Текущая глава

29Формы и конструкции императивной зоны

Содержание

Общая характеристика

29.1Императив

Нина Роландовна Добрушина, 2014

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Добрушина Н. Р. Императив. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2014. Дата последнего изменения: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Глагол в форме повелительного наклонения, или императива, обозначает попытку Говорящего самим своим высказыванием каузировать (заставить) кого-либо совершить некоторое действие (Оставайся!). В сочетании с отрицанием обозначает побуждение к несовершению действия (Не оставайся!). Повелительное наклонение, таким образом, выражает иллокутивный акт (см. главу Модальность), который в терминологии Дж. Остина [Austin 1962] называется директивом.
Ситуация, которая обозначается повелительным наклонением (императивная ситуация), не принадлежит к реальности (см. Модальность / раздел 3.1).
Императивная ситуация имеет следующих участников:

  • Каузатор (Говорящий) – тот, кто побуждает;

  • Адресат (Слушающий / читающий) – тот, к кому обращено императивное высказывание;

  • Каузируемый (Исполнитель) – тот, кто должен исполнить побуждение.

Чаще всего адресат и каузируемый совпадают: исполнителем действия, названного повелительным наклонением, является адресат, то есть слушающий (2-е лицо). Такие формы называют собственно императивом, или императивом 2-го лица: Ложись! Дай лапу! Скажи: «Гав!»
Однако если исполнителем действия назначено 3-е лицо, то адресат не совпадает с каузируемым. В этом случае адресат выполняет роль посредника, который должен передать побуждение Каузируемому, не являющемуся участником речевой ситуации: Пусть родители придут в школу. Такие конструкции называют императивом 3-го лица (также юссивом).
Исполнителем действия может быть назначен Слушаующий вместе с Говорящим: Давай в выходные встретимся. Такие конструкции называют императивом 1-го лица множественного числа, конструкциями побуждения к совместному действию или инклюзивным императивом (также гортативом). Существуют также конструкции 1-го лица единственного числа, обладающие общими с императивом свойствами.
В русском языке регулярные специализированные формы существуют только для 2-го лица единственного и множественного числа императива: Сп-и! Сп-и-те! В настоящей главе обсуждаются преимущественно такие формы. Императив может употребляться в переносных значениях, например: Куда ни пойди, везде одно и то же.

29.1.1Морфология

Показателем императива 2-го лица является морфема (сид-и, пиш-и), которая может выпадать: встань-ø, сделай-ø. Правила сохранения или выпадения -и описаны в Русской грамматике [Грамматика 1980(I): §§1475–1476], в Грамматическом словаре [Зализняк 1977/2010], Орфоэпическом словаре [Еськова 1989] и в монографии [Иткин 2007]. Ниже излагаются правила, предложенные в [Иткин 2007].

При отсутствии каких-либо дополнительных условий императивное -и сохраняется под ударением и выпадает без ударения (у глаголов с безударной флексией 1-го л. ед.ч.): пиши́ (ср. пишу́), но отрежь (ср. отре́жу). Имеется, однако, большое количество случаев сохранения безударного -и, а также ряд случаев, когда -и выпадает, хотя в 1-м л. ед.ч. флексия ударна.

Глаголы с сохранением безударного -и делятся на три группы. К первой группе относятся глаголы с консонантным кластером или -щ в исходе основы. У большей части из них -и является обязательным: проветри, приемли, перечисли, оформи, прыгни. У тех, которые имеют основу на -р / -й + шумный, -ст или -щ в исходе основы, наблюдается вариативность: ср. чисти // чисть, порти // порть, корчи // корчь, морщи // морщь, (не) дрейфи // (не) дрейфь, таращи // таращь, расплющи // расплющь. Ко второй группе относятся глаголы с ударной приставкой вы-, если без приставки вы- императив имеет ударение на : просúвы́проси, терпúвы́терпи, тянúвы́тяни. К третьей группе относятся глаголы с исходом основы на одиночный согласный (но не -j) или -ст и «дактилическим» ударением в 1-м л. ед.ч. Сюда попадают, с одной стороны, лексемы типа сáхарить, откýпорить, а с другой – лексемы типа вы́лезти, вы́сыпать, образованные от глаголов, имеющих в императиве нулевую флексию (ср. лезь, сыпь): посахари // посахарь, откупори // откупорь, лакомись // лакомься, выправи // выправь, выкини // выкинь и т.д. (см. об этом [Граудина и др. 1976: 191–196]):

  1. Выбрось из головы и не повторяй этих глупостей. [А. Рыбаков. Тяжелый песок (1975-1977)]
  1. Выброси тетрадь на помойку. [А. Иванов. Географ глобус пропил (2002)]

Все случаи выпадения императивного -и в глаголах с ударной флексией 1-го л. ед.ч. описываются единым правилом: -и выпадает после -j во всех глаголах, кроме глаголов на -ить, ср. жую́ – жуй, плюю́ – плюй, смею́сьсмейся, стою́ – стой, даю́ – давай, узнаю́ – узнавай, встаю́ – вставай, бьюбей, вьювей, но таю́ – таи, пою́ (коня) – пои, раздвою́сьраздвоись.

Несколько императивных форм в специальном языке военных команд имеют особые варианты с редуцированным возвратным постфиксом: равняйсяравняйсь, стройсястройсь, рассчитайсярассчитайсь (см. также Возвратность / раздел 1.2.3):

  1. – Рота, равняйсь! По команде «равняйсь» военнослужащий должен видеть грудь третьего по счету от себя товарища. Вопросы? Рота, смирно! [О. Селедцов. Учебка (2002)]
  1. Эх, казенный! Только и знаешь: «Гав-гав, стройсь, разойдись!», а Трезорка-то, он лучше соображает. [Г. Владимов. Верный Руслан (1963-1965)]
  1. Построиться в две шеренги! На первый-второй рассчитайсь! [М. Панин. Камикадзе (2002)]

К речи военных команд относится также команда Пли!, которая восходит к императиву пали от глагола палить.

  1. Батарея – огонь! Из всех стволов – пли! [А. Дмитриев. Призрак театра (2002-2003)]

В НКРЯ встречаются особые, нелитературные формы императива, такие как не боись (< не бойся), поди (< пойди):

  1. Поди и скажи, – твёрдо приказала мать. – Она всё равно узнает. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  1. – Не боись, тебе оставлю, – не оборачиваясь, ответил Изотов. [Д. Быков. Орфография (2002)]

Некоторые из этих слов могут вести себя как частицы с собственным значением:

  1. Чего она вообще хочет от жизни? Поди догадайся… [А. Волос. Недвижимость (2000)]

29.1.2Повелительное наклонение и другие категории

29.1.2.1Число

Множественное число в повелительном наклонении выражается с помощью аффикса -те: ед.ч. уходи, пой, режь – мн.ч. уходи-те, пой-те, режь-те.

Аффикс множественного числа императива -те обладает относительной автономностью по сравнению с обычными грамматическими морфемами русского языка. Тот же аффикс участвует в образовании форм императива 1-го лица множественного числа (пройдем-те-сь) и в разговорных формах побуждения типа пошли-те, поехали-те, образованных от форм прошедшего времени (пошли, поехали):

  1. А поехалите-ка со мной из Москвы в Нижний Новгород на авто 24.06 в 23:00? (пример из Интернета)

А. В. Исаченко [Исаченко 1960/2003: 483], говоря об агглютинативном характере этого показателя, приводит также в пример слова нате (< на) и мерсите (< мерси):

  1. – …Положен, значит, предел, чтобы никого не доводить до отчаянности души, – говорил Копчиков, видимо сам упиваясь цветами своего красноречия. – Получи законную препорцию и уходи. Мол, мерсите вам: больше препорции нет по закон-положению. [К. М. Станюкович. Вокруг света на Коршуне (1895)]

Императивные конструкции, как правило, не имеют подлежащего (см. раздел 3.2). Это обстоятельство вызывает споры о том, можно ли считать число в императиве согласовательной категорией (как в других глагольных формах) или нет. Соображением в пользу того, что множественное число императива не является согласовательным, служит наличие конструкций типа Кто-нибудь помогите! (см. об этом раздел 3.2.1).

Выбор числовой формы императива определяется непосредственно количеством исполнителей и / или тем, обращается ли говорящий к адресату «на ты» или «на вы».

  1. Единственное число: один адресат (= исполнитель), «на ты»:

    1. Заяц сидел под кустом и мыл себе уши. – Возьми еловую шишку! – крикнул Ёжик. – Еловой шишкой лучше отмывается! [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969-1981)]
  2. множественное число:

    1. несколько адресатов

      1. А Ёжик достал из чулана скрипку, позвал двух зайцев и сказал им: – Пойдите, возьмите свои прошлогодние барабаны и возвращайтесь ко мне! [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969-1981)]
    2. один адресат, «на вы»

      1. Послушайте, – я ему говорю, – я тут оставил свою мантию в cloak-room. Не посмотрите ли вы ее. – Когда вы ее оставили, сэр? [Капица, Тамм, Семенов: сборник воспоминаний и статей (1998)]

В то же время есть ситуации, когда говорящий употребляет форму императива множественного числа, обращаясь к одному адресату, с которым он «на ты», или, наоборот, форму единственного числа, обращаясь к нескольким адресатам. Это происходит, когда состав адресатов не полностью совпадает с составом исполнителей.

  1. Множественное число: один адресат, «на ты», несколько исполнителей (адресат и третье лицо / третьи лица):

    1. Антон, а вы с Ольгой ищите мальчишку. [С. Лукьяненко. Ночной дозор (1998)]
  2. Единственное число: несколько адресатов, но исполнителем является лишь один из них (и говорящий с ним «на ты»):

    1. А ну подноси кто-нибудь, мы не так запоем! – сказал человек. И козел закричал, подтверждая: «Бэ-э-э!» У ворот там и сям показывались люди. [Н. И. Гаген-Торн. Memoria (1936-1979)]

    Такое употребление характерно также для военных приказов:

    1. Автоматчики вылезли из кузова, открыли задний борт, и мы увидели поселок и много всего нового. – Выходи по одному! Строиться в колонну по пять человек! [А. Жигулин. Черные камни (1988)]

Подробнее о соотношении состава адресатов с составом исполнителей, а также о выборе числовой формы в случае с обобщенным и неопределенным адресатом см. в разделе 4.7.

О выборе числа императива при выраженном подлежащем типа кто-нибудь, никто, все см. в разделе 3.2.

Формы единственного и множественного чисел неравноправны с точки зрения объема значений, которые они способны выражать. Форма множественного числа не употребляется в некоторых непрямых контекстах императива, например в ряде условных употреблений: Спроси они – ответа не получили бы. Но: *Спросите они – ответа не получили бы (см. раздел 4.8). Кроме того, форма множественного числа более жестко связана с выражением 2-го лица, поскольку она никогда не употребляется с местоимениями 1-го и 3-го лиц, в то время как для формы единственного числа такие употребления возможны.

29.1.2.2Лицо

Специализированные императивные формы (то есть такие, у которых функция императива является исходной и основной) существуют для 2-го лица – пойди, пойдите:

  1. Плохой тебе проводник, – пойди в деревню, найди лучшего. [В. Быков. Болото (2001)]
  1. Пойдите, возьмите свои прошлогодние барабаны и возвращайтесь ко мне! [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969-1981)]

Ряд глаголов имеет также специализированную форму призыва к совместному действию с показателями -ем-те или -им-те (сочетание показателя 1-го лица множественного числа настоящего / будущего времени и показателя множественного числа императива): идемте, пойдемте, уйдемте.

  1. – Ну что, пойдемте скорее в дом, – предложила Марина. [А. Геласимов. Год обмана (2003)]

К специализированным следует отнести разговорные ненормативные формы пошлите (от глагола пойти), поехалите (значительно более редкое) и другие формы такого рода, еще более редкие.

У большинства глаголов побуждение к 1-му и 3-му лицам выражаются особыми конструкциями с побудительным значением (побуждение к совместному действию: пойдем, давай(те) пойдем, давай ходить; побуждение к 3-му лицу: пусть / пускай уходит).

29.1.2.3Время

Форма повелительного наклонения не различает времен.

По смыслу ситуация, обозначаемая повелительным наклонением, относится к будущему, так как говорящий побуждает адресата совершить (не совершать) действие, которое будет иметь место после момента речи.

Императивное высказывание может также иметь своей целью побудить адресата продолжать совершать то действие, которое уже имеет место в момент речи: Курите, курите. В этом случае ситуация, обозначаемая повелительным наклонением, все равно имеет референцию к будущему, так как побуждает к сохранению актуального статуса ситуации после момента речи.

29.1.2.4Вид

Видовое противопоставление в повелительном наклонении устроено по-разному для положительных (раздел 2.4.1) и для отрицательных (раздел 2.4.2) форм.

29.1.2.4.1Видовая оппозиция в положительных формах императива

Положительный императив имеет относительно регулярное видовое соотношение.

  1. Покупай овощи на рынке / Купи овощи на рынке.

Тем не менее, видовая оппозиция для императива устроена не совсем так же, как для индикатива (особенно для прошедшего времени индикатива). Совершенный вид имеет в императиве тот же набор значений, что и в индикативе.

Что же касается несовершенного вида, то для индикатива одним из основных его значений является актуально-длительное (т.е. значение действия, которое продолжается в некоторый момент или на некотором неоконченном интервале); для императива же оно встречается лишь в специальных контекстах типа Говорите, говорите, я вас слушаю.

Вместо этого в императиве широко представлено начинательное значение НСВ (которое в индикативе отмечается только для форм будущего времени): иди = ‘пойди’, а не ‘продолжай идти’ (ср. идет = ‘продолжает идти’), читай = ‘начинай читать’, и т.д., см. [Рассудова 1968/1982]; [Падучева 1996: 66–83].

В [Падучева 2010] эта особенность была объяснена тем, что в императиве (а также в будущем времени) НСВ предполагает несинхронного Наблюдателя (отсюда несклонность к употреблению в актуально-длительном значении), но не ретроспективного, как при т.н. общефактическом значении в прошедшем времени, а проспективного (отсюда акцент на начальной фазе ситуации).

Многократное (хабитуальное) значение НСВ одинаково характерно как для индикатива, так и для императива, см. (21) выше.

29.1.2.4.2Видовая оппозиция в отрицательных формах императива

Отрицательный императив образуется преимущественно от глаголов несовершенного вида:

  1. Не покупай овощи на рынке! / *Не купи овощи на рынке!

Отрицательный императив не купи в основном корпусе НКРЯ употреблен лишь 9 раз, преимущественно в непрямом значении:

  1. Домишко этот растащили бы окончательно на дрова, не купи его вовремя Башмаков. [«Сельская новь» (2003)]

...в том числе, в составе пословицы при противопоставлении положительной и отрицательной форм:

  1. Сказано ведь, худой мир лучше доброй ссоры, и не купи имение, а купи соседа. [А. П. Чехов. Новая дача (1899)]

Отрицательный императив совершенного вида используется преимущественно в специфическом значении превентива (предостережения), т.е. побуждения не совершать какие-то действия с целью избежать некоторого опасного или просто нежелательного события:

  1. Не пропустите первые сигналы, свидетельствующие о начале заболевания. [«Здоровье» (1999)]

Превентивное значение отрицательной формы императива характерно для глаголов СВ, обозначающих неконтролируемые или слабо контролируемые действия (см. об этом также раздел 4.5):

  1. А Тюпа взобрался на крышу и там ползает, бегает – пугает какую-то пичужку. Непунька скорее к нему: «Не упади! Не свались!» [Е. И. Чарушин. Тюпа, Томка и сорока (1946)]

Наиболее частотные императивы от глаголов совершенного вида с отрицанием – не забудь(те) и не подумай(те):

  1. Крышечку у пасты завинчивай! Воду спусти, не забудь. И ни к чему там не прикасайся, слышишь? [Т. Толстая. Ночь (1983)]
  1. Не подумайте, что я на неё в обиде. [А. Рыбаков. Тяжелый песок (1975-1977)]

В подкорпусе НКРЯ со снятой омонимией отрицательный императив НСВ встречается в 6.4 раза чаще, чем отрицательный императив СВ, притом что положительный императив НСВ – более редкая форма, чем положительный императив СВ.

Таблица 29.1. Частотность императивов совершенного и несовершенного видов с отрицанием (по подкорпусу НКРЯ со снятой омонимией)

НСВ (вхождения)

СВ (вхождения)

положительный императив 24 247 (100%)

9 924 (41%)

14 323 (59%)

отрицательный императив 3 151 (100%)

2 727 (87%)

424 (13%)

всего императивов 27 398 (100%)

12 651 (46%)

14 747 (54%)

29.1.3Синтаксис

29.1.3.1Обращение

В конструкциях с императивом часто используется обращение. Оно может располагаться перед императивом или после него, контактно или дистантно:

  1. Выздоравливайте, Сергей Тимурович, я пошел. – До свиданья, – сказал Сергей. [Ф. Искандер. Морской скорпион (1977)]
  1. Мам, брось шапку! – попросил Саша. [З. Прилепин. Санькя (2006)]

29.1.3.2Выраженность подлежащего

Обращение (см. выше) следует отличать от подлежащего, менее характерного для конструкций с императивом. Обращение, как правило, отделено от императива паузой, письменным отображением которой является запятая, и может стоять в форме вокатива (ср. мам в примере (30) выше). Подлежащее составляет единую интонационную группу с императивом и может стоять только в номинативе.

Значение императива 2-го лица в общем случае предполагает, что субъектом описываемой ситуации является адресат (см. раздел 4.7). Поэтому для прямых употреблений императива речь идет, главным образом, о выборе между конструкцией без выраженного подлежащего и конструкцией с подлежащим, выраженным местоимением 2-го лица (подумай / ты подумай). См. раздел 3.2.1.

Для непрямых употреблений императива (см. раздел 4.8) субъект описываемой ситуации может не совпадать с адресатом и репертуар именных групп, допустимых в позиции подлежащего, оказывается разнообразнее, а выражение подлежащего частотнее. См. раздел 3.2.2.

29.1.3.2.1Подлежащее при прямом употреблении повелительного наклонения
29.1.3.2.1.1Подлежащее, выраженное личным местоимением ты / вы

Императивы 2-го лица в прямом значении обычно употребляются без местоимения:

  1. Располагайтесь, как дома, – разочарованно сказал Гнеточкин. [Л. Юзефович. Дом свиданий (2001)]

Около 7% примеров употребления императива в прямом значении, по данным НКРЯ, имеет неопущенное подлежащее, выраженное личным местоимением (56 случаев из 766). Причины, по которым местоимение может сохраняться, детально обсуждаются в статье [Fortuin 2010]. Здесь перечислим наиболее характерные случаи.

Местоимение присутствует, как правило, в конструкциях повышенной экспрессивности, обычно тогда, когда адресата нужно уговорить или убедить.

  1. Ты думай о том, как мы здесь сидим, пьем чай, смотрим на небо, на землю, и нам хорошо… [М. Симашко. Пятый Рим. Главы из книги (2000)]
  1. А мне в ответ серьезно: «Наши доктора и в понедельник в хорошем состоянии, так что вы не волнуйтесь». [В. Фетисов. Овертайм (1997)]

Причиной того, что местоимение не опускается, может быть контрастивное выделение адресата (противопоставление адресата другому лицу):

  1. – Он тут, – ответила она ему и сказала: – Вы идите, а я посижу. – И так как он молчал и по-прежнему смотрел на неё, что-то выжидая, повторила уже настойчиво: – Идите! [Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей (1978)]

Местоименное подлежащее может находиться в постпозиции к императиву. Такая конструкция имеет более категоричный характер:

  1. – Ах, да подожди ты с глупостями! – неожиданно резко, хоть и вполголоса, отозвался Николай Васильевич. [А. Волос. Недвижимость (2000)]
  1. Господи, ну будь человеком, помоги ты мне, пожалуйста! [А. Матвеева. Голев и Кастро. Приключения гастарбайтера (2002)]
29.1.3.2.1.2Другие средства выражения подлежащего при императиве

Помимо личного местоимения ты / вы, подлежащее в императивных предложениях в редких случаях может быть выражено иными способами.

В случае, когда исполнителем ситуации назначаются адресат и ассоциированные с ним третьи лица, подлежащим может быть сочетание неопущенного местоимения 2-го лица и группы с предлогом с и творительным падежом (37) или сочиненная группа с союзами и / или (38).

