Текущая глава

25Сравнительная степень

Содержание

Бесприставочная сравнительная степень

25.1Сравнительная степень на по-

Дмитрий Владимирович Сичинава, 2013

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Сичинава Д. В. Сравнительная степень на по-. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2013. Дата последнего изменения: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Форма сравнительной степени с приставкой по- (префиксальный компаратив, приставочный компаратив, аттенуатив) — форма грамматической категории степени сравнения прилагательных, наречий и предикативов, образованная прибавлением приставки по- к форме сравнительной степени: побольше, посильней, поаккуратнее. Основное значение граммемы — невысокое различие в степени проявления признака: Петя повыше Васи = ‘Петя ненамного выше, чем Вася’, ср. необычное в современном языке ?Петя гораздо (намного) повыше Васи. Другое важное употребление — выбор объекта, наделённого сравнительно высоким значением некоторого признака, из определённого пространства возможностей: принеси камень потяжелее. С синтаксической точки зрения префиксальная форма по некоторым свойствам отличается от простой сравнительной степени, в частности, для нее более характерна атрибутивная функция: солдат постарше и солдат помоложе при ?солдат старше и солдат моложе.

25.1.1Морфология

25.1.1.1Формальное выражение

Приставочный компаратив представляет собой сочетание формы простой сравнительной степени с приставкой по-. Значение сравнения — одно из немногих словоизменительных (или близких к такому статусу) значений в русском языке с префиксальным выражением.

Этимологически эта форма восходит к предложной группе, а именно сочетанию предлога по со значением предела и вин. п. ед. ч. среднего рода сравнительной степени прилагательного: по дале ‘вплоть до более дальней точки’, по глубже ‘вплоть до более глубокого уровня’ (см. [Гиппиус 1994: 44], где излагается гипотеза А. А. Зализняка, и [Крысько 2006]), схожее происхождение имеют наречия типа вширь, вдоль, поодаль, подле (см. эти же две работы).

В современном русском языке формы префиксального компаратива достаточно продуктивны и образуются в том числе от новых заимствований (в моде цвета поярче и полоски поассимметричнее, шумерский-то поагглютинативнее тюркских будет) [Богуславский, Иомдин 2009]. Значительная экспансия этой формы началась с XVII в. (ср. [Словарь XI–XVII], где соответствующие формы даны как отдельные лексемы). В украинском и белорусском древнерусский приставочный компаратив заметного развития не получил (формы типа укр. подалi, побiльше, бел. падалей и др.); имеются также другие славянские и балтийские параллели, неполные формально и семантически.

25.1.1.2Сочетаемость с вариантами компаратива

Часть русских компаративов допускает варьирование ‑ее / ‑ей (красивее : красивей), причем вариант с ‑ей считается более разговорным. Есть также группы вариантов, где некоторые формы считаются просторечными / диалектными и явно ненормативными (красивее : красивей : красивше, позжее : позжей : позже, мягчее : мягчей : мягче). Стилистически маркированные варианты компаратива предпочитают именно формы с префиксом по-.

Для наиболее частотных лексем, допускающих варьирование ‑ее / ‑ей, процент форм на по- от всех компаративных форм почти везде заметно выше для вариантов с ‑ей, чем ‑ее: для поскорей : поскорее — на 8%, для посильней : посильнее — на 6%; для побыстрей : побыстрее — на 9%; для поточней : поточнее — на 6%; для поважней : поважнее на 8%. Подробные данные см. в разделе 25.1.4. Еще сильнее это предпочтение выражено в случае с просторечными ненормативными вариантами. Форма красивше отмечена в НКРЯ 1 раз, а покрасивше — 26; компаратив помягчее (помягчей) представлен только в приставочном виде.

Это объясняется разговорным оттенком самой конструкции на по- (см. раздел 25.1.4).

25.1.1.3Соотнесение с парадигмой лексемы

Как и простая сравнительная степень, компаратив на по- является общей формой для прилагательных, наречий и предикативов на ‑о / ‑е [Князев 2010]:

  1. Петя веселый — Петя повеселее Васи
  1. Петя весело шагает — Петя шагает повеселее Васи
  1. Пете весело — Пете повеселее, чем Васе

При этом синтаксическая функция предикатива выражается достаточно ограниченно (см. раздел 25.1.3.1 и [Богуславский, Иомдин 2009]).

Изначально формы на по- были только наречиями (подале, поменьше — с XII–XIII вв.), адъективные употребления появляются позже [Сичинава 2015], ср.:

  1. которые помоложе — тѣ наперед, а которые почестнѣе — тѣ опослѣ [Чин свадебный, XVI в.]

Существовали также склоняемые и согласуемые прилагательные с приставкой по-, образованные от прилагательных типа больший (по происхождению — сохранивших словоизменение форм компаратива), например: двѣ крушки поболших [Словарь XI–XVII], 1697 г., аналогичные формы отмечены также в диалекта х (подробнее о таких формах см. [Сичинава 2015]). Реликтово (или в качестве авторского окказионализма) эта возможность сохраняется и в более поздних, в том числе литературных текстах; отметим, что в ряде примеров при сравнительной характеристике объектов сравнения используются антонимы (т. н. «конструкция взаимного сравнения», ср. раздел 25.1.3.2.1.1 и [Богуславский, Иомдин 2009]):

  1. И никакие Адам и Ева с яблоком и даже со змеем так во мне добра не предрешили, как мальчик — с другим мальчиком, поменьший с побольшим, гадкий — с хорошим, земляничный — с заоблачным. [М. И. Цветаева. Черт (1935)]

Как и в случае простой сравнительной степени, имеются формы, неоднозначно соотносимые с прилагательными положительной степени: (по)старше — форма от старший (изначально также формы сравнительной степени) или от старый (имеющей также собственную форму постарее), либо же особая лексема, comparativum tantum? Такие формы, как почище или похлеще, в идиоматизированном употреблении не соотносятся с положительной степенью чистый, хлёсткий (см. также раздел 25.1.2.4.2).

