Текущая глава

30Будущее время

Содержание

30.1Общая характеристика

Наталья Марковна Стойнова, 2018

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Стойнова Н. М. Будущее время. Общая характеристика. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2018. Дата последнего изменения: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Референция к будущему в русском языке выражается по-разному в зависимости от вида глагола (см. Вид).

От глаголов совершенного вида образуется синтетическая форма будущего времени, далее будущее перфективное, будущее СВ (приснится). От глаголов несовершенного вида образуется аналитическая форма будущего времени — будет + инфинитив, далее будущее имперфективное, будущее НСВ (будет сниться), см. Аналитическая конструкция будущего времени.

Основное значение форм будущего времени — указание на то, что описываемая ситуация следует за моментом речи (или точкой отсчета в нарративе):

  1. С длинным птичьим криком кружась падает солнце ― и взойдет только завтра, а может быть, и не взойдет. [Е.  И. Замятин. Рассказ о самом главном (1923)]

Это значение принципиально отличается от значений прошедшего и настоящего времени тем, что описываемая ситуация не принадлежит, в отличие от ситуаций, имеющих место на момент речи или имевших место до него, к области реальных ситуаций. Если высказывания о прошлом и настоящем поддаются верификации, то любое высказывание о будущем по определению носит статус — более или менее правдоподобной — гипотезы, которую нельзя подтвердить или опровергнуть в момент речи. В этом смысле значение будущего времени является скорее «псевдотемпоральным», чем собственно темпоральным: оно представляет ситуацию как расположенную определенным образом на временной оси относительно момента речи, как если бы она была реальной, но ситуация эта на самом деле несуществующая, а положение на временной оси предположительное.

В силу того, что ситуация в будущем ирреальна, семантика форм будущего времени тесно смыкается с модальной семантикой (см. Модальность). Во многих языках формы «будущего времени» имеют не только (или не столько) значение следования за моментом речи, но и употребления, в которых на первый план выходят такие собственно модальные значения, как вероятность ситуации, желательность ситуации, способность к совершению ситуации и др. Подобные употребления есть у форм будущего времени и в русском языке (подробнее см. раздел 30.1.3.4), ср.:

  1. К этому письму, которое ты немедленно уничтожишь, прилагаю дарственную записку, распорядись ею с умом. [Д. Рубина. Белая голубка Кордовы (2008–2009)]
    ‘должен уничтожить’
  1. ― Это мои штаны, ― с гордостью произнес Лукашин и поморщился: ― Осторожнее, помнете! [Э. Рязанов, Э. Брагинский. Ирония судьбы, или С легким паром (1969)]
    ‘можете помять’
  1. С воспитанием кане корсо справится даже начинающий собаковод ― ведь у этого силача золотой характер, верное, любящее сердце. [«Homes & Gardens» (2002)]
    ‘способен справиться’
  1. Но нет, напрасно вы будете доискиваться этого замысловатого соединения в неаполитанском движении последних месяцев [Н. А. Добролюбов. Непостижимая странность (1860)]
    ‘если бы вы стали доискиваться, это было бы напрасно’

Для будущего перфективного в русском языке характерен также особый тип атемпоральных употреблений, не связанный напрямую ни с футуральным значением, ни с модальной зоной, а именно употребления со значением многократности (в настоящем или прошлом), подробнее см. раздел 30.1.7.2:

  1. Бывало, прижмет, выскочу на улицу, морозного воздуха хвачу ― и вроде полегчает. [В. Личутин. Любостай (1987)]
  1. И, знаешь, ведь она не всегда была такая пугливая и дикая, как теперь; и теперь случается, что вдруг развеселится и похорошеет, как двадцатилетняя... [Ф. М. Достоевский. Подросток (1875)]

Следование ситуации за моментом речи может выражаться в русском языке не только специализированными формами будущего времени. Ср. использование с референцией к будущему (и дополнительными модальными оттенками значения) форм настоящего времени, прошедшего времени и конструкции с инфинитивом, подробнее см. раздел 30.1.1.5:

  1. Завтра приезжает Н.Я.; А.А. приедет позднее (в мае?) (Письмо С. Б.Рыбакова — Л. С.  Финкельштейн)
  1. Искривив рот в глупую улыбку, граф показал ему нос: ― Так я и сказал! Дурака нашли. [П. П. Каратыгин. Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий (1870)]
  1. ― Тебе завтра вставать чуть свет, ― уклонилась Анна Фёдоровна. [Л. Улицкая. Пиковая дама (1995–2000)]

30.1.1Способы выражения референции к будущему в русском языке

Будущее время и семантически (см. раздел 30.1.3.1), и — зачастую — формально не симметрично настоящему и прошедшему времени, см. Время. См. о периферийном статусе будущего времени с точки зрения организации глагольной парадигмы в типологическом ракурсе (часто редуцированный набор форм, наличие формы будущего времени не во всех наклонениях, запреты на употребление будущего в придаточных и т. п.), начиная с [Ultan 1978]. «Неполноценный» по сравнению с настоящим и прошедшим формальный статус будущего времени характерен и для русского языка. В русском языке трехчастное противопоставление «прошедшее / настоящее / будущее» относительно последовательно проводится только для форм индикатива. Асимметрично с точки зрения выражения референции к будущему ведут себя глаголы СВ и НСВ: у глаголов СВ референция к будущему выражается синтетической формой (прочитает), у глаголов НСВ — аналитической формой будет + инфинитив (будет читать), см. раздел 30.1.1.1. Причем для глаголов НСВ статус аналитической формы будущего времени типа будет читать как полноправного члена глагольной парадигмы является спорным (см. раздел 30.1.2); а для глаголов СВ отсутствует форма с референцией к настоящему, так что противопоставление на самом деле оказывается бинарным — прошедшее / будущее, см. раздел 30.1.1.1. В системе причастий представлено противопоставление форм прошедшего времени / настоящего времени (по крайней мере в пределах нормы, об окказиональных образованиях типа пойдущий см. раздел 30.1.1.4), релятивизация с референцией к будущему возможна только с помощью относительного придаточного: ходивший в школу / ходящий в школу / (который будет ходить в школу), см. Причастие. В системе деепричастий (до той или иной степени последовательно) проводится различие между формами со значением предшествования и одновременности (упал, вставая с дивана vs. упал, встав с дивана). Значение же следования во времени (относительное будущее время) в системе деепричастий не отражается. О специфических употреблениях, иногда интерпретируемых как выражающих следование, но скорее логическое, нежели собственно временное типа Медведь задел лапой мое правое плечо, разодрав комбинезон (‘задел, а потом разорвал’) подробнее см. Деепричастие. Формы императива по определению имеют референцию к будущему. В некоторых языках (как, например, в латыни) для них возможно противопоставление по временной дистанции — нейтральный императив и «футуральный императив» (‘каузация ситуации в относительно далеком будущем’). В русском языке такого противопоставления нет. Для сослагательного наклонения в некоторых значениях, как и для императива, логически возможна исключительно референция к будущему (желательное значение, гипотетическое значение), в других (контрфактическое) — ко всем временным пластам. Ни в том ни в другом случае временная референция в русском языке никак формально не выражается (пошел бы вчера / сегодня / завтра), см. Сослагательное наклонение. Единственный фрагмент глагольной системы, в котором наблюдается своеобразное формальное противопоставление, — это модальные конструкции типа надо бы. В них противопоставляются формы прошедшего (со вспомогательным глаголом было и частицей бы) и непрошедшего времени (с частицей бы): вчера надо было бы купить / сегодня надо бы купить = завтра надо бы купить (см. об этом [Добрушина 2016]). Таким образом, и в системе сослагательного наклонения находятся свидетельства маргинального статуса будущего времени.

30.1.1.1Формы будущего времени индикатива: будущее перфективное (синтетическое) vs. будущее имперфективное (аналитическое)

Глаголы СВ и глаголы НСВ ведут себя неодинаково с точки зрения образования форм с референцией к будущему. И у глаголов СВ, и у глаголов НСВ есть т. н. синтетическая «форма презенса» (читает /  прочитает), см. Глагол. Но для глаголов НСВ форма презенса имеет референцию к настоящему и называется далее формой настоящего времени: Он сейчас читает свое новое стихотворение. Для глаголов СВ форма презенса в большинстве случаев имеет референцию к будущему и далее называется формой будущего перфективного: Сейчас он прочитает свое новое стихотворение (о случаях, когда это не так, см. в главе Нефутуральные употребления форм будущего времени). У глаголов НСВ, как было сказано выше, синтетическая форма презенса зарезервирована за настоящим временем, а референция к будущему выражается с помощью аналитической конструкции будет + инфинитив, далее будущее имперфективное: Сейчас он будет читать свое новое стихотворение. От глаголов СВ такая конструкция не образуется. Ср. сочетания типа будем посмотреть — исключительно в контексте языковой игры. Подробнее см. Аналитическая конструкция будущего времени. Особым образом ведет себя глагол быть. Считаясь глаголом НСВ, он, тем не менее, с этой точки зрения ведет себя как глагол СВ, см. [Падучева 2015]. Форма презенса будет имеет референцию к будущему, а не к настоящему; аналитической формы *будет быть не существует (об окказиональных примерах типа будете быть молодец и употреблениях типа был, есть и будет быть см. Аналитическая конструкция будущего времени).

Есть и другие свидетельства особого аспектуального статуса глагола быть, отличающие его от обычного глагола НСВ. В частности, ср. разбор примеров типа В тот день он был дома= ‘он пришел домой’ровно в шесть, свойственных скорее глаголам СВ, нежели НСВ, в [Падучева 2013].

30.1.1.2Модальные конструкции со связкой быть в будущем времени

Отдельно следует упомянуть употребление глагола быть в форме будущего времени в конструкциях с модальными прилагательными и предикативами типа будет должен, обязан, будет нужно, можно и т. п. В конструкциях с модальными именными предикатами форма будет, как и в других типах именных предикатов, соответствует нулевой связке в настоящем времени и форме было в прошедшем (нужно / будет нужно / было нужно). Однако между формами прошедшего времени с было и формами будущего времени с будет наблюдается асимметрия. Форма будущего времени, но не прошедшего времени, обычно взаимозаменима с формой настоящего времени (с нулевой связкой), ср. (11)(12), но (13):

  1. Когда я выпил, закусил, М.Н. сообщает, что завтра нужноOKнужно будет⟩ ехать в Челябинск к исправнику. [П. А. Моисеенко. Воспоминания старого революционера (1921–1923)]
  1. По дороге я говорю дрогалю, что мне завтра нужно будетOKнужно⟩ ехать на завод. [П.  А. Моисеенко. Воспоминания старого революционера (1921–1923)]
  1. Вчера мне было нужно ⟨*нужно⟩ ехать на завод.

Можно считать, что сочетания типа завтра нужно ехать и завтра нужно будет ехать иконически отражают две разные (хотя прагматически трудноразличимые) логические структуры. В сочетании завтра нужно будет ехать в семантическую сферу действия будущего времени попадает и сам модальный оператор, и ситуация, к которой он применяется (и необходимость, и поездка завтра). В сочетании завтра нужно ехать в семантической сфере действия будущего времени оказывается только ситуация, к которой применяется модальный оператор, но не сам модальный оператор (необходимость в настоящем, поездка в будущем). Для прошедшего времени аналогичная интерпретация 'модальный оператор в настоящем, ситуация в прошлом' (необходимость сейчас, поездка вчера) логически невозможна, отсюда запрет на сочетания типа *вчера мне нужно уехать. По тем же причинам невозможны или затруднены сочетания с нулевой связкой для немодальных именных предикатов при референции к будущему:

  1. Он попросил меня прийти в «Хабар» к двенадцати часам. ― Дарига Нурсултановна будет рада вас видеть /  ?рада вас видеть. Завтра у нее день рождения. [Э. Лимонов. Книга воды (2002)]
    ситуация рада не может предшествовать ситуации видеть

Этим же объясняется, видимо, и большая прихотливость в использовании сочетаний с нулевой связкой для модальных предикатов при имени, чем при глаголе.

  1. ― Через год нам уже не нужен будет второй фронт / ?нам уже не нужен второй фронт. [Б. Л. Горбатов. Дорога на Берлин (1945)]
    ситуация одна (необходимость), а не две

Но: ОКЧерез год нам уже не нужно туда ехать. Полного запрета на использование нулевой связки при модальном предикате с именным аргументом, однако, нет. Ср.:

  1. Не забудьте, весь материал мне нужен к началу сентября, надо, чтобы не было задержки в типографии. [А. Я. Панаева. Воспоминания (1889–1890)]
  1. ― Юра, шофер звонит ― он нам завтра нужен? [О. Новикова. Женский роман (1993)]

Для сочетаний типа нужно будет сделать / нужно сделать (в будущем) вариант с нулевой связкой оказывается, по данным НКРЯ, более частотным: ср. завтра нужно | надо | необходимо | можно + inf — 107 употр-й vs. завтра нужно | надо | необходимо | можно будет + inf — 28 употр-й в основном корпусе НКРЯ[*].

30.1.1.2.1Инфинитивные конструкции с референцией к будущему

Одним из периферийных способов выражения референции к будущему является в русском языке инфинитивная конструкция с глаголом НСВ и субъектом в дательном падеже с оттенком долженствования, семантически близкая к рассмотренным выше модальным конструкциям (см. раздел 30.1.1.2). Ср.:

  1. Спокойной ночи, мне завтра вставать рано, я дежурный. [Ю. Даниэль. Письма из заключения (1966–1970)]
  1. Она сразу, конечно, подумала о том, что это плохой знак для ее Бориса ― ему скоро выходить в море. [М. Шишкин. Венерин волос (2004)]

Со связкой быть в будущем времени (как и с другими формами глагола быть) такие конструкции также встречаются, хотя и (ср. с описанными выше модальными конструкциями) крайне редко:

  1. "Кому будет есть хлеб, который уродится в этом году? — сказала одна из них; кому пить вино, которого будет вдоволь? — спросила другая; кому будет хоронить всех тех покойников, которых унесет смерть?" — кончила третья. (А.Н. Веселовский. Историческая поэтика)

Подробнее об инфинитивных конструкциях с референцией к будущему см. в главе Конструкция с независимым инфинитивом.

30.1.1.3Будущее время в пассивных конструкциях со страдательными причастиями

Глагол быть в форме будущего времени участвует также в образовании будущего времени пассивных конструкций со страдательными причастиями. В будущем времени употребляются как конструкции с причастиями настоящего времени (будет рассматриваема), так и конструкции с причастиями прошедшего времени (будет рассмотрена). Ср.:

  1. Ведь практически у всех людей, которые будут судимы такими судьями, возникает проблема с независимостью суда. [Т. Морщакова. На пути к правосудию (2003)]
  1. Сто процентов спортсменов будут проверены американскими антидопинговыми службами. [«Известия» (2003)]

В обоих случаях формы будущего времени составляют очень незначительный процент от общего числа употреблений пассивной конструкции. Ср.:

Таблица 30.1. Будущее время в пассивных причастных конструкциях (по подкорпусу НКРЯ со снятой омонимией, 5 944 156 слов)

наст. вр.

прош. вр.

буд(ет)+краткая форма

7 (4%)

816 (3%)

всего употр-й краткой формы[*]

192

23908

Подробнее см. Страдательное причастие настоящего времени, Страдательное причастие прошедшего времени.

30.1.1.4"Футуральные" причастия

Ненормативны, но окказионально встречаются презентные действительные причастия от глаголов СВ. Как и формы презенса индикатива от глаголов СВ, они имеют референцию к будущему:

  1. ... передовая творческая интеллигенция сегодня идет на (и он через кого-то приглашен и приглашает меня) нигде еще не идущий и, может быть, никогда не пойдущий американский фильм «В джазе только девушки». [А. Найман. Славный конец бесславных поколений (1994)]
  1. Немало нам песен пропевший, споющий еще не одну... (Б. Окуджава)

См. о таких формах Действительное причастие настоящего времени, а также [Влахов 2010; Кирьянов, Шагал 2011]. Особый статус (как и в индикативе, см. выше) имеет соответствующее образование от глагола бытьбудущий. Оно, как и формы типа пойдущий, имеет референцию не к настоящему, а к будущему (в будущем году = ‘в следующем году’, *‘в текущем году’), при этом, в отличие от этих форм, нормативно и частотно, хотя и используется не в собственно причастной, а в адъективной функции (в т. ч. в современном русском языке в норме не допускает при себе зависимых — ?будущий на той неделе праздник). Нормативные презентные пассивные образования от глаголов СВ (которые чаще трактуются как прилагательные, а не причастия) типа излечимый, разрешимый не имеют футурального значения. Ср., однако, единичные окказионализмы типа полюбимый, симметричные описанным выше употреблениям действительных причастий:

  1. ... и я испытала мгновенное раздражение, — почему вместо Него на диване чужой дядька, нелюбимый и никогда неполюбимый? (becky-sharpe.livejournal.com)

Подробнее см. Страдательное причастие настоящего времени.

30.1.1.5Неспециализированные формы в значении будущего времени

30.1.1.5.1Настоящее время в значении будущего

Значение следования ситуации за моментом речи может также выражать форма настоящего времени:

  1. В девять вечера Л. Я. присела на тахту и удовлетворенно произнесла: «Ну, смотрите. Совсем рабочая обстановка в комнате… Завтра сажусь работать». [Е. Кумпан. Вспоминая Лидию Яковлевну (2002)]

Такие употребления обычно связывают с запланированностью ситуации, особенно характерны они для глаголов движения. Выражение «будущего запланированного» формами настоящего времени типологически достаточно распространенное явление [Dahl 1985: 110; Dahl 2000: 317–318]. Подробнее о конкуренции форм настоящего и будущего времени в значении «будущего запланированного» см. раздел 30.1.3.2. С некоторыми неконтролируемыми глаголами со значением перехода в состояние настоящее время может употребляться в проспективном значении типа ‘субъект таков, что он вот-вот перейдет в состояние Х’. Ср.:

  1. ― Разве ты не видишь, что с Инной? Ведь она умирает! ― кричал Мезенцов, склонившись над оттоманкой. [Н. С. Гумилев. Путешествие в страну эфира (1907)]
    = ‘вот-вот умрет’
  1. ― Я совсем засыпаю, ― сказала она и закрыла глаза. [Г. Алексеев. Зеленые берега (1983–1984)]
    = ‘вот-вот засну’

Ср. также употребления настоящего времени в значении близкого будущего в контексте объявлений типа:

  1. Внимание, поезд отправляется !
    = ‘сейчас отправится’
  1. Осторожно, двери закрываются!
    = ‘сейчас закроются’

Для обеих групп употреблений ср. нетривиальную семантическую разницу между соответствующими глаголами НСВ в настоящем времени и парными им глаголами СВ в форме будущего перфективного. Последние в одиночном употреблении интерпретируются в функции предостережения (требующего от Адресата некоторых действий), см. раздел 30.1.3.3:

    1. Больной умирает!
      ‘вот-вот умрет’
    2. Больной умрет! {если ты ему не поможешь}!
      ‘может умереть, если ты ничего не сделаешь’
    1. Осторожно, двери закрываются!
      ‘сейчас закроются’
    2. Осторожно, двери закроются {если ты не нажмешь на кнопку лифта}
      ‘могут закрыться, если ты ничего не сделаешь’)
30.1.1.5.2Прошедшее время в значении будущего

В некоторых специальных контекстах с референцией к будущему может употребляться прошедшее время (см., например, [Бондарко 1971: 132–134]. В частности, употребление прошедшего времени возможно для контролируемых глаголов в значении близкого будущего («immediate future») c интенциональным оттенком (‘собирается скоро сделать’). Обычно это формы с референцией к 1 лицу (в вопросах — также ко 2 лицу):

  1. Все, я поехал. Братве объяви, что буду через час, всем прочищу мозги. [Т. Устинова. Подруга особого назначения (2003)]
  1. ― Уже пошёл? ― крикнул он мне в спину. [В. Белоусова. Второй выстрел (2000)]

От неконтролируемых глаголов со значением негативной ситуации также возможны употребления с референцией к близкому будущему — с оттенком прогноза, соответственно:

  1. ― Ищите, ищите! ― кричал я. ― Ищите, иначе мы погибли! [В. Губарев. Трое на острове (1950–1960)]

Прошедшее время с референцией к будущему возможно также в экспрессивных конструкциях с имплицитным отрицанием (см. Отрицание) типа так я и пошел, прочитали они, как же и т. п.:

  1. Так я и пошел ⟨= я не пойду⟩ к Лужкову выпрашивать себе «Волгу», когда он меня в упор не видит! [А. Тарасов. Миллионер (2004)]

Аналогичные употребления возможны и собственно для форм будущего времени:

  1. «Так меня и отпустятOKотпустили⟩ туда», ― думал я, но восхищался. [А. Вознесенский. На виртуальном ветру (1998)]

Интересно при этом, что если для форм будущего времени такие употребления возможны как с глаголами СВ, так и с глаголами НСВ, то для прошедшего времени употребления НСВ затруднены:

  1. ― Так он и будет дожидаться. Рявкнет, у вас поджилки затрясутся, выроните ружье и с патроном, да давай Бог ноги. [Н. И. Березин. Пешком по карельским водопадам (1903)]
    ?Так он и дожидался.

30.1.2Формы будущего времени в парадигме глагола

30.1.2.1Существующие подходы

Специализированных форм, выражающих референцию к будущему, как было сказано выше, в русском языке две — аналитическая для глаголов НСВ (будет делать) и синтетическая для глаголов СВ (сделает). Последняя для глаголов НСВ имеет референцию к настоящему (делает). Вопрос о соотношении этих трех (двух?) и их статусе в глагольной парадигме решается в разных описаниях по-разному в зависимости от задач описания (морфологически / семантически ориентированное), общих установок автора (эмпирический / логический подход), традиции и проч. С этим же связан значительный терминологический разнобой. Разногласия касаются следующих трех основных моментов (по порядку от более дискуссионных к менее).

  1. Идти ли при описании глагольной парадигмы от формы или от семантики? В зависимости от этого можно либо:

    1. объединять структурно эквивалентные формы с референцией к настоящему от глаголов НСВ (делает) и формы с референцией к будущему от глаголов СВ (сделает), говорить о них как о единой форме «презенса» и противопоставлять их формально отличной аналитической конструкции от глаголов НСВ (будет делать);

    2. … либо:

    3. объединять формы с референцией к будущему — синтетическую для глаголов СВ (сделает) и аналитическую для глаголов НСВ (будет делать), говорить о них как о «форме будущего времени» и противопоставлять их форме настоящего времени ( делает);

    4. … наконец, третий, компромиссный, вариант:

    5. говорить о трех разных формах — форме настоящего времени (делает), форме будущего СВ (сделает), форме будущего НСВ (будет делать). Последовательно формальное различие проводится, например, в описании [Исаченко 1965], где речь идет о формах «презенса» (презенса СВ / презенса НСВ) vs. «аналитической форме». Ср. также описание формы общего для СВ и НСВ «настоящего времени» ( делать + сделать) в [Якобсон 1985: 215]: «...настоящее как таковое не определено в отношении времени и является типично беспризнаковой категорией». Изящное решение предлагается в АГ–80. В разделе, посвященном формальной морфологии глагола, синтетические формы НСВ делает и СВ сделает описываются как единая форма, и отдельно описывается аналитическая форма будет делать. В разделе же, посвященном семантике глагольных категорий, отдельно описывается «форма настоящего времени», и отдельно — «формы будущего времени» (которые при этом признаются двумя самостоятельными формами).

  2. Считать ли формы синтетические формы с референцией к будущему от глаголов СВ (сделает) и аналитические (будет делать) семантически эквивалентными или неэквивалентными? Можно ли свести наблюдаемые между ними различия к чисто видовым?

  3. Этот вопрос смыкается с предыдущим: если признавать существенные различия в семантике аналитической и синтетической форм будущего времени, то естественнее рассматривать их независимо друг от друга, а не объединять под общим ярлыком «будущее время». Те или иные различия в семантике между будущим СВ и будущим НСВ признается почти всеми исследователями. Ср. АГ–80: «...Иные отношения существуют между будущим сложным и будущим простым: это две самостоятельные формы времени[*]. Хотя они входят в один и тот же ряд форм времени с категориальным значением следования (будущего) по отношению к грамматической точке отсчета, между этими формами имеются существенные различия в семантике времени» [Грамматика 1980: §1498].

  4. Считать ли аналитическую конструкцию от глаголов НСВ (будет делать) полноценным членом глагольной парадигмы?

  5. Отрицательный ответ на этот вопрос, естественно, предопределяет и ответы на первые два вопроса. Чаще, однако, аналитическое будущее все же включают в глагольную парадигму. Альтернативный подход см. в [Ferrell 1953; Jakobson 1957]. Трактовки форм будущего времени, принятые в основных грамматических описаниях современного русского языка, кратко сопоставляются в обобщающей Таблице 30.2 .

Таблица 30.2. Трактовки форм будущего времени в грамматических описаниях современного русского языка

источник

названия

объединение по форме / по значению

входит ли будущее имперфективное в парадигму

семантически эквивалентны?

АГ–80

будущее простое / сложное

наст.НСВ vs. будСВ vs. буд.НСВ

да

нет (1/несколько значений)

АГ–60

настоящее-будущее время глаголов СВ (будущее простое) / будущее время НСВ (будущее сложное)

наст.НСВ vs. будСВ vs. буд.НСВ

да

нет (разобщенность с м-том речи)

Timberlake

perfective present / periphrastic future (future imperfective)

наст.НСВ+будСВ vs. буд.НСВ

да

Исаченко

аналитическая форма / презенс

наст.НСВ + будСВ vs. буд.НСВ

да

нет (хабитуальные и модализованные значения буд.СВ)

30.1.2.2Данные НКРЯ

Под несколько иным углом рассмотреть вопрос о статусе каждой из форм будущего времени в глагольной парадигме и их симметрии / асимметрии (см. раздел 30.1.2.1) позволяют корпусные данные по частоте каждой из форм. С точки зрения простого частотного соотношения не симметричны оказываются ни формы будущего НСВ vs. будущего СВ, ни формы презенса СВ (будущего перфективного) vs. презенса НСВ (настоящего времени).

  1. Формы будущего имперфективного составляют значительно меньший процент от всех форм будущего времени, чем формы будущего перфективного, см.:

  2. Таблица 30.3. Процент разных формальных типов будущего времени среди всех футуральных форм [*]

    будущее перфективное (СВ)

    быть (всего)

    будущее имперфективное (НСВ)[*]

    будущее время глагола быть[*]

    всего форм будущего времени

    80%(42 023)

    20%(10 504)

    7%(3 815)

    13%(6689)

    100%(52527)

    Для сравнения, среди форм прошедшего времени форм НСВ и СВ примерно равное количество (см. численные данные в главе Вид ).

  3. Среди всех форм «презенса» форм настоящего времени (презенса НСВ) оказывается существенно больше, чем форм будущего перфективного (презенса СВ). Ср.:

  4. Таблица 30.4. Процент форм СВ (будущего перфективного) и НСВ (настоящего времени) среди всех форм «презенса»

    СВ (будущее перфективное)

    НСВ (настоящее время)

    всего презентных форм

    18%(42 023)

    82%(189 926)

    100%(231949)

В специальной главе Аналитическая конструкция будущего времени на материале частотных данных НКРЯ форма будущего НСВ сопоставляется по семантико-синтаксическим свойствам с инфинитивными сочетаниями с модальными и фазовыми глаголами, традиционно не включаемыми в парадигму. Сопоставление показывает, что:

  1. конструкция будущего НСВ по разным тестам на формальную и семантическую спаянность занимает верхнюю или одну из верхних позиций в иерархии инфинитивных сочетаний,

  2. … но

  3. резкой границы, отчетливо противопоставляющей будущее НСВ всем остальным инфинитивным сочетаниям, обнаружить не удается.

В этой же главе на корпусном материале подробно разбирается вопрос о функциональной симметрии между будущим СВ и будущим НСВ. Ответ оказывается не вполне однозначным.

  1. Соотношение между употреблениями будущего СВ и будущего НСВ резко отличается от аналогичного соотношения для форм прошедшего времени. Эта асимметрия объясняется, однако, скорее особенностями темпоральной семантики, чем разницей в парадигматическом статусе будущего СВ и НСВ.

  2. Очень различен круг многочисленных не собственно футуральных употреблений будущего СВ и будущего НСВ. Однако имеются свидетельства парадигматического выравнивания, когда будущее НСВ окказионально используется в диахронически ему несвойственных нефутуральных функциях имеющихся у будущего СВ (например, в хабитуальной).

30.1.3Значения форм будущего времени

30.1.3.1Семантика будущего времени: намерение vs. предсказание

Будущее время с семантической точки зрения не является в том же смысле временем, что и прошедшее и настоящее время. Последние отсылают к определенной временной точке в реальности, будущее же время — к гипотетической точке в воображаемом мире. Утверждения о будущем никогда не бывают в той же степени достоверными и верифицируемыми, как утверждения о настоящем и прошлом, они всегда носят статус гипотезы. В качестве основания для гипотезы служат те или иные факты реальности — в настоящем (и / или прошлом). Возможно два основных источника гипотез о будущем:

  1. желание в настоящем;

  2. (эпистемическая) возможность в настоящем.

Принято считать, что именно эти два семантических компонента, а не простое значение расположения ситуаций во времени друг относительно друга, определяют семантику будущего времени (см. [Dahl 2000]). Ср. примеры на будущее намерения (с семантикой желания) и будущее предсказания (с семантикой эпистемической возможности):

  1. И с 2004 г. мы начнём финансировать социальную сферу по-новому. [«Время МН» (2003)]
    = ‘хотим / планируем начать финансировать => начнем’
  1. ― Скоро в городе, похоже, начнется, ― заметил Марк (на совет был допущен без права решающего голоса, на правах консультанта, и слушал, стоя в дверях кухни). ― Что начнется? ― спросила Лэсси. [Е. Хаецкая. Синие стрекозы Вавилона (2004)]
    = ‘ситуация в городе такова, что может что-то начаться => начнется’

Противопоставление будущего намерения и будущего предсказания типологически релевантно (например, слабограмматикализованные формы будущего времени, развивающиеся из глаголов желания, — как в английском — часто имеют только значения намерения и только позже развивают употребления с семантикой предсказания, см. [Bybee  et al. 1991]), но в русском языке они никак формально не противопоставлены. То, какой компонент окажется центральным в том или ином употреблении будущего времени — намерение или предсказание — коррелирует с контролируемостью и лицом глагола. Для неконтролируемых предикатов логически возможно только значение предсказания (т. к. отсутствует волитивный субъект, способный иметь намерение). Значение намерения в чистом виде может быть выражено только для 1-го лица[*]: только о собственном намерении говорящий может сообщать без дополнительного оттенка предсказания. Обратное неверно: ср. пример с контролируемым предикатом 1-го лица, для которого реализуется значение чистого предсказания.

  1. Мне кажется, скоро начнём отмечать и Новый год по календарю Гвинеи-Бисау. [С. Ткачева. День влюбленных... (2003)]

30.1.3.2Будущее намерения: контекст «будущего запланированного». Конкуренция форм будущего и настоящего времени

Одним из специфических частных значений будущего времени является т. н. будущее запланированное. В языках со специализированным показателем будущего времени оно часто выражается не с помощью этого показателя, а с помощью одной из презентных форм [Dahl  1985: 110; Dahl 2000: 317–318]. Эта стратегия характерна, в частности, и для русского языка (см. раздел 30.1.1.5). Имеются в виду употребления типа:

  1. ― Соседи завтра уезжают на неделю, у них в Саранске разбился насмерть двоюродный брат. [А. Терехов. Каменный мост (1997–2008)]
  1. И плывет по трем легким волнам трехмачтовый галеон, и вьются по серебряной юбочке угловатые ― и такие понятные теперь ― буквы: «Поезд на Мюнхен отходит со второго перрона в 22.30». [Д. Рубина. Белая голубка Кордовы (2008–2009)]
  1. Кирилл говорит, кто завтра не работает, может пойти. [Д. Глуховский. Метро 2033 (2005)]
30.1.3.2.1Будущее запланированное: ограничения на лексический класс глагола

Использование в подобных контекстах форм настоящего времени (т. н. «настоящее в значении будущего», «настоящее намеченного действия») характерно не для всех глаголов. В [Булыгина, Шмелев 1997:  108, 168] утверждается, что такие употребления возможны только для контролируемых глаголов, и в связи с этим отмечается неприемлемость примеров типа *Послезавтра температура у больного снижается до нормы и Завтра мы слушаем / *слышим оперу. Действительно, идея запланированности естественным образом связана с идеей контроля над ситуацией, однако на самом деле ограничение в данном случае несколько более слабое. Для значения «будущего запланированного» важно, чтобы ситуация входила в план, но это необязательно должен быть план субъекта ситуации, соответственно, контроль над ситуацией также может принадлежать не субъекту. В частности, одним из типичных контекстов употребления настоящего в значении будущего (в котором оно не заменимо на форму будущего времени) является контекст объявлений о прибытии / отбытии поездов, проиллюстрированный в (43): ситуация планируется и контролируется, но не самим поездом. Более того, употребления настоящего в значении будущего возможны и для ситуаций, в принципе не поддающихся контролю с чьей бы то ни было стороны, но жестко привязанных к определенному моменту в будущем. Ср. контексты юбилеев и годовщин, в которых регулярно используется форма настоящего времени:

  1. Завтра исполняется тринадцатая годовщина Октября. Революционные праздники ― тяжелые для вас дни. [«Известия» (1930)]

В этом смысле вводит в заблуждение сам русскоязычный термин «запланированное», точнее было бы говорить о ситуации, «стоящей в плане, привязанной к определенному моменту», ср. несколько более нейтральный англоязычный термин «scheduling», используемый в [Dahl 2000]. В некоторых специфических контекстах снимается или ослабляется ограничение на употребление настоящего в значении будущего для ситуаций, не поддающихся контролю и не привязанных к определенному моменту типа падать о температуре. Во-первых, это контекст условия, ср.:

  1. ...если до завтра ситуация не меняется, идея считается принятой, и я готовлю обращение (avtorizovat.ru)
  1. Ситуация: У ребенка (6 лет) третьи сутки держится температура 39 с копейками. Ничем не можем сбить. ⟨…⟩ Врач сказала, если завтра не падает, едем в госпиталь. Посоветуйте народные средства, так как больше вариантов, видимо, уже нет. Спасибо. (форум eva.ru)

Во-вторых, это контекст с оттенком эпистемической модальности и / или генерического (родового) значения, ср.:

  1. ― А зря, зря. Ведь тут есть и вторая сторона дела. Сегодняшняя абстракция Максвелла завтра превращается ⟨= ‘завтра может превратиться / каждый раз то, что сегодня абстракция, завтра превращается’⟩ в сигнал военного радио. Эйнштейновская теория поля тяготения, шредингеровская квантовая механика и построения Бора завтра могут обратиться самой мощной практикой. [В. Гроссман. Жизнь и судьба (1960)]

В числе глаголов, наиболее склонных к употреблению в настоящем времени с референцией к будущему и, тем самым, в принципе легче всего допускающих значение будущего запланированного, часто отмечается группа глаголов перемещения (я скоро ухожу /  убегаю / уезжаю / улетаю...), ср. [Бондарко 1971: 154]. Интересным исключением является глагол приходить, ср.:

  1. ― Ну да, ну да… Когда вы уходите? ― С рассветом. [С. Бабаян. Ротмистр Неженцев (1995–1996)]
  1. Когда вы придете / ???приходите? ― С рассветом.