  1. «Мамочка, мы тут попортили твою бижутерию… но чуть-чуть… осталось найти три бусинки, всего три! А вы с Аней идите пока в ту комнату, я вам там тортик принес…» [Д. Симонова. Первый (2002)]
  1. – Пусть он уезжает, а ты и Аля оставайтесь здесь. [В. Токарева. Своя правда (2002)]

Иногда подлежащее выражено неопределенным местоимением кто-нибудь или целой предикацией с местоимением кто (типа кто может, кто хочет):

  1. Сергей Николаич сгреб его спереди за руки и сильно сдавил. – Ну-ка, кто-нибудь помогите! – позвал он. [В. Шукшин. Штрихи к портрету (1973)]
  1. ...Помогите кто может! к врачу обратиться не могу - нет страховки... [Красота, здоровье, отдых: Медицина и здоровье (форум) (2005)]

Такие случаи часто интерпретируются пишущими как обращение (местоимение выделяется запятыми):

  1. Кто-нибудь, пригласите, пожалуйста, директора, – попросил один из них, видимо, главный, показывая кассиру удостоверение. [А. Житков. Супермаркет (2000)]

В корпусе НКРЯ есть также несколько примеров, когда подлежащее выражено отрицательным местоимением никто, местоимениями все и те:

  1. Но оказалось, что прав был также и Шенопин. Он, когда ему говорили, он про тюрьму отвечал так: – Ничего, – отвечал он, – никто не волнуйтесь. У Шенопина есть небольшой секрет, который избавит его от этой неприятной процедуры. [Е. Попов. Влечение к родным деревьям (1970-2000)]
  1. С армян перекинулась на русских. Неверные должны освободить мусульманскую землю. Азербайджан – для азербайджанцев. Все, кто другие, езжайте к себе. И даже в школу занесло эту националистическую заразу. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  1. – Уйдите, – молила я, прижимая к себе Хучика, – все убирайтесь вон! [Д. Донцова. Уха из золотой рыбки (2004)]
  1. Те, кто желает поспорить, пишите на мейл. [«Хулиган» (2004)]

Местоимения кто-нибудь, все и никто в этих конструкциях можно считать не подлежащими, а плавающими определителями при нулевом подлежащем, так как они могут появляться в позиции при ненулевом подлежащем 2-го лица (М. Холодилова, в устном общении):

  1. Лучше вы кто-нибудь сходите. [Б. Минаев. Детство Левы (2001)]
  1. Эдди, включай проигрыватель, ты, Лулу, приглуши свет, а вы все кончайте болтать. [«Вокруг света» (2004)]

Окказионально в качестве подлежащих встречаются существительные с собирательным значением. В таких случаях невозможно однозначно сказать, является ли это существительное подлежащим или обращением:

  1. А вообще можно и в Некрасовке поотрываться, т.ч. все Люберцы дуйте в Некрасовку, там полный респект! [Дискотека в ДК (форум) (2007)]

Нетривиальным может быть выбор числа императива при подлежащем, выраженным не личным местоимением (общие сведения о категории числа императива см. выше в раздел 2.1). Императив при неопределенных, отрицательных местоимениях и местоимении все обычно имеет форму множественного числа, однако единственное тоже возможно. Ср. примеры (46)(48) со следующими:

  1. Болят мышцы шеи и спины, как будто это грипп, ломит шею и спину – и я один, никого ни рядом, ни вокруг, нигде. Кто-нибудь помилуй меня, погладь, помассируй спину, поласкай, помилуй. [А. Найман. Любовный интерес (1998-1999)]
  1. Вот этого никогда никто не смей делать! В таких случаях надо, как я сказал, сесть и побыть с человеком, и только тогда уйти, когда что-то развязалось внутренне. [митрополит Антоний (Блум). Пастырь у постели больного (1993-1994)]
  1. Все, кто справа стоят и дрова в руках, брось дрова направо! [А. Солженицын. Один день Ивана Денисовича (1961)]

При подлежащих, выраженных целой предикацией, императив может быть как множественного числа, так и единственного:

  1. И помощь близка, да силы нету. Эй, вставайте, кто еще остался! Только бы нам ночь простоять да день продержаться. [А. Гайдар. Сказка про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово (1935)]
  1. – Карау-у-у-л… – тихонечко сказал шпион Дырка, – спасайся, кто может. [В. Постников. Путешествие Карандаша и Самоделкина (1995)]

Случаи, когда подлежащее императивной конструкции выражено не местоимениями ты или вы, редки: в выборке из основного корпуса с 1970 г. из 766 примеров императива 2-го лица нет ни одного такого употребления.

29.1.3.2.2Подлежащее при непрямом употреблении повелительного наклонения

Если в своем прямом значении императив 2-го лица редко имеет подлежащее, то для многих непрямых употреблений повелительного наклонения (императив долженствования (54)(56), драматический императив (57), условно-уступительный императив (58), императив условия (59), см. раздел 4.8) это, наоборот, типично.

  1. Мы всех будем ругать, а нас никто не смей, мир сразу развалится… [В. Рыбаков. Вечер пятницы (1990)]
  1. А на улице – оттепель. Промочит ноги, подумала я, потом его кто-то лечи. [И. Грекова. Перелом (1987)]
  1. Мы плати за купе, а им оно бесплатно – раз они беженцы, так и все должны страдать? [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]
  1. Собака и кот жили-жили у хозяина да и состарились. Дело житейское, со всяким может случиться. А хозяин их возьми да и рассчитай. [Е. Л. Шварц. Два клена (1953)]
  1. Однако народная мудрость гласит: сколько раз ты ни повторяй слово «халва», а во рту слаще не будет. [«Советская Россия» (2003)]
  1. А случись что с дочкой, она немедленно села бы в поезд и наутро вручила бы заболевшего ребёнка в лучшие на свете руки… [Л. Улицкая. Казус Кукоцкого (2000)]

Для большинства непрямых употреблений повелительного наклонения действует следующая тенденция: подлежащее обязательно для 1-го и 3-го лиц и факультативно для 2-го. Подробнее о каждом из типов употреблений см. раздел 4.8.

29.1.3.3Неподчинимость

Важной особенностью повелительного наклонения является его неспособность быть сказуемым зависимой предикации: *Он мне сказал, что приходи. Однако игровое или ненормативное употребление таких конструкций встречается:

  1. Вечером мы с ней на кухне заедаем шоколадом это вино, про которое я, хоть и пью, но говорю, что дрянь, а Камий говорит, что перестань, отличное. [«Столица» (1997)]
  1. Уважаемые коллеги! Обращаем Ваше внимание на то, что при подаче заявок на индивидуальные гранты и коллективные проекты НУГ не забудьте заполнить персональные данные о заявителе (участниках). (Из делового электронного письма)

Для устной речи такие конструкции более характерны:

  1. [Евстафиев Сергей Иванович, муж, 33] И потом я/ позвонил/ ещё раз она/ сказала/ что/ приезжайте. [Допрос свидетеля защиты Евстафьева на открытом судебном заседании по делу Г.П. Грабового (2008)]

Возможность употребления повелительного наклонения в придаточном облегчается в контексте частиц мол, дескать и де, которые, как известно, выражают цитацию и другие значения [Плунгян 2008]:

  1. Он писал, особо не заботясь о последствиях, что, мол, приезжай. [Д. Симонова. Легкие крылышки (2002)]
  1. Заключил же он тем, что, дескать, простите мою дерзость и мое неприличие, Макар Алексеевич. [Ф. М. Достоевский. Бедные люди (1846)]

Значительно свободнее повелительное наклонение употребляется в нерестриктивных относительных предложениях (см. об этом [Лютикова 2012]).

  1. Выложите лакомство в фруктовую вазу, края которой украсьте так, как вам подскажет фантазия. [«Здоровье» (1997)]
  1. Я прилагаю к письму записку, которую, прочтя, переправьте, пожалуйста, по адресу, либо в руки, либо по городской почте. [Э. Герштейн. Анна Ахматова и Лев Гумилев (1994-2002)]

Императивы в непрямых значениях (см. раздел 4.8) обладают разной способностью к подчинению. Некоторые, например условный (см. раздел 4.8.6), употребляются только в составе придаточных предложений:

  1. Родись я на десять лет позже возможно, смотрел бы на мир глазами Буковского. [А. Рубанов. Сажайте, и вырастет (2005)]

Напротив, драматический императив (см. раздел 4.8.3), по-видимому, не подчиняется:

  1. И не успел он оглянуться, как этот прохвост Катькин возьми и плюнь ему прямо в рыло!.. [М. А. Булгаков. Театральный роман (1936-1937)]

Разные побудительные конструкции 1-го и 3-го лиц в разной степени допускают подчинение. Конструкции побуждения к совместному действию встречаются в подчиненной клаузе крайне редко:

  1. Пару лет назад коллеги рассказывали, что в одном московском дворе «достала» жителей регулярно орущая ночи напролет иномарка. И сбросили ей на крышу с самого высокого этажа измученные бессонницей жильцы двора трехлитровую банку. После ремонта крыши иномарка перестала орать по ночам… Это я не к тому, что давайте банки кидать. [«Встреча» (2003)]
  1. Я отказался, сказал, что не могу, что надо было договориться заранее, что я не предупредил, что давай перенесем на завтра. [А. Гладилин. Прогноз на завтра (1972)]

Подчиненность конструкций с пусть – значительно более частое явление:

  1. Он наводил ужас и на редакторов, которых, когда они пренебрежительно говорили ему, что еще не успели прочесть рукопись, что пусть зайдет через месяц, брал под локоток и, легонько его сжимая, усаживал за стол с просьбой прочесть не откладывая. [А. Найман. Славный конец бесславных поколений (1994)]

29.1.3.4Сочетаемость с частицей -ка

Частица -ка, по наблюдениям некоторых лингвистов, сообщает о том, что мысль о желательности реализации действия только что пришла в голову говорящему ([Храковский, Володин 1986]; [Левонтина 1991]). Частица -ка сочетается со всеми побудительными формами, как собственно императивными:

  1. Иди-ка сюда, ушастенький, я тебя съем. [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969-1981)]
  1. Скажите-ка, ребята, кто из вас хуже всех работает? [В. Гроссман. Жизнь и судьба (1960)]

…так и несобственно императивными (императивом 1-го и 3-го лица):

  1. Пойдём-ка, Гриша, посмотрим, что там в чемодане лежит. [Л. Улицкая. Пиковая дама (1995-2000)]
  1. Рассерженный, он велит обоим солдатам заняться песком: пусть-ка они честно потрудятся – помогут во дворе. [В. Маканин. Кавказский пленный (1995)]

По мнению Э. Фортейна, «возможность употребления частицы -ка можно считать критерием для установления наличия значения волеизъявления говорящего в широком смысле» [Фортейн 2008]. В самом деле, частица -ка имеет очень широкую дистрибуцию, ограничиваясь при этом такими формами и конструкциями, которым может быть приписано волеизъявительное значение. Частица присоединяется к форме прошедшего времени глагола, когда эта форма имеет побудительное значение:

  1. Действительно… Пошли-ка, Ирка, спать! Утро вечера мудренее. [В. Белоусова. По субботам не стреляю (2000)]
  1. – А поехали-ка со мной, неожиданно пригласил он. [О. Некрасова. Платит последний (2000)]
  1. Пошел-ка ты вон отсюда, сопляк, хам, неуч, кретин, дебил, размазня. [Е. Попов. Темный лес (1970-2000)]

Частица сочетается с формой будущего времени глагола 1-го лица, выражая самопобуждение:

  1. – И мне сон перебили, – проворчал папа. – Сяду-ка я, поработаю. Так до утра никто и не уснул. [«Мурзилка» (2000)]
  1. Впрочем, в одном магазинчике поскромнее показали мне куртку ярко-жёлтую, цвета яичного желтка. Тоже тяжёлую, как те «заслонки», но даже без капюшона. Нет, нет и ещё раз нет. Пойду-ка обратно в гостиницу – на всякий случай ещё раз пробежать свой доклад. [И. Грекова. Перелом (1987)]

Есть редкие примеры сочетания с инфинитивом, если он употреблен в значении побуждения:

  1. – А позвать-ка ко мне Хржонжчковского. Слушай, начал Алексей Кирилович, когда перед ним предстал Хржонжчковский. [Н. С. Лесков. Кувырков (1863)]

Интересно, что с настоящим и будущим временем 2-го лица, употребленным в побудительном значении, частица -ка не используется:

  1. Та задумалась, но затем решительно заявила: Сейчас берешь животное, и мы отправляемся в зоопарк. <…> За мной, марш! [Е. Романова, Н, Романов. Дамы-козыри (2002)]
  1. *Сейчас берешь-ка животное...

Возможности дистрибуции частицы -ка формально не ограничены позицией при глагольных формах. Частица может присоединяться и к другим частям речи, если в ближайшем контексте есть формы, выражающие побуждение:

  1. – Такая молодая красивая женщина, – сказал он. – И охота вам время терять? Поедемте лучше-ка пообедаем вместе, а потом, если желаете, отдохнём. [А. Слаповский. Гибель гитариста (1994-1995)]
  1. Лучше-ка припомню еще два более «типичных случая». [В. Смехов. Театр моей памяти (2001)]
  1. Ну-ка, расскажи об этой борьбе поподробнее. [А. Белянин. Свирепый ландграф (1999)]

За пределами литературной нормы встречаются употребления частицы -ка вне контекстов волеизъявления:

  1. Где-ка тут наша бравенькая? – спрашивала она, не глядя, есть кто во дворе или нет. [В. Распутин. Нежданно-негаданно (1997)]
  1. – Расставаться нам с тобой пора, хочешь не хочешь. На поезде завтра – ту-ту! А то, может, вместе? Поди-ка, на тебя и билета не спросят. [Г. Владимов. Верный Руслан (1963-1965)]

29.1.4Семантика

29.1.4.1Собственно побудительная семантика повелительного наклонения

Форма повелительного наклонения обозначает попытку говорящего самим фактом своего высказывания каузировать кого-либо (заставить кого-либо или разрешить кому-либо) совершить (или не совершать) некоторое действие (определения семантики повелительного наклонения, предлагаемые различными лингвистами, обсуждаются в [Гусев 2013: 18–39]). По классификации Дж. Остина [Остин 1986], повелительные речевые акты относятся к директивам (directives).

Ситуация, которая обозначается повелительным наклонением, не принадлежит к реальности (см. главу Модальность).

Повелительное наклонение используется для того, чтобы побудить, приказать, попросить, посоветовать, разрешить, сообщить о том, что говорящий не препятствует совершению действия, пожелать добра или зла. Интерпретация конкретного употребления императива зависит от интонации, контекста, прагматических факторов, поэтому в письменном тексте конкретный семантический тип побуждения часто невозможно определить:

  • приказ

    1. Отчаливайте завтра же, на рассвете! – приказал господин Белуга. [«Мурзилка» (2003)]
  • требование

    1. Вымётывайся, пока силком не вышвырнули!.. – Силком? [А. Иванов. Сердце Пармы (2000)]
  • просьба

    1. К стюардессе ковыляет загипсованный, забинтованный мужик на костылях и говорит: – Откройте, пожалуйста, дверь. Я выйду. [Коллекция анекдотов: лётчики (1970-2000)]
  • разрешение

    1. Кури, – разрешил дед. – Какие куришь? [В. Шукшин. Калина красная (1973)]
  • совет

    1. Не расстраивайтесь, Нина, не тратьте ваши нервы, – посоветовал он. [В. Аксенов. Пора, мой друг, пора (1963)]
  • предупреждение

    1. За сорок минут до отъезда Володя попросил чаю. Он пил чашку за чашкой, растворяя в кипятке безграничное количество сахара. Так, словно хотел целиком исчерпать неожиданную благосклонность окружающего мира. – Смотри, не опоздай, – тревожно говорила мама. [С. Довлатов. Наши (1983)]
  • пожелание

    1. Будьте счастливы, Маргарита Николаевна! – она закивала головой мастеру и опять обратилась к Маргарите: – Я ведь всё знала, куда вы ходите. [М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита (1929-1940)]

29.1.4.2Перформативность

Императивные высказывания перформативны, т.е. представляют собой речевые акты, которые одновременно являются поступками (см. Модальность / раздел 3.3.1). Произнесение императивного высказывания меняет мир; реакцией на такое высказывание, как правило, является действие. По этой причине императивные высказывания можно оценивать с точки зрения их успешности / неуспешности, т.е. того, насколько выполнены коммуникативные цели речевого акта.

При этом императивные высказывания не могут быть оценены с точки зрения истинности / ложности (*Петя сказал «уходи», но это неправда / но он обманул). Перформативность является причиной того, что императивные высказывания плохо сочетаются с эпистемическими операторами: *Кажется, уходи.

29.1.4.3Каузация

Каузация является центральным компонентом семантики повелительного наклонения. В некоторых работах ставится под сомнение обязательность этого компонента на том основании, что императивом могут выражаться такие речевые акты, как разрешение и совет [Davies 1986]. Однако исследования маркеров каузативов в языках мира показывают, что значения разрешения, допущения, помощи характерны для маркеров каузации наряду с другими и могут считаться разновидностью каузативного значения [Недялков, Сильницкий 1969: 28].

Вследствие каузативного элемента в семантике императивное высказывание требует реакции от адресата. Наиболее типичным ответом на императивное высказывание является действие, возможны также речевые реакции согласия или несогласия совершить действие. В этом отношении повелительные акты сходны с вопросительными, см. Модальность / раздел 3.

29.1.4.4Желательность

Во многих источниках толкования императива содержат отсылку к желанию (воле) говорящего (см. [Апресян 1974: 22]; [Мельчук 1998(I): 155] и др.).

В самом деле, желание, чтобы адресат совершил некоторое действие, часто бывает причиной употребления повелительного наклонения. Однако такие побудительные акты, как разрешение или совет, не мотивированы желанием говорящего, поэтому в ряде работ (см. [Гусев 2013] и многочисленные ссылки из этой работы) желание исключено из толкования императива.

Желание, тем не менее, является весьма характерным сопутствующим элементом императивной семантики, и потому императивные формы часто используются для выражения пожеланий (Будь здоров! Не грусти!).

29.1.4.5Контролируемость

Каузируя адресата совершить некоторое действие, говорящий ожидает, что адресат в состоянии это действие совершить, т.е. что адресат контролирует действие. Контролируемость действия, к совершению которого побуждается адресат, является важным условием успешности императивного (директивного) речевого акта. Глаголы, обозначающие неконтролируемые действия, состояния, свойства, могут не иметь императива вовсе (??хоти, ??видь) или используют его лишь в непрямых контекстах, см. раздел 4.8 (окажись, случись, принадлежи).

Нарушают этот принцип превентивы, т.е. такие речевые акты, цель которых – предотвращение некоторого нежелательного события: не забудь, не урони, не повреди, не пропусти, не потеряйся. Превентивы часто маркируются частицей смотри (о конструкциях с этой частицей см. [Добрушина, Даниэль 2008]). В. С. Храковский указывает на то, что неконтролируемая ситуация может возникнуть в результате других, контролируемых действий (например, можно простудиться, если пить холодную воду) [Храковский 1992: 38]; [Булыгина 1982: 75]; [Зализняк 2006]. Цель превентивного акта, таким образом, – каузировать собеседника этих контролируемых действий не совершать (Не простудись! подразумевает ‘не пей холодную воду, не гуляй без шапки’ и т.д.). Так разрешается конфликт между общим требованием контролируемости побудительной ситуации и неконтролируемостью той ситуации, которая выражается превентивом.