25.1.1.4Статус граммемы

По своей семантике, сочетаемости и синтаксическим свойствам формы на по- весьма близки к компаративам без по-: приставочный и бесприставочный варианты выступают в большом числе одинаковых или близких контекстов (Паша (по)выше Пети, подойди (по)ближе и т. д.). Традиционно формы на по- признаются вариантами сравнительной степени, а не особой граммемой. И. А. Мельчук [Мельчук 1998: 99] считает, что эти словоформы выражают одновременно значение грамматической категории степени сравнения (а именно граммему сравнительной степени) и значение квазиграммемы аттенуатива (свойственной только части парадигмы слова). И. М. Богуславский и Л. Л. Иомдин [Богуславский, Иомдин 2009] также считают, что «все аттенуативы одновременно являются компаративами». По Н. В. Перцову [Перцов 2004/2015: 220], если признать аттенуатив словоизменительным явлением, то это «единственный случай префиксального выражения в русском языке словоизменительного значения в сфере имени»; если же рассматривать его, напротив, как словообразовательное явление, то «следует признать допустимым в словообразовании феномен образования новой лексемы не от единой мотивирующей лексемы, а от части такой лексемы — или от части парадигмы такой лексемы» (имеется в виду образование от формы простой сравнительной степени).

В НКРЯ, ввиду полной регулярности и продуктивности образования этих форм, сравнительная степень на по- рассматривается как особая форма и размечена как особая граммема степени сравнения (comp2).

25.1.2Семантика

25.1.2.1Аттенуативный компаратив

«Смягчительно-ограничительная» семантика ([Князев 2007: 198; 2010]) возникает у компаратива на по- в контексте сравнения пары объектов. Речь идет о невысокой степени проявления разницы в выражении признака между объектом и стандартом сравнения, ср. толкование побольше = ‘больше Х-а и притом немного больше’ [Богуславский, Иомдин 2009]. Иногда префиксальная форма в целом называется «аттенуатив» (у И. А. Мельчука; И. М. Богуславского и Л. Л. Иомдина; Н. В. Перцова). При этом исследователями упоминается также модальность и «субъективность» семантики префиксального компаратива, преобладающая над собственно количественным параметром (см., в частности, [Князев 2007: 198]).

25.1.2.1.1Происхождение семантики невысокой степени

Происхождение «смягчительно-ограничительной» семантики невысокой степени, скорее всего, связано с предельной семантикой предлога по. По словам А. А. Зализняка (личное сообщение), «тут играло роль то, что по указывает границу, тем самым как-то ограничивает значение слова типа больше, глубже. Само по себе глубже может означать и „немного глубже“, и „намного глубже“, а с ограничительным по, по-видимому, приобретало более узкое значение „немного глубже“. Я представляю себе дело так, что зашел в воду глубже означало любую степень этого „углубления“, а зашел в воду по глубже означало „зашел по ту точку [по тот предел], который уже можно назвать глубже“, т. е. фактически еще совсем немного углубился».

Исследователи компаратива с приставкой по- с синхронной точки зрения отмечали определенное сходство семантики этой приставки с семантикой аналогичной глагольной приставки по-, образующей делимитативные перфективные глаголы (спать поспать, читатьпочитать). Как и компаративное по-, эта приставка имеет определенную «умалительную» семантику [Кирейцева 1990: 55; Guiraud-Weber 2011: 61], а с точки зрения Ю. П. Князева [Князев 2009: 19], их сближает также и положительная оценка «желательного, приятного и полезного для нас» действия и признака соответственно. Польские лингвисты Ф. Славский и М. Юрковский [Кирейцева 1990: 50–51] связывали указанные выше славянские и балтийские факты с наличием «умалительного» значения уже у балто-славянского префикса *pa-. Однако, не отрицая возможности вторичных сближений такого рода, надо отметить, что, как показали сравнительно недавние исследования, образование древнерусских форм типа подале и побольше связано с совершенно конкретной предложно-именной конструкцией, а изначальная умалительность их семантики весьма сомнительна (см. 25.1.2.1.2).

В. Б. Крысько [Крысько 2006: 374] считает, что «кристаллизация „умалительного“ значения» префиксальных форм «осуществлял[а]сь уже в среднерусский период». Не исключено, что эту дату можно отодвинуть и позже, к рубежу XIX и XX веков, см. раздел 25.1.2.1.3 о сочетаниях типа гораздо побольше.

25.1.2.1.2Сочетаемость с наречиями степени

Одни наречия степени употребляются только с наречиями и прилагательными положительной степени: очень, страшно, исключительно; другие — только с компаративами: гораздо, вдвое; третьи — с обеими степенями, например, немного [Грамматика 1980(I): 704].

Префиксальный компаратив выступает, прежде всего, с наречиями, которые сочетаются с обеими степенями и имеют значение небольшой степени: немного, несколько, чуть, слегка.

В русском языке XIX в. в сочетании с префиксальными формами достаточно широко употреблялись также и специфически компаративные модификаторы гораздо, (на)много, а также наречия кратности вдвое, втрое, вчетверо (сюда же примыкают в целом мало характерные для этой конструкции обстоятельства типа на пять верст, в три раза). Допустимость таких сочетаний имеет чётко выраженную хронологическую составляющую (ср. схожие выводы в [Юхас 1958]). В среднем по НКРЯ данные модификаторы сочетаются с префиксальными компаративами на порядок реже (0,2% от всех вхождений приставочных форм), чем с бесприставочными (2,4% случаев). Однако для периода 1700–1825 гг. различие было не столь резким (соответственно 1,4% и 2,6% случаев). Принципиальное падение частотности сочетаний префиксального компаратива с такими модификаторами (с 1,2% до 0,3%) приходится только на конец XIX в. — начало XX в.