Это ограничение не связано с известной общей асимметрией между «центробежными» глаголами на у- и «центростремительными» глаголами на при- (см., например, [Падучева 2004: 379–384]) или связаны не только с ней. Глаголы приезжать, прилетать такое употребление допускают достаточно свободно, ср. (51), но (52):

  1. Наутро я узнал две новости. Первая: к нам приезжает???приходит⟩ брат матери, дядя Фридрих, которого я никогда не видел. [Ю.  О. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом (1943–1958)]
  1. Сегодня вечером к нам придет / ?приходит брат матери, дядя Фридрих, которого я никогда не видел.

Вероятно, это связано с тем, что ситуации типа приезжать, прилетать прагматически естественнее представляются как внесенные в план, жестко привязанные к определенной дате и времени (заранее покупается билет, поезд / самолет идет по расписанию), чем ситуация приходить.

30.1.3.2.2Конкуренция форм будущего и настоящего времени в значении будущего запланированного

В значении будущего запланированного может выступать как форма настоящего времени, так и форма будущего времени, хотя они далеко не всегда взаимозаменимы:

  1. Ему завтра исполняется / исполнится 60 лет.
  1. Соседи завтра уезжают на неделю.?= Соседи завтра уедут на неделю.
  1. Ты скоро уходишь? ≠ Ты скоро уйдешь?
  1. (Объявление:) Поезд на Мюнхен отходит / ???отойдет со второго перрона в 22.30.
  1. Кто завтра не работает /  *не будет работать, может пойти.
30.1.3.2.2.1Конкуренция форм будущего и настоящего времени при глаголах перемещения: завтра я уезжаю vs. уеду

В статье [Grenoble 1989] конкуренция форм настоящего и будущего времени в контексте будущего запланированного разбирается на материале глаголов перемещения (при субъекте-лице). Л. Гренобль выделяет три параметра, отвечающих за выбор той или иной формы (которые можно хотя бы частично обобщить и на другие классы глаголов).

  1. Смежность с моментом речи (+ / - imminent)

  2. Для ситуаций, непосредственно примыкающих по времени к моменту речи, по предположению Л. Гренобль, выбирается форма будущего времени:

    1. Ничего, ничего, бабуся, запри за нами. Спасибо тебе. Мы пойдем / *мы идем. (В. Солоухин, пример из [Grenoble  1989: 103])

    Кажется, однако, что запрет в (58) связан скорее с прагматикой высказывания, а не со степенью близости к моменту речи. Ср. другой тип речевых актов, в котором форма настоящего времени употребляется вполне свободно и даже предпочтительна:

    1. «Ну что, ты идешь? ― оборачивалась она ко мне и откидывала узкой ладонью черную прядь со лба. [А. Геласимов. Рахиль (2003)]
      ‘идешь прямо сейчас’

    Показательно также, что формы настоящего и будущего времени в значении будущего запланированного с сопоставимой частотой употребляются с глаголами перемещения в контексте обстоятельства прямо сейчас (указывающего на смежность с моментом речи): наст.вр. — 8 употреблений vs. буд.вр. — 14 употреблений в основном корпусе НКРЯ[*]. Ср. также Уже идем / *уже пойдем!, Идем-идем /  *пойдем-пойдем! В связи с противопоставлением по смежности с моментом речи, в [Grenoble 1989] отмечается также предпочтительность форм будущего времени в контексте обстоятельства типа через час:

    1. Через месяц поеду домой в отпуск, в июне. [Н. Письма из Москвы подруге (1966–1967)]

    Корпусные данные, однако, такой тенденции не подтверждают: формы настоящего времени (через месяц еду домой) оказываются в этом контексте даже несколько частотней форм будущего. Ср. 28 употр. типа через Х еду / 18 употр-й типа через Х поеду в основном корпусе НКРЯ[*]. В [Dahl 2000] выбор формы настоящего / будущего времени для обозначения запланированного действия в будущем в зависимости от близости к моменту речи обсуждается на более широком материале языков Европы. Э. Даль делает вывод, что для выбора формы настоящего времени наиболее принципиальным оказывается не близость / удаленность от момента речи, а наличие к моменту речи «подготовки к действию».

  3. Коммуникативная структура

  4. Наблюдается тенденция к употреблению форм настоящего времени глаголов в рематической позиции и форм будущего для глаголов в тематической позиции (см. Коммуникативная структура предложения)[*]. Ср.:

    1. — Володя, мы сейчас едем на Мамаев курганR. ⟨…⟩ Так вот, мы поедем на Мамаев курганT без твоих новых знакомых из Дюссельдорфа (А. Рекемчук, пример из [Grenoble 1989: 103])
  5. Намеренность (+ / -intention) и

  6. Уверенность в реализации ситуации (+ / -vividness)

  7. В контексте конкуренции настоящего и будущего времени Л. Гренобль обсуждает также центральные для значения «будущего запланированного» семантические компоненты а) намеренности действия и б) уверенности в его реализации. Настоящее время оказывается (для контролируемых ситуаций) тем более предпочтительным, чем тверже намерение субъекта совершить соответствующее действие и чем больше степень уверенности Говорящего в его реализации. С этой точки зрения, в [Grenoble 1989] рассматривается два сюжета. Во-первых, со ссылкой на [Битехина и др. 1970], обсуждается неприемлемость форм настоящего времени, в отличие от форм будущего времени, в контексте лексических показателей неуверенности, таких как может быть, возможно. Во-вторых — асимметрия в распределении форм будущего и настоящего времени глаголов движения в значении будущего запланированного по лицам. Для настоящего времени очень резкой оказывается разница между 1-м лицом (субъект ситуации, планирующий действие, совпадает с Говорящим) и 2-м, 3-м. Материал НКРЯ дает по этим вопросам следующую картину. Примеров типа мы завтра, может быть, едем в Корпусе действительно не находится[*].

    Ср. единственный пример с наверное, для которого непонятно, имеется ли в виду значение ‘вероятно’ или устаревшее ‘точно’:

    1. Я себя пока чувствую хорошо. Завтра наверное идем в поход. Походы в это лето будут у нас частое явление. [А. Гнедин. Письма (1939–1941)]

    Однако абсолютного запрета на такие сочетания нет, ср. вполне естественные примеры из неформальной Интернет-коммуникации:

    1. Завтра может быть идем в кино, давно мы никуда не выходили (alyaminaeva.blogspot.com)
    1. С планами — завтра, может быть, еду по грибы, а сегодня видишь сама, какая погода (region.rcmir.com)

    Интересные рассуждения о степени уверенности говорящего, необходимом и достаточном для возможности употребления настоящего времени в футуральном контексте, приводятся в [Булыгина,  Шмелев 1997]. Опираясь на примеры типа приведенных выше (63) и (64), с одной стороны, и на отсутствие или маргинальность примеров типа #Завтра Спартак выигрывает у Динамо (но ОКЗавтра Спартак обязательно выиграет у Динамо), авторы делают следующий вывод. Не вполне точно говорить о прогнозах говорящего относительно ситуации в будущем. Для выбора между формой настоящего vs. будущего времени более принципиальной оказывается степень уверенности в наличии самого плана о будущем собственно в настоящем. В связи с этим возможными оказываются примеры типа Завтра я читаю лекцию, но думаю ее отменить при невозможном #Завтра я буду читать / прочитаю лекцию, но думаю ее отменить. Ср. также естественные примеры:

    1. Вот сегодня позвала его на обед, он: я вообще-то уезжаю, но очень хочу, сейчас поговорю, если получится, то поедем, перезвоню, говорит, через пять минут. (www.woman.ru)
    1. Во сколько? Я завтра работаю, но могу и отпроситься (forums.drom.ru)

    Говорящий уверен в наличии твердого плана уехать / работать в настоящем, и этого достаточно для употребления формы настоящего времени. При этом отмена этого плана оказывается вполне допустимой. Форма будущего времени в подобном контексте недопустима.

30.1.3.2.2.2Конкуренция настоящего и будущего времени для неконтролируемых предикатов: в этом году исполняется vs. исполнится

Особый случай представляет собою конкуренция настоящего vs. будущего времени в значении будущего запланированного для неконтролируемых предикатов. Ср. корпусные данные[*] по трем контекстам.

  1. Движение транспорта по расписанию (поезд отправляется / отправится через 5 минут):

    1. По вокзалу объявили, что поезд отправляется через минуту. [А. Троицкий. Удар из прошлого (2000)]
    1. По громкоговорителю объявляют, что 195-й поезд отправится через пять минут с третьего пути от второй платформы. [Ю. Петкевич. Бессонница (2003)]
  2. Знаменательные события (в этом году исполняется / исполнится сто лет со дня рождения):

    1. А вот нашему глубокоуважаемому Аврааму Исаковичу Рахленко в этом году исполняется восемьдесят лет. [А. Рыбаков. Тяжелый песок (1975–1977)]
    1. А между тем дата расставания неминуемо близится: Фергюсону в этом году исполнится 67 лет. [«Русский репортер» (2008)]
  3. Календарные даты (завтра воскресенье / завтра будет воскресенье).

    1. "Действительно, ― думал Ёжик, ― скоро весна, а у нас нет лодки". [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969–1981)]
    1. ― Я сижу дома, за окном падает снег, а скоро будет весна… " [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969–1981)]
Таблица 30.5. Конкуренция настоящего и будущего времени в значении будущего запланированного: неконтролируемые предикаты

наст.вр.

буд.вр.

транспортное ср-во отправляется (отправится) | отходит (отойдет) | прибывает (прибудет) через

75%(9)

25%(9)

году исполняется (исполнится)

82%(65)

18%(14)

завтра (будет) день недели

97%(150)

3%(4)

скоро (будет) время года | месяц

96%(118)

4%(5)

Для всех перечисленных контекстов употребления настоящего и будущего времени не обнаруживают серьезных семантических различий, но настоящее время оказывается значительно частотнее. Особенно разница велика и показательна для форм / будет в контексте календарных дат (завтра (будет ) воскресенье, скоро (будет) весна). Для употреблений типа поезд отправляется формы будущего времени в НКРЯ встретились только в контексте косвенной речи (типа объявили, что).

30.1.3.3Будущее предсказания: предостережения и предупреждения

Одна из особых разновидностей будущего предсказания — предостережения и предупреждения (Осторожно, упадешь! Осторожно, я сейчас буду двигать стол!). Данное значение в общих чертах сводится к информированию адресата о вероятном с точки зрения говорящего наступлении ситуации:

  • не контролируемой адресатом,

  • нежелательной для него,

  • и / или требующей от него каких-то специальных действий по ее предупреждению или нейтрализации.

Описываемая ситуация может быть неконтролируемой в принципе (собственно предостережение) или не контролируемой адресатом, но контролируемой субъектом ситуации (предупреждение, в т. ч. с оттенком предостережения):

  1. Осторожней, сгоришь! ― сердито крикнула Соня, отстраняя Гулю подальше от огня. [Е. Ильина. Четвертая высота (1945)]
  1. Брось! ― воскликнул Гончаров: ― он тебя до смерти укусит! [А. Ф. Кони. Иван Александрович Гончаров (1911)]

Первый тип употреблений близок к модальным (эпистемическая модальность) и, в отличие от второго, допускает перифраз с глаголом мочь:

    1. ― Осторожно, взорвется!
    2. — Осторожно, может взорваться!

Для 2-го лица и 1-го множественного в инклюзивной интерпретации (т. е. включающей адресата: ‘мы с тобой’, см. Лицо) логически возможно только значение собственно предостережения, а не предупреждения и глагол обязательно неконтролируемый[*] (Осторожно, упадешь! но #Осторожно, построишь дом!):

  1. ― Осторожней, сгоришь! ― сердито крикнула Соня, отстраняя Гулю подальше от огня. [Е. Ильина. Четвертая высота (1945)]
  1. Мяса! ― кричит птица. ― Мяса! Упадем! ― Да нету же! Нету! Собери силы. [В. М. Дорошевич. Сказки и легенды (1893–1916)]
  1. ― Осторожней! ― сказал я. ― Врежемся в кого-нибудь. [Андрей Геласимов. Ты можешь (2001)]

30.1.3.4Нефутуральные употребления форм будущего времени

Круг употреблений будущего времени в русском языке выходит далеко за пределы собственно футуральных контекстов. Во-первых, у русского будущего времени наблюдается ряд типологически характерных для футуральных форм моделей полисемии: в императивной и модальной зоне (см., например, [Bybee et al. 1991]). Во-вторых, в особом положении находится русская форма будущего СВ. Будучи на синхронном уровне зарезервирована преимущественно за футуральными контекстами, она тем не менее сохраняет ряд рудиментарных разрозненных употреблений, скорее связанных с аспектуальной семантикой (совершенного вида), чем с временной и развившихся у нее, видимо, до окончательного становления современной видовременной оппозиции. О них часто говорят как об употреблениях не собственно будущего времени, а омонимичного будущему времени «презенса СВ» (см. раздел 30.1.2.1). Ниже кратко перечислены основные типы нефутуральных употреблений будущего времени (или презенса СВ). Подробно они обсуждаются в отдельной главе.

  1. иллокутивно нагруженные употребления 1-го и 2-го лица, в первую очередь побудительные — императивные, гортативные, перформативные, Нефутуральные употребления форм будущего времени / раздел 2:

    1. ― Ты немедленно доставишь ее на «Амелию», ― обратился Тингсмастер к посыльному Джонсу. [М. С. Шагинян. Месс-Менд, или Янки в Петрограде (1923–1924)]
    1. ― Ну поедем, поедем! Поедем в Москву! [Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей (1978)]
    1. Высота, на которую прыгал кот, считая от середины его, скажем так, талии, составляет 1, 05 метра. Обозначим ее h. [Л. Ксанфомалити. Мой кот в зеркале школьной физики (2007)]
  2. вневременные употребления: со значением возможности, генерические и гипотетические, Нефутуральные употребления форм будущего времени / раздел 3:

    1. Все модели коллекции достаточно вместительны, в них запросто поместится планшет или ноутбук. [«Эксперт» (2014)]
    1. Всякий скажет, что эксперимент или компаньон ― слова не русские; это действительно так. [В. А. Плунгян. Почему языки такие разные (1996)]
    1. Нужна спокойная преемственность, которая обеспечит соблюдение прежнего, проверенного курса. [С. Данилюк. Рублевая зона (2004)]
  3. хабитуальные (в т. ч. т. н. «наглядно-примерные») — с референцией к настоящему или прошлому, Нефутуральные употребления форм будущего времени / раздел 4:

    1. Бывало, окликнешь её: «Кукла, Кукла!» Она остановится и смотрит долгим, удивлённым лошадиным взглядом. [Ф. Искандер. Лошадь дяди Кязыма (1966)]
    1. Можно, конечно, списать последние аварии на известную российскую традицию: каждый август в стране случается какая-нибудь гадость — то подлодка затонет, то дефолт грянет, то еще что-нибудь случится. [«Русский репортер» (2011)]

Особые употребления наблюдаются у форм будущего СВ под отрицанием: никак не пойму, ждет не дождется и др., см. раздел 30.1.6. Часть нестандартных употреблений будущего времени (в т. ч. некоторые из упомянутых выше) привязаны к определенному синтаксическому или дискурсивному контексту, см. о таких подробнее ниже в раздел 30.1.7. Как сказано выше, значительная часть нестандартных употреблений характерна исключительно или преимущественно для будущего СВ. Какие из них доступны также и для будущего НСВ, см. в главе Аналитическая конструкция будущего времени / раздел 2.2. Целый ряд особых употреблений наблюдается в будущем времени у глагола быть: постарше будет, дважды два будет четыре, а вы кто будете и под., см. Нефутуральные употребления форм будущего времени / раздел 6.

30.1.4Будущее время и вид

Русская видовая оппозиция наиболее детально описана для форм прошедшего времени (см. главу Вид). Для прочих форм (императив, сослагательное наклонение, будущее время) по умолчанию предполагается, что она устроена аналогичным или схожим образом. Однако на самом деле это не совсем так. В частности, семантическое соотношение между формами будущего перфективного и будущего имперфективного отличается от аналогичного соотношения для прошедшего времени глаголов СВ и НСВ достаточно сильно. Эта асимметрия объясняется, в первую очередь, особенностями семантики будущего времени, нетривиально взаимодействующей с аспектуальной семантикой. Для русского языка асимметрия дополнительно усиливается формальной разнородностью футуральных форм (см. раздел 30.1.2). На первый взгляд, в формах будущего времени сохраняется общее аспектуальное противопоставление события, рассматриваемого целиком (СВ), vs. разворачивающейся во времени ситуации (НСВ), см. Вид. Ср. симметричные примеры на СВ и НСВ с прогрессивной (актуально-длительной) интерпретацией для прошедшего и будущего времени:

    1. Мы будем читать в осенние вечера, прочтём много книг, и перед нами откроется новый, чудесный мир… [А. П. Чехов. Вишневый сад (1904)]
    2. … так часами по лесу гулял и на проходке читал «Новый мир», прочёл досконально целую сплотку, более двадцати номеров подряд… [А. И. Солженицын. Бодался теленок с дубом (1967–1974)]

Однако подобная симметрия наблюдается не всегда, ср., например:

    1. 2 ноября 1985 г. Вчера ездили во Внешторгбанк. Столкнулись на улице с Окуджавой: доброе улыбающееся лицо, хорошие прозрачные глаза. [Ю. М. Нагибин. Дневник (1985)]
    2. Завтра поедем / *будем ездить во Внешторгбанк.

Большинство особенностей употребления глаголов СВ / НСВ в будущем времени и отличий от их употребления в прошедшем объясняются асимметрией между будущим и прошедшим временем, подробно разбираемой в [Падучева 2010] (в терминологии автора «зеркальной симметрией»). Она заключается в том, что для прошедшего времени ближайшей к моменту речи и наиболее доступной для наблюдения оказывается конечная фаза ситуации, а для будущего, наоборот, начальная. Тот же эффект применительно к будущему времни описывается в терминах «акцента на начальной фазе ».

30.1.4.1Видовое противопоставление в будущем времени: «разобщенность / смежность с моментом речи»

Для форм будущего времени между СВ и НСВ возникает дополнительный семантический контраст, описываемый обычно в терминах смежности vs. разобщенности с моментом речи (ср. [Виноградов 1947/1986: §52, §54; Исаченко 1965/2003: 445] и мн. др.). Ср. часто цитируемые примеры Карцевского: Она сейчас будет одеваться к обеду (‘еще не начала одеваться’) vs. Она сейчас оденется к обеду (OK‘уже начала одеваться’). Ср.  также:

  1. Самочувствие ― тоже удовлетворительно, оно даже лучше, чем было в Нижнем за последнее время. Гиббона скоро прочту. Очень жалею, что не взял с собой Плутарха, ― и кстати прошу ― не давай никому моих книг. [М. Горький. Письма (1889–1906)]
    ОК‘уже начал читать’
  1. Не мешай мне. Скоро книгу тебе буду читать… Внезапно взглядывает в окно. [А. И. Пантелеев. Наша Маша (1966)]
    *‘уже начал читать’

Эффект «разобщенности с моментом речи» возникает для форм будущего импефективного, видимо, как следствие смещения точки зрения наблюдателя со срединной фазы ситуации, не включающей ее границ, (как в прошедшем времени) на начальную (более доступную наблюдателю, смотрящему на ситуацию в будущем из точки в настоящем), ср. [Падучева 2010]. В некоторых контекстах форма будущего имперфективного практически синонимична конструкции с глаголом начать, ср.:

  1. Издали можно было подумать, что они сейчас будут драться / ОКначнут драться. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]
  1. А когда она поднимала рев, Борька стаскивал ее на пол, хмуро совал ей какие-то струганные щепки с черными глазками и показывал, что они сейчас начнут драться / ОКбудут драться [Ф. Кнорре. Каменный венок (1973)]

Ср. невозможность такой замены в прошедшем времени (для которого начальная фаза описываемой ситуации, наоборот, максимально удалена от наблюдателя):

  1. Директор-азербайджанец многозначительно молчал, сжав рот курьей гузкой. Дети дрались без причин. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
    начали драться без причин

Похожий эффект акцента на начальной фазе наблюдается для глаголов НСВ в императиве, также описывающем ситуацию в будущем, ср. [Падучева 1996:  66–83]:

  1. Садись сюда и читай вот этот рассказ. (пример и интерпретация из [Падучева 1996: 74])
    = ‘начинай читать’

Ср. пример из НКРЯ:

  1. ― Принесите мне яичницу, зажаренную до черноты, картофель «фри» ― до крепости бетона, чашку жидкого вонючего кофе, а потом садитесь напротив и начинайте читать нотации ⟨OKчитайте нотации⟩ ― у меня ностальгия по первой жене… [Коллекция анекдотов: официанты (1970–2000)]

Следует, однако, сделать две оговорки.

  1. Акцент на начальной фазе, с которым выше связывается разобщенность с моментом речи для глаголов НСВ в будущем времени, обусловлен темпоральной, а не / не только аспектуальной семантикой. Наблюдению в большей степени доступна фаза ситуации, ближайшая к моменту речи: конечная для прошедшего времени vs. начальная для будущего. Неудивительно, что — видимо, в меньшей степени и на другом материале — этот акцент на самом деле обнаруживается не только для будущего НСВ, но и для будущего СВ в противопоставление прошедшему СВ. Ср., например, асимметрию в сочетаемости с модификатором еще, разбираемую в [Падучева 2004: 508–510] (примеры оттуда же):

      1. Ребенок еще уснет.
        = ‘не спит, но будет спать’
        но:
      2. *Ребенок еще уснул.
        = ожид.: ‘спит, но перестанет спать’

    Оператор еще с семантикой ‘в момент наблюдения P, в некоторый более поздний момент не P’ применяется к состоянию. В случае будущего времени это ближайшее к моменту речи состояние до начала ситуации (подготовительная фаза), в случае прошедшего — состояние после конца ситуации (результирующая фаза). Окончание подготовительной фазы (=начало ситуации) оказывается доступно наблюдению, окончание результирующей нет, отсюда запрет на употребления типа (96.b).

  2. Эффект «разобщенности с моментом речи» для будущего времени НСВ и, наоборот, эффект смежности с моментом речи для СВ выражены для разных глаголов и разных контекстов с очень разной степенью отчетливости. Ср., например, неизбежную разобщенность с моментом речи для глаголов СВ, обозначающих пунктивные ситуации (он скоро умрет — *‘уже начал умирать’) или вхождение в процесс или состояние (он скоро побежит — *‘уже начал бежать’, он скоро увидит — *‘уже начал видеть’). Ср. также более тонкую разницу в поведении глаголов написать и прочитать, в целом достаточно близких с точки зрения акциональных свойств:

    1. Он теперь ужасный богатей, два дома имеет ― в Бостоне и Филадельфии, квартиру на Манхэттене, а выпили, и что-то стал он плести про прозу, которую он скоро напишет [Е. Попов. Подлинная история «Зеленых музыкантов» (1997)]
      ???‘уже начал писать’
    1. И что-то стал он плести про книгу, которую он скоро прочитает.
      ОК‘уже начал читать’

    С другой стороны, вполне допустимы примеры на будущее имперфективное, для которых ситуация интерпретируется как уже начавшаяся (т. е. для которых не наблюдается ни разобщенности с моментом речи, ни акцента на начале ситуации):

    1. ― Ты расскажешь нам, в чем дело, или так и будешь сидеть с этой железкой в зубах? [М. Петросян. Дом, в котором... (2009)]
      ‘сейчас сидишь’
    1. Швейцария недалёкого будущего по-прежнему будет отмечать Рождество. [Запись LiveJournal (2004)]
    1. Запад, безусловно, и дальше будет работать в этом направлении. [«Эксперт» (2004)]

    Такая интерпретация, однако, обычно требует сильной контекстной поддержки: ср. встретившиеся в (99)(101) лексические показатели так и, и дальше, по-прежнему (см. [Князев 2014]).

Таким образом, разобщенность / смежность с моментом речи можно рассматривать в качестве дополнительного прагматического эффекта, возникающего в будущем времени для некоторых глаголов, но не в качестве собственно компонента значения будущего имперфективного / перфективного (теоретическую дискуссию о разграничении собственно значения и такого рода «импликатур» при анализе временных форм см. в [Comrie 1985: 23–26]).

Связь видовой оппозиции с противопоставлением по смежности / разобщенности с моментом речи прослеживается на самом деле и для прошедшего времени, но в совершенно иных контекстах. Речь идет о конкуренции СВ перфектного и НСВ общефактического (экспериенциального) в парах типа Все читали «Войну и мир» (‘когда-нибудь’)? vs. Все прочитали «Войну и мир» (‘к сегодняшнему уроку’)?, ср. [Падучева 1996]. Семантическое противопоставление, наблюдаемое в этих парах, в каком-то смысле «зеркально симметрично» тому противопоставлению, которое отмечается для форм будущего времени. Здесь смежным с моментом речи естественным образом оказывается (для СВ) или не оказывается (для НСВ) не начальная фаза ситуации, как в будущем времени, а, наоборот, результирующая (наличие / отсутствие актуального результата к моменту речи).

30.1.4.2Будущее время и значения НСВ

Глаголы НСВ обнаруживают в будущем времени больше аспектуальных ограничений и отличий от прошедшего времени, чем глаголы СВ. Это связано, с одной стороны, с особым статусом аналитического будущего НСВ как недограмматикализованной формы (см. Аналитическая конструкция будущего времени), с другой стороны, с общей разнородностью и разнообразием аспектуальных интерпретаций русского несовершенного вида (см. Несовершенный вид). В таблице ниже приводятся корпусные данные по частотности каждого из основных значений НСВ для форм будущего времени (100 случайных употреблений, поиск по основному корпусу НКРЯ):

  1. прогрессивное (актуально-длительное)

    1. А когда начнут пускать, ты войдёшь в дверь и ещё будешь гулять по фойе, в сотый раз рассматривая чудные в своей цветной аляповатости картины местного художника на сюжеты пушкинских сказок... [Ф. Искандер. Мой кумир (1965–1990)]
  2. хабитуальное (неограниченно-кратное)

    1. Испытания показали, что на скоростном 586-километровом участке Октябрьской железной дороги от подмосковного Крюкова до Колпина поезд будет ходить со скоростью 200 км/ч, а в некоторых местах разгоняться до 250 км/ч. [«Наука и жизнь» (2009)]
  3. генерическое (родовое, значение постоянного свойства)

    1. Мы слышали, что новая драма Максима Горького будет называться «На дне». [«Новости дня» (1902)]
  4. общефактическое

    1. Поэтому, когда будете подходить ко кресту сегодня на прощание, ― поклонитесь ему благоговейно, любовно, трепетно... [митрополит Антоний (Блум). Воздвижение Креста Господня (1981)]
Таблица 30.6. Будущее имперфективное: процентное соотношение разных значений НСВ (основной корпус НКРЯ)

значение

будущее время: кол-во употреблений (на 100 случайных примеров)

прошедшее время: кол-во употреблений (на 100 случайных примеров)

хабитуальное

49

29

генерическое

21

13

прогрессивное

17

26

общефактическое

9

32

другое[*]

4

0

С учетом упомянутого выше эффекта смещения точки зрения наблюдателя на начальную фазу ситуации, часто утверждается, что маргинальным для будущего имперфективного должно оказаться каноническое прогрессивное значение (‘разворачивающаяся ситуация, рассматриваемая в срединной фазе’) типа (102), центральное для НСВ в целом (см. Несовершенный вид), ср. об этом [Князев 2014] и приводимые там ссылки. По данным Таблицы 30.6 процент актуально-длительных употреблений хотя и оказывается для будущего времени ниже, чем для прошедшего, но не настолько ниже, как можно было бы ожидать. При этом большинство отнесенных в таблице к прогрессивным употреблений будущего имперфективного описывает не срединную фазу еще не начавшейся ситуации, а ситуацию, уже начавшуюся к моменту речи (контексты типа все еще будет делать и под.). Значительно ниже, чем для прошедшего времени, оказывается процент общефактических употреблений, что объясняется, видимо, многочисленными семантическими ограничениями, о которых см. подробнее ниже, раздел 30.1.4.3. Эти ограничения тоже в целом объясняются акцентом на начале ситуации. Существенно выше оказывается для будущего имперфективного процент хабитуальных употреблений и употреблений в значении постоянного свойства. В сумме они составляют 70% всех употреблений будущего имперфективного (для прошедшего времени НСВ — меньше половины — 42%).

30.1.4.3Будущее время и общефактическое значение НСВ

Помимо обычных для имперфектива «актуально-длительного» (прогрессивного) и «неограниченно-кратного» (хабитуального) употреблений, у русского несовершенного вида есть типологически нетривиальный класс т. н. общефактических употреблений типа эту газету я уже читал, описывающих событие как нерасчлененное и полностью входящее в фокус наблюдения и таким образом вторгающихся в перфективную зону, подробнее см. Вид. Именно этот класс непрототипических употреблений НСВ оказывается самым проблемным для форм будущего времени. Одна из разновидностей общефактического значения для будущего времени вполне возможна — т. н. «будущее проспективное» по [Падучева 2010], симметричное «прошедшему ретроспективному». Ср. пару примеров на прошедшее и будущее время:

  1. Этаких людей женщинам совсем не следует и принимать. Как-то я с ним танцевала мазурку. Что он такое мне говорил! [П. Д. Боборыкин. Жертва вечерняя (1868)]
  1. Кстати: завтра бал по подписке в зале ресторации, и я буду танцевать с княжной мазурку. [М. Ю. Лермонтов. Герой нашего времени (1839–1841)]

Однако некоторые другие характерные для прошедшего времени типы общефактических употреблений для будущего времени затруднены или невозможны, см. подробнее [Падучева 2010]. Связано это, видимо, с тем, что для этих употреблений так или иначе оказывается принципиальным ретроспективный взгляд на ситуацию, ее завершенность к моменту наблюдения. Это возможно для прошедшего, но не для будущего времени. Многие из ограничений снимаются в силу этого для таксисных употреблений будущего времени (в условных и временных придаточных), где возможна точка отсчета, следующая за ситуацией, а не предшествующая ей. Подробное рассмотрение разных типов общефактических употреблений см. ниже, а также в главе Аналитическая конструкция будущего времени / раздел 3.4. Там же приведены данные по частотности отдельных глаголов НСВ, склонных к общефактическому употреблению, в будущем vs. в прошедшем времени.

30.1.4.3.1Запрет на экспериенциальные употребления

Для прошедшего времени характерен такой подкласс общефактических употреблений, как т. н. экспериенциальные, указывающие на наличие у субъекта опыта участия в соответствующей ситуации: Вы когда-нибудь пробовали устрицы? Я не слыхал рассказов Оссиана, Он прыгал с парашютом, см. Несовершенный вид / раздел 3.1.3.3. Для форм будущего времени аналогичные употребления оказываются прагматически аномальными, поскольку для экспериенциального значения принципиально, что опыт участия в ситуации релевантен на момент наблюдения. Для будущего же времени стандартный момент наблюдения — момент речи — предшествует ситуации. Поэтому аналогичные приведенным выше употребления аналитического будущего представимы в контексте нарратива о воображаемых событиях или в условных / временных конструкциях, для которых возможна точка отсчета в будущем, следующая за описываемой ситуацией в будущем же:

  1. Если будешь звонить, не забудь код X (города) вставить [Письмо курсанта (2003)]

В обычном же случае экспериенциальные употребления скорее затруднены (109), ср. также ограничение на глаголы восприятия (реализующие как раз экспериенциальное значение) выше.

  1. Ты еще когда-нибудь попробуешь /  ?будешь пробовать настоящие устрицы.