29.1.4.6Семантические ограничения на образование императивов

У ряда глаголов образование повелительного наклонения затруднено по семантическим причинам. Так, в НКРЯ не встретились императивы от глаголов значить, наличествовать, преобладать, поиздержаться, поизноситься, приустать, подзабыть. Для некоторых глаголов находятся одно-два употребления императива: выглядеть – 2, зависеть – 2, устать – 1. Императив от таких глаголов возможен в особых случаях «наведенного контроля», когда побуждение имеет значение ‘сделай усилия, чтобы P’:

  1. – А как похорошела-то, помолодела с вашим приездом! Всю конспирацию ломает! И ведь не скажешь: выгляди-ка плохо, а то все догадаются! [В. Рыбаков. Гравилет «Цесаревич» (1993)]
  1. – Конечно, конечно, собирайся, моя дорогая. Не завись от меня. [Г. Щербакова. Дивны дела Твои, Господи... (2001)]

...или тогда, когда императив употребляется в непрямом значении (условном, условно-уступительном и т.д., см. раздел 4.8). В следующем примере императив устань означает ‘если бы устали’:

  1. Так что остановись ребята, устань – вся бы стройка остановилась. [А. Лиханов. Чистые камушки (1967)]

Есть глаголы, императив от которых употребляется только или почти только с отрицанием. Так, из 1799 примеров императива от глагола беспокоиться не имеют отрицания 10.

  1. Вы за Протопопова не беспокойтесь! Вы за себя беспокойтесь! [С. Довлатов. Записные книжки (1990)]

Семантика императивов от ментальных глаголов и глаголов эмоции: знать, думать, считать, радоваться, стыдиться – исследована Ю. Д. Апресяном [Апресян 2012: 45–46].

29.1.4.7Адресат, слушающий, исполнитель

В обычном случае императив 2-го лица адресован слушающему (императив в единственном или во множественном числе, если говорящий обращается к слушающему, используя «вы»-вежливое), и слушающий назначается исполнителем действия:

  • адресат – слушающий

    1. Некому было сказать ему: «Чучело ты мое! Посмотрись в зеркало!» [Л. Юзефович. Дом свиданий (2001)]
    1. Послушайте, – я ему говорю, – я тут оставил свою мантию в cloak-room. Не посмотрите ли вы ее. – Когда вы ее оставили, сэр? [Капица, Тамм, Семенов: сборник воспоминаний и статей (1998)]

    В случае письменной речи адресатом императива является читатель, хотя обычно мы пренебрегаем разницей между слушающим и читающим и во всех случаях используем термин «слушающий»:

  • адресат – читатель

    1. Простите, дорогой читатель, что вмешиваюсь в Софьин монолог. Тому есть причина. Помните, в первой части третьей главы автор обещал вам «кофейный эпизод»? Пришло его время! [Т. Соломатина. Девять месяцев, или «Комедия женских положений» (2010)]

    Адресатами могут быть несколько слушающих, и все они назначаются исполнителями (императив во множественном числе):

  • адресат – несколько слушающих

    1. – Эй, вы!– закричал Ёжик. – Эй, вы, картофелины, отдавайте зверя! [С. Козлов. Как Ёжик с Медвежонком спасли Волка (2003)]

    Адресат может не полностью совпадать с исполнителем, если выполнять действие должен не только слушающий, но и ассоциированные с ним лица, которые не присутствуют при общении (императив во множественном числе):

  • адресат – слушающий и ассоциированные с ним лица ≠ исполнитель

    1. [К, муж, 41] Андрей / я не знаю / если столько / не столько / напиши сколько сёдня какого товара вы можете поставить / ну чё за фигня-то? Ну чё «Номинат» дирижирует? «Номинат» заявки даёт и ничё нету / вчера две тыщи бутылок прислали / чем торговать-то? Андрюх / напишите / пожалуйста / сколько вы / когда / можете прислать // ну чё со связью такое? [Телефонный разговор (2004)]

    Адресатом императива может быть обобщенное лицо; в этом случае в коммуникативной ситуации необязательно присутствие слушающего. Императив при этом может иметь форму как единственного, так и множественного числа, которое не зависит от количества реальных слушающих. Исполнитель также является обобщенной фигурой, поэтому можно сказать, что адресат совпадает с исполнителем:

  • адресат – обобщенное лицо = исполнитель

    1. Помни: путь этот непростой и долгий. Без помощи психолога порой не справиться. [«Семейный доктор» (2003)]
    1. Гайдар: «Дайте мне необитаемый остров, и я доведу реформы до конца». [Коллекция анекдотов: Жириновский (1991-2000)]

    Адресатом может быть неопределенная группа слушающих. Поскольку говорящий заранее не знает, кто попадает в эту группу, императив может быть и в единственном, и во множественном числе, и исполнителем соответственно может быть одно лицо или несколько:

  • неопределенный адресат

    1. [Татьяна, жен, 18] Он же так и скажет / «Кто без тетради пришел / подсаживайтесь читать к тем / у кого есть!» [Телефонный разговор (2006)]

Наконец, адресат и исполнитель могут совпадать не полностью: говорящий обращается к группе людей, побуждая при этом лишь одного – любого – из них:

  1. Где можно увидеть работы? Кто-нибудь, подскажите, где можно увидеть работы художника Доржиева. Увидел несколько работ в каком-то анонсе по Культуре, и заинтересовался. 150544613. Винзавод. [Современное искусство (форум) (2007)]
  1. Врача! Кто-нибудь, вызовите «скорую помощь»! В ректорском кабинете было не протолкнуться. [А. Житков. Кафедра (2000)]

О типе адресата в связи с выбором числовой формы императива см. также выше раздел 2.1.

29.1.4.8Непрямые употребления повелительного наклонения

Русский императив имеет много непрямых употреблений («транспозиционных» в терминологии [Храковский, Володин 1986: 226]), в которых он не выражает значения побуждения к действию и обладает рядом формальных свойств, нехарактерных для прототипических употреблений императива (например, форма императива 2-го лица может употребляться с местоимением 1-го / 3-го лиц – умри она, никто не вспомнит).

Некоторые лингвисты стремятся выявить инвариантное значение, объединяющее все прямые и непрямые употребления императива [Перцов 2001], большинство не усматривает у них общего компонента. Следует иметь в виду, что многие непрямые употребления императива являются типологически распространенными, т.е. характерны для императива и в других языках, что говорит об их неслучайном характере [Dobrushina 2008]; [Гусев 2013].

Можно выделить следующие семантические типы непрямых употреблений императива в русском языке:

  • императив пожелания

    1. Его мать, актриса ведущего бакинского театра, хотела для него хорошую девочку из хорошей азербайджанской семьи, не актрису, не дай бог… [В. Токарева. Своя правда (2002)]
    1. Как, говорю, не скучать, если я, кроме рыжего, ни одного человеческого лица не вижу, всё одни собаки, будь они трижды прокляты! [Ю. О. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом (1943-1958)]
  • императив долженствования

    1. Рыбу еще не поймали, а уже за нее заплати. [«Рыбак Приморья» (2003)]
  • драматический (или повествовательный) императив ([Исаченко 1960/2003]; [Перцов 1998])

    1. У нее серебряная свадьба готовилась, она и купи ящик водки и поставь от мужа в райисполком в сейф, чтоб не выпил. [Э. Радзинский. Наш Декамерон (1980-1990)]
  • императив побудительного условия

    1. Поставь эти вазы на подоконник – увидишь, как весело заиграют в них лучи весеннего солнышка… [«Даша» (2004)]
    1. Читайте – и обрящете истину, скрытую между газетных строк. [«Финансовая Россия» (2002)]
  • условно-уступительный императив

    1. Они с Венькой уже почувствовали себя вольными стрелками: что ни сделай – все простится. [Г. А. Галахова. Легкий кораблик – капустный листок (1975)]
    1. Ирина исчезла из их жизни, хоть в розыск подавай. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  • собственно условный императив

  1. Представляю, что было бы, появись милый мой Вадик с этой серьгой в своем родном Кривом Роге. [В. Некрасов. Саперлипопет (1983)]

Непрямые употребления императива различаются в отношении того, насколько они далеки от прототипических императивных употреблений. Следующий набор морфосинтаксических параметров (большинство из них рассмотрены выше в разделе 2 и разделе 3) помогает оценить степень непрототипичности разных употреблений императива:

  • подлежащее каких лиц допускает императив;

  • насколько типично употребление императива с неопущенным подлежащим;

  • характерна ли для данного употребления форма множественного числа императива (с показателем -те);

  • присоединяет ли императив частицу -ка;

  • фиксирован ли порядок слов в конструкции с императивом;

  • может ли императивная конструкция быть вершиной главного предложения;

  • может ли императивная конструкция быть подчиненной;

  • есть ли ограничения на вид императивной формы.

В разделе 4.8.7 ответы на эти вопросы представлены в виде таблицы (Таблица 29.2).

29.1.4.8.1Императив пожелания

Форма императива 2-го лица может употребляться для выражения пожеланий. Следует различать регулярные конструкции императива 2-го лица в значении пожелания от тех, которые рассматриваются в этом разделе. Значение пожелания теоретически может выражаться любым глаголом, если семантика глагола допускает такой смысл, а ситуация требует его:

  1. Будьте счастливы! Расти большой! Заработай кучу денег!

Эти конструкции не имеют никаких формальных отличий от обычного императива 2-го лица и не входят в круг рассматриваемых здесь непрямых употреблений. Под непрямыми употреблениями мы имеем в виду такие конструкции пожелания, которые проявляют нестандартные свойства, описанные ниже, – идиоматизированность, употребление с подлежащими 1-го / 3-го лиц, нерегулярность в присоединении аффикса множественного числа, ср. (120) и (121):

  1. прямое употребление

    1. Будь счастлив! – *Будь он счастлив!
  2. непрямое употребление

    1. Будь проклят! – OKБудь он проклят!

В таком употреблении чаще встречаются пожелания зла, хотя и они не частотны (в выборке из 766 примеров не встретилось ни одного) и ограничены узким кругом глаголов. Большая часть конструкций со значением пожелания идиоматична (Разрази меня / тебя / его гром; Спаси меня / тебя / его Бог).

Императив пожелания может употребляться с любым лицом. Наличие подлежащего обязательно для 1-го и 3-го лиц и может отсутствовать во 2-м (Будь проклят / Будь ты проклят):

  1. Деньгам нужно работать, черт побери, и делать деньги, будь я проклят, если это не так! [В. Аксенов. Новый сладостный стиль (2005)]
  1. – Ну, что это? что это? Лишаю свидания! – мычал надзиратель и оттягивал Нержина за плечо. Нержин оторвался. – Да лишай, будь ты неладен, – еле слышно пробормотал он. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]
  1. – Что случилось с замком, будь он проклят?! [В. Запашный. Риск. Борьба. Любовь (1998-2004)]

В контексте 1-го лица императив пожелания обычно употребляется при выражении обещания, клятвы или в других случаях, когда требуется взять на себя ручательство: ‘пусть со мной случится нечто плохое, если я не...’:

  1. Пропади я на этом месте, ежели вру! [Л. Лагин. Старик Хоттабыч (1955)]

В сфере пожелания могут оказываться неодушевленные объекты:

  1. У нас вот в районе главная особенность – если что-то тебя лично не касается, то гори оно все синим огнем! [А. Трушкин. 208 избранных страниц (1990-2002)]

Относясь к нескольким адресатам, императив пожелания может иметь показатель множественного числа -те, а может не иметь его (эти случаи менее типичны).

  1. Провалитесь вы все сквозь землю вместе с проклятыми спекулянтами! [В. Осеева. Динка прощается с детством (1969)]
  1. – Я еду на панихиду. – А я никуда не еду, провались вы все… [Э. Радзинский. Наш Декамерон (1980-1990)]

Показатель -те может присутствовать только в том случае, если подлежащее выражено 2-м лицом:

  1. …Да провались они, эти книги, тем более что и нет на них библиотечных штампов и экслибрисов! [А. Азольский. Глаша (2003)]
  1. *Провалитесь они, эти книги!

Тем не менее, такие примеры крайне редко, но встречаются в Интернете:

  1. Будьте они все прокляты, раз позволяют делать политику на слезах маленьких детей. (atelman.livejournal.com)

Частица -ка не присоединяется к императиву пожелания: *Будь-ка ты проклят; впрочем, это ограничение скорее имеет семантический характер, а не грамматический.

Порядок слов в конструкциях пожелания нежесткий. Хотя конструкции с императивом вначале значительно частотнее (см. все примеры выше), возможна и другая позиция императива:

  1. А ведь ты меня, внучек, чуть не перехитрил, гром тебя разрази! [«Техника – молодежи» (1993)]
  1. И сама ты будь проклята во веки веков! [«Жизнь национальностей» (2001)]

О видовых предпочтениях в конструкциях пожелания говорить трудно, поскольку круг глаголов, участвующих в них, очень ограничен. Несовершенный вид встречается наряду с совершенным, хотя Э. Фортейн предполагает, что совершенный вид более типичен [Фортейн 2008]:

  1. – Да горите вы синим огнем с вашим равенством! – горько сказал Моня. Сгреб чертеж и пошел вон. Вышел на улицу и быстро опять пошагал домой. [В. Шукшин. Упорный (1972-1973)]
  1. Не забудем, как они, эти полковники да генералы, над нами издевались! Сгорите вы вместе с ними! Долой! [А. Веселый. Россия, кровью умытая (1924-1932)]

Императив пожелания, так же как прототипический императив (см. раздел 3.3), не подчиняется: *Кричала, что будьте вы прокляты.

29.1.4.8.2Императив долженствования

Императив долженствования, как правило, употребляется в конструкциях с союзом а, где первая часть обозначает фоновую ситуацию (термин Ю. Л. Кузнецовой, обозначающий внешние обстоятельства, на фоне которых происходит событие и которые «послужили или могут послужить причиной того, что нежелательное действие, описываемое квазиимперативом, понадобилось» [Кузнецова 2014]).

  1. Вася что получит, то и пропьёт, а я крутись-вертись на свою зарплату. [И. Грекова. Перелом (1987)]

Императив долженствования всегда обозначает ситуацию, нежелательную для говорящего:

  1. Значит, тащись за тридевять земель лишь для того, например, чтобы убедиться, что её поганую квартирку по тем или иным причинам продать нельзя… [А. Волос. Недвижимость (2000)]

Императив долженствования, по мнению Ю. Л. Кузнецовой [Кузнецова 2014], в большинстве случаев имеет значение сильного облигатива, т.е. обозначает обязательство, которое не может быть не выполнено:

  1. Мы плати за купе, а им оно бесплатно – раз они беженцы, так и все должны страдать? [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]
  1. *Им купе бесплатно, а мы за него плати – но мы этого делать не будем.

Императив долженствования может относиться к любому лицу, однако типичным является 1-е.

  1. Значит, они меня будут известной жёлто-коричневой жидкостью обливать, а я им – добывай атомную бомбу? [А. Солженицын. В круге первом (1968)]
  1. – Надеемся, что-то изменится, но настоящей веры уже нет, – говорят они. – На протяжении скольких лет режут, урезают, работать уже нельзя! <…> Рыбу еще не поймали, а уже за нее заплати. <…> Обидно за себя, за своих коллег, за всю отрасль. [«Рыбак Приморья» (2003)]
  1. Может, завтра Шухов не выйдет, может, бригаду на Соцгородок затурнут, может, сюда ещё полгода не попадёшь – а мастерок пропадай? [А. Солженицын. Один день Ивана Денисовича (1961)]

Подлежащие 1-го и 3-го лиц должны присутствовать в конструкции, подлежащее 2-го лица может присутствовать или опускаться: Рыбу еще не поймали, а (ты) уже за нее заплати.

Формант -те, видимо, возможен, примеров из НКРЯ у нас нет, ср., однако, примеры из Интернета типа:

  1. ...Государство без всякой скромности взяло эти деньги, а вы теперь убирайте отели и платите кредит... (http://rus.delfi.ee/press/mk_estonia)

Местоимение вы вообще нехарактерно для императива долженствования, потому что со 2-м лицом он обычно носит обобщающий характер и местоимение 2-го лица не является конкретно-референтным.

  1. Она, что ли, тоже пьющая? А то ищи вас там под забором… Но знайте, никто искать не станет. [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]

Типичный порядок слов – местоимение перед императивом, но может быть и обратный: Рыбу поймали они, а плати за нее ты.

По наблюдениям Ю. Л. Кузнецовой, предпочтительным для императива долженствования является несовершенный вид [Кузнецова 2014], хотя примеров с совершенным видом тоже немало.

В статье А. Хольфута и Е. Коницкой долженствовательный императив рассматривается как «интерпретативное» употребление императива, т.е. отсылающее к другому высказыванию. Так, форма отвечай в предложении Он сделал ошибку, а я за него отвечай! «используется не непосредственно как форма выражения приказа, т.е. не дескриптивно, но интерпретативно, отсылая к высказыванию в форме Ты отвечай за него со значением ‘тебе быть в ответе за него’, приписываемому воображаемому собеседнику или третьему лицу» [Хольфут, Коницкая 2013: 199].

29.1.4.8.3Драматический (повествовательный) императив

Драматический (термин А. В. Исаченко), или повествовательный императив используется для обозначения неожиданного действия или события, обычно с союзом и, часто в конструкции с императивом возьми (также возьми да, возьми да и):

  1. И не успел он оглянуться, как этот прохвост Катькин возьми и плюнь ему прямо в рыло!.. [М. А. Булгаков. Театральный роман (1936-1937)]

Конструкции с драматическим императивом следует отличать от похожих на них побудительных конструкций с императивом возьми (146). Драматический императив обозначает уже реализованную ситуацию и может быть заменен на прошедшее время (взяла и рассказала).

  1. Очень даже есть о чем. Сюжет для средней руки водевиля. Ты расскажи, расскажи. Вот возьми и расскажи <*взял и рассказал>, при каких занятных обстоятельствах современный муж узнает, что жена много лет ему изменяет. [Д. Рубина. Окна (2011)]
  1. «А откуда, спрашивает, женушка, у тебя этот платок?» Она возьми и расскажи <ОКвзяла и рассказала> про гадание. [«Столица» (1997)]

Используется преимущественно с местоимениями 1-го и 3-го лиц:

  1. Тогда он рассвирепел и заорал: «Откуда вам учителей выписывать прикажете?» Практикантки слушают внимательно, записывают. А я возьми и ляпни: «Из Америки». [«Знание – сила» (2003)]
  1. Хотя во время кукуризации Розу чуть не наказали. Она школьницей была, и их заставляли сеять. Ну, она и скажи: зачем в землю зарывать, давайте хоть съедим ее, кукурузу эту… [В. Голованов. Остров, или оправдание бессмысленных путешествий (2002)]
  1. Приехала экскурсия, мы с Костей – это наш штурвальный – стали комбайн показывать, а кто-то возьми да и запусти мотор… [В. А. Каверин. Открытая книга (1949-1956)]

Подлежащее может быть неодушевленным:

  1. Одним словом, первым сигналом от Веры пришло не письмо, а ее голос во сне и мысль о стыде. А тут возьми и приди письмо. [Г. Щербакова. Ангел Мертвого озера (2002)]
  1. …Шла вот по веранде женщина, мимоходом сорвала цветочек, небрежно сунула его в волосы, а он и придись к месту! [В. Астафьев. Веселый солдат (1987-1997)]

С местоимением 2-го лица драматический императив редко используется по прагматическим причинам: ситуация, когда говорящий рассказывает адресату, что с тем случилось нечто неожиданное, прагматически не мотивирована.

В Интернете, однако, можно найти примеры драматического императива со 2-м лицом:

  1. Я тут как раз подумывал, что бы такое новенькое разучить, а тут ты возьми и спроси про эти табы. (http://forum.harmonica.ru)

Драматический императив не принимает частицы -ка. Не встречаются также формы с показателем множественного числа -те, при этом конструкций с подлежащим 2-го лица множественного числа тоже не встречается[*].

С подлежащим 3-го лица множественного числа в НКРЯ есть лишь один пример:

  1. Можно было получить вслед пару анекдотов: «Пришла к министру культуры с наклеенными ресницами, а они возьми и отклейся». [Л. Гурченко. Аплодисменты (1994-2003)]

Порядок слов в конструкции с драматическим императивом нежесткий, хотя есть тенденция к тому, что подлежащее предшествует императиву, и это связано с тем, что императив является ремой:

  1. Возьми и приди соседка / Соседка возьми и приди!

Глагол в конструкции с драматическим императивом всегда совершенного вида.