Ср. примеры из текстов XVIII–XIX вв.:

  1. По берегу Роны построена линия каменных домов прекрасных и сделан каменный берег, но гораздо похуже петербургского. [Д. И. Фонвизин. Письма к родным (1777–1778)]
  1. Пелагея, подай стакан пуншу да гораздо покрепче. [А. И. Герцен. Кто виноват? (1841–1846)]
  1. Келлер отправился за невестой, где у крыльца дома Дарьи Алексеевны нашел толпу не только вдвое или втрое погуще, чем у князя, но даже, может быть, и втрое поразвязнее. [Ф. М. Достоевский. Идиот (1869)]

Такие сочетания, хотя и реже, отмечены и в современных текстах (М. Гиро-Вебер считает, что «в любом случае сочетание гораздо с префиксальным компаративом не кажется соответствующим литературной норме» [Guiraud-Weber 2011: 62], см. также А. Н. Кирейцева [Кирейцева 1990: 89]):

  1. Но что крапива! Там есть вещи гораздо повкусней! Например, ягоды! [Б. Заходер. Сказки для людей (1960–1980)]
  1. И кабы страницы машинописные были втрое подлиннее, то и их заполнил бы, пожалуй, поздравлениями… [А. Битов. Письмо (1987)]

Более характерно для современного языка сочетание с приставочным компаративом маркированных усилительных наречий (субъективного сильно, экспрессивного куда):

  1. Но в конце концов такого рода издания делаются именно — и в первую очередь — для читателей. А их у Булгакова сильно побольше, чем три тысячи тиража. [«Известия» (2003)]
  1. Мы встретились с тобой куда пораньше, а ну-ка вспоминай! [Э. Радзинский. Продолжение Дон Жуана (1990–2000)][*]
25.1.2.1.3Сочетание с другими конструкциями большой степени различия

Сочетаемость с модификаторами большой степени различия типа вдвое и намного обсуждалась выше (раздел 25.1.2.1.2). Сочетаемость префиксального компаратива с обстоятельствами меры (различия и кратности) типа на два метра, в три раза (см. ниже, раздел 25.1.3.2.2), в целом ограниченная, также диктуется семантикой небольшой степени различия (обстоятельства кратности почти не допустимы, а обстоятельства значения разницы допустимы, если это значение невелико или может быть представлено как небольшое).

Отмечен [Юхас 1958; Князев 2007] запрет на сочетаемость приставочных компаративов с конструкцией типа (становиться) всё X‑ее и X‑ее: *подниматься всё повыше и повыше.

25.1.2.2Селективные употребления

Селективные употребления (также «безотносительные» или «абсолютивные» [Кустова 2002]) — это такие употребления компаратива, где стандарт сравнения отсутствует, а речь идёт о выборе объекта сравнения из некоторого заданного множества. При этом объект сравнения нереферентен, задана только «область поиска» [Князев 2010]. Поиск осуществляется определённым субъектом, причём данный контекст подкрепляется лексически [Богуславский, Иомдин 2009] через предикат с соответствующим значением (стремиться, выбрать, искать, нужно, желательно и т. п.), а также [Князев 2010] через контексты снятой утвердительности (повелительное наклонение, будущее время, повторяемость ситуации). Для префиксальных форм компаратива такие употребления составляют, по различным подсчётам, от половины до двух третей употреблений в тексте [Румянцева 1964; Кирейцева 1990; Князев 2010].

  1. Я покричал Марье Семеновне на кухню, чтоб она мне дала рюкзак побольше, сумку домашнюю, и объявил, что сейчас мы пойдём с Николаем Михайловичем покупать ему имущество для квартиры. [В. Астафьев. Затеси (1999)] — у персонажа не было какого-либо большего рюкзака
  1. Колхоз, чего нельзя отнять у Вани, на ноги встал, но встал для того, чтоб оглянуться, осмотреться, найти местечко посуше да завалиться у бочки с самогоном. [А. Азольский. Лопушок (1998)]

Й. Юхас [Юхас 1958] назвал компаратив на по- «сравнительной степенью субъективной оценки» (цит. по [Кирейцева 1990: 56]). Согласно М. Гиро-Вебер, семантика этого показателя «тесно связана с контекстом и желанием Говорящего, поскольку выражает определенное количество или интенсивность, варьирующее от ‘еще совсем немного’ до ‘в наиболее возможной степени’… речь идет, таким образом, о переменном количестве, о величине, которую можно назвать желательной» [Guiraud-Weber 1996: 489] (см. также [Camus 1994: 122–129; Guiraud-Weber 1995: 93, 96–97]). М. Гиро-Вебер считает, что префикс по- (не считая синтаксической атрибутивной функции, о которой см. раздел 25.1.3.1.1) служит для того, чтобы прагматически «связать Говорящего с ситуацией высказывания», используется для обозначения соучастия (connivence) в ситуации и включения ее в личную сферу Говорящего [Guiraud-Weber 1996: 493–494].

Ю. П. Князев [Князев 2010] выделяет у безотносительных употреблений компаратива еще один подтип, связанный не с выбором из множества носителей признака, а оценкой положения дел на фоне воображаемой «скрытой альтернативы»:

  1. Тогда я решил поскорее разобраться с Лелиным поручением — чтобы за прочими делами о нём не забыть. [В. Белоусова. Второй выстрел (2000)] — ‘скорее, чем можно было бы’

[Грамматика 1980(I): 108] считает эти употребления (значение «допустимая степень проявления признака») вариантом значения «умеренной степени проявления признака». И. М. Богуславский и Л. Л. Иомдин [Богуславский, Иомдин 2009] предполагают здесь также связь с «ослаблением признака», но по сравнению с превосходной степенью: утверждение Принеси камень потяжелее менее категорично, чем Принеси самый тяжёлый камень; значение ‘больше всех’ меняется на значение ‘больше, чем многие’, ‘ближе к наибольшему, чем к наименьшему’.

25.1.2.3Модальные употребления

Для компаратива на по- характерен также ряд употреблений, связанных с модальностью: гипотетической оценкой (раздел 25.1.2.3.1), побудительностью (раздел 25.1.2.3.2).

25.1.2.3.1Предположительная оценка

Для данной группы употреблений характерна сочетаемость с формой будет (будут) в предположительном значении (или в значении эмфатической констатации типа ‘чтоб вы знали’). Это сочетание двух смягчающих утверждение форм с просторечным колоритом образует устойчивую конструкцию:

  1. Вот если взять к Алейску поближе, то там наверняка и движение пошибче будет. [А. Логинов. Мираж (2003)]
  1. Да еще перечитывание любимых книг (это лекарство, правда, послабее будет) удерживает героев на какое-то время от жажды соседской кровушки. [И. Знаменская. Вне любви (о кн. Андрея Столярова «Наступает мезозой») (2001)]
  1. Тут вам не Иерусалим и не музей, у нас специалисты покруче будут! [«Вечерняя Москва» (2002)]

С бесприставочным компаративом такое сочетание менее характерно, хотя и встречается:

  1. Рожь-то дешевле пшеницы будет, а возни столько же. [«Столица» (1997)]

Для этих сочетаний ослаблены ограничения, характерные для префиксального компаратива в других контекстах. В [Богуславский, Иомдин 2009] отмечено отсутствие ожидаемых ограничений на образование аналитической суперлативной конструкции типа посильнее всех (Бразилия посильнее всех будет), см. раздел 25.1.3.2.1.2. Нетипично рассматриваемые сочетания ведут себя также в контексте обстоятельств типа в два раза, см. раздел 25.1.3.2.2. По-видимому, ослабление ограничений связано с тем, что в этих сочетаниях ослаблена или отсутствует семантика небольшого различия (аттенуативности) (см. раздел 25.1.2.1).