По тем же причинам затруднено аналитическое будущее для экспериенциальных инфинитивных конструкций с доводиться, случаться, приходиться (в НКРЯ формы аналитического будущего от этих глаголов в экспериенциальном употреблении не встречается), ср.:

    1. ― Можно здесь и переночевать, ― сказал он, ― только диваны узкие. ― Мне доводилось спать в гинекологическом кресле. [С. Довлатов. Наши (1983)]
    2. Когда-нибудь и тебе доведется ⟨*будет доводитьсяспать в гинекологическом кресле.
30.1.4.3.2Запрет на ограниченно-кратные употребления

В [Падучева 2010] отмечается невозможность употребления будущего имперфективного в т. н. «ограниченно-кратном» значении, т. е. в контексте обстоятельств типа дважды, два раза. Ср.:

  1. ― Над своим законопроектом я работаю уже несколько лет. Дважды беседовал с президентом Владимиром Путиным. [«Еженедельный журнал» (2003)]
    ???Буду дважды беседовать с президентом Владимиром Путиным

Этот запрет также можно связать с требованием ретроспективной точки отсчета, ограничивающей количество итераций описываемой ситуации «сверху». Для СВ это ограничение задается самой перфективной семантикой, и будущее перфективное в таких контекстах вполне возможно. Для НСВ же требуется, видимо, «внешняя граница» в виде ретроспективной точки отсчета. Единственный контекст, для которого в НКРЯ[*] находятся единичные примеры на сочетание имперфективного будущего с обстоятельствами кратности, — нарратив о гипотетической ситуации:

  1. Однажды он будет трижды кидать в темное чрево подвала железный шар. [Г. Садулаев. Одна ласточка еще не делает весны (2005)]
  1. ― Пожалуй, не откажет, но потом на ваших же глазах будет трижды мыть и полоскать миску, дабы не опоганить ею воду для право-верных. [П. И. Огородников. Очерки Персии (1874)]

Ср. также пример из научного текста, в котором будущее время употребляется для описания вневременной ситуации:

  1. за один полный поворот два раза будет достигаться максимальное и два раза минимальное значение интенсивности (И. В. Савельев. Курс общей физики)

Ср. также пример из Интернета на специфический контекст подписанного контракта, в котором знание Говорящего о будущей ситуации также выше, чем обычно:

  1. Роберт Дауни еще два раза будет играть Железного человека: Потупила информация относительно того, что Marvel и Роберт Дауни мл. подписали контракт, в котором указано, что актер еще два раза сыграет роль Железного человека. (http://mega-movie-tv.ru/news)

Возможно употребление имперфективного будущего с обстоятельствами кратности много / несколько / сколько раз, задающих неопределенное количество (для которого наличие границы сверху оказывается, видимо, не настолько принципиальным):

  1. Его увлекали христианские темы, он в сущности ими только и жил все время, как мы будем много раз убеждаться в этом; но так называемое "историческое христианство" (Церковь) его отталкивало. [В. В. Зеньковский. История русской философии (1948)]
  1. Мы будем несколько раз применять вертушку, не сопровождая ее едой, при помощи которой она стала действительным раздражителем слюнной железы. [И. П. Павлов. Лекции по физиологии (1911–1913)]

Тем не менее, и такие употребления возможны только в достаточно специфическом контексте, который предполагает большее, чем обычно, знание говорящего о плане будущего (ср. примеры выше). Запрет не распространяется также на фразеологизованные сочетания с экспрессивной семантикой типа тысячу раз, сто раз, десять раз (=‘много раз’):

  1. ― Извините, журналистская привычка ― пока материал не готов, я его не показываю. Все еще будет десять раз переделываться. [А. Слаповский. Большая Книга Перемен (2010)]
  1. В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало. [А. Ф. Писемский. Тысяча душ (1858)]
30.1.4.3.3Запрет на значение аннулированного результата

Для обратимых («реверсивных») ситуаций, то есть ситуаций, за которыми естественным образом может следовать обратная ситуация, ликвидирующая их результат, (типа ‘открыть — закрыть’, ‘прийти — уйти’) для прошедшего времени возникает особый тип общефактических употреблений — т. н. употребления со значением аннулированного результата: Кто открывал окно (= ‘а потом закрыл’)? Я сегодня выходил из дома (= ‘а потом вернулся’), Температура у больного поднималась (= ‘а потом опустилась’), см. [Падучева 1996]. В [Падучева 2010] указывается на невозможность аналогичных употреблений для будущего имперфективного.

  1. Потом из хаты послышался голос Владика: ― Мама, а кто это приходил? ― Да это тетка Алена. [В. Быков. На болотной стежке (2000)]
    ???А кто это будет приходить?

Объясняется этот запрет так же, как и для других типов общефактического значения: семантическое приращение ‘ликвидация результата ситуации’ возникает только когда точка отсчета следует за ситуацией (т. е. оказывается ближе к результирующей ее фазе, а не к начальной). Запрет ослабляется в условных и временных придаточных, особенно в контексте рекомендации, ср. (121)(122), но (123):

  1. Если будешь выходить, закутывайся получше [А.  И. Куприн. Мясо (1895)]
  1. Дорогая цена за номер (120евро за 2-их без завтрака) для гостиницы такого уровня. Шумно ночью на улице Амстердам и привокзальной площади (если будете открывать окно для проветривания). Нет стеклянных стаканов, чайника, кулера. (tourister.ru)
  1. Водка в доме водилась всегда, чтобы было чем угостить приятеля, если зайдёт / ???если будет заходить. [И. Грекова. Фазан (1984)]

Для подкласса основных ситуаций перемещения существует лексический способ выражения значения аннулированного результата — т. н. моторно-кратные глаголы: ходить, ездить, летать и др. В форме прошедшего времени они выражают единичную ситуацию с аннулированным результатом (Он вчера ездил в город = ‘поехал и вернулся’) или хабитуальную ситуацию (Он каждую субботу ездил в город). Для форм будущего времени от этих глаголов возможна только хабитуальная интерпретация, ср.:

  1. ― В четверг я буду ездить к Плавиковой. ― Ну, это напрасно. ― Как напрасно? [П. Д. Боборыкин. Жертва вечерняя (1868)]
    OK‘каждый четверг’ / *‘поеду и вернусь’ (однократная интерпретация невозможна)
  1. ― В четверг я ездила к Плавиковой.
    OK‘каждый четверг’ / OK‘поехала и вернулась’

Однократная интерпретация с аннулированным результатом для этих глаголов невозможна и в условных / временных конструкциях типа приведенных выше:

  1. «Нужды нет, любезнейший друг, ― отвечал Филатьев, ― уж если пойдете ОКсходите / *будете ходить⟩ к нему со мною, так это все равно, что ко мне, и он будет так рад, как вы себе не воображаете». [С. П. Жихарев. Записки современника (1806–1809)]
30.1.4.3.4Употребления глаголов НСВ в будущем времени, нехарактерные для прошедшего времени

Будущее имперфективное, как показано выше, не допускает многих употреблений, характерных для прошедшего времени НСВ. Для некоторых употреблений НСВ в будущем времени, наоборот, невозможно или затруднено соответствующее употребление в прошедшем времени. В частности, это касается употреблений, в которых на первый план выходит инхоативный компонент. Ср. контексты, содержащие формы НСВ, задающие начало ситуации, и то или иное указание на ее завершение:

  1. Если закрыть зажим, то газ будет собираться в сосуде и вытеснит кислоту обратно в сосуд. [«Химия и жизнь» (1967)]
    Газ начал собираться ⟨???собирался⟩ в сосуде и вытеснил кислоту обратно в сосуд.
  1. ― Она уже завелась во мне, будет развиваться и сгложет меня. [М. А. Булгаков. Театральный роман (1936–1937)]
    Она завелась в нем, начала развиваться ⟨?развивалась⟩ и пожрала его.
  1. В связи с этим, мы полагаем, цена наших акций на фондовом рынке будет расти и достигнет $45-50 за штуку». [«Дело» (2002)]
    В связи с этим цена начала расти???росла⟩ и достигла $45-50 за штуку.

Ср. также контекст, предполагающий не начало, а продолжение ситуации, начатой к моменту речи, также несоотносимый с прошедшим временем НСВ:

  1. Ненормальный разрыв в их ценах уже снизился с $200 до $140 и будет сокращаться до обычного соотношения 1: 1,2. [«Известия» (2002)]
    Ненормальный разрыв в их ценах к тому моменту уже снизился с $200 до $140 и продолжал сокращаться?сокращался⟩ до обычного соотношения 1: 1,2.

30.1.4.4Вопрос о чисто видовом различии между парами типа «будет строить — построит»: корпусные данные

Если предположить, что различие между формами будущего перфективного и будущего имперфективного чисто видовое и точно такое же, как и между формами СВ и НСВ прошедшего времени, то следует ожидать, что частотное соотношение глаголов в видовых парах будет для прошедшего времени и для будущего одинаковым. Ниже приводятся корпусные данные по соотношению частот для прошедшего и будущего времени в основных семантических типах видовых пар (см. [Падучева 1996: 93] и главу Вид) на примере глаголов: петьспеть, читатьпрочитать (предельная пара), видетьувидеть (перфектная пара), ложитьсялечь, потерятьтерять (однокр. / многокр. интерпретация).

Таблица 30.7. Распределение по частотности в парах прош.вр. СВ / прош.вр. НСВ vs. будущее СВ / будущее НСВ (основной корпус НКРЯ)[*]

глагол

прош.вр. НСВ

прош.вр. СВ

буд.вр.

НСВ

буд.вр. СВ

%НСВ прош.вр.

%НСВ буд.вр.

терять — потерять

6 106

28 956

94

4 338

17%

2%

ложиться — лечь

6 174

22 314

36

3 906

22%

1%

видеть — увидеть

161 476

96 746

405

38 210

63%

1%

читать — прочитать

57 030

30 444

739

5 394

65%

12%

петь — спеть

24 564

2 374

448

1 476

91%

23%

Данные таблицы показывают, что:

  1. Доля употреблений НСВ принципиально ниже в будущем времени, чем в прошедшем, для всех типов видовых пар;

  2. Распределение типов по частотному соотношению в парах НСВ / СВ при этом схожее для прошедшего и будущего времени: для однократно-многократных пар типа терять-потерять доля НСВ в обоих случаях низка по сравнению с другими типами, для предельных пар типа читать-прочитать и особенно петь-спеть[*] высока.

  3. Отклоняется от общей тенденции перфектная пара видеть-увидеть: в прошедшем времени для нее наблюдается примерно такое же соотношение, как для предельной читать-прочитать, а в будущем доля НСВ так же мала, как для терять-потерять. Это связано, видимо, с тем, что для видеть характерно употребление в общефактических контекстах, затрудненное в будущем времени (см. раздел 30.1.4.3 ).

30.1.5Будущее время и лицо

30.1.5.1Редуцированные личные формы глагола быть в будущем времени

У глагола быть (как в независимом употреблении, так и в составе аналитической конструкции будущего времени НСВ) в разговорной (в том числе неформальной письменной) речи имеются редуцированные варианты форм будущего времени 1 лица мн.ч. и 2 лица ед.ч.: буш(ь) = будешь и бум = будем.

  1. Понимаю…. и сочуствую. Бум бороться сообща. [Наши дети: Подростки (2004)]
  1. Сбыты такая фишка, кады вверх падет, хер по нормальным ценам возмешь, а тока с боями в вагон запрыгивать бушь. [коллективный. Форум: Энергосбыты (2008)]

Количественные данные по этим формам см. в главе Аналитическая конструкция будущего времени.

30.1.5.2Будущее время: распределение по лицам

В Таблице 30.8 представлены корпусные данные по частотному распределению разных форм будущего времени по лицам, в качестве основания для сравнения приводятся аналогичные данные для настоящего времени.

Таблица 30.8. Будущее время: распределение по лицам (подкорпус НКРЯ со снятой омонимией) [*]

я

мы

всего 1 л.

ты

вы

всего 2 л.

он, она, оно

они

всего 3 л.

будущее СВ

17,94%

8,38%

26,32%

9,75%

4,52%

14,27%

44,38%

15,03%

59,41%

быть-буд.вр.

11,39%

6,74%

18,13%

4,52%

3,30%

7,82%

58,75%

15,30%

74,05%

будущее НСВ (быть-буд.вр.+0+инф-НСВ)

15,65%

12,07%

27,72%

5,50%

4,62%

10,12%

42,39%

19,77%

62,16%

будущее время: всего

17%

8%

25%

9%

4%

13%

47%

15%

62%

настоящее время

13,26%

3,21%

16,47%

3,99%

3,80%

7,79%

54,17%

21,57%

75,74%

Данные таблицы позволяют сделать следующие наблюдения:

  1. Для будущего времени (за исключением глагола быть) в целом выше процент форм не 3 л. (38% против 25% для наст.вр.). Можно было бы считать это косвенным свидетельством большей частотности футуральных контекстов намерения (обычно о 1 л., в вопросах — о 2 л.), чем предсказания (обычно о 3 л.), см. раздел 30.1.3.1. Однако более частные наблюдения ниже говорят скорее о том, что картина на самом деле более сложная и обусловлена целым рядом взаимодействующих факторов.

  2. Для всех типов будущего времени доля форм 1 л. мн.ч. выше, чем для настоящего времени. Асимметрию, возможно, дают гортативные и другие нефутуральные употребления этих форм будущего времени (см. Нефутуральные употребления форм будущего времени).

  3. Для будущего СВ повышен процент форм 2 л. ед.ч. Видимо, дело отчасти также в разного рода конвенционализованных нефутуральных употреблениях (выйдешь, бывало; тебя не поймешь и др.).

  4. Для глагола быть в будущем времени (но не для конструкции будущего НСВ) высок процент употреблений формы 3 л.ед.ч. Часть употреблений — видимо, употребления в связочной функции в безличных конструкциях (будет холодно и под.).

30.1.6Будущее время и отрицание

30.1.6.1Позиция показателя отрицания

Для аналитической конструкции будущего НСВ встает вопрос о позиции показателя отрицания (не): как правило, он ставится перед вспомогательным глаголом, однако встречаются и примеры с приинфинитивным отрицанием:

  1. В итоге вы так и будете не успевать сцеживаться и зальете весь дом молоком! [Наши дети: Малыши до года (форум) (2004)]

Подробнее о таких употреблениях, в т. ч. о выделенном случае спаянных с отрицанием глаголов (не) хватать, (не) доставать (не будет хватать ~ будет не хватать), см. подробнее в главе Аналитическая конструкция будущего времени / раздел 4.

30.1.6.2Отрицание и вид. Нефутуральные употребления перфективного будущего под отрицанием

Таблица 30.9 показывает, что доля употреблений под отрицанием различается для будущего СВ и НСВ: для СВ она больше. Аналогичные данные по прошедшему времени дают противоположную картину: доля употреблений под отрицанием больше, наоборот, для глаголов НСВ[*].

Таблица 30.9. Будущее и прошедшее время СВ / НСВ под отрицанием (подкорпус НКРЯ со снятой омонимией с 1950 г.)

без отрицания

под отрицанием

% под отрицанием

буд.вр. НСВ (быть+0+инф.НСВ)

2727

268

9%

буд.вр. СВ

27716

5 460

16%

прош.вр. НСВ (кроме быть)

117771

15 834

12%

прош.вр. СВ

180380

10 743

6%

Асимметрию, наблюдаемую для будущего времени, можно связать с наличием у форм будущего СВ целого ряда особых употреблений под отрицанием.

  1. Презенс напрасного ожидания: ‘в соответствии с ожиданиями Говорящего, ситуация должна иметь место, но она не имеет места’

  2. Обычно реализуется в контексте наречий никак, всё, всё никак, иногда в контексте отрицательных местоимений (никто, ничего и под.).

    1. А отправить его в отставку президент все никак не соберется. [«ПОЛИТКОМ.РУ» (2003)]
    1. Но вот возле самого МКАДа ломается прекрасный автомобиль, и никто-то не остановится, никто не поможет. [«Русская Жизнь» (2008)]
  3. Употребления со значением невозможности Наблюдается, как правило, для 1-го лица, в тех же контекстах, что и для презенса напрасного ожидания (никак, всё, всё никак), а также в ряде устойчивых сочетаний: не возьму в толк, не пойму, не припомню и под.

    1. ― А я берега что-то никак не найду ⟨никак не могу найти⟩, ― смущенно пробормотал комиссар, опуская бинокль. [К. Г. Паустовский. Повесть о жизни. Время больших ожиданий (1958)]
    1. ― Какая она из себя, эта Наташа? Что-то не припомню. ― А никакая. [И. Грекова. Перелом (1987)]
  4. Употребления, семантически близкие к a. и b., в синтаксических конструкциях с редупликацией: тушат-тушат — не потушат , глядит не наглядится.

Подробнее об этих типах употреблений см. в главе Нефутуральные употребления форм будущего времени.

30.1.6.3Имплицитное отрицание

Будущее время (обоих видов) может употребляться в т. н. конструкциях имплицитного отрицания (см. Отрицание / раздел 9), в которых отрицательное значение выражается положительной глагольной формой.

  1. И ждут, заглядывают в сумку, а я иду мимо не останавливаясь и думаю: «Еще неизвестно, кто из вас вырастет, может, алкоголики, буду я еще вас угощать! [Н. Горланова. История одной депрессии (1987–1999)]
    = ‘не буду угощать’
  1. Будешь ты у меня хлеб таскать, проклятущий! [А. М. Ремизов. Верность (1907)]
    = ‘не будешь таскать, запрещаю таскать’
  1. Марину опять прорвало: ― Выключит он, как же! Сроду ничего не выключает, палец о палец стукнуть дома не желает, чтоб он отравился! [В. Крапивин. Болтик (1976)]
    = ‘не выключит’

30.1.7Употребления будущего времени в полипредикации и в дискурсе

30.1.7.1Будущее время в полипредикации

В придаточных предложениях будущее время может обозначать не абсолютное (по отношению к моменту речи), а относительное время (таксис) — значение следования за моментом ситуации, описываемой главной клаузой:

  1. После попытки самоубийства его вызвал генерал, объяснил, что после войны выпустят — и действительно выпустили… [Г. С. Померанц. Записки гадкого утёнка (1998)]

О таких, относительно регулярных употреблениях. В некоторых типах придаточных — условных и условно-временных — имеет место более необычное таксисное употребление. Будущее время СВ может возникать в них в том числе и в тех случаях, когда предикат главной клаузы имеет многократную интерпретацию (в т. ч. с референцией к настоящему или прошлому):

  1. Иногда, если присмотришься, становилось заметным, что он совсем трезв... [Д. Рубина. Белая голубка Кордовы (2008–2009)]
  1. По улицам, как только смеркнется, носятся летучие мыши, иволги кричат и поют на автобусной остановке в центре. [Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]
  1. …однако я не мог окунуть эти идеи в мою жизнь, потому что еще боялся трогать свою жизнь: как только тронешь, начиналось безумие. [М. М. Пришвин. Дневники (1925)]
  1. Он начал драться, когда выпьет, тыкал мне в лицо несуществующими романами, я ходила на работу с синяками, замазывала их…. стыдно. [Наши дети: Дошколята и младшие школьники (форум) (2005)]
    многократная интерпретация у драться: начал каждый раз драться
  1. Говорят, я действительно интересен, когда напьюсь, ― прибавил Ханенко, громко хохоча и встряхивая животом. [Е. А. Салиас. Аракчеевский сынок (1888)]
  1. Она была из смешливых и, когда рассмешат, смеялась неслышно, колыхаясь и трясясь всем телом… [Ф. М. Достоевский. Преступление и наказание (1866)]

В этом случае соответствующая форма СВ не имеет референции к будущему ни по отношению к моменту речи, ни по отношению к ситуации в главной клаузе: она обозначает единичную ситуацию, завершенную к моменту начала ситуации, называемой главной клаузой и предопределяющей реализацию этой ситуации. Ср.: я интересен, когда напьюсь = ‘когда имеет место результат ситуации напиться, становлюсь интересен (а когда не имеет — не становлюсь)’. Следовательно, в таких употреблениях реализуется не временное, футуральное значение, а чисто аспектуальное. Особенно характерны они для придаточных с союзом как только, указывающим на непосредственное предшествование, см. Подчинительные союзы / раздел 7.1.1. Отдельного упоминания заслуживает асимметрия, наблюдаемая между предложениями вроде (148.a) и (148.b). Ср. подробное ее обсуждение в [von Stechow, Grønn 2013].

    1. В Париже я встретил Шагала, которого знал /  знаю еще по Витебску.
    2. В Париже я, может быть, встречу Шагала, которого знаю / *буду знать еще по Витебску.

Предложение (148) может использоваться для описания ситуации, когда говорящий знает Шагала и в момент встречи, и в момент речи. В обоих предложениях интерпретация абсолютная (относительно момента речи). Однако в (148.a) может выбираться форма прошедшего времени, фокусирующая наличие ситуации придаточного на момент ситуации главного (знал, когда встретил {импликация из более широкого контекста: и сейчас тоже знаю}), и форма настоящего времени, фокусирующая наличие ситуации придаточного на момент речи (знаю сейчас {импликация: и в момент встречи тоже знал}). А в (148.b), где речь идет о ситуациях в будущем, в фокусе обязательно момент речи и форма будущего времени в придаточном невозможна. Такая асимметрия между выражением ситуаций с референцией к прошлому / будущему встраивается в целый ряд подобных асимметрий, описанных в [Падучева 2010], и в первом приближении, видимо, объясняется большей «доступностью» плана прошлого для наблюдения из момента речи. Нестандартное гипотетическое употребление возникает у форм будущего времени в относительных придаточных, описывающих объект, не существующий на момент речи. Особенно они характерны для предложений, в которых главная клауза содержит предикат с семантикой желания, потребности, поиска:

  1. Но дети сейчас совершенно равнодушны к нему, и нельзя себе представить ребенка, которому захочется то и дело поворачивать выключатель. [Ю. К. Олеша. Книга прощания (1930–1959)]
    = которому бы захотелось
  1. Вам нужен напарник, которого будут бояться все окружающие? [Елена Непринцева. Счастье на двоих // «Психология на каждый день», 2011]
    = которого бы боялись

См. подробнее Нефутуральные употребления форм будущего времени / раздел 3.3.2 и Относительные придаточные / раздел 6.2, Сослагательное наклонение.

30.1.7.2Нарративные употребления будущего времени

Некоторые нестандартные употребления форм будущего времени возникают только в т. н. нарративном режиме интерпретации, но не в речевом (см. Эгоцентрические единицы языка / раздел 3).

30.1.7.2.1Будущее для описания повторяющихся событий в нарративе

В нарративе будущее перфективное (очень редко также будущее имперфективное) может употребляться для выражения повторяющихся или потенциально повторяющихся событий. Большинство таких употреблений привязано к определенной синтаксической конструкции.

  1. Конструкции с бывало, случалось

    1. Бывало, сберутся добрые люди, выпьют по чарке, песняка играют. [Борис Екимов. Пиночет (1999)]
  2. Конструкции с повторяющимися союзами то...то, то ли...то ли, ни...ни:

    1. По всему Порошину тихо, безмолвно, ни ветерок не потянет, ни воробушек не чиликнет, ни ласточка не прощебечет. [П. И. Мельников-Печерский. На горах. Книга вторая (1875–1881)]

    К этой группе примыкают также употребления в значении гипотезы с союзами ли...ли, ли...или:

    1. Лошадь ли пробежит, корова ли пройдет, пощипывая травку — все интересно, все занятно. [О.  С. Минор. Это было давно... (1933)]
  3. Конструкция нет (нет-нет), да и V

    1. Поэтому Чили до сих пор нет-нет да и назовут «Пруссией Латинской Америки». [«Вокруг света» (2003)]
  4. Конструкция возьмет (да) и сделает

    1. Личико-то его время от времени возьмет да и промелькнет на страничке нужной персоны — вдруг и запомнится. [Е. Пищикова. Пятиэтажная Россия (2007)]
  5. Конструкция с повтором (по)кричит-(по)кричит и замолчит

    1. Иногда поищешь, поищешь и бросишь: ладно, в другой раз. [И. Адамацкий. Утешитель (2001)]
  6. Сочетания типа придет и смотрит

    1. Иногда на следующий день приеду и говорю... [Д. Гранин. Зубр (1987)]
  7. «Обобщенно-личные» предложения с формой 2-го лица

    1. Да я по себе погонюсь: бывает, встанешь утром, ещё ничем-ничего, ещё даже не позавтракал, а уж смех берёт. [В. Шукшин. Печки-лавочки (1970–1972)]

Подробнее о таких употреблениях см. Нефутуральные употребления форм будущего времени / раздел 4.

30.1.7.2.2Будущее перфективное в конструкции с как со значением неожиданности в нарративе

Для будущего перфективного в нарративе возможны также употребления с однократной интерпретацией. Такие употребления маркируют резкую смену событий и / или неожиданность ситуации. Они возможны в конструкции (да) как сделает и в контексте лексических показателей неожиданности типа вдруг:

  1. Стала в темноте рукой на ночном столике шарить, задела провод, и лампа на пол как грохнется! [М. Шишкин. Венерин волос (2004)]
  1. Кобель не понимал, что происходит и зачем уводят хозяина, завыл на всю пристань да как рванется! [В. Астафьев. Царь-рыба (1974)]

В том же контексте может употребляться и прошедшее время:

  1. И со всей силы рванула фальшивые усы. Тут он как завыл! Я и забыла, что у режиссера усы были настоящие… [М. Мишин. Место среди звезд (1987)]

Ср. также последовательное употребление обеих форм:

  1. На елке сидела. А я как крикнула! А она как побежит! [Ф. К. Сологуб. Капли крови (Навьи чары) (1905)]

Однако будущее время в этой конструкции заметно частотнее. Поиск по НКРЯ для частицы как[*] дает 9 употр. прош.вр. и 107 употр. буд.вр. Для частицы да как 4 употр. прош.вр. и 32 употр. буд.вр.

30.1.7.2.3Будущее историческое

Особый тип нарративных употреблений будущего, называемых иногда будущим историческим или будущим нарративным, иллюстрируют примеры типа (163):

  1. Почему же так важно упомянуть эту группу? Я уже тогда знал о существовании неофициальной литературы. О существовании так называемой второй культурной действительности. Той самой действительности, которая через несколько лет превратится в единственную реальность… [С. Довлатов. Ремесло (1976)]

В таких употреблениях сохраняется значение следования, но ситуация следует не за моментом речи, а за точкой отсчета в прошлом (временем основных описываемых событий) — т. н. «нарративный режим интерпретации» в терминологии Е. В. Падучевой, см. Эгоцентрические языковые единицы. В этом смысле они похожи на употребления типа Он знал, что я приду. Однако если применительно к последним можно говорить о регулярном таксисном сдвиге, закрепленном в грамматике, то здесь речь идет скорее о художественном приеме. Во-первых, во всех случаях будущее историческое взаимозаменимо с прошедшим временем (Я знал о второй культурной действительности, которая через несколько лет превратилась в единственную реальность). Во-вторых, они допустимы далеко не только в зависимых клаузах, ср.:

  1. Коля Зимосадов входит в класс в стоптанных сапогах, в залатанном пальтишке, с офицерской сумкой через плечо. Это уже через много лет он станет офицером. А пока он садится на своё место, коренастый и неторопливый, и устраивается, и всё раскладывает по своим местам... [Б. Окуджава. Новенький как с иголочки (1962)]

Однако особенно характерно такое употребление будущего времени для относительных придаточных, как в примере (163) выше. Обычно это нерестриктивные придаточные, и их основная функция — маркировать фоновый статус сообщаемой информации: оформляя ситуацию как зависимое придаточное, говорящий подчеркивает, что она не относится к основной линии повествования. Семантически будущее историческое интересно тем, что оно отличается от обычных употреблений будущего времени в самом ключевом аспекте. Оно — как настоящее и прошедшее, но не как прототипическое будущее — описывает ситуации, принадлежащие к реальному миру, а не гипотетические ситуации. Употребления будущего исторического всегда можно охарактеризовать по истинности, иначе — они не создают т. н. контекста снятой утвердительности (см. [Падучева 2015]). Ситуация, описываемая будущим историческим, на момент речи уже завершена. Семантическая специфика будущего исторического определяет и некоторые его формальные отличия от обычных употреблений будущего времени и сходства с прошедшим.

  1. В первую очередь это касается взаимодействия будущего времени с видом. Например, для будущего исторического НСВ ослабляется ограничение на употребление в контексте обстоятельств кратности, характерный для обычных употреблений будущего времени (см. Аналитическая конструкция будущего времени):

    1. После болезни Лэнс будет дважды начинать все с начала ОКдважды начинал все сначала⟩. Не выдержав первого серьезного провала на гонке «Париж-Ницца», он переживает самый настоящий срыв, возвращается в Америку и даже на некоторое время забрасывает велоспорт. (http://www.terra-america.ru)
    1. Маурицио Мерли играет тут в первый раз создает образ комиссара Бетти (впоследствии он будет еще дважды возвращаться к этому образу) — мужчину принципиального и целеустремленного. (рецензия на фильм, http://www.kinopoisk.ru/)
      ср.  ?В следующих фильмах режиссер будет еще дважды возвращаться к этому образу.
  2. Для будущего исторического характерно употребление в контексте наречий типа потом , затем, отныне, впоследствии, эксплицитно соотносящих описываемую ситуацию с точкой отсчета в прошлом. Как отмечается в [Падучева 2010b], такие наречия ведут себя с этой точки зрения неодинаково. Потом и отныне допускаются и в употреблениях будущего времени, соотносящих ситуацию с моментом речи (в «речевом режиме»), наречия же затем и впоследствии возможны только для нарративных употреблений будущего.

  3. Будущее историческое, в отличие от обычных употреблений будущего времени, не лицензирует местоимений на -нибудь (что является основным тестом на «снятую утвердительность», см. Нереферентные местоимения). Ср. (167.a) с будущим историческим и (167.b) с обычным будущим временем в речевом режиме:

      1. Бабушка держала меня в черном теле, ― спустя много лет будет вспоминать Пугачева. [А. Беляков. Алка, Аллочка, Алла Борисовна (1998)]
        нарратив, будущее историческое: момент, когда Пугачева будет вспоминать, уже имел место и известен рассказчику, когда-нибудь сомнительно
      2. Интересно, вот мы стоим сейчас, будто все это так и надо. А потом… когда-нибудь… я буду вспоминать об этом дне как об ужасном счастье. [Э. С. Радзинский. 104 страницы про любовь (1964)]
        речевой режим: момент, когда он будет вспоминать, неизвестен говорящему, т. к. ситуация на момент речи еще не имела места, когда-нибудь уместно

30.1.7.3Будущее время в контекстах с перемещающимся Наблюдателем

Отдельное употребление будущего времени (обычно будущего времени глагола быть) возникает при описании маршрутов. Это контексты типа около остановки будет магазин. Магазин около остановки на момент описания уже есть. Употребление будущего времени обусловлено тем, что в предложении возникает перемещающийся Наблюдатель и будущее время определяется не возникновением объекта в будущем, а появлением его в поле зрения Наблюдателя (см. Эгоцентрические языковые единицы / раздел 8). Имеется в виду: ‘магазин будет в поле зрения, когда мы подойдем к остановке’ (а на момент речи в поле зрения магазина еще нет). Ср. примеры:

  1. Бабушка сказала, что это очень большая река. Называется Днепр. И что около самой реки будет большой город. Это и будет Киев. Там очень хорошо. И там живёт бабушка. [Б. С. Житков. Что я видел (1937)]
    город будет в поле зрения, когда они подъедут к реке
  1. Когда мы подъехали к какому-то стандартному безобразию, выяснилось, что никто толком не знает адреса, хотя Пастернак и Алпатовы тут бывали. Борис Леонидович все говорит о бензоколонке, от которой будет пятый дом. Выходит, суетится, торопится. [Л. К. Чуковская. Борис Пастернак. Первая встреча (1962)]
    когда они подойдут к бензоколонке и начнут отсчитывать от нее дома, нужный будет пятым

В некоторых предложениях употребление будущего времени подкрепляется лексическими пространственными показателями, указывающими на присутствие Наблюдателя. Употребления будущего времени в таком контексте следует уже, видимо, считать «правомерными», а не «нестандартными».

  1. ― По лестнице наверх пойдете, а там сейчас направо будет зала, ― сказала девица. [М. А. Алданов. Бегство (1930)]
    направо, если двигаться так, как двигается Наблюдатель; зала уже есть, но справа она будет только тогда, когда Наблюдатель поднимется по лестнице

Жесткой границы тут, впрочем, нет. Ср. промежуточный случай:

  1. Не доезжая до него метров сто, а может, и немного меньше, вы увидите придорожный крест. Сразу за этим крестом будет дорога, очень красивая, обсаженная то ли буками, то ли вязами. Не обращайте на нее внимания и поезжайте дальше. За ней будет вторая дорога, тоже направо, вроде проселочной. [В. Некрасов. Взгляд и Нечто (1977)]
    можно считать, что дорога уже находится за крестом, однако предлог за (а не, например, перед) указывает на ориентацию Наблюдателя в пространстве, которой на момент речи еще нет

Ср. также употребления в контексте показателей времени, указывающих на перемещение Наблюдателя:

  1. Скоро будет Печора, а там и Нарьян-Мар ― конечный пункт нынешнего этапа. [М. С. Бабушкин. Дневник (1937)]
    = ‘скоро будет перед нами’
  1. Это Дарданеллы, это Дарданеллы, это Дарданеллы, а потом Босфор… Подходит Севела в роли капитана судна. Капитан. Это Босфор, а потом будут Дарданеллы. Я (обрадованно). Ну вот, слышишь. Я же тебе говорю, доченька, это Босфор, а потом будут Дарданеллы. [Е. Весник. Дарю, что помню (1997)]
  1. ― Давай ужинать, Айрин, ― сказал господин Пьер Ч. Он открыл бутылку пива и взял сэндвич. ― В 10.56 будет Прага. Главный вокзал. [С. Юрский. Чернов (1972–1978)]

30.1.8Библиография

  • Битехина Г.А., Муравьева Л.С., Юдина Л.П. Употребление глаголов движения в русском языке. М.: Изд-во МГУ, 1970.
  • Бондарко А.В. Вид и время русского глагола. М.: Просвещение, 1971.
  • Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира: на материале русской грамматики. М.: ЯСК, 1997.
  • Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.–Л.: Учпедгиз, 1947. (4-е изд., испр. — М.: Русский язык, 2001).
  • Влахов А.В. Причастия будущего времени в русском языке. Диплом бакалавра филологии. СПб.: СПбГУ, филологический ф-т, 2010.
  • Добрушина Н.Р. Сослагательное наклонение в русском языке: опыт исследования грамматической семантики. Прага: Animedia Company, 2016.
  • Зализняк А.А. Об одном употреблении презенса совершенного вида («презенс напрасного ожидания») // Metody formalne w opisie jezyk6w slowianskich. Biafystok: Dzial Wydawn. Filii UW w Białymstoku, 1990. S. 109–114.
  • Исаченко А.В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении со словацким. Т.2. Братислава: Изд-во Словацкой АН, 1960.
  • Кирьянов Д.П., Шагал К.А. Действительное причастие будущего времени совершенного вида в русском языке // Труды ИЛИ, 7(3). СПб: Наука, 2011.
  • Князев Ю.П. Воздействие референции к будущему на противопоставление видов в русском языке // Acta Linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН, X(2): Русский язык: грамматика конструкций и лексико-семантические подходы. СПб.: Наука, 2014. С. 43–70.
  • Падучева Е.В. Зеркальная симметрия прошедшего и будущего: фигура наблюдателя. Известия РАН. Серия литературы и языка, 69(3). 2010. С. 16–20.
  • Падучева Е.В. Русский глагол БЫТЬ: употребления в значении совершенного вида // Семантический спектр славянского вида. IV Конференция Комиссии по аспектологии Международного Комитета Славистов. Гётеборгский университет, 10—14 июня 2013 г. 2013.
  • Падучева Е.В. Семантические исследования. Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива. М.: Языки русской культуры, 1996.
  • Чуйкова О.Ю. Семантика будущего времени русского глагола. Магистерская диссертация. СПб: СПБГУ, 2014.
  • Якобсон Р.О. О структуре русского глагола // Избранные работы. М.: Прогресс, 1985. С. 210–221 (1-е изд. Prague. 1932).
  • Bybee J., Perkins R., Pagliuca W. The evolution of grammar: tense, aspect and modality in the languages of the world. Chicago–London. 1994.
  • Bybee J.L., Pagliuca W., Perkins R.D. Back to the Future // Traugott E.C., Heine B. (Eds.) Approaches to grammaticalization,. Amsterdam : Benjamins, 2. 1991. P.  17–58.
  • Comrie B. 1985.Tense. Cambridge; London: Cambridge Univ. Press. 1985.
  • Dahl Ö. Tense and aspect systems. Oxford : Blackwell. 1985.
  • Dahl, Östen. The grammar of future time reference in European languages // Dahl Ö. (Ed.) Tense and Aspect in the Languages of Europe. Berlin; New York : Mouton de Gruyter. 2000.
  • Ferrell. On the aspects of byt’ on the position of the Periphrastic Imperfective future in contemp. Russian // Slavic World, 2. 1953. P. 362–376.
  • Grenoble L. Tense, Mood, Aspect: The future in Russian // Russian Linguistics, 13. 1989. P. 97–110.
  • Timberlake A. A reference grammar of Russian. Cambridge: Cambridge University Press. 2004.
  • Ultan R. The nature of future tenses // Greenberg J. (Ed.) Universals of human language. 1978. P. 83–123.
  • von Stechow A., Grønn A. Tense in Adjuncts Part 1: Relative Clauses // Language and Linguistics Compass, 7(5). 2013. P. 295–310.