29.1.4.8.4Императив побудительного условия

Во многих языках мира императив может употребляться в значении гипотетического условия для реализации некоторой ситуации ([Гусев 2013: 270–281]; [Dobrushina 2008]): Ищите – и найдете = Если вы будете искать, то вы найдете. В этих конструкциях императив сохраняет свое побудительное значение, часто интерпретируясь как совет:

  1. Послушайте, и вы поймёте, до какой истеричной любви к людям может дойти человеческое сердце, посвятившее себя исканию истины. [Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]
  1. Позвони накануне вечером, приходи и сможешь сам убедиться. [И. Грекова. В вагоне (1983)]

Такой императив по своим свойствам мало отличается от обычного. Он может иметь референцию только ко 2-му лицу, при референции к множественному числу имеет показатель -те, обычно употребляется с опущенным подлежащим, хотя может и сохранять его.

  1. Завещайте мне картину Рокотова – и я сделаю для вас всё. [С. Спивакова. Не всё (2002)]
  1. Совесть! – Он засмеялся. – Вы на их ряшки посмотрите и увидите, что у них за совесть! [Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей (1978)]

Присоединение частицы -ка не запрещено: Посмотрите-ка на их ряшки и увидите, что у них за совесть.

Порядок слов не является фиксированным (см. пример (159)), но предпочтителен порядок с императивом вначале. При этом конструкция с императивом условия должна обязательно предшествовать той части, которая описывает следствие (о порядке слов в подобных конструкциях см. [Гусев 2013: 275–281]).

Для этих конструкций более характерен совершенный вид, но встречается и несовершенный:

  1. Плачьте, смейтесь, но не сердитесь, и вы сохраните сердце здоровым. [«Знание – сила» (2003)]

Императив побудительного условия следует отличать от императива условия (см. раздел 4.8.6). Основная разница состоит в том, что императив условия не имеет побудительного значения: употребляя его, говорящий не предлагает адресату совершить действие или хотя бы вообразить себе его реализацию:

  1. …Поезд тоже ждать не будет, опоздай хоть на минуту – и тю-тю, прибудет в столицу пустое место. [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]

Поэтому подлежащее при императиве побудительного условия может быть только агентивным и только 2-го лица (ср. императив условия – опоздай поезд хоть на минуту…).

29.1.4.8.5Условно-уступительный императив

Все употребления императива в значении уступки имеют условно-уступительный характер, т.е., как и рассмотренный выше императив побудительного условия, имеют гипотетическое значение. Существует несколько разновидностей условно-уступительных конструкций с императивом:

  • универсальные условно-уступительные конструкции с относительными местоимениями: куда ни пойди, всюду тьма (см. раздел 4.8.5.1);

  • скалярные условно-уступительные конструкции (обычно с частицей хоть): хоть лоб расшиби, ничего не добьешься (см. раздел 4.8.5.2);

  • альтернативные конструкции: кричи не кричи, никто не придет (см. раздел 4.8.5.3).

Условно-уступительные конструкции с императивом подробнее рассмотрены в статье [Кузнецова 2007].

29.1.4.8.5.1Универсальные условно-уступительные конструкции

Универсальные условно-уступительные конструкции могут иметь подлежащее любого лица:

  1. Ведь что я ни говори, о чём я ни кричи, а стену, воздвигнутую им против меня, уже не пробьёшь ни кулаком, ни ломом. [Ю. О. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом. Пролог (1943-1958)]
  1. Жизнь, по большому счету, тем и хороша, что куда ни сунься – всюду интересно. [«Мир & Дом. Residence» (2004)]
  1. Актер, даже великий актер, как он ни старайся, все же ограничен рамками своей внешности. [Р. Нахапетов. Влюбленный (1998)]

Подлежащее 2-го лица часто не выражено. Для конструкций, относящихся ко 2-му лицу, характерна обобщенная референция: они часто относятся не к конкретному адресату, а к любому лицу.

  1. Что ни говори, как от неё ни прячься – шла война. [И. Грекова. Фазан (1984)]
  1. Женщина, видишь ли, это такой предмет, что, сколько ты ни изучай ее, все будет совершенно новое. [Л. Н. Толстой. Анна Каренина (1878)]

Если императив имеет подлежащее 2-го лица множественного числа, он употребляется с показателем множественного числа -те:

  1. Как вы ни думайте, решить эту задачу бессильны и вы, и я, и он, и все на свете. [А. С. Грин. Бегущая по волнам (1926)]

В НКРЯ императив ед.ч. при подлежащем 2-го л. мн.ч. не засвидетельствован, ср., однако, окказиональные примеры из Интернет-блогов и форумов:

  1. Хотя, конечно, никто не гарантирует, что, как Вы ни старайся, ребенок будет любить книги, к примеру, так же сильно, как и Вы... (kot-kam.dreamwidth.org)

С подлежащим мы или они употребляется императив единственного числа:

  1. Вчера вечером папа, он, Богоявленский, Чистяков и я много говорили о том, что ждет Россию, и хотя папа говорит, что, сколько мы ни старайся, а все же впереди крушение, – меня это не приводит в уныние. [Т. Л. Сухотина-Толстая. Из дневника (1880-1910)]

Универсальные условно-уступительные конструкции с императивом представляют собой подчиненные предикации. Они свободно могут вставляться внутрь другой предикации:

  1. Мы выяснили, что чем ни укутывай, их очертания угадываются легко, а то и подчеркиваются, как выгодные женские формы умелой драпировкой. [М. Бутов. Свобода (1999)]
  1. Мы выяснили, что их очертания, чем ни укутывай, угадываются легко.

В этих конструкциях предпочтительным является несовершенный вид, но совершенный тоже допустим: Чем их ни укутай

29.1.4.8.5.2Скалярные конструкции

К скалярным конструкциям относятся такие, в которых ситуация главного предложения представляет собой неожиданное следствие из ситуации, обозначаемой зависимым предложением.

В этих конструкциях обычно употребляется частица хоть (конструкции с хоть рассмотрены в статьях [Подлесская 2004]; [Прозорова 2007]). Подлежащим могут быть 1-го, 2-го или 3-го лица, при этом 2-е лицо обычно имеет обобщенное значение.

  1. Руневой все равно: живи я хоть в шалаше с голой задницей, она все равно любить будет. [А. Иванов. Географ глобус пропил (2002)]
  1. Так что – что ни говори, а все-таки отлично у нас пробки в бутылки загоняют: иной раз намертво – не вынуть никак, хоть ты разбейся. [А. Иличевский. Бутылка (2005)]
  1. Ведь Петр Иванович, например, может достать для города кирпич и даже цемент сверх фондов, а председатель горсовета ни за какие коврижки их не добудет, хоть он пополам разорвись. [Б. Б. Вахтин. Надежда Платоновна Горюнова (1980)]

Ср. также более редкий пример без частицы хоть:

  1. Применительно к медицине: разбейся я в лепешку при Союзе, на лечение в ЦКБ-5 я бы не попал без связей в руководстве больнице, руководстве ЮЖД... (forum.meta.ua)

Показатель -те употребляется лишь при подлежащем 2-го лица множественного числа:

  1. Но хоть вы меня убейте, не считаю я, что игорный бизнес – это спорт. [«Известия» (2002)]
  1. Хоть мы тут пропадай со всей Ферганой, хоть тебе там польские гетманы по самой Москве скачи – клянусь, ей-ей, никуда они не тронутся, семиреки. [Д. А. Фурманов. Мятеж (1924)]
  1. Хоть они там разорись, а больше кружки не давать. [А. Н. Энгельгардт. Письма из деревни (1872-1887 гг.). Письмо первое (1875)]

При этом встречаются отдельные (редкие) примеры, когда императив с подлежащим вы не имеет показателя множественности:

  1. Пенсию свою вы не перестанете получать, проживи вы хоть 150 лет. [«Аргументы и факты» (2001)]
  1. Да носи вы хоть дюжину имен! Я говорю, что вы – фантазерка и вряд ли из вас выйдет хорошая жена. [Ю. И. Юркун. Софья-Доротея (1921)]

Подлежащее 2-го лица может быть выражено или опущено:

  1. Иной раз так прихватит, что хоть ложись и помирай. [И. Грекова. Перелом (1987)]

Частица хоть может находиться до и после императива (в работе [Кузнецова 2007] высказаны некоторые соображения относительно того, чем отличаются конструкции с разным порядком слов):

  1. Ирина исчезла из их жизни, хоть в розыск подавай. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  1. Роняла слезу: нам, мол, с мужем негде переночевать, в гостиницах нет мест, ночуй хоть на вокзале… [И. Грекова. Фазан (1984)]

Конструкции могут находиться внутри подчиненной предикации:

  1. Но что было толку объяснять ему, что, будь у меня хоть миллион, я никогда не пошёл бы на такую дьявольскую сделку с душой. [В. Голяховский. Русский доктор в Америке (1984-2001)]
  1. Она была такой толщины, что произойди внутри кабинета хоть ядерный взрыв, об этом весь остальной мир узнал бы, наверное, лишь по показаниям счетчика Гейгера. [М. Милованов. Естественный отбор (2000)]

…и внутри главного предложения:

  1. Председатель горсовета, хоть пополам разорвись, цемента не добудет.

Условно-уступительный императив с частицей хоть может быть как совершенного, так и несовершенного вида: Хоть ночуй на вокзале / Хоть заночуй на вокзале…

29.1.4.8.5.3Альтернативные конструкции

Еще один тип условно-уступительных конструкций с императивом – альтернативные. Эти конструкции встречаются с частицей хоть и без нее:

  1. Хоть пой, хоть тресни, никому ты не нужен. [В. Войнович. Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина (1969-1975)]
  1. Тут шуми не шуми, боись не боись, а помогать надо… [Ю. Трифонов. Дом на набережной (1976)]

Примеры с неопущенным местоимением возможны, хотя редки:

  1. Степ, а его хоть ты помни, хоть ты не помни, он всегда с нами, костяной. [Н. Садур. Немец (1996)]

Примеры с подлежащим не 2-го лица единичны:

  1. Приходил странник; будь он богат, будь он беден, его встречал хозяин у дверей своего дома, принимал его, как посланника Божия... [митрополит Антоний (Блум). Притча о званых (1974)]
  1. Пропадай он, тони он не подам руки спасти его. [Н. В. Гоголь. Страшная месть (1831-1832)]
  1. Наш брат, будь я белодеревной, будь я краснодеревной, все я должен работу в своем виде сделать, а гробовщик мастер тленный. [Н. С. Лесков. Некуда (1864)]
29.1.4.8.6Императив условия

Императив условия – наиболее частотное из непрямых употреблений императива. Как правило, такой императив обозначает контрфактивное условие, т.е. описывает ситуацию, которая никогда не имела места и не будет иметь место (см. главу Модальность):

  1. Проживи он еще два-три года, и его, скорее всего, ждала бы судьба О.Э. Мандельштама и Н.И. Вавилова. [«Вопросы психологии» (2004)]

Однако есть примеры такого употребления условного императива, где он обозначает ситуацию, реализация которой не исключена, хотя и маловероятна:

  1. Нюансов этой игры слов клиенту могут и не объяснить, но случись что – и вся сумма залога пойдёт на замену разбитого стекла или украденной магнитолы. [«Автопилот» (2002)]
  1. Начни я подробно описывать все тамошние чудеса, недели не хватит на описания. [«Техника – молодежи» (1977)]

Такое распределение в целом похоже на наблюдаемое для условных конструкций с сослагательным наклонением: они тоже по преимуществу являются контрфактивными, но в отдельных случаях могут встретиться в гипотетических контекстах (см. Сослагательное наклонение /раздел 4.2).

Императив условия допускает подлежащее всех трех лиц, при этом 2-е лицо является наименее частотным (см. подсчет в статье [Dobrushina 2008]). Подлежащее никогда не опускается:

  1. «Вот же как бывает, – говорил он потом удивлённо, – в другое время сорвись я с такой высоты – не встал бы, а тут – ни царапины». [Ф. Искандер. Слово (1980-1990)]
  1. «Дорогой дядя Коля, – закончил я свой монолог, – не окажись ты в Швейцарии, на груди утеса-великана, твоего любимого Монблана, гнить бы твоим косточкам где-нибудь в Колыме или Магадане». [В. Некрасов. Саперлипопет (1983)]
  1. Родись он на двадцать лет раньше – не знаю, как сложилась бы его судьба. [С. Спивакова. Не всё (2002)]

Императив условия не присоединяет показателя множественного числа -те, даже если подлежащее стоит во множественном числе:

  1. С вас возьмут небольшую доплату, но это избавит вас от обвинений в угоне транспортного средства, попадись вы гаишнику в Тульской области. [«Автопилот» (2002)]

В конструкциях с условным императивом порядок слов жестко фиксирован: императив всегда является начальным (это, в частности, отличает его от императива побудительного условия, раздел 4.8.4). При этом клауза, возглавляемая императивом условия, может как предшествовать, так и следовать за клаузой следствия.

  1. Родись он на двадцать лет раньше – не знаю, как сложилась бы его судьба. – Не знаю, как сложилась бы его судьба, родись он на двадцать лет раньше.

Императив условия является подчиненной конструкцией, что, в частности, доказывается возможностью его помещения внутрь главного предложения:

  1. Вся сумма залога, случись что, пойдёт на замену разбитого стекла.

Являясь грамматически возможными (см. сконструированный пример (201)), такие случаи не представлены в наших корпусных данных.

Частица -ка не присоединяется к императиву условия в современных текстах. В НКРЯ, тем не менее, есть несколько таких примеров; самый поздний из них – 1925-го года.

  1. Будь-ка я знающ, как они, я бы им на всё ответил! [М. Горький. Жизнь Матвея Кожемякина (1910)]
  1. Надень-ка она фланелевые, попробуй, он и заорёт: до чего ты неизящна! [М. А. Булгаков. Собачье сердце (1925)]

В условной конструкции может быть употреблен императив от таких глаголов, которые обычно императива не имеют, например от глаголов, обозначающих неконтролируемые процессы или свойства, с неодушевленным подлежащим (о требовании контролируемости см. выше раздел 4.5):

  1. Ему казалось: закатись солнце и не взойди больше – и то было бы легче. [А. Иванов. Сердце Пармы (2000)]
  1. Да вот беда: сойди с ума, И страшен будешь как чума…

Для императива условия типичен совершенный вид, однако встречается и несовершенный:

  1. Мы потому так подробно остановились на ситуации с проблемой четырёх красок, что, знай о ней Витгенштейн, она привлекла бы его внимание. [В. А. Успенский. Витгенштейн и основания математики (2002)]

В материалах Э. Фортейна [Фортейн 2008] есть один пример (из устной речи), где императив условия употреблен вместе с условным союзом если. В основном корпусе НКРЯ, однако, таких примеров мы не нашли.

Условный императив, как показано в ряде работ ([Храковский 1994]; [Храковский 1998]; [Подлесская 2004]), обладает целым рядом свойств, которые говорят о его существенной грамматикализации. Так, он:

  • допускает подлежащее всех трех лиц;

  • не присоединяет показателя множественного числа;

  • употребляется в нехарактерном для императива контрфактивном значении;

  • имеет признаки синтаксической подчиненности.

По этой причине условный императив часто рассматривают как особую нефинитную форму, омонимичную императиву, и называют квазиимперативом.

В статье Ю. Л. Кузнецовой отмечено, что условный (квази)императив обладает свойством эмоциональности, причем, как правило, встречается в контекстах, описывающих несчастья или нежелательные для говорящего события [Кузнецова 2009].

Употребление императива в условных конструкциях с контрфактивным значением является типологически редким явлением (в отличие от условно-побудительного значения и условно-уступительного, раздел 4.8.4 и раздел 4.8.5) – см. об этом [Dobrushina 2008] и [Князев 2007: 120].

29.1.4.8.7Непрямые употребления повелительного наклонения – обобщающая таблица

В Таблице 29.2 представлены признаки разных типов непрямых употреблений повелительного наклонения, которые позволяют отличить их от прототипических. Императив побудительного условия не отличается по этим признакам от прямых употреблений императива, в то время как императив условия имеет практически все возможные отличия, что подтверждает существующее в современной русистике мнение о том, что эту форму нельзя считать формой императива.

Таблица 29.2. Непрямые употребления повелительного наклонения: формальные свойства

лицо подлежащего

наличие подлежащего

возможность присоединять частицу-ка

возможность присоединять во множ. числе -те

может употребляться независимо

имеет признаки подчинения

порядок слов

вид

пожелания

1/2/3

1/3 есть, 2 факульт.

нет

во 2-м л. факульт.

да

нет

чаще ИМП вначале

лексически ограниченно

долженствования

1/2/3

1/3 есть, 2 факульт.

нет

скорее нет

да

нет

чаще ПОДЛЕЖ вначале

чаще НСВ

драматический

1/3

есть

нет

нет

да

нет

своб.

СВ

побудительного условия

2

обычно нет

теоретически возможно, но не встречается по семантическим причинам

да

да

нет

своб.

СВ/НСВ

условно-уступительный

1/2/3

1/3 есть, 2 факульт.

нет

да – для 2-го л., мн.ч.

иногда

да

своб.

СВ/НСВ

собственно условия

1/2/3

есть

устар.

нет

нет

да

только ИМП вначале

чаще СВ

29.1.4.9Употребления императива будь

Императив от глагола быть является одной из самых частотных императивных форм и употребляется несколько иначе, чем формы императива от обычных глаголов (частотное распределение которых см. в раздел 5. Статистика), обнаруживая признаки грамматикализации.

Среди контекстов формы будь относительно немного таких, которые можно рассматривать как собственно побудительные. Большая часть собственно побудительных контекстов представляет собой призывы контролировать некоторое состояние или предпринимать усилия по достижению (недостижению) этого состояния:

  1. Будь осторожней, сынок, – сказала она, увидев, что он стал прочищать старое отцовское ружьё. [Ф. Искандер. Слово (1980-1990)]
  1. Юрка, не будь идиотом, пошли! – уговаривала Шлиппенбаха Галина. [С. Довлатов. Чемодан (1986)]

Значительно реже форма будь встречается с локативным значением:

  1. Жди меня к двенадцати, дома будь. [Г. Хирачев (А. Ганиева). Салам тебе, Далгат! (2009)]

Еще меньшая доля примеров приходится на значения пожеланий (см. раздел 4.8.1). Самые частые формулы пожелания – будь (ты / он) проклят, будь (ты / он) неладен, в которых подлежащим часто бывает местоимение 3-го лица[*]:

  1. Будь он проклят! – прохрипел я. – Кто?! – Будь он проклят! Гавриил Степанович! [М. А. Булгаков. Театральный роман (1936-1937)]
  1. Тысячу теперь придётся отдать, будь она трижды неладна, эта тысяча… [А. Волос. Недвижимость (2000)]

3-е лицо допустимо не во всех контекстах пожелания: *будь он счастлив. Ср. со следующим примером:

  1. Были и остаются только верные друзья. Будь же счастлив, Григорий. Где б ты ни был. [Г. Горин. Иронические мемуары (1990-1998)]

Основная часть употреблений императива будь – это условные конструкции (см. раздел 4.8.6):

  1. Не исключено, что будь я в состоянии рассуждать здраво, я бы решил в это дело не лезть. [В. Белоусова. Второй выстрел (2000)]
  1. К тому же, не будь старой интеллигенции, не было бы и диссидентов помоложе. [Д. Лихачев. О русской интеллигенции (1993)]

Заметная доля примеров приходится на уступительные конструкции (см. раздел 4.8.5), преимущественно альтернативного типа – будь то X или Y, где X и Y – именные группы:

  1. В особенности ненавистен мне людской крик, будь то крик страдания, ярости или иной какой-нибудь крик. [М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита (1929-1940)]
  1. Тем более что описываемые события происходили летом, а лето, будь оно трижды олимпийское, это в музее-усадьбе сезон амуров и адюльтеров. [О. Зайончковский. Счастье возможно: роман нашего времени (2008)]

Императив от глагола быть входит во многие идиоматические конструкции. Выражения будь здоров и будь добр используются в этикетной функции в роли формулы прощания и формулы просьбы соответственно:

  1. А сейчас мне пора. Будь здоров. Спасибо за фрукты… [С. Довлатов. Наши (1983)]
  1. Это Фуки и Маки, – коротко объяснила Куки. – Только что вылупились. Будь добр, присмотри за ними! – И упорхнула помогать Паки ловить мошек да комаров. [А. Дорофеев. Эле-Фантик (2003)]

Императив от глагола быть употребляется также в дискурсивных формулах со значением ‘не сомневайся’ (будь уверен, будь спокоен), идиоме будь что будет (со значением нонкуратива, характерным для императивов 3-го лица, – [Добрушина 2008]), выражениях будь здоров в усилительном значении ‘сильно, много, отлично’, не будь дурак и других.