25.1.2.3.2Сочетаемость с императивом, побудительность

Повышенную частотность по- с императивом (приходи поскорее!) отмечает уже А. В. Исаченко [Исаченко 1965/2003: 212]. По НКРЯ, в то время как префиксальные формы составляют в среднем 3% от всех компаративов, непосредственно после словоформы повелительного наклонения их частотность возрастает вчетверо и достигает 12%. Р. Камю [Camus 1994: 122–129] обращает внимание на грамматикализацию конструкции с императивом и дискурсивным словом да типа Принеси, да поживее!, для которой бесприставочный компаратив не характерен; об аттенуативном значении (см. раздел 25.1.2.1) тут говорить не приходится. С другой стороны, ср. выделенную М. Гиро-Вебер [Guiraud-Weber 1996: 493–494; Guiraud-Weber 2011: 62] семантику смягчения просьбы (пожалуйста, [будь] поаккуратнее!). Бесприставочный компаратив в таком контексте носит «более категорический и брутальный« характер [там же].

25.1.2.4Лексико-семантические ограничения на образование формы

25.1.2.4.1Лексикализация

Компаратив на по- — значительно более лексикализованная форма, чем простая сравнительная степень. На четыре самые частотные словоформы — побольше, поближе, подальше, поскорее (отметим, что первые три — локативные и количественные наречия, с которых исторически и начинается экспансия префиксальной формы, см. раздел 25.1.2.1.1, [Сичинава 2015]) – приходится 35% всех форм компаратива с по- в тексте, а на первую двадцатку списка — более двух третей (67%). Для сравнения, у бесприставочного компаратива эти показатели вдвое ниже — только 18% и 34%.

25.1.2.4.2Наиболее характерные лексемы

Найдём для лексем, встретившихся в НКРЯ в форме приставочного компаратива, процент префиксальных форм от всех компаративных словоформ (приставочных и бесприставочных); варианты на ‑ее и ‑ей при этом не различаются. В получившемся списке лидирует форма похлеще ‘в еще более высокой, яркой степени (обычно неодобр.)’, представляющая собой лексикализованный comparativum tantum, оторвавшийся от семантики слов хлёсткий, хлёстко. Сюда же относится и часто употребляемое в переносном смысле почище. По [Богуславский, Иомдин 2009], неизвестны случаи наличия в парадигме префиксальных форм при отсутствии обычных компаративов. Отметим, что формы похлеще и почище в соответствующих значениях достаточно близки к такому статусу (простой компаратив хлеще в этом значении — обычно в сочетании чего хлеще, еще хлеще — очень редок).

В остальном же в ряду компаративов с самым большим «префиксальным потенциалом» (выше 25%) выделяется ряд прилагательных, означающих положительные человеческие свойства: поаккуратнее, побойчее, повнимательнее, половчее, поприличнее, попристальнее, посмышлёнее, похитрее. Подобные свойства, с одной стороны, подвержены мелкой «градуировке» (значение «невысокой степени», раздел 25.1.2.1), а с другой стороны, легко переводятся в характерный для формы на по- селективный или модальный контекст (25.1.2.3.2, хотелось бы, чтобы ты действовал похитрее / чтобы мы нашли кого-нибудь побойчее).

Связь положительной оценки с предпочтением компаратива на по- не носит абсолютного характера; например, разговорные формы поплоше и плоше встречаются примерно с одинаковой частотой (соответственно, данный показатель равен почти 50%, но для синонимичной им пары похуже : хуже — только 3%, то есть среднеязыковому значению). В данном случае дополнительно работает фактор «фиксации» префиксальными компаративами более экспрессивно маркированных вариантов, см. ниже, раздел 25.1.4.

В положительной степени сравнения с показателями невысокой степени признака чаще сочетаются, напротив, прилагательные отрицательной семантики. Это связано с требованиями вежливости и смягчения категоричности отрицательной оценки и носит, по-видимому, универсальный характер. С этой точки зрения в русском языке характерен, например, суффикс ‑оват‑: ср. плоховатый и глуповатый при отсутствии *хорошеватый и *умноватый [Kagan, Alexeyenko 2011: 322], для английского языка ср. корпусные данные о большей сочетаемости показателей невысокой степени типа slightly или a bit с отрицательными прилагательными положительной степени сравнения [Bylinina, Zadorozhny 2012]. Таким образом, для сравнительной степени в русском языке эффект оказывается обратным, чем для положительной степени.

25.1.2.4.3Лексические ограничения на образование префиксальной формы компаратива

Для ряда лексем, имеющих простой компаратив, префиксальные формы нехарактерны. Например, в [Богуславский, Иомдин 2009] к компаративам, не имеющим префиксальных соответствий, отнесены нужнее, необходимее, желательнее (*понужнее, *понеобходимее, *пожелательнее). Отметим, что для этих лексем наиболее характерна функция предикатива, в то время как для префиксального компаратива она выражается ограниченно (см. ниже, раздел 25.1.3.1.2). В прошлом соответствующие формы на по- употреблялись, хотя и сравнительно редко; последние примеры в НКРЯ датируются началом — серединой XX в. Характерно, что все эти употребления связаны с атрибутивной функцией, а не с предикативной:

  1. Ящики с не особенно нужными вещами запирали в кладовую, а что понужнее — готовилось к отправке. [М. Е. Салтыков-Щедрин. Пестрые письма (1884–1886)]
  1. Вещи, которые понеобходимее, пришлете после, когда мы напишем с места. [В. Г. Короленко. Письма 1879 г.]