30.2Аналитическая конструкция будущего времени

Наталья Марковна Стойнова, 2016

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Стойнова Н. М. Аналитическая конструкция будущего времени. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2016. Дата последнего изменения: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Аналитическая конструкция будущего времени (будущее НСВ, будущее имперфективное, будущее сложное, будущее аналитическое) представляет собой сочетание глагола быть в форме будущего времени (презенса) с инфинитивом смыслового глагола и используется для выражения референции к будущему.

  1. Да и какую фигуру я буду делать, когда буду туда лезть, а на меня ещё кто-нибудь, пожалуй, будет смотреть… [Ф. М. Достоевский. Крокодил (1865)]

Аналитическое будущее образуется только от глаголов несовершенного вида: будет читать / *будет прочитать. В парадигме глаголов совершенного вида его функциональным аналогом выступает форма презенса (будущее синтетическое): прочитает. Подробнее см. главу Будущее время.

Никакие другие формы глагола быть, кроме футуральной, не используются в инфинитивной конструкции: *был делать, *был бы делать и проч. Этим аналитическое будущее резко отличается от других инфинитивных сочетаний (ср. станет делать, стал делать, стал бы делать), и это основная причина, по которой его — в отличие от других конструкций со вспомогательными глаголами — традиционно включают в глагольную парадигму в качестве аналитической формы.

Однако по степени спаянности и в целом по синтаксическим свойствам сочетание «быть + инфинитив» не обнаруживает существенных отличий, например, от инфинитивных сочетаний с модальными и фазовыми глаголами.

В ряду средств выражения футуральной семантики конструкция аналитического будущего рассматривается в главе Будущее время. Там она называется формой будущего имперфективного или будущего НСВ. Ниже речь идет о ее формальном и парадигматическом статусе (о степени функциональной эквивалентности синтетической форме будущего перфективного и формальных сходствах / отличиях от других инфинитивных сочетаний) и обсуждаются, таким образом, в основном морфосинтаксические свойства этой единицы. В этом контексте применительно к ней используется термин аналитическое будущее, конструкция аналитического будущего и под.

30.2.1Аналитическое будущее: общие сведения

Аналитическое будущее как грамматический показатель — в ряду других показателей с футуральной семантикой — рассматривается в общей главе Будущее время. Ниже обсуждаются в основном формальные свойства аналитического будущего — в свете вопроса о статусе этой единицы как полноценной глагольной формы vs. свободного синтаксического сочетания.

Во вводном разделе 30.2.1 приводятся самые общие сведения об аналитическом будущем: дается его морфологическая характеристика (раздел 30.2.1.1), поверхностное сопоставление с другими инфинитивными сочетаниями (раздел 30.2.1.2), предварительные сведения о его синтаксической структуре (раздел 30.2.1.3), а также краткая историческая справка и информация об аналогичных образованиях в других славянских языках (раздел 30.2.1.4).

Более детально свойства конструкции аналитического будущего описаны в следующих разделах. В разделах 30.2.230.2.3 рассматривается его положение в глагольной парадигме: рассматривается 1) его семантика с точки зрения функциональной симметрии / асимметрии с синтетической формой будущего СВ (раздел 30.2.2); 2) степень охвата глагольной лексики и ограничения на употребление (раздел 30.2.3). В разделах 30.2.4 –30.2.10 приводятся разного рода синтаксические и семантические тесты, позволяющие уточнить внутреннюю структуру конструкции аналитического будущего, степень ее формальной спаянности и сходство с другими инфинитивными сочетаниями. В разделе 30.2.1.1 аналитическое будущее сопоставляется с формально и семантически наиболее близким к нему инфинитивным сочетанием с глаголом стать.

30.2.1.1Морфологическая характеристика

Аналитическая конструкция будущего времени (будущее имперфективное, будущее НСВ) образуется от глаголов несовершенного вида и состоит из вспомогательного глагола быть в форме презенса (будущего времени) и инфинитива. Вспомогательный глагол быть в составе аналитического будущего изменяется по лицам и числам:

Таблица 30.10.  Парадигма аналитического будущего

ед. ч.

мн. ч.

1 л.

буду любить

будем любить

2 л.

будешь любить

будете любить

3 л.

будет любить

будут любить

От глаголов СВ конструкция аналитического будущего невозможна (*будет сделать). Для них референция к будущему выражается с помощью синтетической презентной формы (сделает), подробнее см. Будущее время. Ср. примеры, в которых аналитическая конструкция от глаголов СВ используется для имитации речи иностранца, и вошедшее в литературный язык в качестве фразеологизма будем посмотреть (первые употребления в НКРЯ — кон. XIX в.):

  1. Мейн фатер показаль крокодиль, мейн гросфатер показаль крокодиль, мейн зон будет показать крокодиль, и я будет показать крокодиль! [Ф. М. Достоевский. Крокодил (1865)]
  1. Немец Штамм нарушил наступившую паузу хладнокровным замечанием: — Будем посмотреть, дедушка… [Д. Н. Мамин-Сибиряк. Золото (1892)]

Сочетания инфинитива с непрезентными формами глагола быть невозможны или затруднены: *будь / *будьте делать, *бывший делать, ?будущий делать, ?будучи делать, *был делать, ?быть делать[*]. Это существенным образом отличает будущее аналитическое от других инфинитивных сочетаний (типа начал делать, хочет делать) и является главным аргументом за то, чтобы рассматривать его в качестве члена глагольной парадигмы (подробнее см. ниже). В НКРЯ не находится примеров на сочетания с императивом, причастиями прошедшего времени (*будь / *будьте делать, *бывший делать). Сочетания с причастиями настоящего времени окказионально встречаются только в контексте конструкции с лексическим повтором типа делал, делает и будет делать (для которой снимаются и другие формальные запреты, связанные с формой аналитического будущего, см. ниже раздел 30.2.4):

  1. Люди разделялись на «сидевших», «сидящих» и «будущих сидеть». [«Альфа и Омега» (2000)]
  1. ....при огромных расходах на сухопутную военную силу, всегда составляющую и всегда будущую составлять главную опору русского могущества... [Н. Я. Данилевский. Россия и Европа (1869)]

Устаревшие сочетания с независимым инфинитивом (быть делать) со значением долженствования, не позже XVIII в, (180), а также застывшую деепричастную конструкцию примером

к примеру будучи сказать, до сер. XIX в., (181), при некотором семантическом сходстве, все же не имеет смысла включать в единую парадигму с будущим аналитическим:

  1. Быть льстить ей и сносить ее грубости. [E. P. Дашкова. Тоисиоков. Комедия в пяти действиях (1786)]
  1. К примеру будучи сказать, посты… Присматриваюсь я, — чего это чуть благородные — никаких постов не соблюдают? [С. Н. Сергеев-Ценский. Жестокость (1922)]

Аналитическое будущее достаточно сильно интегрировано в систему глагольных форм (см. Глагол). Оно образуется от любого глагола НСВ без существенных формальных и семантических ограничений (о немногочисленных исключениях см. раздел 30.2.4). Что еще более существенно, с небольшими оговорками можно считать, что оно регулярным образом семантически соотносится с синтетической формой будущего времени СВ, так же, как, например, форма прошедшего времени НСВ с формой прошедшего времени СВ (о соотношении форм аналитического и синтетического будущего см. Будущее время). В силу этого его традиционно признают частью глагольной парадигмы, ср., однако, дискуссию в [Ferrell 1953; Jakobson 1957] (подробнее см. Будущее время).

При этом с точки зрения формальной спаянности конструкция аналитического будущего не обнаруживает принципиальных отличий от других инфинитивных сочетаний русского языка (подробнее см. ниже). В частности, глагол быть в составе аналитического будущего в полной мере обладает свойствами автономной словоформы.

  1. Глагол быть сохраняет тот же (полноценный, нередуцированный) фонетический облик, что и в других употреблениях, и полную лично-числовую парадигму (см. выше).

    Ср., тем не менее, разговорные варианты типа бушь (= будешь), бум (= будем), свидетельствующие о некоторых перспективах движения этой конструкции в сторону большей грамматикализации (подробнее см. Будущее время).

    Подобные редуцированные формы фиксируются для всех типов презентных употреблений быть, а не только в конструкции аналитического будущего. Немногочисленные данные устного корпуса НКРЯ не позволяют уверенно утверждать, что в конструкции аналитического будущего редуцированные формы предпочтительнее, чем в прочих контекстах. Ср.:

    Таблица 30.11.  Формы бушь и бум: поиск по устному корпусу НКРЯ

    аналитическое будущее

    другие контексты

    точный двусторонний критерий Фишера

    буш(ь)

    28

    5 (из них 2 — будешь + еда)

    незначимо, p=0.1124

    будешь (100 случайных примеров)

    69

    31 (из них 6 — будешь + еда)

    бум

    13

    2

    незначимо, p=0.6775

    будем (100 случайных примеров)

    89

    11

  2. Глагол быть может выступать в качестве независимого высказывания (см. подробнее раздел 30.2.9.5):

    1. – Оля, ты ругаться не будешь? — Буду! — не сводя глаз с сестры, ответила Ольга. [А. Гайдар. Тимур и его команда (1940)]
  3. Глагол быть свободно отделяется от смыслового глагола другими словоформами и последовательностями словоформ: будет ли обращать внимание, будет громко петь, будет всю жизнь вспоминать. Подробнее о возможностях выступать в позиции между вспомогательным и смысловым глаголом для некоторых классов слов (частицы не, фокусных частиц, наречий) см. разделы 30.2.430.2.6.

  4. Порядок компонентов конструкции аналитического будущего не является жестко фиксированным: Вы будете отвечать? Будете вы отвечать или нет? Вы отвечать будете? Подробнее см. раздел 30.2.8.

30.2.1.2Аналитическое будущее в ряду инфинитивных сочетаний: морфология

По основным морфологическим параметрам конструкция аналитического будущего вписывается в ряд инфинитивных сочетаний с модальными и фазовыми глаголами типа хочет делать и начинает делать. Главными ее специфическими чертами можно считать (как отмечается выше): а) редуцированную парадигму глагола быть (только презентные формы) и б) аспектуальные ограничения на смысловой глагол (только глаголы НСВ). Надо, однако, иметь в виду, что и другие инфинитивные сочетания по этим параметрам ведут себя неодинаково. Так, фазовые глаголы также не допускают при себе глаголов СВ (*начал сделать), а глагол стать плюс к тому также имеет редуцированную (хотя и не настолько) парадигму: ???ставший делать, ???стать делать[*]. Отметим, что конструкции со стать в будущем времени и семантически очень близки к формам аналитического будущего, см. отдельно о конкуренции этих конструкций раздел 30.2.1.1. В Таблице 30.12 вкратце показан континуум инфинитивных сочетаний по степени их близости к аналитической форме будущего времени.

Таблица 30.12.  Аналитическое будущее и другие инфинитивные конструкции

модальные

фазовые

стать

быть (аналитическое будущее)

вид инфинитива

НСВ / СВ (сможет делать / сделать)

НСВ / *СВ (начнет делать / *сделать)

НСВ / *СВ (станет делать / *сделать)

НСВ / *СВ

(будет делать / *сделать)

парадигма

полная

полная

редуцированная (?стать делать, ?ставший делать, ?стань делать)

только презенс (буду делать, *был делать,)

семантика будущего времени

--

--

?

=

Синтаксические параметры, по которым аналитическую конструкцию будущего времени также имеет смысл сопоставлять с прочими инфинитивными сочетаниями, рассматриваются ниже в соответствующих разделах и обобщаются в разделе 30.2.10.

30.2.1.3Синтаксическая структура конструкции аналитического будущего

Вопросы о степени формальной спаянности конструкции аналитического будущего — это вопросы скорее синтаксические, нежели морфологические (см. выше).

Первый из них состоит в том, существует ли между глаголом быть и инфинитивом синтаксическая связь, более тесная, чем между ними и остальными синтаксическими элементами. Более строго его можно сформулировать в терминах составляющих: формируют ли глагол быть и инфинитив отдельную составляющую ([[будет печь] пирог]]) или глагол быть образует составляющую с целой инфинитивной группой, которая включает, в частности, актанты соответствующего глагола ([будет [печь пирог]]). Для менее грамматикализованных инфинитивных конструкций типа заставил делать, помог сделать, готов сделать, хочет сделать, начал делать и проч. считается обычно, что в них дело обстоит именно так. Так, предложению Он хочет печь пирог сопоставляют структуру хочет [печь пирог], а не [хочет печь] пирог, предполагая, что оборот печь пирог выступает в качестве актанта глагола хотеть . Для конструкции будущего времени, если видеть в ней глагольную форму, исходное ожидание скорее обратное.

Второй вопрос: если допустить, что и в случае будущего времени инфинитивное сочетание устроено иерархически и к глаголу быть, как и к другим, присоединяется целый инфинитивный оборот, то каков синтаксический статус этого инфинитивного оборота. Очевидно, что если инфинитивный оборот при таких глаголах, как заставлять (мама заставила сына надеть шапку), составляет до некоторой степени редуцированную, но отдельную клаузу (со своим субъектом, в данном случае отличным от субъекта главной клаузы), то в случае он будет надевать шапку обычно считают, что надевать шапку — единица как минимум меньшего объема, чем клауза. Однако отличается ли синтаксический статус надевать шапку в будет надевать шапку от синтаксического статуса надевать шапку в сочетаниях с модальными или фазовыми глаголами (начал надевать шапку, не хочет надевать шапку) — на первый взгляд не вполне очевидно.

Ниже к конструкции аналитического будущего применяются следующие тесты, позволяющие сделать выводы о степени спаянности компонентов конструкции аналитического будущего, оценить его формальную близость к инфинитивным сочетаниям с модальными и фазовыми глаголами и отчасти ответить на поставленные выше вопросы:

  1. линейная позиция и семантическая интерпретация показателя отрицания, фокусных частиц, наречий (30.2.430.2.6);

  2. эффекты границы клаузы под отрицанием (генитив отрицания, местоимения на ни- vs. -нибудь) (раздел 30.2.4.2);

  3. возможность замены инфинитивного оборота на местоимение (30.2.7);

  4. порядок компонентов конструкции в разных синтаксических и коммуникативных контекстах (контактное / дистантное расположение компонентов, препозиция / постпозиция инфинитива) (раздел 30.2.8);

  5. возможности сочинения и эллипсиса (раздел 30.2.9); в частности, возможность сочиняться с модальными и фазовыми глаголами (раздел 30.2.9.1.6).

30.2.1.4Диахроническая справка, типологический фон и параллели в близкородственных языках

Аналитическая конструкция будущего времени, сопоставимая с соответствующей русской, существует и в других славянских языках. Полностью аналогичная (буду делать) — в белорусском, украинском, польском. С глаголом быть и формой на -л (≈буду делал) — в польском, словенском, хорватском. С глаголом иметь или хотеть (до той или иной степени грамматикализованным) и некоторой формой смыслового глагола — в белорусском, украинском (синтетическая форма, восходящая к иметь), западно- и южнославянских. Подробнее см. краткое сопоставление в [Fici Giusti 1997], подробное описание и анализ в [Whaley 2000].
Аналитическое будущее время «буду + инфинитивНСВ» грамматикализуется в русском языке очень поздно. Во-первых, до окончательного становления категории вида не было настолько жесткого закрепления части форм презенса только за собственно презентной интерпретацией (современный НСВ), а части — только за футуральной (современный СВ) и, следовательно, не было очевидной лакуны, которую в современном языке заполнила конструкция аналитического будущего. Во-вторых, у аналитической конструкции с быть был в этой роли целый ряд потенциальных конкурентов. С референцией к будущему (будучи в разные периоды и в разных регионах в большей или меньшей степени востребованы в этой роли) выступали также сочетания инфинитива с презентной формой глаголов со значением ‘иметь’, ‘хотеть’ и ‘начать’: имамь / иму, хочю, начьну, почьну, учьну, стану + инф.). Степень грамматикализации таких сочетаний была существенно меньшей, чем для современного аналитического будущего. Для всех перечисленных глаголов было возможно и непрезентное употребление при инфинитиве (ср. буду делать, но *был делать в современном русском). При футуральном употреблении в большей или меньшей степени сохранялась исходная семантика соответствующего глагола. Глагол быть в этой функции эпизодически появляется как минимум с сер. XV в. в западных памятниках, в московских — только в XVII в. Это дает основания объяснять распространение конструкции будущего времени с быть в русском языке контактным влиянием польского (в котором существует аналогичная конструкция, см. выше). К началу XVIII в. конструкция с глаголом быть уже твердо закрепляется в качестве нейтральной формы с референцией к будущему для глаголов НСВ.
Подробнее о диахроническом развитии конструкции аналитического будущего см. [Belicova-Krizkova 1960; Борковский, Кузнецов 1963: 261–262, 285–288; Whaley 2000: 62 ff.; Andersen 2006; Swan 2012] и мн.др.

Происхождение форм будущего времени из конструкций с глаголами ‘быть’, ‘иметь’ (также ‘иметь’ / ‘быть’ в зависимости от глагола), ‘становиться’ достаточно распространенная в языках мира стратегия, ср. типологические данные в [Bybee et al. 1994: 252]. Там же ([Bybee et al. 1994: 258 ff.]) обсуждаются сценарии диахронического развития, характерные для таких показателей. Указывается два возможных пути эволюции — а) через модальное значение долженствования (obligation) и б) минуя модальный этап — через нейтральное значение предопределения (predestination). Далее в обоих случаях постулируется развитие футурального значения, начинающееся с интенциональных контекстов. Ср. общую схему [там же: 263]:

    1. ‘be’, ‘become’, ‘have’ / POSSESSION > OBLIGATION

    2. ‘be’, ‘become’, ‘have’ / POSSESSION > PREDESTINATION

    1. PREDESTINATION/OBLIGATION > INTENTION> FUTURE

Для русской конструкции аналитического будущего, как кажется, нет оснований предполагать этап развития, на котором она была бы жестко связана с семантикой долженствования. Однако в этом контексте следует учесть не сохранившуюся в современном языке упоминавшуюся выше (в варианте с инфинитивом быть) другую конструкцию с глаголом быть — чисто дебитивную: безличную c дативным субъектом, ср. пример XVIII в. (183), которая в принципе могла поддерживать развитие конструкции собственно аналитического будущего.

  1. Теперь мне будет терпеть убыток, который пришел очень некстати, затем что в деньгах у меня и без того изобилия нет. [Д. И. Фонвизин. К родным (1763–1774)] = ‘нужно будет терпеть’

30.2.2Семантика аналитического будущего

Круг значений аналитического будущего более детально описан в главе Будущее время и Нефутуральные употребления будущего времени. В настоящей главе обсуждаются преимущественно формальные свойства конструкции аналитического будущего, а семантика интересна нам только в контексте вопроса о статусе аналитического будущего внутри vs. за пределами глагольной парадигмы. Если аналитическое будущее является полноценным членом глагольной парадигмы, то от него можно ожидать, что оно будет семантически симметрично синтетической форме будущего СВ с точностью до вида и синтетической форме прошедшего НСВ с точностью до временной референции. С этой точки зрения в разделе 30.2.2.1 разбираются основные семантические отличия аналитического будущего НСВ от синтетического будущего СВ и прошедшего НСВ в области основных употреблений и возможность / невозможность свести их к чисто аспектуальным, а в разделе 30.2.2.2 сопоставляется круг переносных употреблений аналитического будущего НСВ и синтетической формы будущего СВ.

30.2.2.1Основные употребления

Сравнивая формы аналитического будущего (будущего НСВ) с формами синтетического будущего (будущего СВ), с одной стороны, и с формами прошедшего времени НСВ, с другой, обычно упоминают следующие три свойства аналитического будущего, обусловленные отчасти взаимодействием темпоральной и аспектуальной семантики.

  1. Акцент на начальной фазе ситуации

    Первая семантическая особенность форм будущего НСВ выявляется при их сопоставлении с формами прошедшего времени. Так, у них есть широкий класс т. н. «проспективных» употреблений, симметричных «ретроспективным» употреблениям прошедшего времени НСВ в общефактическом значении (см. Несовершенный вид). Если последние акцентируют в большей степени конечную фазу ситуации и ее результат (или по крайней мере содержат импликацию о завершении ситуации и наличии результата), то первые, наоборот, начальную. Ср.: мы сейчас смотрели новый фильм ‘смотрели (> досмотрели до конца и знаем его содержание)’ vs. сейчас будем смотреть новый фильм (≈ ’начнем смотреть’).

    Из-за акцента на начальной фазе ситуации для аналитического будущего, в отличие от прошедшего времени, некоторые общефактические употребления, возможные в прошедшем времени (а именно те, для которых принципиально, чтобы наблюдению говорящего была доступна конечная фаза и / или результат ситуации) затруднены. Ср.: Он три раза приходил / придет / ???будет три раза приходить; Он сегодня приходил / придет / ???будет приходить <однократно>? Подробнее см. раздел 30.2.3.

    И наоборот, некоторые употребления НСВ благодаря акценту на начальной фазе легче доступны для будущего времени, чем для прошедшего. Ср. пример (184) с цепочкой «СВ и НСВ»: предложению (184.a) с отчетливым инхоативным компонентом (буду ждатьначну ждать) в прошедшем времени соответствует скорее (184.c), чем (184.b).

      1. И пусть уж сейчас шли бы, а то лягу и буду в безглазой палатке ждать, что придут … [Г. Гачев. Жизнемысли (1989)]
      2. ???Я лег и ждал, что придут.
      3. Я лег и стал ждать, что придут.

    Акцент на начальной фазе для будущего vs. импликация об окончании ситуации для прошедшего вполне понятен: для ситуации в будущем ближайшая к моменту речи (и, соответственно, более доступная говорящему / наблюдателю) точка — начальная, для ситуации в прошлом — конечная. Подробнее об асимметрии будущего / прошедшего НСВ см. [Рассудова 1968/1982: 78–79]; особенно [Падучева 2010] и др.

  2. «Разобщенность с моментом речи»

    Тесно связана с первой особенностью будущего НСВ (акцентом на начальной фазе ситуации) вторая. Под «разобщенностью» будущего НСВ с моментом речи понимается следующий контраст. В парах типа скоро будут строить vs. скоро построят только второй член (будущее СВ), но не первый (будущее НСВ) способен в нейтральном контексте описывать ситуацию, уже начавшуюся к моменту речи. Ср.:

    1. – Степка строит дом. Скоро стены его запахнут краской. Осталось совсем немного — скоро, скоро построит <*будет строить> дом Степка. [Н. Евдокимов. Степка, мой сын (1962)] = ‘закончит строить’
    1. – И скоро будут строить завод? — Да вон подрядчик уж здесь с неделю торчит, — указал солдат на мужика, спавшего у сенной копны. [А. И. Левитов. Беспечальный народ (1869)] = ‘начнут / *закончат строить’

    Впервые на этот контраст обращается внимание, видимо, в [Karcevski 1927]. Ср. также показательную цитату из АГ-60, где говорится, что: формы будущего СВ «употребляются в русском языке прежде всего для выражения действия, которое осуществится в будущем как результат настоящего» [Грамматика 1960: 484], а формы будущего НСВ обозначают «действие, которое будет происходить после момента речи и полностью отделяется от настоящего <курсив наш>« [там же: 487]. В [Miller 1974] та же идея объясняется через внутреннюю форму конструкции аналитического будущего, в которой глагол буду (подобно стать, начать), по мнению автора, интерпретируется скорее как перфективный, чем как имперфективный, и обозначает ‘вхождение в процесс (обозначаемый инфинитивом)[*]‘, см. в этой связи об «акценте на начальной фазе» ниже.

    Это не означает, однако, что обозначение ситуации, начавшейся к моменту речи, в принципе невозможно для будущего НСВ: в специальном лексическом контексте (например, в сочетании с так и, по-прежнему: так и будут строить) она вполне допустима. Подробнее см. [Исаченко 1965/2003: 444–445; Князев 2010; 2014].

  3. Интенциональный компонент

    Высказывалось мнение, что конструкции аналитического будущего в большей степени, чем будущему СВ, присущ интенциональный компонент (см. проверку этого утверждения на корпусном материале в [Чуйкова 2014: 26ff.]). В [Рассудова 1968/1982: 79–80] отмечено, что он особенно отчетливо проявляется в вопросах ко 2-му лицу и в условных конструкциях, ср.:

    1. – Что будешь пить? Я огляделся в растерянности, пытаясь понять, где он ухитряется прятать напитки. [В. Белоусова. Второй выстрел (2000)] — ≈ Чего хочешь выпить?

    Ср. менее уместное в контексте вопроса о намерении адресата: Чего выпьешь?

    1. Если он будет уходить <? соберется, захочет>, вызовите меня! ? Если он уйдет, вызовите меня! (пример из [Рассудова 1968/1982: 80])

    В принципе в семантику будущего времени всегда входит либо компонент намерения, либо компонент предсказания (эпистемической гипотезы), см. [Dahl 1985; 2000; Bybee et al. 1994]. При этом для форм будущего времени, происходящих из конструкций с глаголами типа ‘быть, иметь, становиться’, существует типологическое ожидание, что в процессе эволюции значение намерения появится у них раньше значения предсказания (см. [Bybee et al. 1994: 264]). В этом смысле выделенность интенциональных контекстов, наблюдаемую у русского аналитического будущего, можно было бы считать аргументом в пользу его недограмматикализации. С другой стороны, в данном случае речь, естественно, не идет о той стадии, когда значение предсказания недоступно для соответствующего показателя вовсе или слаборазвито, ср. вполне свободное употребление аналитического будущего в неинтенциональных контекстах типа:

    1. Финансовое положение на местах и далее будет ухудшаться… [«Проблемы Дальнего Востока» (2002)]

30.2.2.2Нефутуральные употребления

Круг нефутуральных употреблений будущего имперфективного существенно у?же того, который доступен для будущего перфективного, что отчасти обусловлено различиями в их диахроническом развитии. Ниже расхождения между будущим НСВ и будущего СВ в области нефутуральных употреблений будут кратко перечислены и проиллюстрированы, подробнее см. Нефутуральные употребления будущего времени.

30.2.2.2.1Околоимперативные употребления

1. Конструкция будущего НСВ (аналитического) 1-го л. мн. ч., как и соответствующая форма будущего СВ, может употребляться в гортативном значении (побуждение к совместному действию).

При этом характерная для этого употребления частица -ка, свободно присоединяемая к формам будущего СВ, встречается при форме будущего НСВ ограниченно: 544 употр. для будущего СВ vs. всего 4 употр. для будущего НСВ в НКРЯ.

  1. Ситуация незамысловата. Будем-ка мыться. И после чистого душа наденем-ка на себя чистое, легкое белье. [В. Маканин. Неадекватен (2002)]

Присоединение – ка к инфинитивному компоненту (которого можно было бы ожидать при дальнейшей грамматикализации конструкции) невозможно: *будем мыться-ка.

Также ограничено присоединение к форме будем в составе аналитического будущего показателя мн. ч. -те, см. Таблицу 30.13. В частности, доля употреблений на -те от всех употреблений 1-го л. мн. ч. для конструкции аналитического будущего меньше, чем для одиночного будем[*].

Таблица 30.13.  Формы на -те в гортативном употреблении: будемте делать

1л. мн. ч. – те

1л. мн. ч.

% на – те

будущее НСВ

75

21301

0,35%

всего быть в будущем времени

164

36840

0,44%

пойти[*]

2654

9877

21,18%

будущее НСВ в гортативном употр. (по подкорпусу НКРЯ со снятой омонимией)

1

165

0,60%

будущее СВ в гортативном употр. (по подкорпусу НКРЯ со снятой омонимией)

104

1871

5,27%

Употребления с будемте к тому же выходят из употребления: ср. 64 употр. будемте+инф. (1,22 ipm) для XIX в. и всего 11 (0,05 ipm) для XX–XXI вв.

В гортативной конструкции с давай(те) будущее НСВ (в отличие от будущего СВ) конкурирует с синонимичной инфинитивной конструкцией без глагола быть, ср.:

  1. Давайте будем считать, что Виктор погиб уже коммунистом. [В. Аксенов. Звездный билет (1961)]
  1. Давайте считать, что нашего разговора не было… [А. Тарасов. Миллионер (2004)]

При этом конструкция без быть значительно частотнее: давай(те)+инф. — 2603 употр. / давайте будем+инф. — 57 употр. в основном корпусе НКРЯ. К тому же не все употребления давай(те)+инф. свободно заменимы на давай(те) будем+инф. Как кажется, конструкция давайте будем+инф. плохо допустима для ситуаций, непосредственно следующих за моментом речи и не предполагающих длительного развития. Ср. примеры с глаголом знакомиться: в примере (193), где глагол употреблен в значении, близком к перформативному, конструкция с будем кажется странной[*], в (194) — где речь идет о многократной и, видимо, длительной ситуации — она оказывается вполне допустима:

  1. – Ну, что ж? Давайте знакомиться. Буддо Александр Иванович, доставлен в сию смиренную обитель из городской колонии. [Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей (1978)]
  1. А давайте будем знакомиться с нашими «новыми старыми» соседями заново! Сегодня это будет республика Беларусь. (bananet.ru)

Более подробно о разного рода различиях между конструкциями с инфинитивом и будущим временем (в т. ч. о поведении под отрицанием, о сочетаемости с плавающими определителями) см. в [Podlesskaya 2006].

2. В юссивной (выражающей побуждение к 3-му лицу) конструкции с пусть / пускай употребление будущего НСВ (в отличие от будущего СВ) еще более затруднено, хотя окказионально и встречается:

  1. …по этому поводу пусть будет давать объяснения цензура. [А. Т. Твардовский. Рабочие тетради 60-х годов (1967)]

Ту же функцию выполняет форма настоящего времени НСВ: пусть дает объяснения цензура, и форма будущего времени оказывается избыточной. Ограничение носит семантический, а не формальный характер, на что указывает значительно более свободное употребление конструкции с пусть / пускай и будущим НСВ в уступительном значении, ср.:

  1. И пусть обо мне будут говорить и думать, что и кому нравится, — но я сделаю это. [А. Григоренко. Мэбэт (2011)]

Подробнее см. Конструкции с частицами пусть и пускай / раздел 3.1.

30.2.2.2.2Нереферентные употребления, не отнесенные к будущему

У будущего НСВ отсутствуют некоторые типы нереферентных нефутуральных употреблений, характерные для форм будущего СВ. Это а) хабитуальные употребления типа Посмотрит он на меня, бывало… (т. н. наглядно-примерное значение), б) модальные употребления типа Он легко справится с любой задачей, в) особые употребления под отрицанием типа Он всё никак мне не напишет (т. н. презенс напрасного ожидания). Все это рудиментарные употребления, связанные скорее с аспектуальной семантикой соответствующей формы, чем с временной и предположительно восходящие к той стадии, когда презентная форма СВ еще не закрепилась в системе как показатель будущего времени (см. Нефутуральные употребления будущего времени).

Расхождения между будущим НСВ и будущим СВ наблюдаются в области генерических (атемпоральных, общеродовых) употреблений. Такие употребления возможны для обеих форм (см. раздел Нефутуральные употребления будущего времени / раздел 3.2), но конкретные их типы различаются. Так, будущее НСВ не встречается в характерных для будущего СВ (и, видимо, также рудиментарных) употреблениях типа кто / что только не сделает.