  1. – Вот и я беспокоюсь ужасно. – Будь что будет. Пойдёмте танцевать. [И. Грекова. На испытаниях (1967)]
  1. Взмокли мы с Сизым – будь здоров, и у Мухина тоже с бровей капало. [В. Аксенов. Пора, мой друг, пора (1963)]
  1. В общем, кто-то его предупредил. Тот, не будь дурак, – в Москву. Добился приёма и всё там изложил. [Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей (1978)]

Множественное число императива от глагола быть (будьте) имеет совершенно иное частотное распределение значений, так как формы множественного числа не употребляются в условных и условно-уступительных значениях.

Распределение функций формы будь (только в единственном числе) в подкорпусе НКРЯ с 1970 г. (на материале случайной выборки из 300 примеров) представлено в Таблице 29.3.

Таблица 29.3. Императив от глагола быть в подкорпусе НКРЯ с 1970 г.

функция

количество примеров

собственно побуждение

связка

20% (59)

локативное значение

0,3% (1)

пожелание

9% (28)

дискурсивные формулы в значении ‘не сомневайся’

3% (9)

этикетные формулы

будь(те) здоров(а/ы) = ‘до свидания’

4% (12)

будь(те) добр(а/ы) = ‘пожалуйста’

2,3% (7)

условие

36% (108)

уступка

15% (46)

идиомы

будь что будет

3,6% (11)

не будь дурак / дура

1,3% (4)

будь здоров = ‘сильно, много, отлично’

2,6% (8)

другое

2,3% (7)

всего

300

29.1.5Другие формы глагола в императивном значении

Значение побуждения может регулярно выражаться неимперативными формами глагола (см. обзор и ссылки в [Храковский, Володин 1986]). Перечислим наиболее характерные случаи.

Прошедшее время выражает побуждение у группы глаголов, преимущественно со значением движения, перемещения (ср. данные В. Ю. Гусева о том, что в языках мира нерегулярные формы императива чаще всего имеют глаголы приходить и уходить [Гусев 2013: 116]):

  1. От человека в форме ждешь команды «Упал! Отжался!», а получаешь такой заряд эмоций, какого не достичь ни под каким кайфом. [«Русский репортер» (2010)]
  1. Пошла! – крикнул дед Артем на Звездочку, и телега двинулась вперед, унося внутри одной из бочек маленького червячка с высунутым языком и задранными до ушей коленками. [А. Геласимов. Степные боги (2008)]

Частотность использования формы пошел, пошла, пошли в значении побуждения является причиной того, что в НКРЯ обнаруживается немало примеров редуцированной формы этих глагольных форм (пшел, пшла, пшли):

  1. Пресс-секретарь при Башкирове – должность широкопрофильная: пойди, принеси, пшел вон, не мешай. [Д. Гуцко. Тварец (2011)]
  1. И запомни: если ты кому-нибудь вякнешь про наш разговор и вообще про то, что было, я всю твою семейку вместе с тобой – под корень! Пшла отсюда! И он резко вернулся на свое хозяйское место. [Е. Белкина. От любви до ненависти (2002)]

Инфинитив в побудительном значении выражает приказ, команду, категоричное повеление. Особенно он характерен для ситуаций с жесткой иерархией отношений, таких как военная:

  1. Выскочили наши бойцы с автоматами и заорали во все глотки: – Стоять! Выйти из автомобилей! [Г. Садулаев. Шалинский рейд (2009)]

Инфинитив широко употребляется также в инструкциях, например в рецептах:

  1. Ножки очистить, опалить, поскоблить, тщательно промыть, разрубить на части. [Рецепты национальных кухонь: Армения (2000-2005)]

Помимо названных, в значении побуждения могут употребляться также формы индикатива будущего и настоящего времени, сослагательного наклонения и вопросительные конструкции с разными глагольными формами.

29.1.6Статистика

В НКРЯ со снятой омонимией 24 835 примеров императива 2-го лица.

В письменных текстах чаще всего встречается императив см. – сокращение от смотри. На втором месте по частотности, по-видимому, императив глагола бытьбудь (подробнее о нем см. выше раздел 4.9).

В Таблице 29.4 представлено функциональное распределение форм императива 2-го лица в подкорпусе НКРЯ с неснятой омонимией с 1970-го года. Не классифицированы (случай «остальное») различные идиоматические контексты с императивом, такие как накося выкуси, будь здоров, дай бог и так далее.

Таблица 29.4. Функциональное распределение императивных форм в подкорпусе НКРЯ с 1970 г.

функция

количество примеров

собственно побуждение

88% (726)

императив условия

3% (23)

императив уступки

2% (17)

императив долженствования

1% (5)

остальное

6% (53)

всего

824

29.1.7Библиография

  • Апресян Ю.Д. Грамматика глагола в активном словаре (АС) русского языка // Смыслы, тексты и другие захватывающие сюжеты. Сборник статей в честь 80-летия И. А. Мельчука. М.: Языки славянской культуры. 2012.
  • Апресян Ю.Д. Лексическая семантика (синонимические средства языка). М.: Наука. 1974.
  • Булыгина Т.В. К построению типологии предикатов в русском языке // Селиверстова О.Н. (Отв. ред.) Семантические типы предикатов. М. 1982. С. 7–85.
  • Грамматика 1980 – Шведова Н.Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980.
  • Граудина Л.К., Ицкович В.А. Грамматическая правильность русской речи (опыт частотно-стилистического словаря вариантов). M.: Наука. 1976.
  • Гусев В.Ю. Типология императива. М.: Языки славянских культур. 2013.
  • Добрушина Н.Р. Наклонения и дискурсивный режим текста на примере употреблений частицы пусть // Исследования по теории грамматики. М. 2008. С. 135–160.
  • Добрушина Н.Р., Даниэль М.А. Русская частица смотри в типологическом освещении // Динамические модели: Слово. Предложение. Текст. Сборник статей в честь Е.В. Падучевой. М.: Языки славянской культуры. 2008. С. 293–308.
  • Еськова Н.А. Сведения о грамматических формах // Аванесов Р.И. (Ред.) Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы. М. 1989.
  • Зализняк А.А. Грамматический словарь русского языка. АСТ-Пресс. 2010 (1-е изд. – М. 1977).
  • Зализняк Анна А. Многозначность в языке и способы ее представления. М.: Языки славянских культур. 2006.
  • Исаченко А.В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким. Морфология. Т. I-II. 2-е изд. М.: Языки славянской культуры. 2003 (Репринт издания: Братислава. 1965. 1-е изд. – 1954–1960).
  • Иткин И.Б. Русская морфонология. М.: Гнозис. 2007.
  • Князев Ю.П. Грамматическая семантика. Русский язык в типологической перспективе. М.: Языки славянских культур. 2007.
  • Кузнецова Ю.Л. Квазиимператив долженствования // Acta Linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН, X(2). Сай С.С., Овсянникова М.А., Оскольская С.А. (Ред. тома) Русский язык: грамматика конструкций и лексико-семантические подходы. СПб.: Наука. 2014. С. 71–98.
  • Кузнецова Ю.Л. Семантические и структурные свойства условной квазиимперативной конструкции // Киселева К.Л., Плунгян В.А., Рахилина Е.В., Татевосов С.Г. (Ред.) Корпусные исследования по русской грамматике. Сборник статей. М.: Пробел-2000. 2009. С. 314–335.
  • Кузнецова Ю.Л. Уступительные квазиимперативные конструкции в русском языке // Научно-техническая информация. Серия 2: Информационные процессы и системы. 2007.
  • Левонтина И.Б. Словарные статьи частицы -ка и существительного месяц // Семиотика и информатика, 32. Материалы к Интегральному словарю современного русского литературного языка (образцы словарных статей). М.: ВИНИТИ. 1991. С. 136–140.
  • Лютикова Е.А. Семантические типы относительных предложений в русском языке: анализ корпусных данных // Вестник Татарского гос. гуманитарно-педагогического университета. 2012.
  • Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I (Wiener Slawistischer Almanach, Sonderband, 38). М. – Вена: Языки славянской культуры. 1998.
  • Недялков В.П., Сильницкий Г.Г. Типология морфологического и лексического каузативов // Холодович А.А. (Ред.) Типология каузативных конструкций. Л.: Наука. 1969. С. 20–50.
  • Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике: теория речевых актов. Вып. XVII. M. 1986.
  • Падучева Е.В. Зеркальная симметрия прошедшего и будущего: фигура наблюдателя. Известия РАН. Серия литературы и языка, 69(3). 2010. С. 16–20. http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf2/symmetr-2010.pdf
  • Падучева Е.В. Семантические исследования. Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива. М.: Языки русской культуры. 1996. С. 66–83. (6-е изд., испр. – М.: Изд-во ЛКИ. 2010. http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/PaduSemantIssl1996.pdf)
  • Перцов Н.В. Инварианты в русском словоизменении. М.: Языки славянской культуры. 2001.
  • Перцов Н.В. К проблеме инварианта грамматического значения. II. (Императив в русском языке) // Вопросы языкознания, 2. 1998.
  • Плунгян В.А. О показателях чужой речи и недостоверности в русском языке: мол, якобы и другие // Wiemer B., Plungjan V.A. (Hrsg.) Lexikalische Evidenzialitäts-Marker in slavischen Sprachen. Wiener Slawistischer Almanach, Sonderband 72. München: Sagner. 2008. S. 285–311.
  • Подлесская В.И. Об одной условно-уступительной конструкции (конструкция «хоть + квазиимператив» в русском языке) // Храковский В.С. (Ред.) Типология уступительных конструкций. СПб.: Наука. 2004. С. 545–555.
  • Прозорова Е.В. Хоть плачь, или анализ значения конструкции «хоть + императив» // Научно-техническая информация. Серия 2: Информационные процессы и системы. 2007.
  • Рассудова О.П. Употребление видов глагола в современном русском языке. 2-е изд. М.: Русский язык. 1982 (1-е изд. – М. 1968).
  • Фортейн Э. Полисемия императива в русском языке // Вопросы языкознания, 1. 2008. С. 3–23.
  • Хольфут А., Коницкая Е. Интерпретативные деонтические выражения в славянских и балтийских языках. Источники и пути развития // Исследования по типологии славянских, балтийских и балканских языков (преимущественно в свете языковых контактов). СПб.: Алетейя. 2013.
  • Храковский В.C. Типология императивных конструкций. СПб.: Наука. 1992.
  • Храковский В.С. (Ред.) Типология условных конструкций. СПб.: Наука. 1998.
  • Храковский В.С., Володин А.П. Семантика и типология императива: русский императив. 2-е изд. М.: Едиториал УРСС. 2001 (1-е изд. – Л. 1986).
  • Храковский В.С. Условные конструкции: взаимодействие кондициональных и темпоральных значений // Вопросы языкознания, 6. 1994. С. 129–139.
  • Austin J.L. How To Do Things With Words. Oxford: Clarendon Press. 1962.
  • Davies E. The English Imperative. London: Croom Helm. 1986.
  • Dobrushina N. Imperatives in conditional and concessive subordinate clauses // Vajda E. (Ed.) Subordination and Coordination Strategies in North Asian Languages. Amsterdam – Philadelphia: John Benjamins Publishing Company. 2008.
  • Fortuin E. Explicit second-person subjects in Russian imperatives: semantics, word order, and a comparison with English // Linguistics, 48(2). 2010. P. 431–486.

29.2Юссив (конструкции с частицами пусть и пускай)

Нина Роландовна Добрушина, 2016

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 01:35:12 MSK

Добрушина Н. Р. Юссив (конструкции с частицами пусть и пускай). Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2016. Дата последнего изменения: 2024-03-31 01:35:12 MSK

Конструкции с частицами пусть и пускай чаще всего имеют значение императива 3-го лица (юссива), то есть выражают косвенное побуждение:

  1. Пусть родители придут в школу.

Императивная ситуация содержит следующих участников:

  • Каузатор — тот, кто побуждает;

  • Каузируемый (Исполнитель) — тот, кто должен исполнить побуждение.

Императивное высказывание, как и любое другое, имеет говорящего и адресата. В ситуации императива 3-го лица адресат не совпадает с Каузируемым. Каузируемый не является участником речевой ситуации, а адресат назначен говорящим выполнить роль посредника — он должен передать Каузируемому побуждение: Пусть родители придут в школу = ‘Передай родителям, чтобы они пришли в школу’.

Побуждение к 3-му лицу выражается в русском языке аналитической конструкцией, состоящей из частиц пусть или пускай и глагола в форме изъявительного наклонения настоящего или будущего времени: пусть / пускай едет / приедет. Частицы пусть и пускай восходят к повелительному наклонению 2-го лица ед.ч. глаголов пустить, пускать.

Частицы пусть и пускай не ограничены побудительными конструкциями; другие употребления этих частиц тоже будут рассмотрены в этой главе.

Частицы пусть и пускай синонимичны и отличаются лишь количественным распределением по типам контекстов.

Помимо сочетаний с частицами пусть и пускай к императиву 3-го лица нередко относят сочетания с частицей даДа скроется тьма!, однако в современном языке конструкции с частицей да являются не императивными, а оптативными и встречаются преимущественно в устойчивых формулах.

29.2.1Статус конструкций с пусть и пускай

Формы и конструкции со значением побуждения к 3-му лицу во многих языках мира грамматикализуются как отдельная граммема (почти все тюркские языки — [Nasilov et al. 2001]) или как одна из форм императивной парадигмы (венгерский — [Гусев 2013: 27]), и это является достаточным основанием для того, чтобы рассматривать, как выражается значение побуждения к 3-му лицу в русском языке. Вопрос о статусе русских конструкций с частицами пусть и пускай является спорным. В монографии [Храковский, Володин 1986: 121–122] отстаивается точка зрения, согласно которой эти конструкции следует признать формами императива 3-го лица на функциональных основаниях; в этой работе сделан детальный обзор мнений, высказанных в русистике по этому вопросу [Храковский, Володин 1986: 108–131]. В дискуссии о статусе конструкций с частицами пусть / пускай ключевым является вопрос о том, можно ли вообще считать императивом что-либо, кроме форм побуждения ко 2-му лицу. Поскольку эта проблема не относится собственно к русскому языку, а является теоретической, здесь она обсуждаться не будет. Позиции лингвистов по этому поводу рассмотрены в монографии [Гусев  2013: 26–30], где проблема сведена к терминологической. В. Ю. Гусев указывает на то, что все формы с побудительным значением обладают общим компонентом значения, и, «если бы мы сохранили наименование “императив” только за 2-м лицом, все формы вместе нам пришлось бы называть, например, “директивными”» [Гусев 2013: 29]. Два других вопроса касаются собственно русского языка.

  • Можно ли считать конструкции с частицами пусть / пускай формой наклонения?

  • Можно ли считать, что конструкции с частицами пусть / пускай выражают значение императива 3-го лица или они выражают какое-то иное значение?

В зависимости от того, как мы отвечаем на эти вопросы, мы можем считать конструкции с пусть :

  1. граммемой со значением императива 3-го лица,

  2. граммемой с иным значением, включающим значение императива 3-го лица,

  3. лексической конструкцией со значением императива 3-го лица,

  4. лексической конструкцией с иным значением, включающим значение императива 3-го лица.

Существуют следующие аргументы против того, чтобы считать конструкции с пусть граммемой.

  1. Эти конструкции обнаруживают высокую степень аналитизма, допуская включение других слов между частицей и формой глагола (Пусть он немедленно отсюда уходит!).

  2. Слова пусть / пускай могут употребляться отдельно, в изолированной позиции, с акцентом, что говорит об их неполной грамматикализованности (— Он откажется. — Пусть!) (но такие контексты возможны только для одного из значений конструкции, см. раздел 29.2.4.6).

  3. Круг глагольных форм, которые могут входить в конструкцию с частицами пусть /  пускай, весьма широк. Хотя частотными являются лишь формы настоящего и будущего времени, но допустимы и другие: в особых значениях встречаются прошедшее время и сослагательное наклонение). Широта дистрибуции делает это сочетание более похожим на лексическую конструкцию, чем на грамматическую аналитическую форму.

  4. Частицы пусть / пускай могут сочетаться с формой сослагательного наклонения, что является аргументом против того, чтобы считать конструкцию аналитической формой наклонения. Такие сочетания хоть и не являются частотными, но совершенно грамматичны (Пусть бы сама попробовала).

  5. В Русской грамматике 1980 приводится еще один аргумент, который, однако, не кажется нам убедительным: «Эти частицы во многих случаях распространяют свое значение на предложение в целом: Пусть стол стоит у окна!» [Грамматика 1980(1): 1480]. Про многие граммемы с модальным значением считается, что они модифицируют значение всего предложения.

Таким образом, предпочтительно решение считать сочетания с частицами пусть и пускай лексическими конструкциями, а не граммемой. Можно ли рассматривать эти конструкции как специализированные на выражении значения императива 3-го лица? Существуют следующие аргументы против этого.

  1. Конструкции с пусть / пускай могут относиться также к 1-му и ко 2-му лицам, хотя и крайне редко (см. количественные данные в раздел 29.2.3.2 ).

    1. Только ты, Борька, больше никого не делай негритёнком, а то будет неинтересно. Пусть я буду один негр на всю школу! [В. Губарев. Трое на острове (1950–1960)]
  2. Конструкции с пусть / пускай значительно легче употребляются в придаточных предложениях, чем императив 2-го лица:

    1. Зажила отшельницей, считая, что пусть её все помнят элегантной, красивой и молодой. [И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995–1999)]
  3. Значение конструкций с пусть / пускай сильно выходит за рамки побудительных. В частности, они могут выражать согласие, допущение, пожелание, уступительность (см. об этом раздел 29.2.5.1), могут употребляться при неодушевленном субъекте, например:

    1. Пускай рука у того отсохнет, кто вперед себе не поможет, говорили урки. [П. Алешковский. Жизнеописание Хорька (1990–1993)]

Аргументами в пользу императивности этого сочетания можно считать следующие.

  1. Сочетания с местоимениями 1-го и 2-го лиц прайне редки на фоне сочетаний с 3-м лицом (около 1% — см. Таблицу 29.8).

  2. Несмотря на широкую сочетаемость, частицы пусть и пускай все же имеют ясные ограничения в комбинировании с глагольными формами: они не могут сочетаться с инфинитивом, императивом, причастием и деепричастием.

  3. Почти весь комплекс значений конструкций с пусть / пускай совпадает с тем, который типичен для императива 3-го лица в тех языках, где эта функция выражается отдельной морфологической формой (см. об этом [Dobrushina 2012]). Многие из этих значений характерны и для императива 2-го лица, например согласие, допущение, пожелание, см. Императив / раздел 4.

  4. Пусть и пускай присоединяют частицу ‑ка, которая весьма избирательно сочетается лишь с формами волеизъявления (ср. «возможность употребления частицы ‑ка можно считать критерием для установления наличия значения волеизъявления говорящего в широком смысле» [Фортейн 2008]).

    1. Рассерженный, он велит обоим солдатам заняться песком: пусть‑ка они честно потрудятся ― помогут во дворе. [В. Маканин. Кавказский пленный (1995)]

Таким образом, ряд свойств конструкции с пусть / пускай делает ее похожей на императив 3-го лица в тех языках, где он имеет морфологическое выражение. Все значения конструкции, кроме уступительных, встречаются у морфологического императива 3-го лица; использование в подчинительных конструкциях также известно в других языках. Единственным аргументом против императивности конструкции с пусть / пускай (если вычесть уступительные контексты) явлется возможность сочетаться с 1-м и 2-м лицами. В настоящем описании принято решение считать сочетания с частицами пусть и пускай лексическими конструкциями, которые выражают значение императива к 3-му лицу (юссива). При этом уступительные контексты не следует объединять с императивными, они относятся к особому типу:

  1. Пусть ты блестящий инженер, что дальше? — Монахов затруднился, что дальше. [А. Битов. Лес (1960–1980)]

Слова пусть и пускай в уступительном значении обычно считают союзами, а не частицами [Грамматика 1980(1):  3044].

