take personal endings”.

    [2] Прочерк означает, что та или иная форма употребляется в данном типе придаточных без ограничений.