В указанных контекстах (за исключением модально окрашенных) формам СВ — для которых релевантна аспектуальная семантика формы, но не ее временное значение — скорее соответствует форма настоящего времени НСВ:

  1. Бывало, сядет <OKсадится / ???будет садиться> со мной рядом и скажет <OKговорит / ???будет говорить>: «Ты, Федя, по моему фараонскому богатству не скучай». [Б. Левин. Инородное тело (1965–1994)] — хабитуальное
  1. Квартиру ждут с 1997-го, стоят третьими в льготной очереди, которая все никак не подойдет / OKне подходит / *не будет подходить. [«Однако» (2009)] — презенс напрасного ожидания
  1. Коштыры друг про друга чего только не выдумают / OKчего только не выдумывают / ???чего только не будут выдумывать. [Е. Чижов. Перевод с подстрочника (2012)] — генерическое

Отдельные употребления будущего НСВ тем не менее сближаются с вышеперечисленными, что можно расценивать как тенденцию к своего рода аналогическому выравниванию. Ср. пример (200) с наглядно-примерным употреблением формы будущего СВ и употреблением будущего НСВ в том же контексте.

  1. А потом, как ни в чём не бывало, придёт и будет говорить, какая я хорошая дочь, всё делаю и т. д. Но после всё повторяется снова и снова. (https://chtodelat.com)

Форма будущего НСВ будет говорить однозначно задает в (200) неограниченность ситуации во времени (= ‘долго и / или неоднократно говорить’), тогда как форма настоящего времени НСВ говорит в том же контексте была бы неоднозначна, т. е. могла бы указывать и на точечную ситуацию (= скажет).

Ср. также некоторые маргинальные употребления будущего НСВ с модальным оттенком, отчасти сопоставимые с употреблениями СВ типа он легко справится, пример из [Бондарко 1971: 166]:

  1. Целый день марабу будет дежурить <= готов дежурить> у бойни, чтобы получить кусок мяса (В. М. Песков)

30.2.3Ограничения на образование и употребление аналитического будущего

Всего от двух глаголов НСВ аналитическое будущее не образуется вовсе (или образуется лишь окказионально) — это глаголы быть и мочь (см. раздел 30.2.3.1). Затруднено употребление в аналитической конструкции будущего времени некоторых образований на -ся, в первую очередь безличного модального пассива типа ?будет работаться (см. раздел 30.2.3.2). Более многочисленны случаи, когда форма будущего времени от соответствующего глагола или глагольного класса образуется, но допускает не все ожидаемые аспектуальные интерпретации (см. раздел 30.2.3.3).

30.2.3.1Запрет на аналитическую форму будущего времени: глаголы быть и мочь

Практически не употребляются в конструкции аналитического будущего глаголы быть и мочь.

  1. Для глагола быть нейтральной формой с референцией к будущему является синтетическая презентная форма будет (см. Будущее время). Сочетание будет быть, тем не менее, окказионально встречается в НКРЯ. Одно употребление — в цитате из текста XVII в. (202), несколько — имитация речи иностранца (203), (204) единичные примеры — в современных неформальных текстах (205):

    1. Беззаконное дело будет быть у него в послушании без прекословия. [Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Выпуск четвертый: XVII столетие (1862–1875) (цитата XVII в.)]
    1. – Да, вы сейчас будете быть мои рап! [Л. Лагин. Старик Хоттабыч (1955)]
    1. А денька в три и снимем, будете быть молодец. [И. С. Шмелев. Лето Господне (1927–1944)]
    1. Давайте проще будем быть — и будем конкретны… [Нужен специалист по бизнес-планированию, эксперт-предметник (2005)]

    Окказионально встречается и стилистически маркированное (и обычно так или иначе синтаксически мотивированное) употребление будущего имперфективного от глагола быть в значении ‘существовать’: будем быть, а не казаться. Особенно характерный контекст — сочетание типа был, есть и будет быть:

    1. Только чрез то, что она несказанным образом нисходит в сущее, становится она постижима для духовного ока как таковая, и она же одна обретается во всем как бытие, есть, была и будет быть. [С. Н. Булгаков. Свет невечерний (1916)]

    Нейтрально в значении будущего времени употребляется простая форма буду: будете молодец, будем проще, был, есть и будет.

  2. На аналитическое будущее от глагола мочь в НКРЯ 3 примера, все из XIX в.:

    1. Тревожные мысли, что я не буду мочь, что мне преградят дорогу, что не дадут возможности принести ему малейшую пользу, бросали меня в глубокое уныние. (Н. В. Гоголь)
    1. ... и в приближении к наивысшему небу, откуда уже буду мочь кое-что и сродственникам своим скопнуть на землю. [Н. С. Лесков. Заячий ремиз (1894)]
    1. А Баратынский писал отцу: «Скоро ли ты продерешься сквозь векселя, отчеты, разделы и т. п. и будешь мочь думать без выкладки на счетах и писать так, чтобы не мерещился двуглавый орел в заглавии листа? [Б. Н. Чичерин. Воспоминания (1894)]

    Поиск в Интернете показывает, что окказионально оно встречается и в современных текстах, но частотность таких примеров крайне низка:

    1. Скоро наступит время, что уже никто не будет мочь гвоздь забить или у себя в хате обои поклеить (lovehate.ru)

Дефектность глагола мочь представляет большую загадку, чем дефектность глагола быть (который имеет простую форму будущего времени). С одной стороны, она, видимо, во многом подкрепляется чисто формальными причинами: собственно инфинитив мочь крайне низкочастотен: см. [Chvany 1996] и, особенно, [Холодилова 2013].

С другой стороны, можно усматривать в ней и действие семантических факторов. В пользу этого говорит, в частности, кажущееся неслучайным отсутствие (или, по крайней мере, низкая частотность) в парадигме глагола мочь еще одной формы с референцией к будущему — формы императива ?моги. Тем не менее, подобный запрет, если он носит только или в том числе и семантический характер, самоочевидным не кажется, ср. свободное образование форм будущего времени для семантически близких предикатов смочь и быть в состоянии (которые обычно и заполняют соответствующую лакуну в зависимости от аспектуального и лексического контекста: и ты сможешь думать без выкладки, никто уже не сможет / не будет в состоянии гвоздь забить).

Наиболее правдоподобным кажется объяснение, учитывающее и форму (как, видимо, гораздо более сильный фактор), и семантику. Для глагольных пар типа мочь / смочь (устойчивое состояние / вхождение в устойчивое состояние, ср. также, например, жить / поселиться) семантическое различие в будущем времени оказывается небольшим. Поскольку для будущего имперфективного характерен акцент на начальной фазе ситуации (см. раздел 30.2.3), обе формы в нейтральном контексте означали бы примерно одно и то же = ‘начнет быть способным’. При этом форма будет мочь проигрывает форме сможет по формальным причинам, поскольку задействует слабо приемлемую по независимым причинам форму инфинитива.

Помимо глаголов с почти полным запретом на употребление в форме аналитического будущего, есть и глаголы, которые в нем употребляются, но с заметно пониженной частотой. Таков, например, глагол хотеть. В НКРЯ всего 19 таких употреблений (из 260 799 употреблений хотеть в индикативе). Это в основном употребления, в которых контекстно поддерживается актуально-длительная интерпретация, ср.:

  1. День и ночь будет хотеть — и что за жизнь для нее начнется? [В. Маканин. Андеграунд, или герой нашего времени (1996–1997)]

В прочих контекстах будет хотеть, видимо, вытесняется формой СВ захочет.

30.2.3.2Ограничение на будущее время для глаголов типа работается

По наблюдению В. С. Храковского [Храковский 2015], в будущем аналитическом ограниченно употребляются глаголы типа работаться (безличный модальный пассив), несколько легче в контексте положительной оценки, чем отрицательной. В НКРЯ при этом такие употребления в некотором количестве находятся (212)(214), в т. ч. и за пределами контекста положительной оценки (214).

  1. – Нам хорошо будет работаться вместе, вот увидите, — заключила она и подала мне маленькую узкую ручку, которую я не решился в тот раз поцеловать. [Н. Климонтович. Последняя газета (1997–1999)]
  1. Хорошо ветчиной на ночь закусить — спаться лучше будет. [М. Е. Салтыков-Щедрин. Современная идиллия (1877–1883)]
  1. Сверстники не понимают этого, они пристрастны и беспощадны, даже мягкий, стелющийся Сонин голос их раздражает. Вот и Соне будет житься непросто! [Л. Р. Кабо. Ровесники Октября (1964)]

Надо отметить, что инфинитив безличных модально-пассивных глаголов на -ся затруднен сам по себе, а не только в составе конструкции аналитического будущего, см. Таблицу 30.14 для глаголов работаться, спаться, житься:

Таблица 30.14.  Доля форм инфинитива от всех употреблений безличного модального пассива, основной корпус НКРЯ

глагол

доля инфинитива от общего числа употреблений

спаться

0,4% (5)

житься

1,2% (31)

работаться

2,5% (12)

глагол НСВ (по подкорпусу НКРЯ со снятой омонимией)

13,2% (74071)

Встретившиеся в НКРЯ употребления инфинитива от таких глаголов — и в составе аналитического будущего, и за его пределами. Например, для наиболее частотного житься — из 31 употребления — в составе аналитического будущего — 19.

30.2.3.3Запрет на глаголы типа сиживать

Не употребляются в будущем времени глаголы «многократного способа действия» (см. [Зализняк, Шмелев 2000: 121]) типа сиживать, хаживать. В НКРЯ по запросу на форму инфинитива для глаголов сиживать, хаживать, видывать, слыхивать, читывать, писывать, знавать, говаривать находится единственное употребление аналитического будущего (возможно, языковая игра или стилистическая небрежность):

  1. Более неорганизованных, сбивчивых, противоречивых людей, чем русские, не видывал и видывать не буду. [Г. С. Эфрон. Дневники. Т. 2 (1941–1943)]

Многократный способ действия в современном языке в целом выходит из употребления, однако ограничение на употребление подобных глаголов в будущем времени упоминается еще в Грамматике Ломоносова 1775 г.: «Также примечать должно, что не со всеми неокончательными наклонениями вспомогательные глаголы сочиняются, но токмо с неопределенными: стану писать, буду верт?ть, а с неокончательными единственными совершенными сомнительными: стану написать, стану вернуть, буду писывать, вертывать весьма неупотребительны».

Единственное исключение — глагол бывать, который употребляется в будущем времени вполне свободно (22 употр. буд(ет)+бывать в НКРЯ, в т. ч. современные):

  1. Летом, говорят, будут танцы, живые картины. Вы будете бывать? — Нет, я думаю, не буду. [И. А. Гончаров. Обломов (1859)]

Свободное употребление бывать в конструкции аналитического будущего характерно, впрочем, только для одного из значений бывать (‘регулярно приходить куда-то’, как в примере выше). В значении ‘случаться’ глаголу бывать в будущем времени соответствует скорее будет, чем будет бывать, ср.

  1. Нельзя отрицать, что чудеса бывали, бывают и будут. [Н. С. Трубецкой. Русская проблема (1922)]
  1. До Веры нет и дела государю нашему: всякий мирно и спокойно живет в своей, как всегда у нас бывало и будет». [Н. М. Карамзин. История государства Российского: Том 10 (1821–1823)]

Глаголы многократного способа действия могут иметь две интерпретации — хабитуальную (бывало, сиживал) и общефактическую (сиживал раз…). Последняя в будущем времени затруднена для большинства глаголов вообще, см. раздел 30.2.3.4, однако общих запретов на хабитуальную интерпретацию для аналитического будущего не наблюдается. Ограничение на употребление глаголов многократного способа действия в будущем времени на первый взгляд можно связывать с тем, что они содержат дополнительную семантику «давнопрошедшего времени» (см. характеризацию форм типа сиживал как форм давнопрошедшего времени в [Виноградов 1947] и критику этой интерпретации в [Исаченко 1965/2003]): действительно, в основном они употребляются в форме прошедшего времени, реже — в форме инфинитива, также с референцией к прошлому (случалось сиживать и под.), однако употребления типа любит говаривать также встречаются, в т. ч. и в НКРЯ, а потому вопрос об ограничении на аналитическое будущее заслуживает внимания и сам по себе.

30.2.3.4Запреты на отдельные типы употреблений аналитического будущего

Некоторые глаголы свободно употребляются в конструкции аналитического будущего, но не во всех значениях. Отчетливые ограничения в будущем времени обнаруживаются для общефактических употреблений несовершенного вида — таких, где несовершенный вид связан не с синхронной точкой отсчета, а с «проспективной», обозначает точечное событие и до той или иной степени синонимичен совершенному виду (см. Несовершенный вид).

В работе [Падучева 2010] приводится примерный список глаголов НСВ, для которых набор аспектуальных интерпретаций в прошедшем времени оказывается шире, чем в будущем. Касается это, прежде всего, разных типов т. н. общефактического значения НСВ для таких классов глаголов, как:

  1. Некоторые моментальные (как встречаться <случайно>, предупреждать, оставлять):

      1. С Янковским мы встречались на фильме «Роковые яйца»... [«Финансовая Россия» (2002)] = ‘один раз или несколько’
      2. С Янковским мы будем встречаться на фильме «Роковые яйца» = ‘многократно’, ???’один раз’
  2. Реверсивные, т. е. обозначающие ситуацию, которая предполагает симметричную ей противоположную (типа брать, давать, класть, открывать, закрывать, выходить, приходить, увеличиваться); такие глаголы в прошедшем времени дают значение т. н. аннулированного результата:

      1. Вчера приходил молодой человек с рукописью. Приехал с Украины, привез стихи, незнакомый. [Вс. В. Иванов. Дневники (1930–1939)] = ’пришел и ушел’
      2. #Завтра будет приходить молодой человек с рукописью. Привезет стихи.
      3. Завтра придет молодой человек с рукописью. Привезет стихи.

    Предложению (220.a) с глаголом приходить в прошедшем времени соответствует предложение (220.c) с глаголом прийти в будущем времени. Будет приходить в аналогичном контексте, предполагающем последующую обратную ситуацию (‘придет и уйдет’), употреблено быть не может (220.c). Ср. также:

    1. Я открывал в этой комнате окно <= ‘и закрыл’> — #Я буду открывать в этой комнате окно <? ‘и закрою’>
  3. Глаголы восприятия (видеть, слышать и под.) и другие глаголы, дающие в прошедшем времени экспериенциальное значение НСВ (например, пробовать). Ср.:

      1. О да, мы слышали о вашем поединке с красной парашютисткой. [Н. Н. Шпанов. Связная Цзинь Фын (1935–1950)]
      2. Я думаю, мы еще услышим о вашем поединке!
      3. ???Мы еще будем слышать о вашем поединке!
  4. Не употребляются в форме аналитического будущего глаголы доводиться, приходиться, случаться в составе экспериенциальной конструкции:

      1. Тем более, что я не думаю, что нам когда-нибудь доведется <*будет доводиться> ее увидеть. [Б. Левин. Блуждающие огни (1995)]
      2. Вам когда-нибудь доводилось ее увидеть?
  5. Моторно-кратные глаголы движения типа ходить, ездить, летать в прошедшем времени имеют общефактическую интерпретацию или хабитуальную, а в будущем — только хабитуальную:

      1. Вот вчера ездил на старую Аппиеву дорогу. [М. Шишкин. Венерин волос (2004)]
      2. *Вот завтра буду ездить <OKпоеду, съезжу> на старую Аппиеву дорогу.
      3. OKКаждый день буду ездить на старую Аппиеву дорогу.

Подобные ограничения связывают с асимметрией между ретроспективной точкой зрения (делающей доступной наблюдению окончание и результат ситуации) в прошедшем времени и проспективной (акцентирующей начальную фазу ситуации) в будущем. Подробнее см. выше, раздел 30.2.2.1.

Для будущего времени также нехарактерны особые употребления г) глаголов речи НСВ, в которых они практически синонимичны СВ, наблюдаемые для прошедшего времени (см. о них [Israeli 2001]):

  1. – Что-нибудь интересное? — спросил он быстро. — Да, — отвечала <ОКответила> она. [Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]
  1. – Что-нибудь интересное? — спросит он быстро. — Да, — ответит <???будет отвечать> она.

Неверно при этом, что для аналитического будущего недоступны никакие употребления, соотносимые с общефактическим значением прошедшего времени НСВ. Отдельные разновидности общефактического значения, для которых менее принципиальна доступность наблюдению говорящего конечной фазы и / или результата ситуации, одинаково реализуются и в прошедшем, и в будущем времени. Ср., например, более-менее симметричные употребления глагола обедать в (227) и (228):

  1. Дорогая моя, ты сегодня обедала? — Нет. [Т. Соломатина. Девять месяцев, или «Комедия женских положений» (2010)]
  1. – А что, Мира, мы будем обедать сегодня? [А. Ф. Писемский. Масоны (1880)]

В Таблице 30.15 приведены данные НКРЯ по частоте форм будущего времени для некоторых из обсуждавшихся выше глаголов. Их частота сопоставлена с частотой соответствующего глагола СВ в будущем времени. Аналогичные данные приведены для сравнения по формам прошедшего времени. Данные Таблицы 30.15 показывают, что рассмотренные ограничения не приводят к полному запрету форм аналитического будущего, однако доля форм НСВ (форм аналитического будущего) от всех форм будущего времени для видовой пары оказывается существенно меньше, чем доля форм НСВ от всех форм прошедшего времени. Впрочем, рассмотренные глаголы заметно разнятся по этому параметру (что, видимо, зависит от частотности и разнообразия отличных от общефактического употреблений данного глагола НСВ): наибольшая разница наблюдается для глаголов восприятия.

Таблица 30.15.  Соотношение количества употреблений парных глаголов НСВ и СВ в прошедшем и будущем времени для глаголов с семантическими ограничениями на аналитическое будущее (будущее НСВ), подкорпус НКРЯ с 1950 г.

глагол

будущее НСВ (аналитическое будущее) [*]

будущее СВ

прошедшее НСВ

прошедшее СВ

% НСВ буд.вр.

% НСВ прош.вр.

слышать-услышать

39

2316

19233

12248

2%

61%

видеть-увидеть

167

10147

51015

35868

2%

59%

встречаться-встретиться

109

1856

5747

6255

6%

48%

предупреждать-предупредить

5

249

1869

3329

2%

36%

оставлять-оставить

23

3195

2818

11592

1%

20%

приходить-прийти

161

13061

11651

50880

1%

19%

брать-взять

264

9197

8024

34021

3%

19%

закрывать-закрыть

29

787

1294

5720

4%

18%

открывать-открыть

52

2191

2521

15633

2%

14%

класть-положить[*]

34

2377

1213

11090

1%

10%

 

Некоторые из описанных выше запретов на однократную интерпретацию снимаются или ослабляются в контексте т. н. «снятой утвердительности» (см. Модальность) — под отрицанием, в вопросе, в условной конструкции. Это касается, в частности, упомянутых выше моментальных и реверсивных глаголов. Ср. примеры на оставлять и открывать.

  1. В общем, думаю, что за тысячу рублей ваш видеомагнитофон отремонтировать реально. Будете оставлять? [«Вечерняя Москва» (2002)]
  1. Дорогая цена за номер (120 евро за 2-их без завтрака) для гостиницы такого уровня. Шумно ночью на улице Амстердам и привокзальной площади (если будете открывать окно для проветривания). Нет стеклянных стаканов, чайника, кулера. (tourister.ru)
  1. «Рабе божие… Я не буду открывать церковь… Вы кобеля завели в храм…» [В. Лихоносов. Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж (1983)]

Применительно к вопросу и условию в [Рассудова 1968/1982] это объясняется через дополнительное интенциональное значение, возникающее у глагола в этих контекстах, см. раздел 30.2.2.1 (если будете открыватьесли захотите открыть). То же объяснение, видимо, работает и применительно к отрицанию: не будет открыватьне захочет открывать.

Об ограничениях на употребления аналитического будущего в разных типах общефактического значения, не привязанных к конкретным лексемам (экспериенциальное, ограниченно-кратное употребления), см. Будущее время / раздел 5.

30.2.4Конструкция аналитического будущего под отрицанием

Несколько важных тестов, позволяющих уточнить статус инфинитивного оборота в составе конструкции будущего времени, связаны с отрицанием.

Во-первых, про неграмматикализованные инфинитивные сочетания известно, что инфинитивный оборот в них может — как формально, так и семантически — иметь при себе собственное отрицание (хочет не работать). Рассмотрение подобной возможности для будущего времени см. в разделе 30.2.4.1.

Во-вторых, про некоторые эффекты, связанные с отрицанием (замена местоимений на -нибудь отрицательными, генитив отрицания), известно, что они действуют внутри клаузы. Следовательно, по их наличию / отсутствию и (что в данном случае более интересно) степени выраженности (частоте встречаемости) можно определить, не проявляет ли инфинитивный оборот в составе будущего времени свойств отдельной клаузы, см. раздел 30.2.4.2.

30.2.4.1Интерпозиция отрицания в конструкции аналитического будущего

При отрицании частица не почти всегда помещается перед вспомогательным глаголом быть (не будет читать). Ср. примеры употребления не между вспомогательным глаголом и инфинитивом для имитации речевой ошибки:

  1. – Хочешь, тогда я сам буду не ехать? Хочешь, я, у-это, отречусь? [Л. А. Кассиль. Будьте готовы, Ваше высочество! (1964)]
  1. Только, хорош фрау, деньга будешь не жалеть? [Т. Г. Шевченко. Наймичка (1844)]

Тем не менее, в некоторых случаях позиция отрицания между вспомогательным глаголом и инфинитивом (далее «интерпозиция не») а) допустима или даже б) обязательна. Так, в основном корпусе НКРЯ обнаруживается 74 таких употребления:

  1. Я буду не спать четыре ночи / OKне буду спать четыре ночи, и я придумаю новую машину, и она сама собой устранит все те нудные переделки, которые мне надо сделать… [А. Битов. Бездельник (1961–1962)]
  1. Я подумала, что вам будет не хватать меня / *не будет хватать меня. [Д. Гранин. Нина (1999)]

С формальной точки зрения, интерпозиция не, которая препятствует отделению не от инфинитива вспомогательным глаголом (требуемому в соответствии с общим правилом), может рассматриваться как критерий «спаянности» частицы не с глаголом, степень которой различна для разных глаголов. Ср. глаголы ненавидеть, негодовать, немочься, не употребляемые без отрицания.

Интересен с этой точки зрения занимающий промежуточное положение глагол нездоровиться, для которого эпизодические употребления с препозицией не все же фиксируются (достаточно многочисленные примеры находятся в Интернете, но не в НКРЯ) ср.:

  1. …а в том случае, если ему не будет здоровиться, он сможет в любой момент позвонить вам и сообщить об этом. (supermams.ru)

— наряду с нормативным:

  1. Привыкай, что мне все время будет нездоровиться, понимаешь? (В. Рыбаков. Очаг на башне)

Особое поведение этого глагола не кажется случайным. Большая автономность не в нездоровиться, по сравнению с прочими глаголами данной группы, проявляется, например, также в наличии деривата не поздоровиться, в котором не отделяется от основы префиксом по- (ср. возненавидеть / *невознавидеть, занемочься / *незамочься).

С другой стороны (что в данном случае более интересно), это и тест на степень грамматикализации самой конструкции аналитического будущего. См. о поведении под отрицанием как о критерии, релевантном для выделения конструкции аналитического будущего из числа свободных инфинитивных сочетаний в [Grenoble 1995]. Если позиция отрицания определяется чисто формальными правилами, можно говорить о большей степени грамматикализации. Если же наблюдаются случаи, в которых препозиция / интерпозиция отрицания влияет на семантическую интерпретацию, это повод считать компоненты аналитической конструкции синтаксически и семантически достаточно автономными. Так, для неграмматикализованных инфинитивных конструкций в зависимости от позиции отрицания действительно часто[*] отчетливо меняется семантическая интерпретация. В примере (238) с интерпозицией не вспомогательный глагол за пределами семантической сферы действия отрицания, в примере (239) с препозицией не — вспомогательный глагол внутри семантической сферы действия отрицания (подробнее см. Отрицание):

  1. Я очень хочу не беспокоиться, но у меня ничего не выходит. [Г. С. Эфрон. Дневники (1940)] = ‘желание есть’
  1. – Я не хочу беспокоиться о работе арбитров, — добавил Моуринью. (riw.ru/sport37980.html?) = ‘желания нет’

Аналогичного различия в сфере действия отрицания, иконически отражаемого линейной позицией не, можно ожидать и для аналитического будущего времени:

  • препозиция не = ‘неверно, что в будущем будет иметь место V’ (временная характеристика в сфере действия отрицания);

  • интерпозиция не = ‘в будущем будет иметь место ситуация, состоящая в том, что V неверно’ (временная характеристика за пределами сферы действия отрицания).

Ясно, однако, что в силу самой (временной) семантики быть (а не только косвенно связанных с ней морфо-синтаксических свойств аналитического будущего), оно если и будет, то будет куда менее отчетливым, чем, положим, для приведенного выше хотеть. «Узкую» сферу действия отрицания, соответствующую интерпозиции не, можно, например, усматривать в следующем примере, однако такая трактовка не бесспорна, а сам пример стилистически не безупречен:

  1. Неужели не все равно, где будет не присутствовать на суде своего ближайшего друга Таня Великанова — в Москве или в Вильнюсе около суда. [А. Д. Сахаров. Воспоминания (1983–1989)] ≈ ‘где произойдет событие, состоящее в неприсутствии на суде’ (временная характеристика за пределами сферы действия отрицания)

Ниже, как потенциально интересные с этой точки зрения, классифицируются и последовательно рассматриваются все случаи интерпозиции отрицания в конструкции аналитического будущего, обнаруженные в НКРЯ. Возможность и / или предпочтительность интерпозиции не в конструкции аналитического будущего может определяться:

  1. особым значением отрицания (будет не понимать), раздел 30.2.4.1.1;

  2. конкретным глаголом (будет не хватать, но ?будет не читать), раздел 30.2.4.1.2;

  3.  морфосинтаксическим контекстом (как не читал, так и будет не читать), раздел 30.2.4.1.3.

В первых двух, а иногда и в третьем случае можно (с теми или иными оговорками) говорить об отражении линейной позицией семантической сферы действия отрицания.

В разделе 30.2.4.1.4 рассмотрена возможность двух отрицаний (не будет не делать) в конструкции аналитического будущего. В таких примерах (в отличие от прочих) про отрицание, находящееся линейно в интерпозиции, не возникает сомнений, что оно и является и семантически внутренним (относится только к инфинитивному обороту).

30.2.4.1.1Интерпозиция не: глагольные лексемы с асимметрией между положительной и отрицательной формой

В этом разделе рассматриваются употребления, которые не кажутся жестко мотивированными грамматическим окружением и в которых можно усматривать некоторые семантические отличия от употреблений с препозицией не.

В контекстах с интерпозицией не (будет не делать), не обусловленных морфосинтаксически, в НКРЯ встретились единичные примеры на следующие глаголы:

  • доверять, уметь, знать, понимать, нравиться, соглашаться, оставлять, даваться, спать, числиться, уважать, веровать, действовать.

Большинство из них в целом частотны в контексте отрицания, создают ощущение большей, чем в среднем, спаянности лексемы с отрицанием и семантической асимметрии между положительной и отрицательной формами. Таким глаголам под отрицанием часто соответствует синоним без не: ср. не спать = бодрствовать, не соглашаться = спорить.

Применительно к некоторым (например, не нравиться, возможно также не уважать, не соглашаться) можно говорить о реализации в них отрицания особого типа — т. н. контрарного отрицания (отрицания с неисключенным третьим), в противопоставление обычному для предикатов контрадикторному (взаимоисключающему). Ср.:

  1. Очень многим ты будешь не нравиться, и они обязательно постараются довести это до твоего сведения… [Л. Утесов. «Спасибо, сердце!» (1982)]
  1. Я хочу выражать мысли каким угодно способом и не тратить сил на правку, если даже какая-нибудь из записей мне не будет нравиться по форме. [Ю. К. Олеша. Книга прощания (1930–1959)]

Не нравится может означать ‘неверно, что нравится’, англ. do(es) not like (обычное, контрадикторное отрицание) или противопоставляться условному ‘относится нейтрально’ наряду с нравится, англ. dislike (контрарное отрицание). Кажется, что в будешь не нравиться в (241) реализуется именно оно (будешь противен), а в не будешь нравиться в (242) — контрадикторное отрицание (‘будет запись, про которую неверно, что она будет нравиться’). Это вполне естественно, поскольку про контрарное отрицание известно, что оно предполагает большую спаянность с глаголом, чем контрадикторное. См. подробнее Отрицание / раздел 3.

В примерах с интерпозицией не при контрарном отрицании (и в других случаях семантической спаянности глагола с отрицанием) можно усматривать упомянутый выше семантический эффект выведения временного значения из сферы действия отрицания (Очень многим ты будешь не нравиться = утверждение о том, что будешь не нравиться, а не отрицание того, что будешь нравиться).

Интереснее, что контрарное отрицание возможно (по крайней мере в разговорной речи) и при препозиции не (в синтаксических терминах такие случаи можно описывать как «подъем отрицания», см. Отрицание), ср. примеры (243)(245) из Интернета:

  1. Пусть пробует — а если что-то прямо не будет нравиться, то смело забирайте её оттуда и ищите какой-то новый вариант. (www.eti-deti.ru/igri/596.html) = ‘будет неприятно’
  1. После такой операции у вас будет обвисший живот, который вам не будет нравиться, и вы захотите от него избавиться. (vtrenirovke.ru) = ‘будет неприятен’
  1. …не нравится больше чем 50 процентам населения, а через 3 месяца он не будет нравиться 75 процентам... (https://ok.ru/profile) = ‘будет неприятен’

Подобные примеры свидетельствуют об экспансии более стандартной конструкции с препозицией не и, следовательно, о движении конструкции аналитического будущего в сторону большей регуляризации.

30.2.4.1.2Будущее время глаголов (не) хватать, (не) доставать

Особым образом ведут себя в будущем времени проявляющие сильную степень спаянности с отрицанием глаголы (не) доставать, (не) хватать.

Для недоставать сочетание не будет доставать выходит из употребления (4 примера в НКРЯ, все XIX в.) параллельно со снижением частотности одиночного доставать в значении ‘хватать’[*].

Для не хватать возможна а) только интерпозиция не или б) как интерпозиция, так и препозиция в зависимости от значения (о двух значениях не хватать см., например, [Рахилина, Кор Шаин 2010]:

  • не хватать 1: ‘Х-а нет, но он необходим’ (в т. ч. о человеке) — только интерпозиция:

  1. Нам будет не хватать <*не будет хватать> этого умного, искреннего и веселого человека. [«Наука и жизнь» (2007)] = ‘начнет не хватать этого человека’

Этот случай тривиален: здесь мы имеем дело с полной спаянностью глагола хватать с отрицанием (ср. отсутствие семантически эквивалентного хватать: *нам будет хватать этого человека) и интерпозиция ожидаема (т. е. не хватать 1 ничем не отличается от ненавидеть).

  • не хватать 2: ‘X есть, но меньше, чем необходимо / но необходимо что-то еще’ — препозиция (247) и интерпозиция (248):

  1. При определенной доработке у СВУ-В-6, я думаю, хорошая перспектива, и скоро одной такой установки не будет хватать… [«Пермский строитель» (2004)] = ‘перестанет хватать одной установки’
  1. Да и однажды наступит момент, когда базовой мощности будет не хватать для удовлетворения амбиций. [«Хулиган» (2004)] = ‘базовой мощности начнет не хватать’

Во втором значении употребления будет не хватать и не будет хватать сопоставимы по частотности: в НКРЯ 16 употр. с интерпозицией, 28 — с препозицией. И (не) хватать — единственный глагол, для которого позиция при инфинитиве (интерпозиция) и при глаголе быть полноценно конкурируют. Примеры типа (247) и типа (248) на денатотивном уровне не проявляют ни малейших различий (могут описывать одну и ту же ситуацию). Однако можно предполагать, что они на самом деле семантически различны и линейная позиция отрицания в них отражает его семантическую сферу действия. Тогда в случае препозиции не речь идет о прекращении ситуации хватать, а в случае интерпозиции — о начале ситуации не хватать.

30.2.4.1.3Специальные контексты употребления не в интерпозиции

Можно выделить следующие типы контекстов, поддерживающих нарушение общего правила о препозиции не в конструкции аналитического будущего в зависимости от того, семантическими или формальными причинами оно обусловлено:

  • контексты, задающие узкую сферу действия отрицания (напр., так и не будет понимать ? так и будет не понимать), см. разделы 30.2.4.1.3.1;

  • контексты с формальным параллелизмом (напр., не понимал, не понимаю и буду не понимать), см. разделы 30.2.4.1.3.2.

30.2.4.1.3.1Интерпозиция в конструкциях, поддерживающих интерпретацию с узкой сферой действия отрицания

В некоторых случаях возможность интерпозиции не, за которой можно усматривать более или менее ощутимое различие в сфере действия отрицания, поддерживается контекстом. Так, располагает к употреблению не в интерпозиции контекст некоторых наречий и частиц, в частности с семантикой продолжения: так и, еще, все еще, еще долго и под. Для них структура с интерпозицией дает значение ‘продолжать (не делать)’, а структура с препозицией — значение вроде ‘продолжать (не начинать делать)’ (см. выше в разделе 30.2.3.1 об инхоативном компоненте в семантике аналитического будущего). Конструкция с препозицией не более частотна. Ср. корпусные данные:

  • так и будет не V — 1 пример в НКРЯ на глагол с сильной предрасположенностью к контексту отрицания; так и не будет V — 14 примеров:

    1. В итоге вы так и будете не успевать сцеживаться и зальете весь дом молоком! [Наши дети: Малыши до года (форум) (2004)]
    1. – А меня что ж? Так и не будешь целовать? Впрочем, правда, при твоем росте это не так просто, пожалуй не допрыгнешь. [В. С. Новицкая. Безмятежные годы (1912)]
  • еще, долго, долго еще будет не V — 2 примера; (еще) долго (еще) не будет V — 7 примеров:

    1. И даже самое слово это уже начало сказываться, хотя Европа еще далеко не понимает его и долго будет не верить ему». [Ф. М. Достоевский. Дневник писателя. 1877. Год II-й (1877)]
    1. Долго ли вы будете не пускать меня и не приказывать отдавать мне моих лошадей… [А. Ф. Писемский. Самоуправцы (1867)]
    1. Возможно, реальность еще долго не будет соответствовать данному документу. [«Журнал Московской патриархии» (2004)]
30.2.4.1.3.2Интерпозиция не в конструкциях с формальным параллелизмом

В некоторых случаях интерпозиция может дополнительно поддерживаться формальным параллелизмом с предтекстом. Ср. не при инфинитиве лгать в (254):

  1. На земле жить и не лгать невозможно, ибо жизнь и ложь синонимы; ну а здесь мы для смеху будем не лгать. (Ф. М. Достоевский)
30.2.4.1.4Конструкция с двумя показателями отрицания: не будет не любить

Если в конструкции аналитического будущего стандартной позицией отрицания оказывается позиция перед вспомогательным глаголом (препозиция), но при этом в некоторых случаях возможна и позиция после вспомогательного глагола (интерпозиция), интересно проверить, возможна ли для этой конструкции ситуация, когда не занимает обе позиции (не будет не делать), и, если да, то как подобные примеры могут интерпретироваться.