29.2.2История

Частицы пусть и пускай происходят из форм императива глаголов пустить и пускать. В Словаре Академии Российской 1793 года эти слова приводятся с определением «союз уступительный, позволительный: да будет так». В Российской грамматике М. В. Ломоносова форма названа повелительным наклонением будущего совершенного, причем приводится с подлежащим 1-го лица: «Повелительного наклонения будущее совершенное: пусть я буду показанъ. Неокончательные: быть показывану, показану. Причастия: наст. ― наказуемый; прош. неопр.» [М. В. Ломоносов. Российская грамматика (1755)]. По данным А. А. Зализняка, самая ранняя фиксация слова пусти (пусть) в роли частицы — берестяная грамота № 142 начала XIV в., где в переводе на современный русский язык сказано: «Пусть на нем (Марке) будет вина» [Зализняк  2004: 236–237]). В XIX в. были достаточно распространены конструкции, которые несут следы старого управления глаголов пустить и пускать: пусть / пускай его / ее / их, где местоимение в винительном падеже, по-видимому, восходит к прямому дополнению глаголов пустить / пускать: пусти / пускай его / ее / их.

  1. Впрочем, пусть его прославляет меня: это все-таки лучше, чем если бы он относился обо мне худо. [С. П. Жихарев. Записки современника (1806–1809)]
  1. ― Притвори-ка дверь да стань у форточки, пусть их одни поговорят там, ― распорядился он в коридоре. [В. В. Крестовский. Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных (1864)]
  1. Пусть ее скромничает! Она когда-нибудь раскается в своем воздержании». [И. А. Крылов. Почта Духов, или Ученая, нравственная и критическая переписка арабского философа Маликульмулька с водяными, воздушными и подземными духами (1789)]

При достаточно высокой частотности конструкций со словоформами его, ее, их в НКРЯ нет ни одного примера, где таким образом было бы употреблено какое-либо другое местоимение или существительное. По-видимому, конструкция типа (237.b) была невозможна уже в XVIII в., впрочем, нет и свидетельств того, что она существовала раньше.

    1. И там пусть приезжий петербургский чиновник разбирает. Пусть разбирает, пусть его разбирает! ― повторил он, смотря с необыкновенным удовольствием в глаза Чичикову, как смотрит учитель ученику, когда объясняет ему заманчивое место из русской грамматики. [Н. В. Гоголь. Мертвые души (1842)]
    2. *Пусть чиновника разбирает!
      в значении ‘Пусть чиновник разбирает’

А. А. Зализняк отмечает конструкцию пусти его в значении ‘пусть он’ в берестяной грамоте № 692 (первая четверть XV в.), в русском переводе — ‘пусть он помянет’ [Зализняк 2004: 661–662]. Конструкция с винительным падежом пусть / пускай его / ее / их встречается в XIX в. наряду с конструкцией с именительным падежом пусть / пускай он / она / они:

  1. Матвей. Я уйду, пусть ее бесится одна. [П. А. Плавильщиков. Бобыль (1790)]
  1. Я не ослеплюсь моими победами над тобою… Пусть она примирит нас… [П.  А. Плавильщиков. Ермак, покоритель Сибири (1803)]

Винительный падеж местоимения может играть обычную роль прямого дополнения:

  1. Матвей. Так пусть ее волк унесет. Явление VI [П. А. Плавильщиков. Бобыль (1790)]

Конструкции с винительным и именительным падежами субъекта распределены по значению: пусть с винительным падежом выражает только нонкуративное значение (невмешательство), а пусть с именительным падежом — чаще каузативное (о значениях см. раздел 29.2.5 ):

  1. Пусть ее приедет, ― сказала она, ― мне все равно… [Ю.  В. Жадовская. Переписка (1848)]
  1. Пусть она возвратится в дом отца своего в той же самой убогой одежде, в которой его покинула… [М. Н. Загоскин. Аскольдова могила (1833)]

В конструкциях с местоимениями в винительном падеже в роли субъекта, как правило, нет подлежащего, но отдельные примеры, где в одной клаузе сочетаются местоимение в винительном падеже и подлежащее в именительном, встречаются:

  1. Мне незачем торопиться; пусть их торопятся другие! [Н. В. Гоголь. Выбранные места из переписки с друзьями (1843–1847)]

Возможность сочетания винительного падежа субъекта с именительным падежом в одной клаузе, наряду с тем, что винительный падеж субъекта строго ограничен тремя словами (его, ее, их), свидетельствует о том, что конструкция является застывшей идиомой. Примеры с винительным падежом субъекта изредка встречаются и в современных текстах, чаще в редуцированном виде — «Пусть их»:

  1. ― А какое тебе до них дело? Пусть их. У тебя свои интересы, своя жизнь. [Б. Левин. Блуждающие огни (1995)]

Эти конструкции следует отличать от конструкций типа пусть себе..., в которых местоимение стоит в дательном падеже, а не в винительном:

  1. Смеются? А, пусть себе смеются! Он сам улыбается, когда при нём говорят об этом. [Ю. О. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом (1943–1958)]

29.2.3Морфология

29.2.3.1Глагольные формы в составе конструкций с пусть / пускай

В составе конструкций с частицей пусть (если не учитывать уступительные) чаще всего встречаются формы глагола настоящего или будущего времени совершенного вида 3-го лица, а также изредка 1-го и 2-го лиц. В подкорпусе НКРЯ до 1970 года в конструкциях с пусть глагольные формы распределены таким образом:

Таблица 29.5. Распределение глагольных форм при частицах пусть и пускай

пусть

пускай

будущее СВ

37% (116)

32% (98)

настоящее

49% (156)

61% (187)

глагол быть в будущем времени

11% (34)

5% (15)

будущее НСВ

1

2

сослагательное наклонение

8

4

всего

318

308

Другие случаи, названные ниже, являются весьма редкими и не попали в размеченную выборку примеров: сочетания с прошедшим временем, с сослагательным наклонением, с инфинитивом, с безглагольными группами. Тем не менее, представляется, что дистрибуция частиц пусть / пускай шире, чем дистрибуция частицы сослагательного наклонения бы. Редкие случаи, когда конструкции с пусть /  пускай допускают форму прошедшего времени, не являются побудительными. Эти конструкции выражают уступительное значение (см. раздел 29.2.5.1.6), значение допущения (см. раздел 29.2.5.1.4) или нонкуративное значение (см. раздел 29.2.5.1.5), то есть обозначают тот факт, что говорящий не вмешивается в некоторое положение дел. В последнем случае часто встречается конструкция ну и пусть / пускай:

  1. Пусть недоставало комфорта на борту, но мачта была, весла были, парус хоть какой-то был. [Ю. Сенкевич. Путешествие длиною в жизнь (1999)]
  1. ― То есть ты хочешь сказать, что посмотрела на самое себя? ― Ну, пусть посмотрела на себя! И оттого, что я смотрю на тебя, то есть на себя, мне и делается так стыдно. [В. Губарев. Королевство кривых зеркал (1951)]
  1. Ну и пускай понравилась, а ты не суйся! [А.  П. Платонов. Ювенильное море (Море юности) (1934)]

Чаще, чем с прошедшим временем, частицы пусть и пускай сочетаются с сослагательным наклонением. Такие примеры хотя и не являются частотными, но не вызывают сомнений в своей грамматичности. Сочетание пусть бы / пускай бы имеет значение контрфактивного желания, то есть говорящий сообщает, что хочет, чтобы некоторая ситуация осуществилась в прошлом, настоящем или будущем, зная, что это осуществление невозможно или крайне маловероятно:

  1. ― Даже если бы мне сказали, что я умру этой ночью, я не смог бы пропустить концерт твоего мужа сегодня вечером, ― сказал он мне. ― Пусть бы потом он сыграл надо мной, умершим, какую-нибудь серенаду. [С. Спивакова. Не всё (2002)]

Сочетания пусть бы и пускай бы чаще всего используются при описании ситуации прошлого:

  1. Надо, надо было им выкрасть с пляжа младенца посимпатичней, а родители пускай бы думали, что потерялся или утонул, крабы на завтрак съели. [Т. Орлова. Ловушка для ящериц (2003)]

Частица сослагательного наклонения бы может находиться на дистанции от частиц пусть и пускай:

  1. И, набравшись смелости, я сказал ему, что лучше, чем воровать чужие сумки, жить бы нам спокойно вот в такой хорошей комнате, где под окном орешник, черемуха. Дядя работал бы, я бы учился. А злобного старика Якова пусть заперли бы санитары в инвалидный дом. И пусть он сидел бы там, отдыхал, писал воспоминания о прежней своей боевой жизни, а в теперешние наши дела не вмешивался. [А. П. Гайдар. Судьба барабанщика (1938)]

Пусть и пускай с инфинитивом встречаются только в уступительном значении (такие контексты редки). В таких контекстах слово пусть является союзом:

  1. … А часы тикали недели, месяцы, годы. Вика была в расцвете и уходила все дальше от того, что было положено ей природой. Скорей, скорей! Выявить себя, реализовать себя, пусть уйти в сторону от своего пути, но освободиться горделиво, до конца. [М. Анчаров. Самшитовый лес (1979)]
  1. «Пускай погибать, но дома», ― горько думал Петрок, совсем уже готовый к смерти. [В. Быков. Знак беды (1982)]

Пусть и пускай с императивом не употребляются. Частицы пусть и пускай могут окказионально использоваться в конструциях, где нет финитного глагола; в следующем примере — в контексте допущения (см. раздел 29.2.5.1):

  1. Конечно, можно. Пусть нужно умножить 67 на 39. Сделаем сначала умножение в общем виде. [«Наука и жизнь» (2009)]

Конструкции без финитного глагола появляются как результат эллипсиса (255) или повтора слов из предыдущего контекста (256)(257):

  1. Я позвонил Марату и говорю: езжай, пробуй! А он мне: а чего я? Пусть Коля! Звоню Коле, а он: Шамиль Анвярович, пусть Марат! [“Советский спорт” (2006)]
  1. С. Старостин: ― Я думаю, точного ответа на этот вопрос нет, как и тогда, когда вы приходили к нам на семинар лет 18 назад. Г. Зеленко: ― Пусть нет точного ответа. Нам интересно, что профессионалы думают про это. [С. Старостин, Г. Зеленко. У человечества был один праязык (2003)]
  1. Берегитесь, общественности всё известно. ― А пусть известно. Я общественности не боюсь. [И. Грекова. На испытаниях (1967)]

Сочетаемость частиц пусть и пускай с глагольными формами представлена на Таблице 29.6.

Таблица 29.6. Глагольные формы в конструкциях с частицами пусть и пускай (исключая уступительные контексты)

Допустимые сочетания

Недопустимые сочетания

будущее СВ

императив

будущее НСВ

инфинитив

настоящее

прошедшее время

сослагательное наклонение

деепричастие

причастие

29.2.3.2Лицо

Русская конструкция с пусть / пускай доступна для всех лиц (см. [Hansen 2010: 333]), но сочетаемость с разными лицами очень сильно различается по частотности. Подавляющая часть контекстов пусть — конструкции с 3-м лицом:

  1. Сейчас он расскажет всё Елене, а потом вызовет Таню, откроет ей тайну отцовства, и пусть она тогда решает, что ей делать с этим наследством. [Л. Улицкая. Казус Кукоцкого (2000)]

Конструкции с 1-м и 2-м лицами в побудительном значении встречаются редко.

  1. ― Нет, ― отвечал сэр Ламорак, ― я явлю вам великодушие: пусть мы оба дадим клятву отныне никогда больше не биться друг против друга. [С. Лурье. Поступки, побуждения, слова (2002)]

Семантика конструкций с разными лицами будет обсуждена в разделе 29.2.5.2. При автоматическом поиске, без разметки по семантике контекстов, соотношение примеров с разными местоимениями показывает значительную разницу в частотности между разными лицами и числами. В Таблице 29.7 представлены примеры с разными местоимениями в подкорпусе НКРЯ с 1970 года (контекст после местоимения не задавался), при этом конструкции с 3-м лицом даны для сопоставления, но не включены в подсчет процентов, поскольку значительное количество примеров 3-го лица имеют в качестве подлежащего существительное или вообще не имеют подлежащего.

Таблица 29.7. Частотность сочетаний пусть / пускай + местоимения 1-го и 2-го лиц в именительном падеже в подкорпусе НКРЯ с 1970 г. (автоматический поиск, включает уступительные конструкции)

пусть

пускай

я

65% (161)

63% (19)

мы

21% (51)

25% (8)

ты

8% (19)

9% (3)

вы

6% (15)

(0)

итого

100% (249)

(32)

он

794 (не входит в подсчет процентов)

54

Ручная сортировка выборки в подкорпусе НКРЯ с 1970-го г. дает следующие результаты: из 343 примеров частицы пусть во всех контекстах, кроме уступительных, нашлось 4 примера с 1-м лицом единственного числа и ни одного — с 1-м множественного и со 2-м; все остальные примеры — с 3-м лицом. Из 318 примеров с частицей пускай нашелся лишь один пример с 1-м лицом единственного числа, все остальные — с 3-м лицом. Рассматривались лишь те примеры, где предикат был выражен формой настоящего или будущего времени. Конструкции типа Ну и пусть жив не входили в подсчет; впрочем, они крайне немногочисленны.

Таблица 29.8. Распределение личных форм в конструкции с частицами пусть / пускай (исключая уступительные контексты)

пусть

пускай

3-е лицо

339

317

1-е лицо ед.ч.

4

1

всего

343

318

Из Таблицы 29.8 видно, что конструкции с частицами пусть / пускай характерны почти исключительно для 3-го лица.

29.2.4Синтаксис

29.2.4.1Порядок слов

В конструкциях с частицами пусть /  пускай частица обычно стоит на первом месте:

  1. А за спиной Параджанова как раз случайно стоит брат недавно умершего Марата (про него хозяин сказал: «Пусть этот подозрительный армянин поставит чайник»). [С. Спивакова. Не всё (2002)]

В зависимости от коммуникативной структуры предложения возможен и другой порядок слов:

  1. А желающие пусть поднимут руки! А в руках пусть будут Барби! [Л. Петрушевская. Маленькая волшебница (1996)]
  1. Зачем, ― говорю, ― сволочью ругаешься? Я свое самолюбие имею. Виноват, так суди, в трибунал отдай, расстреляют пусть, а ругать сволочью не смей… [Д. А. Фурманов. Чапаев (1923)]
  1. Сначала судить! А спасается пускай сам! [Ю. Трифонов. Предварительные итоги (1970)]

29.2.4.2Выраженность подлежащего

С точки зрения наличия / отсутствия подлежащего конструкции с пусть /  пускай на первый взгляд не отличаются от неимперативных предложений (так считает [Hansen  2010: 335]; ср., впрочем, [Лекант и др. 2004: 249], где говорится, что подлежащее в формах 3-го лица повелительного наклонения обязательно): как правило, подлежащее в них присутствует (264), но иногда отсутствует (265).

  1. ― Вот пусть он и проведёт, ― предложил Огрызков. [Василь Быков. Болото (2001)]
  1. ― Пусть им сначала зарплату заплатят, ― предложила зам. директора Российского института культурологии Элеонора Шулепова. [«Известия» (2002)]

В отличие от конструкций с императивом 2-го лица, для которых характерно опущение местоимения 2-го лица, в конструкциях с пусть местоимения 2-го и 1-го лиц обычно не опускаются. Так, во всем НКРЯ 9 примеров, где пусть сочетается с формой 1-го лица множественного числа без местоимения мы, и 40 примеров, где местоимение присутствует (пусть + мы + индикатив в 1-м лице мн.ч.). Напротив, подлежащее 3-го лица часто опускается:

  1. А я ему веник дала. Пусть заработает. У него там ещё сестра есть. [А. Геласимов. Жанна (2001)]

В выборке примеров с частицей пусть в подкорпусе НКРЯ с 1970 года среди тех контекстов, в которых возможно подлежащее (то есть исключая безличные и эллиптичные конструкции), подлежащее 3-го лица не выражено в 30% случаев, что, по-видимому, значительно чаще, чем в аналогичных индикативных конструкциях (количественными данными для индикативных конструкций мы не располагаем).

Таблица 29.9. Опущение подлежащего в конструкциях с частицей пусть (исключая уступительные контексты)

подлежащее выражено

подлежащее не выражено

3-е лицо

70% (216)

30% (90)

1-е лицо ед.ч.

100% (4)

0

всего

311

Опущение подлежащего характерно для императива 3-го лица по тем же причинам, по каким оно характерно для императива 2-го лица: участники хорошо определены коммуникативной ситуацией и потому не требуют поверхностного выражения.

29.2.4.3Сочетаемость с частицей ‑ка

Конструкции с пусть и пускай могут включать частицу ‑ка, которая используется только в побудительных контекстах и может считаться тестом на наличие у конструкции побудительного значения. Эти примеры редки и часто имеют оттенок вызова — говорящий предполагает, что адресат побуждения не справится с действием или не захочет его выполнять:

  1. ― У меня будет самое звучное имя в Голубой стране. То-по-тун! Пусть-ка теперь филин попробует задирать нос передо мной! [А. М. Волков. Урфин Джюс и его деревянные солдаты (1963)]
  1. Ей наконец стало обидно стоять на площадке и звонить: что она, в самом деле, ломится к нему. Пускай-ка сам позовет. ― Я была у тебя, никого не застала, ― сказала она при встрече. [В. Ф. Панова. Времена года. Из летописей города Энска (1953)]

Можно было бы приписать способность сочетаться с частицей ‑ка тому, что пусть и пускай восходят к императивным формам глаголов пустить и пускать, но есть важное свидельство того, что сочетаемость с частицей коррелирует именно со значением конструкции: частица ‑ка не может присоединяться к конструкциям с пусть / пускай в пермиссивном или нонкуративном значении:

  1. — Можно ему поиграть на компьютере? — Пусть играет. / *Пусть-ка играет.
  1. — Чайник кипит. — Пусть кипит. / *Пусть-ка кипит.

Примеров, где частица ‑ка присоединялась бы не к частице, а к глаголу, найти не удалось (*пусть уходит-ка).

29.2.4.4Отрицание

Отрицание в конструкциях с частицами пусть и пускай располагается при глагольной форме:

  1. Максимыч, прирежь ей недостачу из моего куска. Пускай не орёт. Пускай рыбьи кости на клеёнку складывает. [Ю. Коваль. Клеенка (1970)]
  1. Зал шумел, как море. ― Пусть не мешает! ― кричали одни. ― Че катит на пацанку? ― возмущались другие. [Л. Петрушевская. Маленькая волшебница (1996)]

Единичные примеры отрицания при частице являются игровыми:

  1. «Не предположим, а пусть, и не пусть, а так оно и есть!» [С. Атасов. 1000 золотых анекдотов (2003)]

29.2.4.5Употребление в полипредикативных конструкциях

В этом разделе будут рассмотрены два типа конструкций: сочинительные (раздел 29.2.4.5.1) и подчинительные (раздел 29.2.4.5.2), а также конструкции, похожие на подчинительные.

29.2.4.5.1Сочинительные конструкции

При сочинении предикатов вторая частица пусть / пускай может опускаться (274), а может сохраняться (275):

  1. Они разве люди? Пусть выйдут и сдадутся. Судить будут, но не убьют же. [«Русский репортер» (2011)]
  1. ― Но он должен кончить самоубийством, ― кашлянув, ответил я. ― И очень хорошо! Пусть кончит и пусть заколется кинжалом! [М. А. Булгаков. Театральный роман (1936–1937)]

Если сочиняются клаузы с разными подлежащими, тоже возможны оба варианта — опущение второй частицы (276) и сохранение ее (277):

  1. Пускай гудят пчёлы, ярко светит солнышко и по дорожкам бегают муравьи. [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969–1981)]
  1. Пусть оно будет так же прекрасно, как роза, и пусть все любуются им и дивятся его красоте. [Л. А. Чарская. Дуль-Дуль, король без сердца (1912)]

Опущение частицы возможно не только при союзе и, но и при других сочинительных союзах:

  1. Необходимо принимать какие-то меры для исправления этого ненормального положения. Пусть судей-стажеров будет много, но они не будут выносить судебные решения. Ведь практически у всех людей, которые будут судимы такими судьями, возникает проблема с независимостью суда. [«Отечественные записки» (2003)]

В конструкциях с сочинением возможна комбинация двух частиц, пусть в одной клаузе и пускай в другой:

  1. Вчера он вдруг вскочил и поднял тост: «Пусть мы никогда не увидим французов, и пускай они нас тоже никогда не увидят!» [Р. Я. Райт-Ковалева. Роберт Бернс (1959)]
29.2.4.5.2Подчинительные конструкции

Императив 2-го лица обладает свойством неподчиняемости — императивные формы не используются в придаточных предложениях:

  1. *Скажи Пете, что иди.