Отмечена также ограниченная сочетаемость префиксального компаратива с лексемами «сложной морфологической структуры», особенно уже содержащими приставку (*побезвестнее, *понебезопаснее, *понепроизвольнее) [Богуславский, Иомдин 2009]. При этом такое ограничение не носит абсолютного характера (ср. представленные в НКРЯ побезопаснее, побездарнее, понеустроеннее, понезаметнее).

Там же утверждается, что префиксальный компаратив не сочетается с некоторыми значениями конкретных лексем. Однако пример Богуславского и Иомдина (нож поострее, но *противоречия поострее) данные НКРЯ не подтверждают, ср.:

  1. Проблема борьбы с незаконной миграцией в приграничной с Китаем области стояла, пожалуй, поострее, чем в столице. [«Наука и жизнь» (2009)]
  1. Повседневный бытовой героизм редко попадает в объективы телекамер — есть сюжеты поострее! [«За рулем» (2004)]

25.1.3Синтаксис

25.1.3.1Синтаксическая функция

По сравнению с простой бесприставочной формой, для префиксального компаратива более характерны атрибутивные употребления (раздел 25.1.3.1.1), чем предикативные (раздел 25.1.3.1.2).

25.1.3.1.1Атрибутивные употребления

Для формы с по- особенно характерны атрибутивные употребления, не свойственные простым компаративам: принеси чашку побольше ?принеси чашку больше (селективное употребление, см. раздел 25.1.2.2), военный постарше вышел *военный старше вышел (сравнительное употребление) [Кустова 2002; Князев 2007: 199; Богуславский, Иомдин 2009].

  1. Девичник мог иметь разную продолжительность: у богатых — до двух недель, у невест победнее <?беднее> — до недели. [«Народное творчество» (2004)]

Это ограничение снимается в конструкции с выраженным стандартом сравнения (см. раздел 25.1.3.2.1):

  1. Ещё 21% ответивших предполагают уехать на срок больше пяти лет, т. е. не возвращаться сразу после учёбы. [«Человек» (2005)]

Рассмотрим удельный вес адъективных употреблений (соответствующих прилагательному, а не наречию или предикативу) для форм сравнительной степени на по‑ в подкорпусе НКРЯ со снятой омонимией и сравним этот показатель с аналогичной долей адъективных употреблений для форм без приставки. Оказывается, что доля адъективных употреблений для форм с по‑ по сравнению с простым компаративом не падает ни для одной лексемы ниже чем на 20 процентов, а растёт больше чем на 20 процентов для девяти форм: поаккуратнее, побольше, поважнее, подешевле, поинтереснее, полегче, поменьше, попроще, посложнее, пострашнее. Для этого списка (кроме базовых прилагательных размера побольше и поменьше) характерна субъективная окрашенность признака, что может указывать на связь между обеими выделяемыми Гиро-Вебер главными отличительными чертами приставочного компаратива — субъективностью и атрибутивной функцией. В среднем для всех лексем процент адъективных употреблений растет у префиксальной формы по сравнению с простым компаративом на 10%. Ср. данные А. Н. Кирейцевой [Кирейцева 1990: 101], согласно которым 54% примеров префиксальных компаративов приходится на прилагательные.

Кроме того, в 39% контекстов (напомним, что в среднем префиксальные компаративы составляют лишь 3% от общего количества приставочных и бесприставочных) параметрических конструкций с творительным падежом типа классом (по)выше, весом (по)больше (рассматривались существительные вес, класс, масштаб, объем, ранг, рост, сорт, цена, число, чин) выбирается именно приставочный вариант компаратива.

Особый подкласс атрибутивных употреблений связан с относительными местоимениями что, кто, какой, который, куда, где (ср. распространённый эвфемизм куда подальше):

  1. По его словам, красивой женщине выгоднее иметь подле себя дурнушек; однако дурнушки тоже считают себя красавицами (как правило, не без оснований) и в свою очередь ищут кого пострашнее; эта несомненно рекурсивная процедура в конце концов разрешается следующим образом: красотки дружат исключительно с красотками… [А. Волос. Недвижимость (2000)]
  1. Ну а более деньжастый (челнок, ларёчник, трактирщик), он купит скорее всего чего поцветастей да поразвязней: «Спид-инфо» или там его сексуальный клон типа «Вне закона», или ещё какого «Декамерона». [«Советская Россия» (2003)]
  1. Ну, выделим мы вам инвалидов, какие поплоше, покопаетесь вы неделю, раскопаете черепки, кости, пятаки и выставите их в музее. [Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]
  1. Она выбрала из яиц которое почище, отшелушила соломинку, расковыряла макушку и выпила. [С. Каледин. Записки гробокопателя (1987–1999)]

Бесприставочный компаратив в этих контекстах более редок:

  1. В другое время Сережа ⟨…⟩ давно бы послал мужика куда дальше, но Тимонин угощал водкой с пивом и, кажется, собирался оплатить скромный студенческий ужин. [А. Троицкий. Удар из прошлого (2000)]
  1. Комендантом нового города Петербурга Петр назначил своего любимца, Меньшикова <sic>, причем заявил ему: — Ты не мне, а себе обязан этой честью. Знай, мой друг, что если бы я нашел кого достойнее, то его, а не тебя произвел бы в коменданты. [П. И. Ковалевский. Петр Великий и его гений (1900–1910)]

Для конструкций с этими употреблениями характерна семантика селективности, «допустимой степени проявления признака» в рамках некоторого множества выбора (см. раздел 25.1.2.2), не связанная с небольшой степенью различия.

25.1.3.1.2Употребления в функции предикатива

Употребления в функции предикатива, свойственные русским формам на ‑о / ‑е (В лесу страшно; Странно, что он этого не знает) и, в меньшей степени, также простым компаративам, для префиксальных компаративов маргинальны: хорошо, чтобы..., лучше, чтобы, но ?получше, чтобы...

25.1.3.2Сочетаемость с различными синтаксическими элементами сравнительной конструкции

Сравнительная конструкция содержит ряд элементов, указывающих на участников отношения сравнения и характер отношений между ними (см. подробнее в главе Сравнительные конструкции):

  1. Петя (объект сравнения) выше Васи (стандарт сравнения) на десять сантиметров (мера сравнения, или «значение признака сравнения»).