Возможность структуры с двумя отрицаниями может быть обусловлена потерей автономности и идиоматизацией одного из показателей отрицания (занимающего интерпозицию) при конкретном глаголе: это очевидные случаи типа не будет ненавидеть, не будет нездоровиться и под. Интернет-поисковики находят (в достаточно большом количестве) аналогичные примеры для глаголов недоставать и не хватать, в принципе обнаруживающих несколько большую (но все равно, заметно меньшую, чем обычно) автономность отрицания (см. раздел 30.2.4.1.2):

  1. Тебе не будет недоставать меня — это меня утешает. (C. Цвейг. Письмо незнакомки, перевод)

В контексте дискуссии о степени спаянности конструкции будущего времени интереснее, возможно ли двойное отрицание при нейтральных глаголах. В обычном случае, как кажется, нет: ср. пример (256.a) с мочь и аграмматичность аналогичного примера (256.b) с быть.

    1. Ибрагим не мог не улыбнуться. [А. С. Пушкин. Арап Петра Великого (1828)] = ‘НЕВЕРНО, ЧТО [мог НЕ [улыбнуться]] (т. е. улыбнулся)’
    2. *Ибрагим не будет не улыбаться (т. е. будет улыбаться)

Запрет на двойное отрицание (при нейтральных глаголах) для конструкции аналитического будущего, однако, не абсолютный: за пределами НКРЯ примеры на него окказионально встречаются. См.:

  1. Просто так народ не будет не любить, это ж очевидно. (форум eva.ru)
  1. Не буду «не отвечать» — с какой стати заниматься попустительством? (www.seat-club.ru)
  1. Послушай, я обещаю, что не буду дуться, не буду не замечать тебя, не буду к тебе плохо относится (www.e-reading.club)

Во всех приведенных примерах отмечается все же меньшая, чем обычно, композициональность сочетания соответствующего глагола с отрицанием (см. раздел 30.2.4.1.1). Для этих глаголов не кажется невозможным и двойное отрицание при синтетических формах, по крайней мере оно поддается семантической интерпретации: ?/OKПросто так народ не не любит. Однако для аналитического будущего оно явно допускается свободнее просто за счет того, что не требует непосредственного повтора двух одинаковых показателей подряд.

В [Grenoble 1995] затрудненность двойного отрицания для конструкции будущего времени упоминается как одно из главных свидетельств особого его статуса в ряду инфинитивных сочетаний. Надо оговорить, однако, что аналитическое будущее по этому признаку противопоставлено не всем инфинитивным сочетаниям: двойное отрицание так же затруднено для сочетаний с фазовыми глаголами (начать, закончить, стать), ср. *не начал не улыбаться.

30.2.4.1.5Интерпозиция не в конструкции аналитического будущего: обобщение

Рассмотренные выше данные можно обобщить следующим образом.

  1. При единственном глаголе не хватать 2 в конструкции аналитического будущего свободно допустимы и сопоставимы по частотности препозиция и интерпозиция инфинитива. Можно считать, что линейная позиция в этом случае отражает семантическую сферу действия отрицания, однако семантическая разница между употреблениями очень незначительна.

  2. Остальные глаголы (за исключением полностью сросшихся с не: нездоровиться, не хватать 1 и под.) в конструкции аналитического будущего допускают не перед инфинитивной группой лишь окказионально. Иногда такие употребления поддерживаются семантикой глагольной лексемы (ср. контрарное отрицание в не нравиться), иногда — лексическим контекстом, модифицирующим значение отрицательного показателя (ср. еще не). В этих употреблениях также можно говорить о том, что в сфере действия отрицания находится только инфинитивный оборот.

  3. В некоторых случаях можно говорить о «подъеме отрицания»: отрицание, семантически относящееся к инфинитивному обороту линейно предшествует глаголу быть.

  4. Примеры с двумя отрицаниями — перед глаголом быть и перед инфинитивным оборотом встречаются, но очень маргинальны.

Таким образом, в целом можно сказать, что хотя случаи постановки не перед инфинитивом в конструкции аналитического будущего отнюдь не единичны, здесь мы не имеем дела со свободно присоединяемым к инфинитивному обороту отдельным, семантически и синтаксически относящимся именно к нему отрицанием, как, например, для сочетаний с хотеть. (Случаи интерпозиции касаются либо конкретных глаголов, либо особых лексико-грамматических контекстов.)

Не до конца понятно, однако, связывать ли этот факт со степенью грамматикализации аналитического будущего или непосредственно с его семантикой (не позволяющей провести отчетливую границу между употреблениями с разной сферой действия отрицания). Анализ разных случаев интерпозиции отрицания, представленный выше, как кажется, отчасти говорит в пользу второго.

30.2.4.2Эффекты границы клаузы под отрицанием: отрицательные местоимения и генитив отрицания

Отрицание имеет некоторые рефлексы, которые наблюдаются только внутри клаузы, а именно:

  1. способность лицензировать местоимения на ни- (а также союз ни…ни),

  2. способность лицензировать объектный генитив (см. Отрицание).

Эти свойства могут служить тестом при определении степени спаянности компонентов конструкции аналитического будущего.

А. Отрицательные местоимения на ни- и союз ни…ни

.

При отрицании в пределах клаузы неопределенные местоимения подвергаются регулярной замене на отрицательные местоимения на ни-, а союз и…и — замене на союз ни…ни. Через границу клаузы (при «дистантном» отрицании) это правило не действует, см. Отрицание: он ничего не делает / он не хочет, чтобы я что-нибудь / *ничего делала. В некоторых промежуточных случаях замена факультативна: он не догадался ничего / что-нибудь сделать. В конструкции аналитического будущего местоимение на ни- или союз ни…ни при отрицании обязательны:

  1. Не дай Бог, станет известным, тогда вообще не будет ничего <*что-нибудь> делать, только в кино сниматься и воображать!.. [М. Магомаев. Любовь моя — мелодия (1999)]

При этом точно так же обычно ведут себя и сочетания с глаголами хотеть, мочь, стать (см. [Герасимова 2015]), так что в этом смысле поведение аналитического будущего не уникально для инфинитивных конструкций (см., однако, в [Холодилова 2015] редкие примеры с неопределенными местоимениями при модальных глаголах и сопоставление их по этому признаку с будущим аналитическим).

Б. Объектный генитив отрицания

.

При отрицании форма винительного падежа прямого дополнения может меняться на форму родительного (см. Отрицание / раздел 6.1.2): он не читал журналы / журналов. Замена на генитив, однако, невозможна, если отрицанию подвергается предикат вышестоящей клаузы: *он не хочет, чтобы я читал журналов. По этому тесту конструкция аналитического будущего (как и инфинитивные конструкции с модальными и фазовыми глаголами) ведет себя как безусловно моноклаузальная, т. е. свободно допускает объектный генитив отрицания, ср.:

  1. Я не буду приводить примеров, потому что, мне кажется, они вам достаточно ясны… [С. Д. Кржижановский. Пьеса и ее заглавие (1939)]

Но при этом, если сопоставить частотные данные по употреблению аккузатива vs. генитива при отрицании в конструкции будущего времени и аналогичные данные по синтетической форме будущего времени СВ и форме настоящего времени НСВ, то оказывается, что процент употреблений генитива для конструкции будущего времени значимо ниже, чем для обеих синтетических форм. Более того, он не выше, чем для инфинитивной конструкции с глаголом хотеть (от которой можно было бы ожидать большей автономности компонентов и, следовательно, меньшей доступности генитива отрицания), более детальные данные по глаголам хотеть и желать см. в [Холодилова 2015].

Таблица 30.16.  Объектный генитив отрицания: конструкция аналитического будущего и другие глагольные формы, подкорпус НКРЯ со снятой омонимией[*]

генитив

аккузатив

% генитива

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

аналитическое будущее (НСВ)

16

25

39%

хотеть + инф.

20

21

49%

незначимо, p=0,5047

синтетическое будущее (СВ)

92

63

59%

значимо, p=0,0225

настоящее НСВ

779

213

79%

значимо, р=0.0001

30.2.5Конструкция аналитического будущего в контексте фокусных частиц

Дополнительную информацию о морфосинтаксическом статусе аналитического будущего дает анализ его поведения в контексте маркеров контраста, таких как именно, только, даже, и (в значении ‘не только, но также и’). По тому, оказывается ли в (синтаксической) сфере действия подобного модификатора только смысловой глагол или вся конструкция, можно судить о степени спаянности ее компонентов.

В сфере действия конструкции с и категорически оказывается только инфинитив, но не вся конструкция, ср.:

  1. Ведь гены и наследуются совместно!
  1. Есть много шансов, что они будут и [наследоваться]\ <???и [будут наследоваться]> совместно. [Л. Улицкая. Казус Кукоцкого (2000)]

Для частицы только возможны оба варианта:

  1. Не беспокойся, здесь я буду только [спать] и то не каждую ночь. [И. Грекова. Перелом (1987)]
  1. – Вы уж, п-пожалуйста, сами спросите — я только [буду слушать]. [А. И. Герцен. Былое и думы (1866)]

Препозиция только значительно менее частотна: 11% от общего числа употреблений с будущим временем (42 употр. в основном корпусе НКРЯ). Для предложений с распространенным инфинитивом ее допустимость коррелирует с тем, оказывается ли в фокусе только глагол (в этом случае она хуже допустима, 5 употр. в основном корпусе НКРЯ) или вся глагольная группа (в этом случае она более частотна, 25 употр.).

Особняком стоят употребления только и, чаще, еще только типа следующего:

  1. По пути любезный проводник поминутно заставлял миллионеров высовываться из-под балдахина и показывал им здания уже возведенные, здания возводящиеся и места, где они еще только будут возводиться. [И. Ильф, Е. Петров. Золотой теленок (1931)]

В них препозиция только, наоборот, обязательна. В данном случае в сфере действия только находится собственно временная характеристика, а интонационно выделен, соответственно, вспомогательный глагол (который ее и выражает). Возможность помещения в сферу действия операторов типа только и интонационного выделения глагола быть отдельно от инфинитива говорит о достаточной (формальной и семантической) автономности глагола быть в конструкции аналитического будущего.

В других инфинитивных сочетаниях, в тех (немногочисленных) случаях когда оба порядка слов оказываются возможны, они могут иметь разную интерпретацию:

  1. И сознание это мне не противно: я не имел никогда глупости ставить себя выше всех людей, я только любил ставить себя выше того кружка, где я ворочался, и в этом случае не ошибался. [А. В. Дружинин. Дневник (1845)] — в сфере действия вся инфинитивная конструкция (‘ничего больше не делал’)
  1. Гестринг объяснил мне, что и как делать, но сам он любил только руководить. [В. Голяховский. Русский доктор в Америке (1984–2001)] — в сфере действия инфинитивная группа (‘ничего больше не любил’)

Для конструкции же аналитического будущего сколько-нибудь заметной семантической разницы между примерами типа (267) и (268) не ощущается (то же, как кажется, и для наиболее близких к нему сочетаний с мочь, хотеть, стать, начать).

30.2.6Позиция наречий в конструкции аналитического будущего

Информация о линейной позиции наречий и адвербиальных выражений по отношению к компонентам аналитической конструкции будущего времени интересна, во-первых, в контексте собственно проблематики синтаксиса адвербиалов (об универсальных тенденциях в линейном расположении адвербиалов см. [Cinque 1999], о порядке русских наречий — [Филипенко 2003]). С другой стороны, она позволяет судить о степени формальной спаянности самой конструкции будущего времени и, в частности, о степени ее формального сходства с другими инфинитивными конструкциями.

Ниже рассматриваются три синтаксически разнородных класса адвербиальных выражений:

  1. наречия типа громко, медленно;

  2. наречия типа завтра, скоро;

  3. наречия типа опять, всегда.

30.2.6.1Наречия типа громко в контексте аналитического будущего

Наречия, для которых обычно постулируется самое «внутреннее» положение в синтаксической (и семантической) структуре (типа громко, весело, медленно, хорошо) и которые при нейтральном порядке слов не в позиции ремы занимают позицию перед глаголом, в конструкции аналитического будущего употребляются перед инфинитивом (и, соответственно, после вспомогательного глагола):

  1. Я слышала, что Люша громко плачет...[Л. К. Чуковская. Прочерк (1980–1994)]
  1. Она сейчас будет громко плакать. [В. Иванова. Кузька болеет (1990)]

С этой точки зрения конструкция будущего времени не проявляет большей формальной спаянности, чем другие инфинитивные конструкции (ср. начинает / любит / может громко плакать).

30.2.6.2Наречия типа завтра в контексте аналитического будущего

Внешние, «установочные» модификаторы типа завтра, осенью, скоро, когда-нибудь в обычном случае не в рематической позиции занимают начальное положение или положение перед глаголом. Ожидается, что они будут занимать то же положение (начальное или перед всей глагольной конструкцией) и в предложениях с формами аналитического будущего:

  1. Но может быть, она завтра позвонит ему? [Г. А. Газданов. Пробуждение (1966)]
  1. Дарья завтра будет звонить и ругать ее, никудышную сестру и невнимательную тетку. [Т. Устинова. Персональный ангел (2002)]

Возможна, тем не менее, и интерпозиция таких наречий (положение между вспомогательным глаголом и инфинитивом):

  1. Я буду скоро кусаться на расстоянии: почему до сих пор нет фото? [Юлий Даниэль. Письма из заключения (1966–1970)]
  1. Записками мы выберем сейчас четырех, и они будут завтра баллотироваться. [В. В. Шульгин. Последний очевидец (1971)]
  1. Может быть, это субъективное ощущение пройдет и мы будем когда-нибудь ощущать свое движение… [К. Э. Циолковский. Вне Земли (1916)]

Для скоро это единичные примеры, 3% в основном корпусе НКРЯ(4 из 136), причем некоторые из них кажутся очевидно стилистически небрежными, см. пример (273) выше. Для завтра — 15% употреблений (17 из 110), для когда-нибудь — 21% (7 из 34). Таким образом, позиция после глагола быть для таких наречий в целом не очень характерна, но ее приемлемость и частотность неодинакова для разных наречий (возможно, это каким-то образом коррелирует с их семантическими или другими индивидуальными свойствами, однако этот вопрос требует дополнительного исследования).

В Таблице 30.16’ приведено сопоставление с модальными и фазовыми глаголами. Для инфинитивных конструкций с начать и стать интерпозиция наречий завтра, скоро, когда-нибудь также возможна, но также маргинальна (276): значимой разницы с аналитическим будущим не наблюдается.

  1. Вот мы начнём завтра монтировать новую установку. [В. Гроссман. Жизнь и судьба (1960)]

Несколько иная картина для модальных глаголов. Дело в том, что для них (особенно для хотеть), в отличие от аналитического будущего и фазовых глаголов, отчетливо противопоставлены случаи, когда в семантической сфере действия наречия находится все инфинитивное сочетание (277) vs. только инфинитив (278), что уже резко противопоставляет их вышеописанным.

  1. Сегодня не встречаетесь, завтра [захотите встретиться]. Нам нужны гарантии. [Б. Васильев. Были и небыли (1988)] — желание возникнет завтра
  1. - Обегайте весь город, две комнаты под контору, третья под склад, завтра я хочу [иметь редакцию]. [А. Н. Толстой. Черная пятница (1924)] — желание уже возникло, иметь завтра

В Таблицу 30.17 попали глаголы НСВ хотеть и мочь, для которых в семантической сфере действия наречия оказывается инфинитив. За счет этого наречие завтра при глаголе хотеть и наречие скоро при глаголе мочь дают заметно больший процент случаев с интерпозицией.

Таблица 30.17.  Позиция наречий скоро и завтра в инфинитивных конструкциях (основной корпус НКРЯ, ручной просмотр[*])

AdvNomAuxV

NomAdvAuxV

AdvAuxAdvV

% AdvAuxAdvV

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

завтра

быть

67

26

17

15%

начать

6

4

1

9%

незначимо, p=1

стать

2

1

0

--

незначимо, p=1

хотеть

8

10

18

50%

значимо, p<0.0001

мочь

50

10

19

24%

незначимо, p=0.1882

скоро

быть

80

52

4

3%

начать

55

47

6

6%

незначимо, p=0.3448

стать

60

46

7

6%

незначимо, p=0.2331

хотеть

0

0

1

--

мочь

21

16

35

49%

значимо, p<0.0001

30.2.6.3Наречия типа опять в контексте аналитического будущего

Особый интерес представляет поведение модификаторов типа опять, снова; всегда; часто / редко, в целом проявляющих достаточную семантическую и линейную свободу. В самом обычном случае они располагаются в препозиции к глаголу и занимают положение между двумя рассмотренными типами адвербиалов: Он вчера опять громко пел.

В аналитической конструкции будущего времени, как и в других типах инфинитивных конструкций, такие наречия могут находиться как в препозиции ко всей глагольной конструкции, так и в интерпозиции — между вспомогательным глаголом и инфинитивом:

  1. …и Марина будет опять учить меня и сердиться. [А. С. Эфрон. Попытка записей о маме (1955–1975)]
  1. Я опять буду дежурить, вместо Лиры… Приходите в ужинный перерыв… [А. Солженицын. В круге первом (1968)]

Отчетливой семантической разницы между примерами типа (279) и типа (280), которая могла бы свидетельствовать о том, что разной линейной позиции соответствует разная семантическая сфера действия наречия, не наблюдается (свидетельство в пользу — семантической — спаянности конструкции).

Другие инфинитивные сочетания ведут себя с этой точки зрения по-разному — и неодинаково с разными наречиями. Глагол стать, кажется, не отличается от аналитического будущего: заметной разницы между примерами с препозицией и интерпозицией наречия не наблюдается. Для глагола начать семантическую сферу действия наречия можно определить более надежно, особенно при сравнении с глаголом НСВ начинать, ср.: вдали от дома дети начали часто [болеть] vs. вдали от дома дети часто [начинают болеть]. Иконично отражает семантическую сферу действия линейная позиция наречия при глаголе хотеть: он часто [хочет меня видеть] vs. он хочет [часто меня видеть].

В Таблице 30.18 приведены данные по линейной позиции наречий этого класса в конструкции аналитического будущего и — для сравнения — в инфинитивных сочетаниях с фазовыми глаголами начать и стать (для которых, как и для будущего времени, различий в сфере действия в зависимости от позиции наречия не ожидается).

Таблица 30.18.  Аналитическое будущее и конструкции с фазовыми глаголами (% употреблений в интерпозиции), основной корпус НКРЯ[*]

наречие

аналитическое будущее

стать+инф.

начать+инф.

буд.вр. vs. стать, точный двуст. критерий Фишера

буд.вр. vs. начать, точный двуст. критерий Фишера

всегда

16% (161)

70% (7)

--

значимо, p=0,0003

--

опять

19% (56)

23% (179)

19% (90)

незначимо, p=0,1378

незначимо, p=1

снова

26% (50)

15% (100)

17% (90)

значимо, p=0,0012

значимо, p=0,0150

часто

45% (60)

68% (187)

61% (19)

значимо, p<0,0001

незначимо, p=0,1147

редко

50% (5)

36% (8)

--

незначимо, p=0,6993

--

Как видно из таблицы, рассмотренные наречия достаточно сильно разнятся с точки зрения склонности к тому или иному порядку слов в конструкции аналитического будущего[*]. Что касается отличий самой конструкции от инфинитивных сочетаний со стать и начать, то некоторые отличия обнаруживаются для контекста снова (с обоими), часто (со стать), всегда (со стать), причем для разных наречий — в разные стороны; общая картина не до конца ясна.

30.2.7Замена инфинитивного оборота на местоимение

В качестве теста, позволяющего уточнить внутреннюю структуру инфинитивной конструкции (понять, отличается ли она от структуры сочетаний с модальными и фазовыми глаголами), может выступать возможност / невозможность замены всего инфинитивного оборота на анафорическое местоимение это или вопросительное что в вин. п. или род. п. под отрицанием (а также отрицательное ничего, неопределенные что-то, что-нибудь и др.)[*]. Сентенциальный актант, в т. ч. инфинитивный оборот при глаголах возможности и желания, как правило, свободно допускает такую замену:

  1. США всегда могут напечатать больше денег, Европа этого не может. [«Однако» (2010)] = не может [напечатать больше денег]

Для аналитического будущего замена на местоимение кажется невозможной. Во всех ожидаемых местах замена на будет делать это / что.

  1. ???США будут печатать больше денег, Европа этого не будет <OKэтого не будет делать>.
  1. Глебов всё ещё не знал, что он будет делать в четверг: и прийти, и не прийти было одинаково невозможно. [Ю. Трифонов. Дом на набережной (1976)] — ???что он будет в четверг
  1. Оно либо ничего не будет делать, либо будет метаться — совершать в беспорядке все действия, которые есть в таблице. [В. Ф. Турчин. Феномен науки. Кибернетический подход к эволюции (1970)] — ???либо ничего не будет

Впрочем, с одной стороны, конструкция аналитического будущего в этом отношении не уникальна: как минимум аналогичный запрет наблюдается для инфинитивного сочетания с глаголом стать.

  1. А когда перестанут, начнет ли ЕЦБ покупать долги этих стран за счет станка, судя по всему, он уже это начал. [коллективный. Форум: Новая волна или продолжение старой?! (2010)] — OKуже стал это делать / ???уже это стал

С другой стороны, для самого аналитического будущего запрет не жесткий, ср. не вполне нейтральный, но не аграмматичный пример:

  1. – Ну, бессмысленно рассказывать суть картинки. — Ну, хорошо, это не будем. — Хорошо. Мы же не козлы? [«Пятое измерение» (2003)]

И, наконец, невозможность замены инфинитивного оборота при глаголе быть на имя в вин. п. (местоимение), строго говоря, показывает только, что он, в отличие от инфинитивного оборота при глаголах типа мочь и начать, не является актантом. О том, что в конструкции аналитического будущего вовсе отсутствует иерархическая структура (будет [печатать деньги]), отрицательный результат этого теста не говорит (а говорит о том, что если она есть, то иной природы, чем для мочь).

30.2.8Порядок компонентов в аналитической конструкции будущего времени

При решении вопроса о степени формальной спаянности единицы обычно обсуждается два параметра:

  1. возможность разрыва компонентов другими словоформами, раздел 30.2.8.1;

  2. возможность перестановки компонентов, раздел 30.2.8.2.

В случае аналитического будущего речь идет не о принципиальной возможности (и a. и b. заведомо возможно, см. раздел 30.2.1), а скорее о частотности того или иного порядка слов, по которой конструкция аналитического будущего может выделяться на фоне других инфинитивных сочетаний.

Также важно, насколько регулярны правила порядка слов: большая, чем обычно, их регулярность также может свидетельствовать о процессе грамматикализации.

По обоим параметрам конструкция аналитического будущего в некоторых случаях действительно несколько отличается от других сочетаний с инфинитивом.

30.2.8.1Контактное / дистантное расположение компонентов конструкции аналитического будущего

Компоненты конструкции аналитического будущего могут располагаться непосредственно друг за другом (будет спать) или разрываться другими словоформами (будет долго спать).

Однако, как показывают данные НКРЯ, доля употреблений с контактным расположением компонентов 1) существенно выше, чем с дистантным, 2) несколько выше, чем в других инфинитивных сочетаниях, см. Таблицу 30.19.

Таблица 30.19.  Контактное vs. дистантное расположение компонентов инфинитивной конструкции: поиск по синтаксическому подкорпусу НКРЯ

контактное расположение (1..1)

дистантное расположение (2...7)

% контактных

критерий хи-квадрат (сравнение с буд.вр.)

быть (аналитическое будущее)

830

113

88%

начать

398

71

85%

незначимо, p=0,1118

стать

288

76

79%

значимо, p<0,0001

хотеть

265

71

79%

значимо, p<0,0001

мочь

1763

582

75%

значимо, p<0,0001

Очень резкой разницы между конструкцией будущего времени и другими инфинитивными сочетаниями не наблюдается, однако для всех проверенных нами сочетаний, кроме глагола начать, она статистически значима.

Рассматривались только случаи прямого порядка компонентов «будет + инфинитив». Гораздо менее частотный порядок «инфинитив + будет» обсуждается в разделе 30.2.8.2.

Данные, представленные в Таблице 30.19, дают первое представление о степени спаянности конструкции аналитического будущего, но покрывают слишком разнородную область употреблений (компоненты конструкции могут разрываться очень разными синтаксическими единицами, в структурах с разной коммуникативной организацией и под.). Отдельно был рассмотрен частный случай, когда конструкция будущего времени разрывается / не разрывается субстантивным прямым дополнением.

В предложении с обычным финитным глаголом (неместоименное) прямое дополнение, входящее в рему, располагается обычно после глагола; иногда перед глаголом (с сохранением нисходящего фразового акцента), см. [Адамец 1966: 72]:

    1. Все будет хорошо. Попьем чаю\, поговорим. Его ласковый, дружеский тон тронул меня, и я только сумел сказать: [В. Давыдов. Театр моей мечты (2004)] — VO
    2. Ямнинов зажег газ. — Чаю\ попьем, — сказал он. — Ц-ц-ц-ц-ц! [А. Волос. Дом у реки (1998)] — OV

Нас будет интересовать второй случай, порядок слов OV, b. Для инфинитивной конструкции ему соответствуют две возможных структуры с препозицией дополнения:

  1. без разрыва инфинитивной конструкции (контактная): O Aux Inf (чаю попью → чай буду пить)

    1. Вон у меня еще сахарину на неделю достанет, чай\ будем пить. [А. Приставкин. Ночевала тучка золотая (1981)]
  2. с разрывом инфинитивной конструкции (дистантная): Aux O Inf (чаю попью → буду чай пить)

    1. Маша вошла неуверенно, нехотя, а Люська любопытно озиралась. — Раздевайтесь, будем чай\ пить, — объявил Служкин. [А. Иванов. Географ глобус пропил (2002)]

Данные основного корпуса НКРЯ по аналитической конструкции будущего времени и сопоставительные данные по другим инфинитивным сочетаниям представлены в Таблице 30.20.

Таблица 30.20.  Препозиция рематического прямого дополнения в инфинитивной конструкции: Поиск по основному корпусу НКРЯ[*]

примеры типа чай будем пить

примеры типа будем чай пить

% контактных (AuxInfO)

критерий хи-квадрат (сравнение с буд.вр.)

мочь

104

34

75%

незначимо, p=0,1529

быть (аналитическое будущее)

221

103

68%

стать

80

63

56%

значимо, p=0,0144

хотеть

62

96

39%

значимо, p<0,0001

начать

23

48

32%

значимо, p<0,0001

Таблица 30.20 в целом подтверждает утверждение о повышенной доле употреблений с контактным расположением компонентов для аналитического будущего по сравнению с другими инфинитивными сочетаниями: выше, чем для быть (статистически незначимо), она оказывается только для глагола мочь. Отметим при этом, что по поведению в рассматриваемом контексте глаголы выстраиваются иначе, чем в общем случае (Таблица 30.19 выше).

См. также отдельно о случаях, когда конструкция будущего времени разрывается отрицательной или фокусной частицей (разделы 30.2.4, 30.2.5) и разными типами наречий (раздел 30.2.6).

30.2.8.2Постпозиция vs. препозиция инфинитива: общие сведения

Порядок компонентов в конструкции аналитического будущего жестко не фиксирован. Ср.:

  1. А то будет, что он будет разгоняться, пока на станцию не влетит и в тупик не врежется, как яблоко в Ньютоновом садике. [М. Анчаров. Самшитовый лес (1979)] — препозиция вспомогательного глагола
  1. Разгоняться будем до знака «сбросить тягу». [Правила подземного движения] — препозиция инфинитива

Нейтральным (соответствующим нейтральной интонационной структуре и наиболее частотным) является порядок слов, при котором вспомогательный глагол предшествует инфинитивной группе. Примеры с препозицией инфинитива (как контактной, так и дистантной) составляют всего 5% от общего числа употреблений конструкции будущего времени (42 примера в синтаксическом корпусе НКРЯ):

Таблица 30.21.  Порядок компонентов в конструкции аналитического будущего, включая случаи дистантного расположения (синтаксический корпус НКРЯ[*])

быть+Inf

809

95%

Inf+быть

42

5%

всего (расстояние от – 7 до 7)

851

100%

Аналогичные данные по другим инфинитивным сочетаниям дают примерно ту же картину. На фоне прочих выделяется только конструкция с глаголом начать, это можно объяснить тем, что она не склонна употребляться под отрицанием (см. ниже).

Таблица 30.22.  Порядок компонентов в инфинитивных конструкциях (синтаксический корпус НКРЯ)[*]

Aux+Inf

Inf+Aux

% Inf+Aux

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

стать

380

22

5,50%

незначимо, p=0,6818

мочь

2345

132

5,30%

незначимо, p=0,7213

быть (аналитическое будущее)

809

42

4,90%

хотеть

336

12

3,40%

незначимо, p=0,2867

начать/начинать

469

7

1,50%

значимо, p=0,0012

Все употребления с препозицией инфинитива встречаются в контекстах с особой коммуникативной (и, соответственно, интонационной) организацией. Возможно два типа структур с порядком инфинитив + быть:

  1. контактная: с инфинитивной группой непосредственно перед глаголом быть (292), далее «инверсия инфинитива»;

  2. дистантная: с постановкой инфинитивной группы (всей или ее части) слева от подлежащего и глаголом быть in situ (293), (294), далее «вынос инфинитива»:

    1. Никто кормить не будет, точно так же, как и мест в общаге питерцам не выделят. [Практика на Белом море (форум) (2007)]
    1. Задарма его кормить никто не будет. [А. Курчаткин. Счастье Вениамина Л. (2000)]
    1. И работать в конечном счете он будет на наши интересы, на настоящее и будущее Кубани и ее жителей. [Продажу земли — в рамки закона]

Возможна также ситуация, когда часть инфинитивной группы выносится в начало предложения, а сам инфинитив при этом оказывается в препозиции ко вспомогательному глаголу:

  1. А в следующем году жребий уже никто тянуть не будет — из федеральных осталось лишь ОРТ. [«Культура» (2002)]

Основных контекстов с препозицией инфинитива два — а) предложения с эмфатическим отрицанием или вопросом и б) предложения с узкой ремой и глаголом-темой в начале предложения. Коммуникативный тип, близкий к б), в относительных придаточных оказывается предрасположен к выносу инфинитива за пределы придаточного (работать у которого он будет по собственной инициативе), см. ниже раздел 30.2.8.6.

Приведем отдельно данные основного корпуса НКРЯ по инверсии инфинитива (с контактной позицией компонентов).

Таблица 30.23.  Порядок компонентов в конструкции аналитического будущего: контактное расположение (основной корпус НКРЯ)[*]

N

%

быть+Inf

141 721

90%

Inf+быть

15 625

10%

30.2.8.3Препозиция инфинитива в конструкции аналитического будущего и отрицание

Половина из примеров на нестандартный порядок компонентов конструкции аналитического будущего в синтаксическом корпусе НКРЯ (21 пример) — это употребления в контексте отрицания, при том что для нейтрального порядка слов употребления под отрицанием составляют всего 10%:

  1. И отменять приказ/ никто не будет\. [Артист Миманса]
  1. Я хочу ее ребенка. Я его уже люблю. А там/ у вас его никто любить не будет\. [Г. Щербакова. Моление о Еве (2000)]

Контекст эмфатический (296) или контрастивный (297), с особой интонационной структурой (нисходящий акцент на глаголе быть).

В контексте эмфатического отрицания возможны все перечисленные выше типы порядка слов с препозицией инфинитива: а) в начало предложения может выноситься вся инфинитивная группа, как в (296) выше, или ее часть, при этом инфинитив выносится в препозицию к вспомогательному глаголу:

  1. Приказ/ никто отменять не будет\.

Также возможна в) простая инверсия компонентов конструкции без выноса в начало предложения — (299), ср. также (297) выше:

  1. Никто отменять приказ не будет\.

В Таблице 30.24 представлены данные, показывающие корреляцию нестандартного порядка слов в конструкции аналитического будущего с наличием при ней отрицания.

Таблица 30.24.  Порядок компонентов в конструкции аналитического будущего под отрицанием (синтаксический корпус НКРЯ)[*]

Inf Aux

Aux Inf

% с инверсией

без отрицания

21

735

3%

под отрицанием

21

74

22%

всего

42

809

5%

Ср. также данные основного корпуса НКРЯ по случаям только контактного расположения (конструкции типа б) за детей никто беспокоиться не будет и в) никто беспокоиться не будет). Доля употреблений с инверсией тут выше и без отрицания, и под отрицанием; разница между отрицательными и положительными контекстами по-прежнему очень велика.