Отдельные отклонения от запрета на употребление императива 2-го лица в придаточных рассмотрены в главе Императив. Для конструкций с частицами пусть / пускай этот запрет не является таким жестким, как для императива 2-го лица. В подкорпусе НКРЯ с 1970 года имеется 45 примеров конструкции что пусть (не в уступительном значении) и два таких примера с частицей пускай:

  1. Коковцов также советовал выбрать способ действий, менее болезненный для государя, но Столыпин запальчиво отвечал, что пусть ищут смягчения те, кто дорожит своим местом, и что честнее уйти, чем сносить оскорбления. [А. Алексеев. Особенности реформ в «серебряном веке» (2007)]
  1. Семь лет назад я решил, что пусть эта вина будет моею. [А. Геласимов. Ты можешь (2001)]
  1. Зажила отшельницей, считая, что пусть её все помнят элегантной, красивой и молодой. [И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995–1999)]
  1. Я подумал и решил, что пускай себе ползает где угодно. [И. Грошек. Легкий завтрак в тени некрополя (1998)]

Если сочетания что пусть /  пускай встречаются довольно часто, то сочетаний чтобы пусть / пускай не встречается:

  1. Ребята недоверчиво понюхали бутылочки и сказали, что пусть он сперва сам выпьет. [«Хулиган» (2004)]
  1. *Ребята сказали, чтобы пусть он сам выпьет.

Сочетание чтобы пусть / пускай недопустимо потому, что директивное значение, которое уже содержится в конструкции сентенциального актанта с союзом чтобы, дублировалось бы частицами пусть /  пускай. Верно и то, что придаточные с союзом чтобы вообще очень жестко ограничивают допустимую форму сказуемого: в них возможно только прошедшее время и инфинитив. Конструкции с частицей пусть / пускай также оказываются недопустимыми. Частицы пусть /  пускай могут вводить клаузы, функционально близкие к сентенциальным актантам, и без союза что. Этот тип клауз встречается преимущественно при глаголах, обозначающих директивы, то есть речевые акты с побудительной семантикой (просить, требовать, велеть, приказывать и др.):

  1. Поэтому вели, пусть твои люди проект письма составят ― я подпишу. [«Мебельный бизнес» (2003)]
  1. Павла за меня поцелуй крепко-крепко, скажи, пусть держится. [А. Волос. Недвижимость (2000)]
  1. Но прежде требую, пусть зачинщики предстанут перед законом и судом за войну в Чечне и все совершённые ими злодеяния. [«Завтра» (2003)]
  1. Очень тебя прошу, пусть их прочтут те, к кому они имеют отношение. [Ю. Даниэль. Письма из заключения (1966–1970)]

В подобных контекстах встречается и императив 2-го лица:

  1. Я вас очень прошу, подождите, мне уже недолго осталось, я скоро умру. [В. Войнович. Иванькиада, или рассказ о вселении писателя Войновича в новую квартиру (1976)]

Считать такие конструкции с пусть / пускай сентенциальными актантами не следует, в частности, потому, что они не вставляются в главное предложение, то есть не имеют основного признака подчинения (см. Сочинение и подчинение):

  1. Скажи Маше, пусть возьмет деньги.
  1. ??Скажи, пусть возьмет деньги, именно Маше.

Другим свидетельством того, что конструкции с пусть / пускай не полностью грамматикализовались в придаточные предложения, является наличие паузы перед ними, которая на письме часто отражается в виде тире, двоеточия или оформления всей клаузы как прямой речи:

  1. Я ей сейчас сама скажу ― пускай завтра в гости приходит. [В.  П. Катаев. Квадратура круга (1928)]
  1. ― Я очень прошу: пусть это делает Зиночка. [А. Алексин. Действующие лица и исполнители (1975)]

В то же время есть признаки того, что конструкции пусть / пускай в функции сентенциальных актантов приобретают некоторые черты, которые отличают их от независимых конструкций: дейктическая перспектива, характерная для них, соответствует не императиву, а косвенной речи. В следующем предложении в клаузе с пусть употреблено местоимение 1-го лица, между тем как в императивной конструкции должно быть 2-е, ср. (296.a) и (296.b):

    1. Самый воинственный тут я. У меня за лето развилась смертоносная ловкость, невероятная координация, ночная чувствительность и немножко паранойя. Вчера террористы согласились уехать. Но Даша сказала, пусть я не радуюсь, на их место просится богач-китаец. [В. Солдатенко (Слава Сэ). Другие опусы… (2010)]
    2. Даша сказала: «Не радуйся».

Конструкции с частицами пусть / пускай при глаголах речевой манипуляции предпочтительны в контекстах 1-го и 2-го лиц. В контекстах 3-го лица конструкция с пусть /  пускай на письме скорее будет оформлена как прямая речь:

    1. Я скажу, пусть Маша возьмет деньги.
    2. Ты скажи, пусть Маша возьмет деньги.
    3. ??Он сказал, пусть Маша возьмет деньги
    4. Он сказал: «Пусть Маша возьмет деньги».

Поскольку конструкция находится на грани прямого цитирования, она неудачна, если не имел место реальный иллокутивный акт:

    1. Отец сказал, пусть все деньги вернут Васе.
    2. ??Отец не сказал, пусть все деньги вернут Васе.

При наличии союза что конструкции с отрицанием глагола речи представляются более допустимыми:

    1. Отец сказал, что пусть все деньги вернут Васе.
    2. ?Отец не сказал, что пусть все деньги вернут Васе.

Клауза с пусть может относиться к номинализации:

  1. Но ― единственная просьба: пусть судят меня те, кому так же тяжело! [В. Попов. Грибники ходят с ножами (1997)]
  1. И принято стратегическое решение: лучше уж пусть они избивают женщин в Петербурге или убивают их в Чечне, чем думают о государственных переворотах. [«Еженедельный журнал» (2003)]

Помимо сентенциальных актантов, конструкции с пусть / пускай изредка встречаются в относительных придаточных. Важно, что обнаруженные примеры относятся к контексту косвенной речи (302) или внутренного монолога (303):

  1. Женщина-шофер объявила, что ехать с ней в Джонстаун могут все, кроме журналиста Гордона Линдсея, который пусть немедленно возвращается в Джорджстаун, он персона нон грата, а почему ― сам, дескать, знает. [Б. Б. Вахтин. Гибель Джонстауна (1978–1980)]
  1. Его мысль принимала иногда неожиданное направление: не идти бок о бок с молодой революционной армией Ленина и Троцкого, но выработать нейтралитет с большевистской Россией: бить немцев, не допуская их до занятия центров боеприпасов и снабжения (украинский хлеб!), имея обеспеченный тыл, нейтралитет большевистского правительства, которое пусть само укрепляет свою власть в центрах, только бы нам не мешало на окраинах. [Н. Н. Берберова. Железная женщина (1978–1980)]

29.2.4.6Изолированные употребления частицы

Частицы пусть и пускай могут употребляться изолированно, с собственным ударением. Это отличает их от таких энклитических (безударных частиц), как бы, не и другие.

  1. Кооперативный большой дом будет тут! ― Пусть. Но мой дом сносить нельзя, ― убедительно сказал Алексей Тихонович. [А. Слаповский. Не сбылась моя мечта (1999)]
  1. Он доверенный. Посидит с нами? ― Пускай. Умных слов наберется, твою мать… [С. Шаргунов. Чародей (2008)]

В изолированном употреблении частицы могут иметь только значение разрешения или невмешательства. Собственно побудительного значения высказывания с одиночной частицей не выражают. Это связано с тем, что реплики разрешения и невмешательства являются реактивными — в их сфере действия находится предикат, который уже был назван в предыдущем контексте и потому может быть опущен. Побудительные контексты инициируют новую диалогическую ситуацию, конструкция с пусть /  пускай не может отсылать к предшествующему контексту. В следующем примере изолированная реплика с пусть может иметь только значение разрешения или невмешательства, но не побуждения:

  1. Пусть Миша уезжает. Пусть!

Частицы пусть и пускай часто употребляются изолированно также в составе устойчивого сочетания ну и пусть / пускай:

  1. Я дальше хочу пешком. ― Галочка, дождь ведь может пойти. ― Ну и пусть. [В. Аксенов. Звездный билет (1961)]
  1. Она только смеялась, блистая стальными зубами: «Ну и пускай! Не замуж мне выходить!» [И. Грекова. Перелом (1987)]

29.2.5Семантика

29.2.5.1Значение конструкций с пусть  /  пускай

Конструкции с частицей пусть имеют широкий круг употреблений, в целом соответствующий употреблениям юссива (императива к 3-му лицу) в других языках, в том числе в таких, где побуждение к 3-му лицу выражается особой формой [Collins 2004; Epps 2010; Dobrushina 2012]. К центральным значениям можно отнести косвенную каузацию (собственно побуждение 3-го лица), в том числе конструкции, функционально близкие к сентенциальным актантам, пожелание (оптатив), разрешение (пермиссив), допущение, невмешательство (нонкуратив). В словарных статьях [Апресян 2010а; 2010б] эти значения сгруппированы на два типа: ‘Говорящий выражает желание’, ‘Говорящий выражает согласие’. Особенностью русской конструкции с пусть / пускай является широкое употребление в уступительном значении. Наличие уступительных контекстов характерно для юссива во многих языках [Dobrushina 2008; Aikhenvald 2010: 239], но русские конструкции с пусть / пускай развили несентенциальные уступительные употребления типа Он добрый, пусть и смешной. Далее будут перечислены типы значения конструкций с пусть / пускай с примерами.

29.2.5.1.1Косвенная каузация (побуждение)

Говорящий пытается самим фактом своего высказывания каузировать отсутствующего в ситуации общения участника совершить некоторое действие, способствовать осуществлению некоторой ситуации. На основании контекстов с этим значением конструкции с частицами пусть / пускай часто называют императивом 3-го лица. Они являются наиболее частотными для пусть / пускай. Подлежащим (выраженным на поверхности или опущенным) в этих конструкциях чаще всего является человек:

  1. Вызывают посла и говорят: у нас есть такие данные на такого-то человека, пусть он уедет. [«Коммерсантъ-Власть» (1998)]
  1. Пусть она мне сама позвонит ― и мы всё разложим по полочкам. [А. Волос. Недвижимость (2000)]
  1. ― Ой, нам так хочется на вашего мужа посмотреть, пусть придёт в субботу, врачей после обеда не будет, мы вам устроим свидание на кухне. [С. Спивакова. Не всё (2002)]
  1. ― А дома-то есть небось люди? Пускай принесут, как придут навещать. [И. Грекова. Перелом (1987)]

Подлежащее может быть также выражено названием неодушевленного объекта. В таких примерах, хотя конструкция с частицами пусть / пускай содержит именительный падеж неодушевленного существительного, каузируемым является не тот участник, который обозначен именительным падежом, а какой-то другой; в примере (313) — тот, к которому относится императив распахнитесь, в примере (314) — комендант. Значение этих предложений может быть перефразировано как «сделайте так, чтобы ремень шел по свитеру» и «оставьте товар у меня», но по каким-то причинам говорящий избегает прямой формулировки побуждения.

  1.  В крайнем случае распахнитесь — пусть ремень идет по свитеру или рубашке как можно ближе к телу. [«За рулем» (2004)]
  1.  Климов пригрозил конфискацией, но Чмех неожиданно предложил выход: пусть товары останутся у него и пан комендант закроет глаза на то, что Чмех ими торгует. [П. Горелик. Из книги воспоминаний «Дружба и служба» (2002)]

Косвенное побуждение с неодушевленным актантом часто маскирует побуждение к субъекту, который не может быть определен. В следующем примере — ‘пусть вернут экспонаты те, кто за это ответственен’:

  1. Они мечтают показать воссоединённые музейные коллекции на совместных выставках, чтобы ввести их в научный обиход, а потом пусть экспонаты вернутся в Россию и переговоры о их судьбе продолжатся столько лет, сколько потребуется. [«Известия» (2001)]

Конструкции с пусть, таким образом, часто имеют своим референтом не конкретное действие, имеющее конкретного исполнителя, которого следует каузировать, а ситуацию, у которой в принципе нет определенного исполнителя, а есть лишь некоторая совокупность факторов, которые могут быть причиной ее реализации. Высказывание с пусть является в этом случае не актом каузации действия конкретного лица, а актом каузации целой цепочки событий, которые приведут к реализации той ситуации, которая названа конструкцией с частицами пусть / пускай. Так, в следующем примере сказано примерно следующее: пусть произойдет ряд неназванных событий, которые приведут к тому, что нелепая смерть сына спасет жизнь других людей.

  1. Его родители решили: сына не вернуть, так пусть же его нелепая трагическая смерть спасёт жизнь других людей. Сердце Николаса забилось в груди мальчика из Рима, который страдал врождённым пороком сердца и в свои 15 лет весил чуть больше 26 кг. [«Здоровье» (1999)]

Некоторые побудительные употребления слова пусть имеют значение, близкое к целевому (употребление форм императива не-второго лица в целевых придаточных предложениях характерно для некоторых языков мира, например для тюркских):

  1. Но уж милиция употребит всех собравшихся к собственной пользе, пошлёт, к примеру, внештатных следователей на заводы, пусть помахают удостоверениями и «сдвинут с мёртвой точки» никогда не исполняемые предписания пожарников. [А. Азольский. Облдрамтеатр (1997)]

Любые употребления конструкций с частицами пусть и пускай, которые запускают реализацию некоторой ситуации, можно считать побудительными.

29.2.5.1.2Пожелание

Частицы пусть / пускай используются в конструкциях, имеющих оптативное значение: говорящий хочет, чтобы осуществилась некоторая ситуация, которая не зависит ни от чьей воли. В отличие от примеров, которые приводились выше, в ситуации пожелания говорящий не имеет в виду, что в результате его высказывания будут выполнены какие-то действия. Оптативные конструкции могут иметь в качестве подлежащего неодушевленные существительные, в том числе абстрактные (318), могут иметь одушевленные (319), нередко подлежащим является слово Бог (320). Частая конструкция — с подлежащим, выраженным местоименным словом всё (321).

  1. ― Миша сказал: пусть смерть и горе уходят, жизнь и радость остаются, ― пояснила Тамара; она готовилась к жизни в Молдавии, овладевала языком мужа. [В. Астафьев. Обертон (1995–1996)]
  1. Пусть доченька растёт здоровенькой, умненькой, очаровательной красавицей! : -) [Наши дети: Малыши до года (форум) (2004)]
  1. ― Тётушка, сестра моей мамы, да не надо сдачи, пусть Бог даст тебе долгую жизнь и сохранит твоих внуков, да возьму я на себя твои беды и твою боль… [«Столица» (1997)]
  1. Удачи Вам. Пусть всё пройдёт хорошо! [Наши дети: Подростки (2004)]

В оптативных конструкциях может быть выражен адресат пожелания в дательном падеже или в родительном с предлогом у:

  1. Пусть земля тебе будет пухом, Сергей Юшенков! [А. Тарасов. Миллионер (2004)]
  1. И пусть звезда сияет вам по крайней мере лет до ста. [«Сад своими руками» (2002)]
  1. Пусть у вас и дальше все складывается замечательно! [коллективный. Отказ от всего в роддоме (2011)]

Особый тип желательного значения выражается сочетанием частиц пусть / пускай с сослагательным наклонением. Это желание является контрфактивным, то есть относится к ситуациям, которые явно не будут реализованы.

  1. Дело в том, что я на ту пору спознался с прозой, а это было все равно как если бы я привел в дом другую женщину. Сам я не видел в этом ничего плохого: пусть бы одна меня утешала и дарила редкие минуты наслаждения, а вторая кормила, обстирывала и читала нотации. [О. Зайончковский. Счастье возможно: роман нашего времени (2008)]
  1. Тамаре Ивановне хотелось лишь одного ― ехать бы и ехать, но не подъезжать ― пусть бы бесконечно визжал на поворотах и дергался трамвай, люди входили и выходили на остановках, как это происходит и вообще в жизни, а ей бы только смотреть на них и не двигаться. [В. Распутин. Дочь Ивана, мать Ивана (2003)]
29.2.5.1.3Разрешение (пермиссив) и согласие

Говорящий разрешает 3-му лицу совершить некоторое действие или соглашается с тем, что некоторая ситуация будет реализована. Такие реплики с частицами пусть / пускай являются реактивными — они возникают в ответ на запрос о разрешении или согласии. Они тоже могут содержать как одушевленное подлежащее, так и неодушевленное.

  1. Пусть идет в свою комнату. ― А если он здесь хочет посидеть? Ты что, купил эту комнату? ― Ладно, пусть сидит. ― Я присел на краешек дивана. [В. Козлов. Братишка (2002)]
  1. ― Ты мне много дал, ― сказал он тихо, ― возьми четвертной обратно. Костя покачал головой: ― Мать так распорядилась, ― но деньги все-таки взял. ― Ладно, пусть у меня хранятся, а когда понадобятся ― приходи. [Ю. Азаров. Подозреваемый (2002)]

Часто эти высказывания относятся к ситуации, которая уже имеет место, и направлены на то, чтобы она не прекращалась:

  1. А там в позе мирно почивающего человека лежал новенький. Все это вырвалось на миг из темноты, каким-то высоким, рваным жёлтым лоскутом мотнулось вверх к потолку и пропало там. Барак опять зашумел: «Да пусть лежит, пусть», ― крикнул кто-то. [Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]

Отдельные примеры указывают на потенциальную возможность развития условного значения у этих конструкций, ср. Если я чего-то не понимаю, то объясни:

  1. Хорошо, сказала я, пусть я чего-то не понимаю, тогда объясни, хотя, по-моему, это надо было сделать раньше. [А. Слаповский. 100 лет спустя. Письма нерожденному сыну (2009)]
29.2.5.1.4Допущение (предположение)

Говорящий пытается самим фактом своего высказывания каузировать адресата считать ситуацию Р существующей. Такое употребление особенно характерно для научных текстов (331), но встречается и в других типах текстов, например в публицистике (332):

  1. Рассмотрим пример. Пусть ход процесса деятельности объектов задаётся графом П = (ЭТ, ОЭТ), где ЭТ = ⟨ ЭТ 1, ЭТ 2, ЭТ 3, ЭТ 4,…, ЭТ N-1, ЭТ N ⟩ ― совокупность этапов, а ОЭТ =⟨ (ЭТ I K) ⟩― совокупность упорядоченных пар вершин ЭТ. [«Информационные технологии» (2003)]
  1. На некоторых месторождениях цена добычи составляет 144 рубля за 1000 кубометров. Это меньше пяти долларов. Пусть транспортировка стоит ещё 10 долларов, ещё 5 долларов ― прибыль. Остальное― рента. [«Еженедельный журнал» (2003)]

В таких контекстах частицы пусть /  пускай заменяются словом допустим:

  1. Допустим, ход процесса деятельности объектов задаётся графом...
  1. Допустим, транспортировка стоит ещё 10 долларов...

В контекстах со значением допущения пусть почти всегда сочетается с настоящим временем. Однако встречается и будущее время, и даже прошедшее:

  1. Пусть относительно начального уровня воды в сосудах в узком сосуде уровень воды понизится на h2, а в широком повысится на h1. [В. Лукашик, Е. Иванова. Сборник задач по физике. 7–9 кл. (2003)]
  1. Но вот если колхоз распустить, то для большинства настанет горькая жизнь. Пусть было у них 10 тысяч гектаров пашни. В наших краях, для того чтобы заниматься зерноводством, фермеру нужно не менее 500 гектаров земли. Значит, вместо колхоза ― 20 хозяев, которые будут нанимать на сезонную работу около 50 работников. Итак, всего ― 70 человек. [Б. Екимов. Возле старых могил (1998)]

Конструкции допущения возможны не только с 3-м лицом:

  1. Занятие 22. Метод математической индукции
    Пусть мы имеем бесконечную последовательность утверждений P1, P2,… , Pn,…, занумерованных натуральными числами, причём: — утверждение P1 истинно; — если некоторое утверждение Pk истинно, то следующее утверждение Pk+1 тоже истинно. [В. О. Бугаенко. Математический кружок. 9-й класс (2000)]
29.2.5.1.5Невмешательство (нонкуратив)

Говорящий сообщает о том, что не будет вмешиваться в ситуацию, самим фактом своего высказывания допуская ее существование. Эти конструкции отличаются от пермиссивных тем, что в предшествующем контексте не содержится запроса на разрешение, но сходны с ними тем, что сообщают об отношении к ситуации, которая уже имеет место. Часто ситуация вообще не зависит от воли говорящего.