Выраженность этих элементов характерна для конструкции с участием префиксального компаратива в неодинаковой степени.

25.1.3.2.1Сочетаемость со стандартом сравнения
25.1.3.2.1.1Факультативность синтаксического выражения стандарта сравнения

Поверхностное выражение стандарта сравнения («второго компарата», по [Богуславский, Иомдин 2009]) в конструкции с префиксальным компаративом, как, например, в (33), носит факультативный характер:

  1. Не дай бог комиссару бригады оформить орден поменьше, чем командиру. [В. Быков. Болото (2001)]

Обычно примеры с опущенным стандартом сравнения связаны с более характерной для префиксальной формы атрибутивной функцией:

  1. Конечно, есть в Европе места с более интересной архитектурой и с каналами почище <‘чем здесь’>, но сюда приезжают за особенным ощущением свободы и раскрепощенности. [«Автопилот» (2002)]

При этом стандарт сравнения выводится из контекста (‘предмет, упомянутый ранее’, ‘тот же предмет в более раннем состоянии’ и т. п.), о правилах такого выведения (общих для префиксальных и простых компаративов) см. [Богуславский, Иомдин 2009]. Частотная конструкция взаимного сравнения задействует два приставочных компаратива (обычно антонима), при них объект одного сравнения является стандартом другого:

  1. В витрине много сыров, из них два — с большими дырками, один — подороже, другой — подешевле. [«Общая газета» (1997)]
  1. Ничего более не было здесь, ни даже стула. Вместо того — два чурбачка стойком, повыше и пониже. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]
25.1.3.2.1.2Конструкции типа посильнее всех

У префиксальных форм (в отличие от бесприставочных) в современном языке отсутствует аналитический суперлатив в абсолютном употреблении (*Он посильнее всех) [Богуславский, Иомдин 2009]. В языке XIX — начала XX в. такие сочетания были возможны:

  1. Несмотря на то, что «путешествовал» не в спальном купе, а почаще всего на крышах вагонов, на паровозном угле и на буферах, о своих «вояжах» сохранил нежные воспоминания. [А. Мариенгоф. Циники (1928)]

Однако если квантор относится к некоторому заданному множеству стандартов сравнения, то конструкции с местоимениями весь, всё допустимы и в современном языке:

  1. Это пострашнее всего, что творится в лагере [Т. Окуневская. Татьянин день (1998)]

В конструкциях типа получше прочих сочетаемость приставочного компаратива не кажется ограниченной (поскольку объект сравнения — не обязательно ‘все остальные’, а, возможно, ‘некоторые другие’):

  1. Миновав украшенную медными завитушками арку, Ильмарранен и его спутница оказались на улице пошире и побогаче прочих. [М. Дяченко, С. Дяченко. Привратник (1994)]
25.1.3.2.2Сочетаемость с обстоятельством меры

Префиксальные компаративы ограниченно сочетаются с квантификатором (обстоятельством меры) степени сравнения типа на столько-то и во столько-то раз [Богуславский, Иомдин 2009], это связано с их семантикой невысокой степени различия в выраженности признака (см. раздел 25.1.2.2). Подробнее об этом см. также выше, раздел 25.1.2.1.

25.1.3.2.2.1Квантификатор различия

Сочетаемость с обстоятельствами типа на столько-то облегчается в контекстах, где эта разница невелика или представлена как небольшая (что может дополнительно подчёркиваться наречиями типа всего), см. выше, раздел 25.1.2.1:

  1. У девочек чемпионкой стала представительница Санкт-Петербурга Кристина Колесникова — 8 очков. Столько же у Александры Добрыниной (Орехово-Зуево, Московская обл.), но ее «Бухгольц» [шахматный коэффициент] на два очка поменьше, поэтому у Александры серебряная медаль. [«64 — Шахматное обозрение» (2004)]
  1. Попробуйте, сидя в кустах, в одних трусах пить водку из хрустальной рюмки. Вами сразу заинтересуется если и не милиция, то местное хулиганье. А на балконе, всего лишь на несколько метров повыше, вам никто даже слова не скажет. [«Известия» (2001)]
25.1.3.2.2.2Квантификатор кратности

Что касается сочетаемости с обстоятельствами кратности типа во столько-то раз, связанных с большой степенью различия, то в современных текстах НКРЯ представлены только единичные подобные примеры:

  1. Нашли по 500 у. е. для стипендий олимпийцам — придется отыскать и сумму, в среднем в три раза повыше, и для 20–30 талантливых наставников. [Труд-7 (2004)]
  1. Зарплата-то в столице в три раза повыше будет. [«Русский репортер» (2007)]

Характерно, что в обоих этих случаях выступает контекст предположительной оценки, один раз в сочетании с будет. Такие употребления (см. выше, раздел 25.1.2.3) особо благоприятны для данной конструкции, уже не имеющей семантики небольшого различия. Аналогичный пример обнаруживается (правда, в XIX в., когда такие конструкции в целом были приемлемыми) и для наречия кратности вдвое:

  1. Собственный пароходик у него будет, «Батрак», вдвое почище да и побольше вот этой посудины. [П. Д. Боборыкин. Василий Теркин (1892)]

Ниже (раздел 25.1.3.2.2.3) см. также о сочетаемости с квантификаторами типа раза в два, также связанными с семантикой неточной оценки.

25.1.3.2.2.3Приблизительные квантификаторы

В [Богуславский, Иомдин 2009] отмечена также более свободная сочетаемость префиксальных компаративов с обстоятельствами приблизительной кратности или разницы. На материале НКРЯ это особенно заметно для конструкции кратности типа раза в два побольше (достаточно широко представленной в современных текстах основного и газетного корпусов НКРЯ).