Таблица 30.25.  Порядок компонентов в конструкции аналитического будущего под отрицанием: контактное расположение компонентов (основной корпус НКРЯ)

Inf Aux

Aux Inf

% с инверсией

без отрицания

11277

130362

8%

под отрицанием

4348

11359

28%

всего

15625

141721

10%

Таблица 30.26 показывает, что доля употреблений с препозицией инфинитива из всех употреблений под отрицанием для конструкции будущего времени выше, чем для модальных глаголов (мочь и хотеть), отличие от фазовых глаголов (начать и стать) статистически незначимо.

Таблица 30.26.  Прямой (1..7) / инвертированный (-7..-1) порядок слов под отрицанием (синтаксический корпус НКРЯ)

Inf + не Aux

не Aux + Inf

% c препозицией инфинитива

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

стать[*]

21

37

36%

незначимо, p=0,0644

начать/начинать

1

2

33%

незначимо, p=0,5378

быть (аналитическое будущее)

21

74

22%

мочь/смочь

86

594

13%

значимо, p=0,0168

хотеть

8

83

9%

значимо, p=0,0150

В Таблице 30.27 для аналитического будущего и других инфинитивных сочетаний отдельно приведены более однородные данные по структурам с соположением вспомогательного глагола и инфинитива типа представленной в примере (300):

    1. Пароход не ждет\.
    2. Пароход не будет\ ждать.
    3. Пароход ждать не будет\.
Таблица 30.27.  Инверсия компонентов инфинитивной конструкции (основной корпус НКРЯ)[*]

примеры типа пароход ждать не будет

примеры типа пароход не будет ждать

% с инверсией

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

быть (аналитическое будущее)

89

101

47%

стать

55

123

31%

значимо, p=0,0019

мочь

69

405

15%

значимо, p<0,0001

хотеть

38

261

13%

значимо, p<0,0001

начать

0

0

--

Здесь конструкция будущего времени лидирует по количеству употреблений с инверсией, и в целом можно сказать, что глаголы достаточно правдоподобно выстраиваются в соответствии с представлением о степени их грамматикализации[*].

Что эти данные могут сказать о степени грамматикализации конструкции будущего времени? На первый взгляд, от более грамматикализованной конструкции можно было бы и здесь ожидать пониженного процента инвертированных употреблений. Однако неожиданно высокий процент инвертированных употреблений под отрицанием для конструкции будущего времени тоже можно интерпретировать как свидетельство ее грамматикализации: движение происходит не в сторону простой спаянности компонентов (всегда прямой порядок с контактным соположением), а в сторону большей регуляризации правил порядка слов (таких как: отрицание + контрастная рема => инверсия). Подтверждением тому служит тот факт, что для инфинитивных сочетаний с предположительно более низкой степенью грамматикализации, процент инверсии под отрицанием оказывается ниже.

Еще один похожий на отрицательный, но более редкий (1 пример из 42 в синтаксическом корпусе НКРЯ) контекст, благоприятный для препозиции инфинитива, — это контекст эмфатического вопроса. В этом контексте, как и при отрицании, возможны разные типы нестандартного порядка слов:

    1. – А кто выносить будет?! — закричал Антон с печи. [Конец света/Свадьба]
    2. А выносить мусор кто будет?
    3. А мусор кто выносить будет?

30.2.8.4Предложения с выносом глагола-темы

Второй из основных контекстов употребления нестандартного порядка слов в конструкции аналитического будущего — это особый класс предложений с глаголом, входящим в тему (пчелы будут зимовать в (302)), и узкой ремой (в неотапливаемом доме), 20 примеров в синтаксическом корпусе НКРЯ:

  1. [Зимовать/ пчелы будут]T [в неотапливаемом доме\]R [коллективный. Прилетели пчелы в августе. Как их сохранить? Позднее заселение (2015)]

Такого же типа структура встречается для прочих инфинитивных сочетаний, ср.:

  1. Никто не знает, кто научил меня читать, а [читать/ я начал]T [лет с четырех-пяти]R [А. Яковлев. Омут памяти (2001)]

Аналогичные по коммуникативной структуре предложения с синтетической формой глагола имеют порядок слов с выносом глагола с восходящим акцентом в препозицию и ремой в постпозиции.

  1. Зимуют/ пчелы в неотапливаемом доме\.

В [Янко 2001: 209–211] такой порядок слов связывается с семантикой характеризации: глагол-тема — признак (‘являться зимующим’), вторая тема / вторая часть темы (‘пчелы’) — носитель признака, рема — значение признака (‘в неотапливаемом доме’). В [Падучева 2012] вынос глагола в препозицию в подобных предложениях объясняется через общую тенденцию, в соответствии с которой а) акцентоносителем оказывается более значимый компонент темы (зимуют) и б) «в неоднословной теме акцентоноситель стремится быть слева» (поэтому зимуют/ пчелы, а не пчелы зимуют/).

Для инфинитивной конструкции аналитического будущего порядку с выносом глагола соответствуют три возможных порядка слов:

    1. с выносом всей инфинитивной конструкции и прямым порядком компонентов: будут зимовать пчелы

    2. с выносом всей инфинитивной конструкции и инверсией компонентов: зимовать будут пчелы

    1. с выносом инфинитивной группы и глаголом быть in situ: зимовать пчелы будут…, как в (302).

Если рассматривать это как тест на степень спаянности конструкции будущего времени, то можно ожидать следующего. Выбор между a. и b. (с выносом всего инфинитивного сочетания vs. только инфинитива) будет говорить о том, ведет ли себя конструкция аналитического будущего как единая коммуникативная единица (быть входит в тему-признак и выносится вместе с инфинитивом) или нет (статус темы-признака — только у инфинитива). Выбор между a.1. и а.2. (с инверсией vs. без инверсии) будет говорить о том, ведет ли себя конструкция аналитического будущего как единая морфосинтаксическая единица. Как было сказано выше, в общем случае, когда тема состоит из нескольких морфологически и синтаксически автономных единиц, акцентоноситель темы тяготеет к строго начальной позиции [Падучева 2012]. А потому порядка слов а.1. мы ожидаем только если сочетание будет + инфинитив проявляет свойства морфологически единой словоформы. Если же и инфинитив, и быть ведут себя как «полноценные» словоформы, то в соответствии с общим правилом, для выноса целиком инфинитивной конструкции ожидается скорее порядок а.2.) (с инверсией акцентоносителя-инфинитива). Таким образом, свидетельства в пользу максимальной степени спаянности дает структура а.1., меньшей — а.2., наименьшей — б.

Данные основного корпуса НКРЯ дают следующую картину.

  1. По запросу «быть+инф.+сущ.им. п.[*]» в начале предложения[*] очевидных примеров с соответствующей коммуникативной структурой не находится. Искусственные примеры такого рода кажутся сомнительными.

    1. ?Будут зимовать/ пчелы в неотапливаемом доме\.

    Ср. один из наиболее близких к искомым по коммуникативной структуре корпусных примеров, обладающий, однако, иным интонационным оформлением (акцент на подлежащем занятия, а не на глаголе):

    1. [Будут продолжаться занятия/]T [и на заочном отделении\]R... [«Вечерняя Москва» (1971)]
  2. Примеры этого типа аграмматичными не кажутся, однако низкочастотны. По запросу «инф.+быть+сущ.им. п.» в начале предложения находится всего 2 очевидных примера[*]:

    1. Жить/ будут спортсмены в двух- и трехкомнатных квартирах\. [«Работница» (1980)]
    1. Помещаться/ будет выставка в старинном барском доме… [«Русское слово» (1909)]

    Близок к аграмматичному подобный порядок слов с подлежащими — личными местоимениями (жить буду я в…). Однако за пределами НКРЯ встречаются и такие употребления:

    1. А говорила она мне вот что, что жить/ буду я в самом главном городе России\, замуж выйду за нерусского. (4stor.ru/histori-for-life/16073-predskazanie-gadalki.html)

    Неслучайным кажется, что оба глагола в примерах — бытийные, не вполне полнозначные. Ср. нестандартное поведение тех же глаголов в относительном придаточном (окказиональные употребления типа помещаться которая будет), раздел 30.2.8.6.

  3. Стандартный (и, как оказывается, практически единственно возможный) порядок предполагает вынос инфинитива с разрывом конструкции аналитического будущего. Таких примеров по запросу «инф.+сущ.им. п.+быть» находится 27:

    1. Встречаться/ люди будут лишь на общих собраниях\. [В. Шефнер. Листопад воспоминаний (1945–1955)]

Таким образом, по этому тесту конструкция аналитического будущего проявляет низкую степень спаянности.

30.2.8.5Другие коммуникативно обусловленные изменения порядка слов в конструкции аналитического будущего

Ниже кратко рассмотрено еще несколько типов коммуникативно обусловленного нестандартного порядка слов в конструкции аналитического будущего, которые позволяют судить о степени ее грамматикализации и других свойствах.

30.2.8.5.1Структуры, дающие препозицию инфинитива
30.2.8.5.1.1Препозиция неглагольного акцентоносителя темы

Тот же эффект, что описан в 30.2.8.4 для предложений с глаголом-темой, возможен для других типов акцентоносителей темы [Падучева 2012]: в (311) глагол входит в тему, но ее акцентоносителем является прямое дополнение, оно и может выноситься в начало:

  1. Заложников/ они выдают лишь представителям дипломатических миссий\. < Они выдают заложников/ лишь представителям дипломатических миссий\.

В этом случае для аналитического будущего (и для других инфинитивных сочетаний) возможно два варианта:

  1. инфинитив может выноситься вместе с дополнением (эффект крысолова):

    1. Как ранее сообщали представители оперативного штаба, боевики заявляли, что выдавать заложников — иностранцев/ они будут лишь представителям тех дипломатических миссий, гражданами которых являются заложники. [Материал новостных лент Интернета 2002–2003, коллекция 75]
  2. может выноситься только дополнение:

    1. Заложников/ они будут выдавать лишь представителям дипломатических миссий\.

    При этом при выносе инфинитива вслед за акцентоносителем порядок инфинитив + дополнение остается прежним. Примеры с акцентоносителем слева от инфинитива встречаются, но не кажутся безупречными:

    1. Жизнь/ свою употреблять они будут только на добрые, разумные дела. [В. Астафьев. Ясным ли днем (1967)]
30.2.8.5.1.2Глагол — контрастная рема

Разные нестандартные порядки слов дает также контрастная рема. В нашем случае это, как правило, верификативная контрастная рема, часто под отрицанием, т. е. контексты типа:

  1. {Он заболеет?} — Он заболеет\. — Он не заболеет\.

В инфинитивной конструкции, как и выше, предложениям типа (315) соответствуют два порядка слов:

  1. без выноса инфинитива:

    1. Он не будет\ болеть. Он болеть не будет\ (об инверсии см. выше раздел 30.2.8.3)
  2. с выносом инфинитива:

    1. Болеть/ он не будет\.

В Таблице 30.28 представлены данные по предложениям с подлежащим никто (склонным к тому, чтобы иметь контрастную рему) типа представленных в примерах ниже:

  1. А он ей сказал, представляешь: «Главное ноги, а на нос, ей-богу, никто не будет\ смотреть!» [О. Павлов. Асистолия (2009)] — без выноса инфинитива
  1. …если вдруг вылезает аллергия — никто кормить не будет\... [коллективный. Форум: Холивар (2012)] — без выноса инфинитива, с инверсией
  1. Но как только ты умрешь, понуждать никто не будет\ — он опять не будет ходить. [Протоиерей Димитрий Смирнов. Проповеди (1984–1989)] — с выносом инфинтива
Таблица 30.28.  Примеры типа работать никто не будет\ vs. никто не будет\ работать, никто работать\ не будет, основной корпус НКРЯ

Inf никто не Aux[*]

никто Inf не Aux

никто не Aux Inf

% с выносом (Inf никто не Aux)

% прямого порядка (никто не Aux Inf)

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр., Inf никто не Aux vs. другое)

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр., никто не Aux Inf vs. инверт.)

быть (аналитическое будущее)

4

22

37

6%

59%

стать

4

12

48

6%

75%

незначимо, p=1

незначимо, p=0,0607

мочь

18

50

261

7%

79%

незначимо, p=0,7658

значимо, p=0,0011

хотеть

9

14

102

9%

82%

незначимо, p=1

значимо, p=0,0014

Процент примеров с выносом инфинитива невелик (аргумент за спаянность конструкции). Однако заметных отличий от конструкций с глаголами стать, мочь и хотеть по этому параметру не наблюдается (аргумент против выделенного статуса конструкции аналитического будущего).

При этом по проценту употреблений с прямым порядком будущее время значимо отличается от модальных глаголов (что согласуется с данными, представленными в Таблице 30.27 выше).

При наличии в реме заударной части она может выноситься в начальную тематическую позицию:

  1. (Он принесет статью?) — Он принесет\ статью. — Он не принесет\ статью. — Статью/ он не принесет\.

Для инфинитивной конструкции в этом случае опять два варианта: с выносом инфинитива вслед за заударной частью ремы (эффект крысолова) и без выноса:

    1. Приносить статью/ он не будет.
    2. Статью он приносить не будет\; статью он не будет\ приносить.

Ср. корпусные примеры на разные порядки слов (склонность к выносу, видимо, зависит от длины составляющей, детальными данными мы не располагаем):

  1. Ругать фигуристов/, конечно, никто не будет\: Кавагути со Смирновым в парном катании с самого начала было сложно на что-то рассчитывать. [Записки из Русского дома]
  1. Никаких специальных мер по этому поводу/ Банк России предпринимать не будет\. [Возвращение доллара]
30.2.8.5.2Структуры, дающие препозицию вспомогательного глагола
30.2.8.5.2.1Тетические предложения с препозицией глагола

Тетические (коммуникативно-нерасчлененные) предложения, состоящие из подлежащего и сказуемого, бывают двух типов — а) с порядком V S\ и б) с порядком S\ V, в обоих случаях нисходящий акцент на подлежащем (см., например, [Maslova 1995]):

  1. Пришли гости\. Изольда приготовила раклет. [М. Шишкин. Венерин волос (2004)]
  1. Гости\ пришли-с! — вдруг крикнула особа тоненько и сладко. [Б. Окуджава. Путешествие дилетантов (1971–1977)]
  1. В конструкции аналитического будущего тип с препозицией глагола реализуется как в примере (321):

    1. Будет издаваться политический журнал\ наподобие «Moniteur», и вы будете редактором его». [Ю. Н. Тынянов. Пушкин (1935–1943)]
  2. Более интересен порядок слов с препозицией подлежащего. В случае инфинитивной конструкции будущего времени ему теоретически соответствуют два порядка слов 1) S\ Aux Inf и 2) Aux S\ Inf — с разрывом инфинитивной конструкции. Оба грамматичны, в т. ч. и порядок слов с разрывом конструкции, ср.: Будут сверкать зарницы, будут ручьи\ звенеть... Однако данные НКРЯ показывают, что структура с разрывом конструкции значительно менее частотна: по запросу на трехсловное предложение соответствующего типа (поиск с ручной фильтрацией) находится всего 1 такой пример и 22 примера на структуру без разрыва инфинитивной конструкции:

    1. Туда, за его громаду, полезет с бочонком Таня, а он будет ее сдувать. Будут орлы\ кружиться… А вино — весело за спиной — буль-буль-буль… [И. С. Шмелев. Солнце мертвых (1923)] — Aux S\ Inf, Ср.: Орлы\ кружатся.
    1. Спохватываюсь: перед дуэлью нельзя пить, ни в коем случае нельзя пить! Рука\ будет дрожать. [Г. Алексеев. Зеленые берега (1983–1984)] — S\ Aux Inf, Ср.: Рука\ дрожит.

Предпочтение порядка слов без разрыва конструкции аналитического будущего свидетельствует о ее спаянности. Для других инфинитивных сочетаний аналогичные примеры, впрочем, тоже единичны (т. е. от аналитического будущего они в этом смысле не отличаются): 1 пример на стать, 2 на мочь, для хотеть, начать по запросу на трехсловное предложение не встретилось ни одного примера.

  1. Рявкнул медведь и пропал в елочках. Стал народ\ собираться. Охотники пришли, и я, конечно, ними. [Ю. Коваль. Стожок (1970)] — Народ\ собрался.
  1. А у нас здесь кирпичи, доски. Могут воры\ забраться. [С. Шерстенников. Тюрьма надежды нашей (1997)]
30.2.8.5.2.2 «Дислокация ремы», включающей глагол

Среди производных коммуникативных структур известна т. н. структура с дислокацией ремы, когда части ремы обрамляют тему [Ковтунова 1976: 120–124] (рема — курсивом). В частности, когда рема включает глагол, он может оказываться в начальной, а остальная часть ремы — в конечной позиции.

  1. а. ...Так, мол, и так, открыл/ я удивительного финансиста\… [Ю. Давыдов. Синие тюльпаны (1988–1989)] — ср. исходное: б. Я открыл удивительного финансиста\.

Подробнее см. Коммуникативная структура предложения.

Для инфинитивных сочетаний такой структуре соответствует структура со вспомогательным глаголом в препозиции и инфинитивом в постпозиции к теме: Aux T Inf:

  1. Начал/ я ходить к профессору\. [И. С. Тургенев. Гамлет Щигровского уезда (1849)] — ср. аналогичное с синтетической глагольной формой: Сходил/ я к профессору\.

Дислокация ремы возможна для инфинитивного сочетания и в том случае, когда кроме него в рему ничего более не входит. Для синтетической глагольной формы такому предложению будет соответствовать обычное предложение с ремой в финальной позиции:

  1. Один из жандармов вышел за ворота и что-то прокричал в толпу. Стала/ толпа расходиться\. [В. Смоленский. Воспоминания (1955)] — Толпа разошлась\.

Дислокации ремы с будущим аналитическим (будет Т Inf) в НКРЯ не встретилось, однако такая структура не кажется неприемлемой и обнаруживается за пределами НКРЯ, см.:

  1. А потом надоест ему быть громоотводом — и уйдёт к той, которая его любит, и будет/ эта дура волосы\ на себе рвать. (foren.germany.ru)

Примеры типа (335) свидетельствуют о достаточной автономности компонентов конструкции будущего времени.

30.2.8.5.2.3Условные конструкции с препозицией глагола

Особый порядок слов с препозицией глагола характерен для бессоюзной условной конструкции (см. Условные придаточные):

  1. Пойдет чужестранец на нас войной — несдобровать ему!

Аналитическое будущее в этом случае, как и другие инфинитивные сочетания, обычно дает расщепленный вариант с препозицией вспомогательного глагола и инфинитивом in situ:

  1. Будет чужестранец угрожать нашему народу — несдобровать ему.

Однако в НКРЯ встретились и немногочисленные (и, возможно, стилистически небрежные) употребления с выносом всего инфинитивного сочетания. По запросу «быть-буд.вр.+инф.+ сущ-им. п.» находится 3 таких примера. Ср.:

  1. Будет угрожать чужестранец нашему народу — несдобровать ему. [Г. М. Марков. Строговы (1936–1948)]
  1. Будет проходить Сашка расположение второй роты, там и произведет обмен. [В. Кондратьев. Сашка (1979)]
  1. Будет гадать норвежец до таяния арктических льдов — не угадает. [«Сибирские огни» (2013)]

Таким образом, аналитическое будущее в этом случае может вести себя как единая словоформа.

30.2.8.6Вынос инфинитива при релятивизации

В [Лютикова 2009: 495, 498] инфинитивная группа в аналитической конструкции будущего времени упоминается как один из типов составляющих, которые могут выноситься из относительного предложения с который: т. н. «эффект крысолова», см. о разных типах выноса из относительного придаточного Относительные предложения.

  1. Завершится праздник театрализованным представлением, руководить которым будет Петр Первый. [«Вечерняя Москва» (2002)]
  1. Все это появится ближе к Дню города Кондрова, отмечать который будут в первых числах августа. [«Весть» (2002)]

Вынос инфинитива из конструкции аналитического будущего, в отличие от некоторых других типов выноса при релятивизации, не только не обязателен (ср. (343) и (344)), но и крайне низкочастотен — по данным основного корпуса НКРЯ 1,01% (17 употр.) от всех относительных конструкций, для которых он в принципе допустим, см. Таблицу 30.30 ниже.

  1. …день города, отмечать который будут в первых числах августа ≈ день города, который будут отмечать в первых числах августа
  1. город, в котором я живу — *город, котором я живу в; город, столетие которого будет отмечаться в августе — *город, которого в августе будет отмечаться столетие

Общий принцип действия «эффекта крысолова» применительно к относительным придаточным состоит в том, что в начальной позиции оказывается не местоимение который, вводящее придаточное (как обычно), а некоторая содержащая его более крупная составляющая. Местоимение оказывается внутри нее в той линейной позиции, которая соответствует его синтаксической функции: Иоанн, [любовь которого] сильнее страха / [любовь Иоанна]. Точно так же: День города, [отмечать который] будут в августе / [отмечать День города]. Исходя из этого, поведение конструкции аналитического будущего в относительных предложениях с эффектом крысолова можно считать дополнительным тестом на степень ее спаянности и внутреннюю структуру.

Принципиальная возможность выноса типа день города, отмечать который будут в августе — свидетельство в пользу того, что инфинитив в конструкции аналитического будущего формирует (отдельную и находящуюся в структуре ниже глагола быть) составляющую с релятивизуемым дополнением .

При значительной спаянности быть с инфинитивом и структуре, при которой он формирует составляющую непосредственно с инфинитивом, а не со всей инфинитивной группой, на месте описанных мы бы ожидали структур типа *День города, [[будут отмечать] который] в августе, симметричных структурам, содержащим синтетические глагольные формы типа День города, [[отметят] который] не раньше августа.

Механизм эффекта крысолова предполагает запрет на вынос инфинитива в случае, когда который занимает позицию подлежащего (и не входит в группу инфинитива):

  1. Что будет с офицером, который будет действовать по закону? / ???действовать по закону который будет? [коллективный. Почему в России бардак на дорогах (2011)]

Ср., однако, неединичные примеры из Интернета (в основном из новостных текстов) на вынос подлежащего[*]:

  1. Сергей Михайлович рассказал о планах подготовки к этому празднику, отмечаться который будет в 2012 году... (www.kp.ru/online/news)
  1. Команда Фабио Капелло в этой форме выйдет на поле в финале чемпионата мира, проходить который будет в Бразилии в 2014 году. (www.lokomotiv.info)
  1. Осенью 2013 в Ставрополе начнется строительство современного бассейна, находиться который будет в Северо-Западном районе... (vk.com/wall)

Кажется, что такие примеры тем более приемлемы, чем ниже информативность соответствующего глагола. Ср. глаголы выше: отмечаться, проходить, находиться, — которые не добавляют никакой новой информации к той, что вводится в главном предложении (‘праздник’ > ‘будет отмечаться’, ‘бассейн’ > ‘будет где-то находиться’). Ср. также пример ниже с более «полнозначным» глаголом и узким фокусом на предложной группе:

  1. В России, на рынках, Chevrolet Tracker обзаведется 1,8 литровым атмосферником, предлагаться который будет [только с передним приводом]R. (http://clis.ru/anews) — ???предлагаться который скоро будет в магазинах.

Слева от местоимения который может оказываться не только одиночный инфинитив, но и другие слова, входящие в инфинитивную группу, — как входящие в ту же составляющую внутри инфинитивной группы, что и относительное местоимение (350), так и (реже, в частности, в НКРЯ таких примеров не встретилось) не входящие (351), (352):

  1. До 11 мая в области должен быть создан областной штаб, отвечать [за работу которого] будут специалисты из департамента по здравоохранению и Управления Роспотребнадзора. [Комсомольская правда (2009)]
  1. ...наставники, [читать лекции] которым будут работники Научно-методологического центра при Ассоциации во главе с заведующим кафедрой футбола в Государственной академии физкультуры и спорта Рафиком Багировым, по окончании семинара получат лицензию категории «С». (http://www.trend.az/news/society)
  1. [Играть главную роль] в котором будет актер Эдди Редмен, обладатель премии «Тони» (https://vk.com)

В [Лютикова 2009] (для инфинитивных конструкций в целом) отмечаются ограничения на подобный , (352) вынос, свидетельствующие о синтаксической асимметрии между обстоятельствами и дополнениями (353), а также прямыми и косвенными дополнениями (354):

    1. играть главную роль в котором будет актер Эдди Редмен обладатель премии «Тони» (https://vk.com)
    2. ???играть в этом фильме которую будет актер Эдди Редмен
    1. наставники, читать лекции которым будут работники Научно-методологического центра
    2. ?читать наставникам которые будут работники Научно-методологического центра

Проверить наличие подобной асимметрии на корпусном материале невозможно, поскольку подобные конструкции крайне редки и в НКРЯ примеры типа (353), (354) не встречаются вовсе ни в одном из вариантов.

К конструкции с выносом предрасположены предложения с узкой ремой, в которых глагол является темой. Как кажется, это тот же самый коммуникативный тип, для которого в независимых предложениях характерна препозиция глагола, а для конструкции аналитического будущего — инверсивный порядок компонентов (см. об этом выше раздел 30.2.8.4). Ср.:

  1. Мобилизованные образуют трудармию, руководить которой будет [Совет ста]R. [Я. Ларри. Страна счастливых (1931)] — Руководить трудармией будет Совет ста.
  1. Но это лишь версии, строить которые будут [долго и со вкусом]R. [«Итоги» (2003)] — Строить эти версии будут долго и со вкусом.

Придаточные с выносом инфинитива из конструкции аналитического будущего в основном нерестриктивны. Из 73 придаточных с выносом из газетного корпуса НКРЯ (который выбран по причине большей частотности в нем таких конструкций) рестриктивных только 5 (6,85%), ср. пример:

  1. Вместо существующего МВД, на взгляд сторонников «большевистского» решения проблемы, надо создать полицию, работать в которой будут сотрудники, не имеющие милицейского прошлого. [РИА Новости (2010)]

О нерестриктивных относительных придаточных известно, во-первых, что в них в целом эффект крысолова применяется шире, чем в рестриктивных, а во-вторых — что они, в отличие от рестриктивных, обладают собственной иллокутивной силой и, соответственно, собственной отчетливой коммуникативной организацией, что (см. выше) в данном случае принципиально.

С точки зрения синтаксической структуры обнаруживаются следующие тенденции. Чаще ожидаемого в придаточных с выносом инфинитива из конструкции аналитического будущего релятивизуется позиция прямого дополнения (358) и позиция косвенного дополнения (за счет актантов в тв. п. при глаголах типа руководить (359)), реже ожидаемого — позиция при предлоге. В целом можно сказать, что вынос инфинитива легче происходит из придаточных с релятивизацией самых левых позиций иерархии доступности за исключением подлежащего.

  1. ...а недавно мы рассказывали о проекте жилой застройки в районе площади Сенной, осуществлять которую будет именно эта фирма. [«Биржа плюс свой дом» (2002)]
  1. Мобилизованные образуют трудармию, руководить которой будет Совет ста. [Я. Ларри. Страна счастливых (1931)]

В Таблице 30.29 приводятся данные по частоте релятивизации разных синтаксических позиций в конструкции с выносом в сопоставлении с общими данными по частоте релятивизации для разных синтаксических позиций:

Таблица 30.29.  Частота релятивизации разных синтаксических позиций для конструкций с выносом (будущее время) и общая

общая частота (по основному корпусу НКРЯ с 1950 г.)[*]

частота в конструкциях с выносом из будущего времени (по газетному корпусу НКРЯ)

прямое дополнение

32,10% (20751)

50,7% (37)

непрямое / косвенное дополнение

9,15% (5920)

23,3% (17)

зависимое предлога

52,51% (33965)

21,9% (16)

генитивное приименное зависимое

6,13% (3967)

4,1% (3)

основание для сравнения

0,11% (74)

0

Вынос инфинитива при релятивизации возможен и для других инфинитивных конструкций:

  1. ...На кого же мы надеемся, где те элементы, сгруппировать которые мы хотим, кто на нашей стороне? [П. Г. Заичневский. Молодая Россия (1862)]

По корпусным данным, приведенным в Таблице 30.30, можно судить, насколько аналитическое будущее в этом смысле отличается от них с точки зрения частотности.

Таблица 30.30.  Вынос при релятивизации: аналитическое будущее и другие инфинитивные конструкции (Поиск по основному корпусу НКРЯ)

с выносом

без выноса

%с выносом

инф.+(1–3)+который+V

инф.+(1–3)+им. п.+который+V

который+V+инф.[*]

который+им. п.+V+инф.

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

хотеть+инф.

2

1268

0,16%

1

1

396

872

значимо, p=0,0040

мочь+инф.

17

3116

0,54%

9

8

1645

1471

незначимо, p=0,0716

стать+инф.

3

324

0,92%

3

0

157

167

незначимо, p=1

быть+инф. (аналитическое будущее)

17

1662

1,01%

15

2

974

688

начать+инф.

8

278

2,8%

6

2

103

175

значимо, p=0,0208

Для всех конструкций структура с выносом оказывается многократно менее предпочтительной, чем структура без выноса (для рассмотренных — максимум 3% от всех употреблений. Для фазовых — несколько частотнее, чем для модальных. Конструкция аналитического будущего по частотности выноса инфинитива занимает промежуточное положение между фазовыми глаголами и модальными: приведенные данные показывают значимое отличие в большую сторону от хотеть и — более слабое — в меньшую сторону от начать.

30.2.9Аналитическое будущее в сочинительных и эллиптических конструкциях

О степени формальной спаянности компонентов аналитической конструкции будущего времени можно судить по ее поведению в контексте сочинения (сочинение инфинитивных групп vs. полных структур с глаголом будет) и других контекстах с возможностью эллипсиса. В частности, чем более конструкция грамматикализована, тем более широко для нее должно быть представлено использование полных структур.

Ниже рассматривается поведение конструкции аналитического будущего при сочинении с разными типами союзов, а также в псевдосочинительных конструкциях типа взять и сделать, раздел 30.2.9.1; в конструкциях с лексическим повтором типа делать и делать, раздел 30.2.9.2; в альтернативных вопросах (делать или не делать), раздел 30.2.9.3; при сочинении клауз, раздел 30.2.9.4.

30.2.9.1Аналитическое будущее в сочинительных конструкциях

Для аналитического будущего возможны две стратегии сочинения, образующие, соответственно, поверхностные структуры двух видов:

  • будем жить и будем любить — несколько полных форм быть + инфинитив (далее «полная структура»);

  • будем жить и любить — несколько инфинитивов при одном вспомогательном глаголе (далее «редуцированная структура»).

Применительно к структуре второго типа («редуцированной») возникает вопрос о том, является ли она результатом эллипсиса во втором конъюнкте (будем жить и будем любить) или результатом сочинения инфинитивных групп при едином вспомогательном глаголе быть. Ниже (по крайней мере для части употреблений) приводятся свидетельства в пользу второй интерпретации. Так или иначе, экспансия этой структуры свидетельствует о низкой степени спаянности компонентов инфинитивной конструкции.

Применительно к структуре первого типа («полной») вопрос другой: проявляет ли она свойства внутриклаузального сочинения (сочинения глагольных групп) или сочинения — редуцированных — клауз. Ниже показано, что имеются употребления, которые удобнее трактовать как результат клаузального сочинения. Оно скорее возможно, если будущее время представляет собой свободное сочетание, а не спаянную форму.

Повышенная частотность полной структуры для аналитического будущего по сравнению с другими инфинитивными сочетаниями будет говорить о его большей грамматикализации. Жесткая корреляция употребления полной структуры с определенными синтаксическими и семантическими контекстами и ощутимое семантическое различие между полной и редуцированной структурами будут аргументом, наоборот, против его грамматикализации.

Ниже последовательно рассматриваются сочинительные конструкции с разными типами союзов:

одиночными (раздел 30.2.9.1.1);

повторяющимися (раздел 30.2.9.1.2);

двойными (раздел 30.2.9.1.3);

а также без союзов (раздел 30.2.9.1.4);

В разделе 30.2.9.1.5 представленные данные кратко обобщаются.

30.2.9.1.1Сочинительные конструкции с одиночными союзами

При сочинении с одиночным союзом возможна как полная структура, так и редуцированная.

  1. А в антракте будет курить и будет думать о «маленькой глупенькой девочке». [А. Коонен: начало пути (2003)]
  1. Подумал он, что будет курить и глотать из фляги, а потом застрелится. [О. Павлов. Дело Матюшина (1996)]

Полная при этом встречается крайне редко, см. Таблицу 30.31:

Таблица 30.31.  Сочинение форм аналитического будущего: одиночные союзы (Поиск по основному корпусу НКРЯ)[*]

полная

редуцированная[*]

% полной

и

25

2002

1,23%

или

4

98

3,92%

но

2

4

мало данных

Небольшое различие наблюдается между разделительным или и соединительным и: при или конструкция будущего времени чаще употребляется в полном варианте[*]. Еще более отчетливую разницу между повторяющимися или…или и и…и, а также попытку семантического объяснения см. ниже в разделе 30.2.9.1.2.

Для полной конструкции типичны следующие синтаксические и семантические контексты.

  1. Сочинение компонентов, только один из которых находится под отрицанием:

    1. – Всю ночь я не буду спать и буду стеречь у калитки. [А. Д. Скалдин. Странствия и приключения Никодима Старшего (1917)]
    1. И меня будут жалеть и не будут ругать. [Е. Велтистов. Электроник — мальчик из чемодана (1964)]

    Поскольку частица не с трудом допускает постановку перед инфинитивом (см. выше раздел 30.2.6), полная конструкция в этом случае предпочтительна. Если под отрицанием находится первый из компонентов, то, видимо, она единственно возможная (не буду спать и стеречь у калитки интерпретируется только как ‘не буду спать и не буду стеречь у калитки’, буду не спать — на грани приемлемости), в таблице выше — 3 примера на и, 1 на или.

    Таблица 30.32 показывает, что немногочисленные употребления с сочинением полных инфинитивных сочетаний, точно так же как и для аналитического будущего, возможны и для конструкций с модальными и фазовыми глаголами. Для глаголов стать, начать, мочь полученные данные позволяют утверждать, что таких употреблений значимо меньше, чем для аналитического будущего (свидетельство в пользу большей грамматикализации аналитического будущего).