  1. Можно зашиться, но если не выдержишь и выпьешь, умрёшь в одночасье. Зачем такой риск? Пусть всё идёт как идёт. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  1. ― А ты говорил, Будкин плакать будет… ― совсем робко, по инерции сказала Ветка. ― Да хрен с ним, ― махнул рукой Колесников. ― Пускай плачет. [А. Иванов. Географ глобус пропил (2002)]
  1. Но пусть Фильку считают собакой кому это угодно и пусть смеются над ним, сколько хотят, а на этот раз он все-таки сделает по-своему. [Р. И. Фраерман. Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви (1935–1940)]

Нонкуративное значение часто выражается конструкцией ну и пусть:

  1. Под ногами уже не было дна… Ну и пусть. Так даже лучше― без дна. [И. Грекова. Перелом (1987)]

В нонкуративных конструкциях может присутствовать возвратное местоимение в дательном падеже:

  1. ― Раз они ему подчиняются, значит, ОН существует! ― Ну и пусть себе подчиняются! А мы не будем никому подчиняться! ― сказал упрямым голосом Костя Малинин. [В. Медведев. Баранкин, будь человеком! (1957)]

В нокуративных контекстах пусть встречается глагол в форме прошедшего времени:

  1. Но я его не замечаю, я узнаю о нём по восклицаниям детей или тётушки, которая то и дело входит и выходит. ― Мама, он опять смеялся! ― кричат дети. ― Ну и пусть смеялся, ― отвечает она мимоходом. [Ф. Искандер. Путь из варяг в греки (1990)]

Именно нонкуративные контексты являются источником развития уступительного значения слов пусть и пускай [Dobrushina 2008]: говорящий сообщает, что он принимает факт существования некоторой ситуации, несмотря на то, что некоторая другая ситуация находится с первой в противоречии. Есть примеры, в которых трудно провести границу между нонкуративным значением и уступительным:

  1. Пусть он ошибался, пусть это не было совершенным, пусть это было не так, как мне бы хотелось, чтоб было, ― это было так. [«Домовой» (2002)]
29.2.5.1.6Уступка

Говорящий сообщает, что принимает существование ситуации, которая находится в противоречии с другой ситуацией. Слова пусть и пускай в этом употреблении обычно считаются союзами (см. Подчинительные союзы / раздел 6).

  1. Пусть их не знает научный мир, зато их знает правительство. [«Отечественные записки» (2003)]
  1. Пусть я был в курсе дела, пусть помогал насчет оформления документов и разных тонкостей бумажных, но ведь сам-то, сам-то не убивал! [А. Грачев. Ярый-3. Ордер на смерть (2000)]

Важной особенностью употребления пусть /  пускай в уступительном значении являются конструкции, где отсутствует полная предикация. Они появились лишь в середине XIX в. [Добрушина 2008].

  1. Теперь можно было, пусть и очень приблизительно, оценить, с какой стороны двигался хищник. [А. Зайцев. Загадки эволюции: Краткая история глаза (2003)]
  1. Пусть не сотню, не десяток, но одного-двух человек они обязательно унесут вместе с собой в могилу. [«Время МН» (2003)]
  1. Френология особо почиталась в викторианской Англии и даже Л. Н. Толстой отдал ей дань своего пусть и скептического внимания. [«Знание — сила» (2003)]

По сравнению с обычными уступительными конструкциями (Хотя их не знает научный мир, их знает правительство), в конструкциях с пусть есть элемент гипотетичности. В работе [Апресян 2005] предлагается следующее толкование уступительным конструкциям со словом пусть: пусть P, Q (Пусть угрожает [P], я не пойду на это [Q]) = ‘может иметь место P; говорящий уверен, что будет иметь место Q; говорящий считает, что если имеет место ситуация типа P, то обычно или естественно, чтобы имела место ситуация типа не-Q’. По классификации [Haspelmath, Koenig 1998], конструкции с пусть принадлежат к типу скалярных условно-уступительных конструкций. Уступительные конструкции с пусть / пускай допускают вставление в главную клаузу и потому могут рассматриваться как подчинительные:

    1. От своих убеждений, пусть меня посадят, я не откажусь.
    2. От своих убеждений, даже если меня посадят, я не откажусь.

29.2.5.2Семантика разных лиц

Наиболее частотными являются конструкции с частицами пусть / пускай и местоимениями 3-го лица. В этом случае возможны все значения, которые были перечислены в раздел 29.2.5.1. Конструкции с 1-м и 2-м лицами встречаются намного реже, поэтому ниже будут приведены примеры для этих лиц с разными значениями.

29.2.5.2.1Первое лицо

В контексте местоимений 1-го лица возможны все те же значения, что и при 3-м лице, но количественное соотношение их меняется: уступительных конструкций больше, чем каких-либо других. Каузативное значение в контексте 1-го лица несколько модифицируется, поскольку ситуация, когда говорящий просит адресата быть посредником в каузации самого говорящего, редко прагматически уместна (Мама, пожалуйста, пусть я сделаю наконец домашнее задание — в случае если это просьба к адресату, чтобы тот каузировал говорящего сделать то, чего ему не хочется). В следующем примере адресат должен предпринять какие-то действия для того, чтобы осуществилась ситуация, в которой главным участником является говорящий:

  1. — Командир, ― подходил Тигран, ― командир, я понимаю, ничто не заменит: пусть я у тебя буду так же, как он? [А. Лазарчук, М. Успенский. Посмотри в глаза чудовищ (1996)]

Более типичными являются контексты, близкие к пожеланиям, когда желание говорящего состоит не в том, чтобы его заставили совершить нечто, а в том, чтобы реализовалась некоторая ситуация, участником которой он является. Конкретные каузаторы при этом не подразумеваются:

  1. «Пусть я лучше буду жить в памяти народной как неплохой артист, чем как плохой президент», ― сказал Киркоров в одном из интервью. [«Известия» (2002)]
  1. Вот пускай небо раскроется, пускай я увижу знамение какое-нибудь ― крест огненный, ― тогда я поверю! [В. Шукшин. Гена пройдисвет (1970–1974)]

Пожелание в чистом виде более типично для контекстов пусть с 1-м лицом, чем разного рода каузация:

  1. Всем своим существом я жила теперь жизнью этой маленькой станции, твердя про себя: «Господи, сотвори чудо! Пусть я вдруг стану самой последней, самой бедной и невзрачной из этих баб, сидящих на корточках вдоль платформы со своими ведерками и горшками в ожидании пассажирского. Я никогда не пожаловалась бы на судьбу, никогда ― до самой смерти». [Е. С. Гинзбург. Крутой маршрут (1975–1977)]
  1. Пусть мы все будем здоровы, а они пускай все подохнут. [А. Стругацкий, Б. Стругацкий. Пикник на обочине (1971)]

Как и конструкции 3-го лица, пусть / пускай в контексте 1-го лица могут использоваться в клаузах, функционально близких к сентенциальным актантам (см. раздел 29.2.4.5.2):

  1. Всего примерно на 30 человек в день выдавали две банки. И сказал, что пусть я справляюсь. Я понял и тут же отказался от этой блатной работы. [В. Шаламов. О Колыме (1970–1979)]
  1. Погранцы, два цыпленка в камуфляже, сказали, что им-то по барабану, кого когда пускать, но пусть я спрошу у начальства. [«Автопилот» (2002)]

Эти примеры, однако, не аналогичны независимым, потому что они имеют дейктическую перспективу косвенной речи, а не побуждения. В независимом употреблении эти предложения содержали бы 2-е лицо, а не 1-е, ср.:

    1. Они мне сказали: ты берешь сумку.
    2. Они мне сказали, пусть я беру сумку.
    3. *Они мне сказали, пусть ты берешь сумку.
    4. Они мне сказали, чтобы я брал сумку.

Это значит, что форма функционирует здесь не как императив. Значения допущения и нонкуратива тоже встречаются с 1-м лицом:

  1. Пусть я знаю, например (это можно предположить), что такое прямая линия. [М. Мамардашвили. Картезианские размышления (1981–1993)]
  1. Но ― пусть. Пусть я дурной человек. Я вообще замечаю: если человеку по утрам бывает скверно, а вечером он полон замыслов, и грез, и усилий ― он очень дурной, этот человек. [В. Ерофеев. Москва-Петушки (1970)]

Наиболее частотными являются контексты с уступительным значением:

  1. Пусть я не был любим, но я все-таки хранил ее тайну. [В. Аксенов. Новый сладостный стиль (2005)]
  1. Пусть мы сгорим, но это не пропустим на Землю! [Л. Петрушевская. Город Света (2003)]

Таким образом, с 1-м лицом встречаются все типы конструкций, но собственно каузативные наименее вероятны и требуют особых прагматических условий.

29.2.5.2.2Второе лицо

Конструкции с местоимениями 2-го лица встречаются совсем редко. В НКРЯ есть несколько примеров, которые можно считать побудительными: говорящий фактом своего высказывания пытается каузировать существование некоторой ситуации, главным участником которой является адресат. Эти контексты отличаются от контекстов употребления обычного императива 2-го лица тем, что адресат не назначается исполнителем. В следующих двух примерах определенного исполнителя нет:

  1. — В ноябре, — сказал я. — Точно, тринадцатого… Ладно. Пусть ты будто бы родился тринадцатого ноября… Юра ввёл данные в компьютер. — Так. Цвет глаз, — он наклонился и заглянул мне в лицо. [О. Гладов. Любовь стратегического назначения (2000–2003)]
  1. Потому что когда все выяснилось, Лариса не велела делать дочери аборт, туманно сказала «пусть ты будешь не одна». [Л. Петрушевская. К прекрасному городу (1997)]

В примере (365) употребление конструкции с пусть при 2-м лице, по-видимому, мотивировано тем, что говорящий не собирается напрямую общаться с одним из собеседников (Зензиновым) и подчеркивает косвенность коммуникации с ним.

  1. Завтра в восемь я буду у подъезда театра Корша, там при входе много народу. Пусть вы и Зензинов придете туда. Меня он едва ли узнает, мы давно не видались. [Р. Б. Гуль. Азеф (1958)]

Контексты пожелания с местоимениями 2-го лица тоже крайне редки:

  1. Как говорил знаменитый Анатолий Тарасов, пусть вы вернетесь без глаза, зато с золотой медалью. [«Советский спорт» (2007)]

Встречаются контексты допущения:

  1. ― Андрей крал мои деньги, ― упрямо повторил он. ― Ладно, пусть ты прав, ― произнес Костистый, и по тону и тембру высказанного сразу стало ясно, что он ― человек большого терпения. ― Пусть ты прав! Пусть Андрей у тебя воровал. Много украл? [А. Рубанов. Сажайте, и вырастет (2005)]
  1. Пусть вы стоите на открытом месте, а метрах в 35 от вас ― стена леса. Вы хлопнули в ладоши; через сколько времени донесется эхо? Рассчитаем: до леса 35 метров, да столько же обратно; значит, звук должен пробежать 70 метров. [Я. И. Перельман. Юный физик в пионерском лагере (1941)]

Но в целом сочетания пусть и пускай с местоимениями ты и вы употребляются почти исключительно в уступительном значении:

  1. Хочу иметь детей я только от тебя. Пускай ты лилипут, а я горбатая. Забудь, что все вокруг толкают и плюют. [«Русский репортер» (2009)]
  1. — Что в сезоне вас удручило, пусть вы и победитель? [«Советский спорт» (2004)]

29.2.5.3Временная референция

Конструкции с частицей пусть и пускай, как любые побудительные формы (см. Императив / раздел 2.3), имеют референцию к ситуации в будущем:

  1. Пускай Митюша завтра завезёт мне сюда чемодан, пусть только не забудет помазок и лосьон, тот, в голубом флаконе, в ванной, знаешь? [И. Грекова. Перелом (1987)]

Если конструкция имеет нонкуративное значение (невмешательство), она может относиться к ситуации, которая уже имеет место. Высказывание с пусть /  пускай нацелено на то, чтобы ситуация продолжала свое существование; тем самым, и в этом случае желание говорящего направлено на будущее:

  1. Друг докурил её до белого фильтра, который раздавил в моей вымытой пепельнице. ― Ладно, пусть живёт… Но надо наказать. Поможешь? [С. Юрьенен. Покер с Ильичом (1997)]

Хотя конструкции с пусть / пускай относятся к ситуации в будущем, формы настоящего времени встречаются при частице пусть чаще, чем формы будущего (см. Таблицу 29.5). Ситуация, обозначаемая формой настоящего времени, имеет референцию к будущему:

  1. Хотя тут пусть разбирается командир, который ведёт их, похоже, не зная куда. [В. Быков. Болото (2001)]

Конструкция пусть / пускай + настоящее время синонимична будущему НСВ, которое, однако, при частице пусть практически не употребляется:

  1. ?Тут пусть будет разбираться командир.

Примеры с будущим временем НСВ в подкорпусе НКРЯ XX в. единичны, хотя они не кажутся неграмматичными:

  1. «И мы решили: лучше пусть будет жить кто-нибудь из своих знакомых, чем чужой», ― так написал в письме друг отца Виктор Холмогоров. [Ю. Никулин. Как я учился ходить (1979)]
  1. Пускай на светофорах дамочки из соседних джипов сверху вниз будут смотреть на маленькую красную мышку на колесиках и с тоской и завистью читать всю эту замечательную пошлость известных брендов на моих пакетах. [«Автопилот» (2002)]

Таким образом, в конструкциях с пусть / пускай формы будущего НСВ полностью вытеснены настоящим временем. Сходным образом, будущее НСВ редко употребляется в контексте побудительной частицы давай: конструкция типа давай спать значительно более частотна, чем конструкция давай будем спать. Референцию к прошлому могут иметь сочетания частицы пусть с сослагательным наклонением. Они часто обозначают желательную ситуацию, которая могла осуществиться в прошлом, но не осуществилась.

  1. Даше представился отвергнутый ею буфетчик, здоровый сильный мужчина. Зачем уж так было его отталкивать? Ну, пусть бы в темноте сводил её в какой-нибудь клуб на окраине, где университетские не бывают. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]

29.2.6Частицы пусть и пускай

Частица пусть значительно более частотна, чем частица пускай. Во всем основном корпусе НКРЯ встретилось 47 053 примеров вхождения слова пусть и 6090 вхождений слова пускай (тем самым оценка Алана Тимберлейка о том, что пускай соотносится с пусть как один к пяти, немного занижена — [Timberlake 2004: 376]). Среди этих примеров есть некоторое количество таких, где слово пускай является императивом (Никого не пускай), но они гораздо более редки, чем контексты частицы (по подкорпусу НКРЯ со снятой омонимией — 9 примеров из 175). Таблицы 29.5, 29.6 и 29.7 показали, что соотношение разных глагольных форм в сфере действия частицы и разных лиц для частиц пусть и пускай практически не отличается. Не были обнаружены и такие семантические контексты, где могла бы употребляться одна частица и не могла бы другая. Некоторое отличие наблюдается в том, как распределены уступительные и неуступительные контексты: для частицы пускай уступительные несколько более частотны.

Таблица 29.10. Уступительные и неуступительные употребления частиц пусть и пускай.

пусть

пускай

неуступительные

69% (347)

76% (346)

уступительные

31% (146)

24% (101)

всего

500

453

29.2.7 Библиография

  • Апресян 2010а — Апресян В.Ю. Пусть // Апресян Ю.Д. (Ред.) Проспект активного словаря русского языка. М.: ЯСК, 2010.
  • Апресян 2010б — Апресян В.Ю. Пускай // Апресян Ю.Д. (Ред.) Проспект активного словаря русского языка. М.: ЯСК, 2010.
  • Апресян В.Ю. Уступительность в языке и слова со значением уступки // Вопросы языкознания, 5. 1999. С. 24–44.
  • Барентсен А. О побудительных конструкциях с исполнителем 1-го лица // Dutch Contributions to the Thirteenth International Congress of Slavists, Ljubljana: Linguistics (SSGL 30). Amsterdam–New York: Rodopi. 2003. P. 1–33.
  • Грамматика 1980 — Шведова Н.Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980.
  • Гусев В.Ю. Типология императива. М.: ЯСК, 2013.
  • Добрушина Н.Р. Наклонения и дискурсивный режим текста на примере употреблений частицы пусть // Плунгян В.А. (Отв. ред.) Исследования по теории грамматики. Вып. 4: Грамматические категории в дискурсе. М.: Гнозис, 2008. С. 135–160.
  • Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М.: ЯСК, 2004.
  • Словарь Академии Российской. СПб: Императорская АН, 1973.
  • Храковский В.С., Володин А.П. Семантика и типология императива: русский императив. Л.: Наука, 1986. (2-е изд. — М.: УРСС, 2001).
  • Aikhenvald A.Y. Imperatives and commands. Oxford: Oxford University Press. 2010.
  • Collins P. Let-imperatives in English // International Journal of Corpus Linguistics, 9(2). 2004. P. 299–319.
  • Dobrushina N.R. What is the Jussive for? // Linguistics, 50(1). 2012. P. 1–25.
  • Dobrushina N.R. Imperatives in conditional and concessive subordinate clauses // Vajda E. (Ed.) Subordination and Coordination Strategies in North Asian Languages. Amsterdam–Philadelphia: John Benjamins Publishing Company. 2008. P. 123–141.
  • Epps P. Linking valence change and modality: Diachronic evidence from Hup (Amazonia) // International Journal of American Linguistics, 76(3). 2010. P.  335–356.
  • Hansen B. Mood in Russian // Rothstein B., Thieroff R. (Eds.) Mood in the Languages of Europe. Amsterdam–Philadelphia: John Benjamins Publishing Company. 2010. P.  325–341.
  • Haspelmath M., König E. Concessive conditionals in the languages of Europe // Auwera J. van der (Ed.) Adverbial constructions in the languages of Europe. Berlin–New York: Mouton de Gruyter. 1998. P. 563-640.
  • Nasilov D.M., Isxakova X., Safarov S., Nevskaya I. A. Imperative sentences in Turkic languages // Khrakovskij V. (Ed.) Typology of imperative constructions. München: Lincom Europa. 2001. P. 181–220.
  • Timberlake A. A Reference Grammar of Russian. Cambridge: Cambridge University Press. 2004.

29.2.8Основная литература

  • Апресян В.Ю. Пусть // Апресян Ю.Д. (Ред.) Проспект активного словаря русского языка. М.: ЯСК, 2010.
  • Апресян В.Ю. Пускай // Апресян Ю.Д. (Ред.) Проспект активного словаря русского языка. М.: ЯСК, 2010.
  • Барентсен А. О побудительных конструкциях с исполнителем 1-го лица // Dutch Contributions to the Thirteenth International Congress of Slavists, Ljubljana: Linguistics (SSGL 30). Amsterdam – New York: Rodopi. 2003. P. 1–33.
  • Грамматика 1980 – Шведова Н.Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980. §§1691, 1937–1947, 3044.
  • Гусев В.Ю. Типология императива. М.: Языки славянских культур. 2013.
  • Добрушина Н.Р. Наклонения и дискурсивный режим текста на примере употреблений частицы пусть // Плунгян В.А. (Отв. ред.) Исследования по теории грамматики. Вып. 4: Грамматические категории в дискурсе. М.: Гнозис, 2008. С. 135–160.
  • Collins P. Let-imperatives in English // International Journal of Corpus Linguistics, 9(2). 2004. P. 299–319.
  • Dobrushina N.R. What is the Jussive for? // Linguistics, 50(1). 2012. P. 1–25.

Гортатив