  1. Меня попросили приехать на пару дней пораньше, чтобы вместе обсудить сценарий. [РИА Новости (2008)]
  1. Нутрия ведь та же самая крыса, только водяная, да раз в пять покрупнее. [М. Милованов. Рынок тщеславия (2000)]

25.1.3.3Сочетание с отрицанием

Префиксальный компаратив ограниченно сочетается с отрицанием, в том числе при нулевой связке, от которой он зависит [Юхас 1958; Богуславский, Иомдин 2009: 34]: Он не выше шестилетнего ребёнка *Он не повыше шестилетнего ребёнка. Это связывается с семантикой формы на по-, которая сочетает значение разницы признака и небольшой степени, а такая конъюнкция не имеет нормального отрицания [там же]. Отрицание выглядит естественно в контрастивных контекстах (об особых свойствах «противопоставительного отрицания» см. в главе Отрицание):

  1. Нет, лучше поближе, а не подальше! [Н. С. Лесков. На ножах (1870)]

...и в репликах-цитатах:

  1. – Ну на это ты не налегай, полегче! — озлился парень. — И ничего не полегче! Подумаешь, так сам поймешь… [И. А. Ефремов. Лезвие бритвы (1959–1963)]

Чаще всего сочетание не + префиксальный компаратив отмечено в НКРЯ не собственно в контексте отрицания, а при вопросе (в том числе косвенном) и в составе конструкций если не, как бы не, едва ли не, хоть не:

  1. Спрашивали, как она, какая температура, не получше ли ей, украдкой поглядывали на часы, украдкой переглядывались и снова спрашивали все об одном и том же. [Л. Уварова. Пора ехать (1990)]
  1. Это было социальным переворотом, сравнимым с изобретением … колеса или Интернета… или атомной бомбы, если не посильнее… Даже не знаю, с чем сравнить. [А. Слаповский. 100 лет спустя. Письма нерожденному сыну (2009)]

25.1.4Статистика

Префиксальные компаративы встречаются «преимущественно в разговорной речи» [Князев 2007: 198], в «разговорной и художественной речи» [Грамматика 1980(I): 108], для официально-делового и научного стиля эта форма не характерна. Во всём НКРЯ формы на по- составляют 3,2% от всех компаративов (приставочных и бесприставочных), в художественных текстах этот показатель вырастает до 5–6%.

По данным НКРЯ (подсчет велся только по художественной литературе, чтобы нивелировать различия в проценте нехудожественной литературы, представленной в НКРЯ в разные периоды), диахроническое развитие префиксальной компаративной степени в русском языке носит волнообразный характер. Ее частотность растет от XVIII в. к середине XIX в. (достигая 5,7% от всех компаративных форм), но в последней четверти XIX в. и особенно в начале XX в. форма с по- существенно сокращает употребительность (до 3,8%). К третьей четверти XX в. частотность достигает прежнего максимума и в дальнейшем снова, но уже плавно, снижается. Именно после «возрождения» закрепляется значение небольшой степени различия и становятся маргинальными сочетания типа гораздо побольше, почаще всего и т. д. (см. раздел 25.1.2.1).

М. Гиро-Вебер [Guiraud-Weber 1996: 492; Guiraud-Weber 2011: 60] полагает, что в русском литературном языке XX в. выросла частотность разговорных форм на по- в атрибутивной функции за счет нехарактерных для разговорной речи аналитических форм: вместо более выгодные уроки используется сочетание уроки повыгоднее.

Таблица 25.1. Употребление компаративов на по-. Статистика по отдельным лексемам (включены лексемы, вошедшие в подкорпус НКРЯ со снятой вручную омонимией)

форма

снятая омонимия

% Adject

разница процента употреблений в функции прилагательного по сравнению с бесприставочным компаративом

неснятая омонимия

% по от всех компаративов

% форм на ‑й

разница процента форм на ‑й по сравнению с бесприставочным компаративом

похлеще

8

0%

0%

194

78,23%

пожиже

3

121

62,05%

посмышленее

4

100%

0%

29

56,86%

17,24%

-0,94%

побойчее

6

100%

100%

117

50,65%

17,09%

-2,20%

поновее

3

100%

0%

94

47,00%

23,40%

2,65%

поаккуратнее

9

22%

22%

147

43,49%

49,66%

19,82%

помельче

6

67%

-15%

282

40,34%

0,00%

почище

15

67%

5%

726

38,80%

0,00%

покрупнее

17

88%

0%

339

29,92%

16,22%

8,42%

покрепче

50

52%

15%

1055

28,66%

0,00%

похитрее

6

50%

-50%

118

28,37%

18,64%

1,87%

половчее

3

141

27,65%

20,57%

-1,93%

попристальнее

5

0%

0%

156

26,13%

22,44%

5,88%

повнимательнее

17

18%

11%

350

25,95%

25,14%

7,02%

поприличнее

6

50%

6%

116

25,89%

31,03%

23,20%

помоложе

24

100%

7%

865

24,09%

0,00%

посерьезнее

7

71%

16%

297

23,50%

27,27%

13,11%

помягче

12

33%

-21%

320

23,04%

0,00%

поближе

122

11%

-13%

4321

20,84%

0,00%

постарше

48

100%

0%

1265

20,37%

0,00%

потеплее

9

22%

-7%

311

19,80%

12,86%

0,32%

поплотнее

9

0%

-37%

202

19,46%

14,36%

3,47%

построже

5

20%

-34%

186

19,27%

0,00%

поосторожнее

13

23%

-3%

345

19,01%

37,68%

13,94%

победнее

4

100%

7%

126

18,61%

19,05%

13,06%

поудобнее

22

5%

-12%

728

18,46%

18,27%

8,07%

побогаче

10

100%

10%

290

17,06%

0,00%

потише

37

5%

-4%

831

15,93%

0,00%

потолще

8

75%

-12%

181

15,06%

0,00%

подольше

22

0%

-6%

683

14,93%

0,00%

поскорее

144

0%

0%

6561

14,48%

25,22%

7,69%

поподробнее

15

0%

-2%

359

12,83%

18,38%

11,91%

поумнее

13

92%

-1%

364

12,55%

25,27%

12,74%

постарее

52

12,38%

11,54%

4,74%

поглубже

22

5%

-18%

696

12,30%

0,00%

подешевле

9

67%

23%

424

11,20%

0,00%

поживее

3

139

11,19%

32,37%

5,08%

попроще

28

82%

45%

820

10,24%

0,00%

пошире

11

27%

-16%

414

9,91%

0,00%

подальше

142

6%

4%

4701

9,18%

0,00%

погуще

13

54%

-14%

156

9,12%

0,00%

пострашнее

9

100%

35%

222

8,85%

15,77%

1,24%

повеселее

7

14%

-11%

246

8,61%

27,24%

1,30%

побыстрее

24

0%

-5%

775

8,28%

20,77%

9,09%

поважнее

9

100%

21%

340

7,89%

13,82%

8,51%

поспокойнее

9

44%

18%

185

7,35%

18,38%

1,23%

покрасивее

4

100%

12%

97

7,10%

16,49%

3,97%

поменьше

57

42%

23%

2369

6,92%

0,00%

поинтереснее

5

80%

36%

167

6,69%

30,54%

12,71%

погромче

3

243

6,43%

покраснее

10

5,92%

60,00%

27,30%

покороче

6

50%

16%

403

5,84%

0,00%

пониже

38

47%

10%

1126

5,80%

0,00%

полегче

29

45%

34%

888

5,67%

0,00%

помедленнее

5

20%

15%

81

5,25%

27,16%

16,08%

посложнее

7

71%

23%

158

5,11%

10,13%

5,26%

побелее

20

4,84%

25,00%

6,17%

подороже

8

50%

-20%

265

4,68%

0,00%

повыше

55

33%

-19%

1758

4,42%

0,00%

почаще

27

0%

-2%

905

4,22%

0,00%

почернее

16

4,08%

18,75%

-1,73%

посильнее

10

80%

38%

576

3,98%

15,63%

5,52%

попозже

14

0%

0%

596

3,98%

0,00%

поглавнее

9

3,53%

22,22%

8,81%

похуже

28

68%

17%

748

3,35%

0,00%

пореже

6

0%

-7%

136

3,12%

0,00%

пораньше

30

0%

0%

1188

2,91%

0,00%

побольше

140

31%

22%

4347

2,83%

0,00%

получше

69

45%

17%

2319

2,75%

0,00%

поточнее

8

0%

-3%

152

2,01%

9,21%

6,64%

понужнее

7

0,96%

28,57%

16,28%

25.1.5Библиография

  • Богуславский И. М., Иомдин Л. Л. Семантика смягченной сравнительности: русские компаративы на по- // Von grammatischen Kategorien und sprachlichen Weltbildern: Die Slavia von der Sprachgeschichte bis zur Politsprache. Festschrift für Daniel Weiss zum 60. Geburststag (Wiener slawistischer Almanach. Sonderband 73). München — Wien. 2009.
  • Гиппиус А. А. Древнерусские наречия на базе компаратива // Problemi di morfosintassi delle lingue slave, 4. Padova. 1994. С. 33–34.
  • Грамматика 1980 — Шведова Н. Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980.
  • Исаченко А. В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким. Морфология. I–II. Издание второе. М.: Языки славянской культуры. 2003 (Репринт издания Братислава. 1965. 1-е изд. — 1954–1960).
  • Кирейцева А. Н. Префиксальный компаратив в современном русском языке. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ленинград. 1990.
  • Князев Ю. П. Грамматическая семантика. М.: ЯСК. 2007.
  • Князев Ю. П. Префиксальный компаратив в современном русском языке: синтаксис и семантика // Международная конференция «Русский язык и литература в международном образовательном пространстве: современное состояние и перспективы: к 55-летию преподавания русского языка в Испании». Доклады и сообщения. Т. I. Гранада. 2010. С. 130–135.
  • Крысько В. Б. Наречия, образованные из предложных сочетаний с формой ВП ед. числа сред. рода сравнительной степени // Крысько В. Б. (Ред.) Историческая грамматика древнерусского языка. Т. III. Прилагательные. М.: Азбуковник. 2006. С. 359–374.
  • Кустова Г. И. О семантике компаратива (абсолютивное употребление) // Русистика на пороге XXI века: проблемы и перспективы. М.: ИРЯ РАН. 2002. С. 113–120.
  • Мельчук И. А. Курс общей морфологии. Т. II. М.: ЯРК. 1998.
  • Перцов Н. В. Об альтернативности в грамматическом описании (2004) // Перцов Н. В. Лингвистика, поэтика, текстология: Избранные статьи. М.: Языки славянской культуры. 2015. С. 216–225.
  • Румянцева Г. И. О значении и употреблении формы сравнительной степени имен прилагательных с приставкой по- // Ученые записки Латвийского государственного университета, 54. 1964. P. 99–107.
  • Сичинава Д. В. К описанию русского компаратива на по‑ на материале Национального корпуса русского языка // ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA. Труды Института лингвистических исследований РАН, XI(1). // Воейкова М. Д., Е. Г. Сосновцева Е. Г. (Ред.) Категории имени и глагола в системе функциональной грамматики. СПб.: Наука. 2015. С. 697–714.
  • Словарь XI–XVII — Словарь русского языка XI–XVII веков. М. 1975.
  • Шапиро А. Б. Изменения в употреблении степений сравнения // Виноградов В. В., Шведова Н. Ю. (Ред.) Очерки по исторической грамматике русского литературного языка XIX века. Изменения в словообразовании и формах существительного и прилагательного в русском литературном языке XIX века. М.: Наука. 1964. С. 556–563.
  • Юхас Й. Форма сравнительной степени с приставкой по- в современном русском языке // Studia Slavica, 4. Budapest. 1958. P. 97–111.
  • Bylinina L., Zadorozhny S. Evaluative adjectives, scale structure, and ways of being polite // Aloni M., Kimmelman V. et al. (Eds.) Logic, Language and Meaning: 18th Amsterdam Colloquium. Amsterdam: Springer. 2012. P. 133–142.
  • Camus R. Contribution à l’étude du mot du discours da en russe contemporain. Thèse pour le doctorat. Paris: Université Paris 7. 1994.
  • Guiraud-Weber M. Le comparatif russe et ses particularités // Faits de langues, 5. 1995. P. 89–87.
  • Guiraud-Weber M. La syntaxe du comparatif russe: quelques précisions // Revue des études slaves, 68(4). 1996. P. 487–496.
  • Guiraud-Weber M. La syntaxe du comparatif russe: quelques précisions // Guiraud-Weber M. Essais de syntaxe russe et contrastive. Aix-en-Provence. 2011. P. 53–65.
  • Kagan O., Alexeyenko S. Degree modification in Russian morphology: The case of the suffix ‑ovat // Reich I. et al. (Eds.) Proceedings of Sinn & Bedeutung, 15. Saarbrücken: Universaar — Saarland University Press. 2011. P. 321–335.