    Таблица 30.32.  Сочинение инфинитивных сочетаний: аналитическое будущее vs. модальные и фазовые глаголы (союз и, прямой порядок компонентов), основной корпус НКРЯ

    полная

    редуцированная

    % полной

    точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

    стать

    0

    1624

    --

    значимо, p<0,0001

    начать

    1

    944

    0,10%

    значимо, p=0,0068

    хотеть

    2

    787

    0,25%

    незначимо, p=0,0536

    мочь

    7

    2822

    0,25%

    значимо, p=0,0011

    быть (аналитическое будущее)

    19

    1934

    0,97%

    Для союза и полная структура легче допустима в некоторых специальных семантических типах употреблений:

  2. И «присоединительное» (в таблице выше 3 примера из 19):

    1. Я хочу поздравить с этим Президента Соединённых Штатов и выразить надежду на то, что ситуация там будет меняться, и будет меняться к лучшему. [«Дипломатический вестник» (2004)]
  3. И со значением чередования во времени:

    1. На вопрос о том, что значит: то не будете видеть, то опять будете видеть, Иисус отвечает: будете плакать и будете радоваться. [Л. Н. Толстой. Соединение и перевод четырех Евангелий (1902)]

    В (366) противоположные ситуации ‘плакать’ и ‘радоваться’ представлены как чередующиеся во времени (значение и, близкое к значению союза то…то). Ср. более сомнительный пример с одновременными ситуациями: ?услышав об этом вы будете плакать и будете рвать на себе волосы. Подобные употребления, впрочем, тоже встречаются.

Тот факт, что выбор между полной и редуцированной структурой (хотя бы отчасти) регулируется не формальными правилами, а семантикой (тенденции b. и c.), можно рассматривать в числе аргументов в пользу автономности компонентов конструкции будущего времени.

Абсолютный запрет на полную конструкцию (с одиночным союзом или без союза, см. раздел 30.2.9.1.4)) касается грамматикализованных или полуграмматикализованных пар глаголов, для которых связь между предикатами более тесная, чем при обычном сочинении, см., например, [Вайс 2003]. Ср.:

  1. Конструкции с лексическим повтором типа все идет и идет, любит так любит, см. о них ниже раздел 30.2.9.2.

  2. Конструкция взять и сделать:

    1. После наказания Цуберку выпустили на свободу, но заявили, что его будут брать и пороть <*будут брать и будут пороть> каждый раз, если его встретит кто-либо из начальства на улице города Риги. [Е. А. Салиас. Фрейлина императрицы (1887)]
  3. Устойчивые сочетания типа думать и гадать, судить да рядить, также бессоюзные (см. раздел 30.2.9.1.4): ходить-бродить, есть-пить, бегать-прыгать и под.:

    1. Сейчас все будут судить да рядить <*будут судить да будут рядить> — чего это знак, какой оттепели и сколько у этой оттепели градусов. (www.mbnews.ru)
    1. в нашей области как на Черном море, так и на Азовском опять по пляжу будут ходить-бродить <*будут ходить будут бродить> вивисекторы местного разлива (pushun.dreamwidth.org)
30.2.9.1.2Сочинительные конструкции с повторяющимися союзами

Повторяющиеся союзы (и…и, ни…ни, или…или, либо…либо) в норме соединяют инфинитивы при единственном вспомогательном глаголе:

  1. – Я буду и есть, и говорить, — отвечал вслух Райский. [И. А. Гончаров. Обрыв (1869)]

В случае союза ни…ни возможность его употребления перед инфинитивными оборотами при единственном глаголе быть, сопровождаемым отрицанием (371), оказывается тестом на внутреннюю организацию «редуцированной структуры» — эта возможность доказывает, что мы имеем дело не с результатом эллипсиса во втором конъюнкте (не будет есть, не будет пить), а с результатом сочинения инфинитивных групп при едином вспомогательном глаголе быть (отрицание при котором лицензирует союз ни…ни). Это можно рассматривать как одно из свидетельств автономности компонентов конструкции будущего времени.

  1. Уходя из дома, она не взяла с собой кружку, не взяла хлеба; казалось, что она всю дорогу не будет ни есть, ни пить. [В. Гроссман. Жизнь и судьба (1960)]

Что касается полной структуры с постановкой союза перед вспомогательным глаголом и повтором всего инфинитивного сочетания («и будет инф., и будет инф.»), то тут, исходя из их общих свойств, имеются разные ожидания относительно соединительных союзов и разделительных.

30.2.9.1.2.1Конструкции с повторяющимися соединительными союзами

Про соединительные повторяющиеся союзы (и…и, ни…ни) известно, что они не допускают повтора начального компонента конъюнкта (?и он смеется, и он хохочет), см. Сочинительные союзы / раздел 2.2.5. В соответствии с этим общим свойством допустимость структур типа я и буду есть, и буду говорить будет свидетельствовать о высокой спаянности компонентов (т. е. о слабой автономности быть в составе будущего времени, ср. OKя и поем и поговорю), недопустимость — о низкой спаянности (т. е. о морфосинтаксической полноценности быть).

Верно второе. Ср. в НКРЯ 15 примеров на «быть-буд.вр. и инф., и инф.» и ни одного примера на «и быть-буд.вр. и инф., и быть-буд.вр. инф.».

Для модальных и фазовых глаголов примеров на и…и с сочинением без сокращения (что ожидаемо) также не находится, за исключением единственного примера с мочь:

  1. ...но как она спокойна: и может читать, и может заниматься делом, заметила, что из пепельницы не выброшен пепел, да и суконную скатерть на столе надобно поправить, и этот стул остался сдвинут с места. [Н. Г. Чернышевский. Что делать? (1863)]

При инвертированном порядке компонентов конструкции будущего времени структура с полным повтором конструкции (и есть буду, и говорить буду) становится приемлемой (точно так же, как в общем случае — с обычным автономным компонентом конъюнкта: и смеется он, и хохочет он), ср.:

  1. Ешь знай, – говорила жена. – И есть будем и хвалить будем. [А. И. Левитов. Степная дорога днем (1862)]
30.2.9.1.2.2Конструкции с повторяющимися разделительными союзами

Разделительные союзы или…или, либо…либо допускают полную сочинительную структуру легче, чем соединительные, ср.:

  1. …потому что она или будет сидеть в гостиной, на балконе, или будет гулять в саду с бабушкой и гостями… [С. Т. Аксаков. Детские годы Багрова-внука… (1858)]

Однако тут повторение полного инфинитивного сочетания мотивируется не формальной спаянностью компонентов конструкции, общими свойствами разделительных союзов и их семантикой. Указывая на реализацию одной из ситуаций-конъюнктов, но не обеих одновременно, разделительные повторяющиеся союзы предполагают большую автономность ситуаций-конъюнктов. Поэтому они, в отличие от соединительных, и в общем случае допускают повтор начального компонента конъюнкта, в т. ч. синтаксически «полноценного» (или она сидит в гостиной, или она гуляет в саду), см. Сочинительные союзы / раздел 5.1.4.

Для разделительных союзов возможна также структура «или будет инф. или инф.» (в НКРЯ, впрочем, таких примеров нет):

  1. Ты или будешь менять весь жгут целиком или паять к нему новые куски!(www.yaplakal.com)

См. в главе Сочинительные союзы / раздел 2.2.3 о похожих конструкциях с эллипсисом предлога типа или в Челябинской или Владимирской тюрьме.

30.2.9.1.3Сочинительные конструкции с двойными союзами

Двойные союзы соединяют обычно два инфинитива при едином глаголе быть:

  1. – Вы будете не разговаривать, а читать, — поправил голос девушки. [А. Слаповский. Большая Книга Перемен (2010)]
  1. …факелы мысли будут не столько светить, сколько поджигать… [Н. В. Устрялов. Под знаком революции (1927)]
  1. Будем как хвалить, так и критиковать. (footballnews.com.ua)
  1. Максим будет не только играть, но и танцевать. [С. Самойленко. Первая скрипка мира и его мама (2004)]
  1. …поскольку в этом случае он будет скорее выигрывать, чем проигрывать от перераспределения (www.ng.ru/forum)

Это свидетельство того, что редуцированная структура — результат сочинения инфинитивных групп, а не эллипсиса вспомогательного глагола при втором конъюнкте (см., однако, ниже, под номером 5, не вписывающиеся в эту трактовку примеры с союзом скорее…чем).

Тем не менее возможны и другие типы структур, ср. (не очень многочисленные) данные в Таблице 30.33.

Таблица 30.33.  Аналитическое будущее в контексте двойных союзов (поиск по основному корпусу НКРЯ: расстояние везде 1)[*]

союз1+будет инф…союз2+будет инф

будет союз1+инф…союз2+инф

союз1+инф...союз2+инф будет

союз1+будет инф…союз2+инф

не…а

12

21

3

*

не столько...сколько

0 (Интернет — ок)

1

0

0 (Интернет — ок)

как…так и

*

0 (Интернет — ок)

0

0

не только...но и

1

11

0

2

скорее...чем

0

0 (Интернет — ок)

0

1

Ниже приводятся краткие комментарии к Таблице 30.33.

  1. Сочинение двух полных конструкций аналитического будущего относительно свободно возможно только для союза не…а:

    1. И тогда я не буду выступать, а буду слушать сказку. [Л. Гурченко. Аплодисменты (1994–2003)]

    Такие употребления достаточно частотны: в основном корпусе НКРЯ 36% от всех употреблений не…а с аналитическим будущим (12 примеров).

    Они предпочтительны в одном из нехарактерных типов употреблений не...а, при котором первый компонент вводит не пресуппозицию, как обычно[*], а ассерцию:

    1. Достаточно просто подобрать нужный оттенок — скажем, «медный» или «светло-золотистый», и после каждого мытья ваши волосы не будут меркнуть, а будут сиять еще ярче. [«Домовой» (2002)] ≈ … не будут меркнуть, они будут сиять еще ярче — ?будут не меркнуть, а сиять еще ярче
  2. Для других двойных союзов такая структура нехарактерна, хотя для большинства окказионально встречается и не кажется аграммматичной:

    1. Я думаю, что мы не столько будем брать пример с ЕС, сколько будем иногда заимствовать опыт (www.iarex.ru)
    1. …кулацкие хозяйства не только будут крепнуть, но и будут пытаться усилить свое влияние в деревне. [С. Серков. Вопросы и ответы (1925)]
    1. …работники предприятий этой отрасли скорее будут кипятить водопроводную воду, чем будут покупать воду в бутылках (www.epochtimes.com.ua)
  3. Единственный союз, для которого полная структура кажется полностью неприемлемой, — это союз как…так и:

    1. Потому в процессе прохождения Darksiders вы будете как обучаться новым навыкам, так и получать оружие. (www.fatalgame.com) –– ???вы как будете обучаться новым навыкам, так и будете получать новое оружие, ???вы как будете обучаться новым навыкам, так будете и получать новое оружие

    Следует отметить, что это как раз тот из сочинительных союзов, который, в отличие от большинства прочих, практически не используется для сочинения целых клауз, см. Сочинительные союзы / раздел 3.2.1. Следовательно, поведение аналитического будущего в контексте как…так и говорит о том, что оно интерпретируется этим союзом не как простая глагольная форма, а как сложная предикативная конструкция.

  4. Для не только…но и встречаются примеры, в которых вспомогательный глагол помещается между компонентами но и и, ср.:

    1. Вы не только будете выигрывать, но будете и проигрывать. (gold-zarabotok.ru)
  5. Ср. также пример на скорее…чем, в котором после первого компонента союза следует полное инфинитивное сочетание, а после второго — инфинитив (последний столбец в таблице). Такие же употребления встречаются для не только…но и, не столько…сколько.

    1. Одесситы надеялись, что танки-самоделки скорее будут пугать, чем разить врага. [В. Быков, О. Деркач. Книга века (2000)]

    Такие структуры, в отличие от более стандартных типа будет скорее инф., чем инф., приходится считать эллиптическими: скорее будут пугать, чем будут разить.

30.2.9.1.4Бессоюзное сочинение

При бессоюзном сочинении конструкция аналитического будущего также может повторяться в полном виде в обоих (всех) конъюнктах (будем торговаться, будем строить… в (383)) или выступать в сокращенном варианте (будут расти, шуметь… в (384))[*].

  1. Будем торговать, будем строить, будем молиться. [А. Проханов. Господин Гексоген (2001)]
  1. Будут расти, шуметь, строить… Постараются сохранить скорость. [В. Шукшин. Печки-лавочки (1970–1972)]

Процент употреблений в полном варианте невелик, однако такие употребления встречаются. При сочинении с двумя конъюнктами оно частотнее, чем при сочинении с тремя конъюнктами и более[*], см. Таблицу 30.34.

Таблица 30.34.  Аналитическое будущее: бессоюзное сочинение (основной корпус НКРЯ)

редуцированная

полная

% полной

два конъюнкта

717

53

6,88%

три и более конъюнктов

168

4

2,32%

всего

885

57

6,05%

В [Чуйкова 2014: 28] приводится наблюдение (сделанное также на материале НКРЯ) о том, что в употреблениях с повтором полного варианта конструкции повышен процент форм 1-го лица.

Употребление полного варианта, как кажется, само по себе не говорит об особенно сильной грамматикализации конструкции будущего времени. Таблица 30.35 показывает, что, например, для глаголов хотеть и мочь процент употреблений в полном варианте даже больше, чем для аналитического будущего (разница, впрочем, статистически незначима). По сравнению с фазовыми глаголами, впрочем, будущее время действительно обнаруживает большую частотность полного варианта бессоюзной сочинительной конструкции.

Таблица 30.35.  Аналитическое будущее и другие инфинитивные сочетания: бессоюзное сочинение (сочетания с двумя конъюнктами и более, основной корпус НКРЯ)

редуцированная

полная[*]

% полной

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

начать

724

11

1,5%

значимо, p<0,0001

стать

1367

44

3,12%

значимо, p=0,0008

быть (аналитическое будущее)

885

57

6,05%

хотеть

751

58

7,17%

незначимо, p=0,3841

мочь

1372

112

7,86%

незначимо, p=0,1650

Как и в случае с союзным сочинением (см. раздел 30.2.9.1.1), в некоторых случаях выбор между полной и редуцированной структурой поддерживается семантически: полная структура используется преимущественно, если второй конъюнкт служит уточнением к первому или является естественным следствием из первого (этим может объясняться упомянутая выше частотная разница для сочинения с двумя vs. тремя и более конъюнктами)[*].

  1. В 12 часов нам сказано: «Будем обедать, будем лопать холодные закуски!» [П. К. Козлов. Географический дневник Тибетской экспедиции 1923–1926 гг. №4 (1925–1926)] = ‘обедать, то есть лопать холодные закуски’
  1. Я-то ладно, но мальчишка будет ждать, будет плакать в такой день… [Ч. Айтматов. Белый пароход (1970)] = ‘ждать — и из-за этого плакать’

Не допускают полной структуры сериальные конструкции с глаголами движения и позиции типа сидеть читать. Есть и другие синтаксические свидетельства того, что их структура отличается от сочинительной (см. [Стойнова, Шлуинский 2013]):

  1. Он сядет в том малиннике и никуда более не двинется. Будет сидеть рассматривать листики <*будет сидеть будет рассматривать листики>. [В. Маканин. Лаз (1991)]

См. выше также о псевдосочинительных конструкциях типа ходить-бродить (раздел 30.2.4.1.1).

30.2.9.1.5Аналитическое будущее в сочинительных конструкциях с союзами разных типов: обобщение

Данные, представленные выше, резюмируются в Таблице 30.36.

Таблица 30.36.  Аналитическое будущее в сочинительных конструкциях

полная структура

случаи полного запрета

семантика, коррелирующая с использованием полной структуры

сопоставление с другими инфинитивными сочетаниями

одиночные союзы

OK, редко; или > и

псевдосочинение

и присоединительное, и чередования во времени

больше употреблений полной структуры, чем в других инфинитивных к-циях

повторяющиеся союзы

только разделительные

и…и

?

двойные союзы

не…а — OK, остальные окказ.

как…так и

не…а с первым конъюнктом в ассерции

не сравнивалось

бессоюзное сочинение

OK, редко

псевдосочинение, сериализация

уточнение или следствие

больше употреблений полной структуры, чем для фазовых, но не для модальных глаголов

  1. При сочинении структура с повтором полной инфинитивной конструкции используется, но редко, а при некоторых типах союзов не используется вовсе.

  2. Некоторые частотные отличия аналитического будущего от других инфинитивных сочетаний обнаруживаются для союзного сочинения (с союзом и), для бессоюзного сочинения картина более сложная.

  3. Запрет на полную структуру касается псевдосочинительных и сериальных конструкций, проявляющих большую спаянность между частями, чем конъюнкты при обычном сочинении.

  4. Разделительные союзы допускают полную структуру легче, чем соединительные: особенно это касается повторяющихся союзов. Это можно объяснить семантически: разделительные союзы не допускают наличия обеих ситуаций-конъюнктов в единый момент времени. Для повторяющихся союзов это вписывается также в более общие их формальные свойства — допустимость (для разделительных) / недопустимость (для соединительных) повтора начального компонента конъюнкта. Запрещая повторение быть в начальной позиции (?и будет инф. и будет инф.), соединительный повторяющийся союз ведет себя с ним, т. о., как с полноценной морфосинтаксической единицей.

  5. Полная структура тяготеет к определенным семантическим контекстам (но заменима в них, тем не менее, с редуцированной структурой): все они связаны с неодновременностью ситуаций или логической асимметрией.

  6. Полная структура недопустима для союза как…так и, про который известно, что он соединяет конъюнкты объема менее клаузы. Следовательно, можно считать, что конъюнкты в полной структуре ведут себя как целые клаузы, а не глагольные группы.

Перечисленные выше пункты 35 тоже хорошо согласуются с предположением о клаузальном статусе этих конъюнктов.

Для редуцированной же структуры есть свидетельства того, что за ней на глубинном уровне стоит сочинение инфинитивных групп, а не целых «форм» аналитического будущего с эллипсисом (см. поведение двойных союзов и повторяющегося ни…ни).

Вышеперечисленные факты говорят в пользу того, что с точки зрения возможностей сочинения аналитическое будущее проявляет свойства скорее свободного сочетания, нежели грамматикализованной глагольной «формы».

30.2.9.1.6Сочинение аналитического будущего с другими инфинитивными конструкциями

Вопрос о том, эквивалентно ли аналитическое будущее по своей структуре каким-либо другим инфинитивным сочетаниям, помогает решить тест на сочинение с этими сочетаниями.

В НКРЯ встречаются такие примеры: по 10 употреблений для «хотеть и быть инф.» и «мочь и быть инф.», 1 для «начать и быть инф.», ср.:

  1. В этом возрасте уже есть опыт, знания, представления о том, чем ты хочешь и будешь заниматься. [коллективный. Форум: Сдавать или не сдавать — вот в чем вопрос? (2013)]
  1. Было видно, в случае чего они могут и будут действовать. [Ю. Головин. Я стоял неподалеку от того танка... (2001)]
  1. С конца июля 1928 года вся система Арзамасского союза начала и будет испытывать финансовые затруднения в силу следующих основных причин: [«Нижегородский кооператор» (1928)]

Отметим, что приведенный тест работает только в одну сторону: невозможность сочинения с конструкцией будущего времени не говорит о том, что синтаксических статус соответствующего инфинитивного сочетания отличен от статуса аналитического будущего. Так, отсутствие сочетаний типа станет и будет делать скорее следует объяснять их семантическим сходством, см. раздел 30.2.11.

Менее удачными кажутся (и не встречаются в НКРЯ) употребления с эллипсисом левой части:

  1. ???В случае чего они могут действовать и будут.

30.2.9.2Аналитическое будущее в конструкциях с лексическим повтором

Дополнительный материал в дискуссии о степени спаянности аналитического будущего дают примеры употребления в разного рода конструкциях с лексическим повтором.

А. Конструкция типа (всё) делает и делает

.

Стандартный вариант — с повтором инфинитива, (398). Как кажется, полностью запрещен полный вариант (который был бы ожидаем от полностью спаянного сочетания).

  1. Я, конечно, и дальше буду идти и идти <???буду идти и буду идти>, буду говорить, убеждать каждого, кто встретится по дороге... [В. Шаров. Воскрешение Лазаря (1997–2002)]

Окказионально встречается вариант с повтором глагола быть, (399) (3 примера в НКРЯ):

  1. Тебя не будет, а твой колокол, как бы часть твоя, все будет и будет петь — сто, двести, пятьсот лет. [И. А. Бунин. Дневники (1920–1929)]

Примеры типа (399) свидетельствуют, как кажется, против спаянности конструкции аналитического будущего. Можно считать, что повтор глагола быть иконически отражает семантическую структуру, в которой соответствующий оператор применяется только к вспомогательному глаголу (ср. аналогичное с очевидно более полнозначным глаголом продолжать: все продолжает и продолжает петь).

Б. Конструкция типа делает так делает

.

Вариант с полным повтором инфинитивного сочетания также, видимо, невозможен (и в НКРЯ таких примеров не находится):

  1. Вот если влюбится в самом деле, потом хрен от нее отвяжешься — будет любить так любить <*будет любить так будет любить>. (www.woman.ru)

Употребление полной / эллиптической конструкции будущего времени интересным образом различает два формально сходных сочетания с совершенно разной семантикой. Любит так любит = а) ‘любит очень сильно’, б) ‘любит, ничего не поделаешь’. Будет любить так любить = ‘будет любить очень сильно’, будет любить так будет любить = ‘будет любить, ничего не поделаешь’. В этом смысле быть в конструкции будущего имперфективного ведет себя так же, как быть-связка с именными предикатами: были нужны так нужны ‘позарез’ / были нужны так были нужны ‘и что с того’. О разнице в синтаксической структуре этих двух конструкций, с которой может быть связана эта асимметрия, см. [Kopotev 2006].

В. Конструкция типа делал и делает; как делал, так и делает

.

Для этой конструкции логически возможно два варианта: с полным инфинитивным сочетанием (делал и будет делать) и с одиночным быть (делал и будет). Более употребителен первый, однако и второй — более ожидаемый от сочетания с достаточной свободой компонентов — окказионально встречается, ср.:

  1. Одни сменили других — как воровали, так и будут, и. т. д. [коллективный. Форум: Разорять область они не боялись, а книжку боятся (2011)] — 2 примера в НКРЯ (без учета 3 л. ед. ч.)
  1. Мы видим, что сытые враждуют друг с другом, вот они воюют! Всегда воевали и будут! Думать, что люди могут быть успокоены сытостью, — это оскорбительно для людей. [М. Горький. Жизнь Клима Самгина (1928–1935)] — 1 пример в НКРЯ

Последовательный подсчет был проведен по основному корпусу НКРЯ для сочетаний под отрицанием: «не V и не быть-буд.вр. V-инф.» — 74 употр. / «не V и не быть-буд.вр.» — 2 употр.

  1. Я же любя, дурочка ты такая, никто тебя, как я, не любит и не будет любить, наша любовь — особый случай. [Е. Водолазкин. Лавр (2012)] — 74 примера
  1. Твердо и откровенно сказали, она не будет сюда друзей водить. Не водила и не будет! [Л. Петрушевская. Три лица (1999)] — 2 примера

30.2.9.3Аналитическое будущее в альтернативных вопросах

Три разных структуры может возникать для аналитического будущего в альтернативном вопросе (и производных от него конструкциях) типа V или не V: а) с опущением инфинитива во второй части (будет делать или не будет), б) с опущением инфинитива в первой части (будет или не будет делать), в) без опущения (будет делать или не будет делать)[*].

  1. Наконец, он мне надоел, и я спросил его напрямик, будет ли он печатать роман или не будет. [М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита, часть 1 (1929–1940)] — с опущением инфинитива во второй части
  1. И какое, наконец, нам дело, — будет или не будет существовать сама Россия в том виде, как это доступно пониманию буржуев? [А. И. Деникин. Очерки русской смуты (1922)] — с опущением инфинитива в первой части
  1. – Ты будешь играть или не будешь играть? [Л. К. Бронтман. Дневники и письма (1932–1942)] — без опущения инфинитива

В НКРЯ наибольшее число употреблений находится для структуры с опущением второго инфинитива (36 употр.), более чем в два раза меньше — для структуры с опущением первого инфинитива (14 употр.) и, наконец, всего 2 примера на полную структуру[*].

30.2.9.4Эллипсис при сочинении клауз

При сочинении двух клауз с конструкцией будущего времени вспомогательный глагол во второй из них может опускаться (т. н. gapping), (408), или сохраняться в обеих (409).

  1. И все равно Шурочка будет плакать, а Нора носить в лифчике вашу фотографию. [Ю. Герман. Дорогой мой человек (1961)]
  1. – Ты будешь кормить, а я буду поить молочком, — примиряюще говорит Мышка. [В. Осеева. Динка (1959)]

Тенденция к сохранению глагола во второй клаузе может расцениваться как свидетельство грамматикализации конструкции.

Данные НКРЯ показывают, что конструкция с опущением несколько более частотна, но при этом разница в частотности невелика (подсчет по основному корпусу НКРЯ для предложений, связанных союзом а). В Таблице 30.37 ниже см. также сопоставительные данные по другим инфинитивным сочетаниям. Примеры на них в НКРЯ очень немногочисленны, поэтому уверенные выводы по данным ниже делать сложно: по крайней мере, для других инфинитивных сочетаний также возможны оба типа структур.

Таблица 30.37.  Эллипсис финитного глагола при сочинении клауз: конструкция аналитического будущего и другие инфинитивные сочетания[*]

им. п. V инф., а им. п. инф.

им. п. V инф., а им. п. V инф.

% конструкций без эллипсиса

точный двусторонний критерий Фишера (сравнение с буд.вр.)

быть (аналитическое будущее)

47

29

38,16%

хотеть

5

2

28,57%

незначимо, p=0,7069

стать

12

3

20%

незначимо, p=0,2420

мочь

11

2

15,38%

незначимо, p=0,1301

начать

5

0

--

незначимо, p=0,1543

Отдельный интерес представляют случаи с совпадением глаголов в первой и во второй клаузе, ср.:

  1. Пионеры будут собирать макулатуру, а мы будем собирать одежду.

Обычная в этом случае стратегия эллипсиса — опущение всего инфинитивного сочетания:

  1. Пионеры будут собирать макулатуру, а мы будем собирать одежду.

Окказионально возможны, однако, и встречаются в НКРЯ примеры вроде (412), с опущением инфинитива и сохранением вспомогательного глагола. Их наличие можно считать аргументом в пользу не очень высокой спаянности компонентов конструкции.

  1. Пионеры когда-то макулатуру собирали, а мы будем — одежду. [«Русский репортер» (2011)]

30.2.9.5Быть в независимом употреблении

В Таблице 30.38 приводятся данные для глагола быть в качестве эллиптического автономного высказывания, как в (413).

  1. – Я все равно не буду рожать! Я: — Будешь! Она: — Нет! [М. Шишкин. Письмовник (2009)]

Можно предположить, что при значительной грамматикализации аналитическое будущее будет допускать такие употребления менее охотно, чем все другие инфинитивные сочетания. Данные Таблицы 30.38 показывают, что это не так: меньше всего процент таких употреблений для стать[*], быть же занимает по этому параметру промежуточное положение (процент автономных употреблений значимо больше, чем для стать и мочь и меньше, чем для хотеть).

Таблица 30.38.  Аналитическое будущее vs. модальные и фазовые глаголы: независимое употребление, основной корпус НКРЯ[*]

глагол

автономное

всего (индикатив)

% автономного

критерий хи-квадрат (сравнение с буд.вр.)

стать

50

361 260

0,01%

значимо, p<0,01

мочь

670

811 695

0,08%

значимо, p<0,01

быть (аналитическое будущее)

599

430 444

0,14%

начать

221

158 346

0,14%

незначимо, p>0,05

хотеть

867

260 799

0,33%

значимо, p<0,01

30.2.9.6Конструкция типа будешь суп?

Глагол быть в будущем времени может употребляться без смыслового глагола с прямым дополнением — названием продукта или напитка в значении ‘есть / пить что-то’:

  1. «С каким маслом, — спрашивает, — будешь картошку?» [Р. Киреев. Четвертая осень (1989)] = ‘будешь есть’
  1. Ты будешь водку? — Почему бы и нет? [А. Иванов. Географ глобус пропил (2002)] = ‘будешь пить’

В качестве исходной полной структуры для таких сочетаний с очевидностью восстанавливается структура с глаголами есть и пить (будешь картошку = будешь есть картошку). При этом такого рода безглагольные сочетания нельзя считать случаем простого эллипсиса (ср., однако, упоминание этой конструкции как эллиптической в [Исаченко 1965/2003: 443]).

Во-первых, опущение смыслового глагола без опущения прямого дополнения в общем случае невозможно: Ты будешь кормить собаку? — Не буду / *Не буду собаку.

Во-вторых, для такого рода сочетаний независимо от контекста возможна единственная интерпретация ‘есть / пить’ (см., однако, ниже), ср.:

  1. Когда все закончил, смотрю тот «Немо» что всю ночь плавал под водой с мощным фонарем, вылезает из пучины морской и так сходу: «уху будешь? раков будешь? морских бычков?» = ’есть’, ≠ ’ловить’ (http://krym.livejournal.com)

При этом, имея достаточно конкретное значение, описываемые сочетания не позволяют восстановить на месте потенциального «пробела» никакой один конкретный глагол русского языка. Все это дает возможность считать подобные сочетания «конструкцией» в узком смысле, а не случаем простого эллипсиса.

Окказионально сфера действия конструкции может распространяться на другие ситуации, близкие к ситуации еды / питья. Ср. пример ниже, в котором той же конструкцией описывается похожая ситуация «потребления продукта» = ‘курить’:

  1. «Старик, покурить не будет? Да у меня без фильтра, будешь кемел-то, а? Да уж ладно — давай...» (http://nerdos.livejournal.com)

Очевидно, что конвенционализация конструкции с опущением смыслового глагола именно в значении ‘есть / пить’ поддерживается тем фактом, что по прямому дополнению (название еды / напитка) ситуация в данном случае восстанавливается практически однозначно (самое естественное действие с чаем — пить, самое естественное действие с супом — есть).

Однако дальнейшего распространения конструкции на другие ситуации, предполагающие однозначное соответствие между действием и его объектом, не наблюдается (*ты будешь телевизор? = ‘смотреть телевизор’, *ты будешь телеграмму родственникам? = ‘давать телеграмму’).

Численные данные по употреблению этой конструкции в текстах НКРЯ разного времени и типа см. в [Чуйкова 2014].

Безынфинитивную конструкцию с глаголом быть можно сравнить с формально схожими сочетаниями с глаголом хотеть (Хочешь яблоко?). Безынфинитивным сочетаниям с хотеть также можно сопоставить синонимичные сочетания с инфинитивом (Хочешь съесть яблоко?) и подразумеваемая ситуация-объект желания в них также восстанавливается по прямому дополнению. В данном случае, впрочем, круг допустимых ситуаций оказывается значительно шире: ср. Хочешь новую машину (‘купить’)? / *Будешь новую машину (‘покупать’)?

Тот факт, что на основе конструкции аналитического будущего развивается отдельная безынфинитивная конструкция с именным актантом, можно в принципе интерпретировать как свидетельство сближения аналитического будущего с модальными и фазовыми инфинитивными сочетаниями. Инфинитивный оборот в конструкции будущего времени, в отличие от инфинитивного оборота в этих сочетаниях, свойств (сентенциального) актанта скорее не проявляет (см. раздел 30.2.7), однако аналитическое будущее непосредственно примыкает к этим актантным инфинитивным сочетаниям по степени спаянности. Развитие на основе аналитического будущего конструкции с актантом (именным) можно рассматривать как свидетельство дальнейшего — уже структурного — сближения с ними.

30.2.10Аналитическое будущее и другие инфинитивные сочетания: обобщение

В этом разделе кратко обобщаются все данные по степени формального сходства конструкции аналитического будущего с инфинитивными сочетаниями с модальными и фазовыми глаголами, приводившиеся выше.

Таблица 30.39.  Степень формального сходства конструкции аналитического будущего и инфинитивных сочетаний с модальными и фазовыми глаголами: обобщение

тест

свидетельства большей грамматикализации аналитического будущего

раздел

отрицание при инфинитиве

маргинально для буд.вр. и фазовых, но возможно для модальных

да / нет

раздел 30.2.4.1

фокусные частицы при инфинитиве

как и для буд.вр., маргинально, без отличий в интерпретации

нет

раздел 30.2.5

ни- vs. – нибудь

как и для буд.вр., регулярное употребление отрицательных мест-й

нет

раздел 30.2.4.2

генитив отрицания

для хотеть нет значимых отличий (остальные не проверялись)

нет

раздел 30.2.4.2

позиция наречий

последовательной картины отличий от буд.вр. не наблюдается (проверялись только фазовые глаголы)

нет

раздел 30.2.6.3, Таблица 30.18

контактное / дистантное расположение компонентов

% контактных значимо выше, чем для всех глаголов, кроме начать в общем случае и кроме мочь в одном из конкретных контекстов

да(/нет)

раздел 30.2.8.1, Таблицы 30.19,  30.20

препозиция инфинитива: общие данные

не наблюдается значимых различий (кроме начать: NB % препозитивных меньше, чем для буд.вр.)

нет

раздел 30.2.8.2, Таблица 30.22

препозиция инфинитива под отрицанием

% значимо выше, чем для модальных, отличий от фазовых нет

да / нет

раздел 30.2.8.3, Таблица 30.26

инверсия (Subj Inf Aux), под отрицанием

% значимо выше, чем для всех инфинитивных сочетаний

да

раздел 30.2.8.3, Таблица 30.27; раздел 30.2.8.5, Таблица 30.28

коммуникативно обусловленный вынос инфинитива (Inf Subj Aux), под отрицанием

не наблюдается значимых отличий

нет

раздел 30.2.8.5, Таблица 30.28

вынос инфинитива при релятивизации

промежуточное положение м/у модальными и фазовыми (больше, чем для хотеть, меньше, чем для начать)

нет

раздел 30.2.8.6, Таблица 30.30

союзное сочинение

% полных структур значимо выше, чем для других инфинитивных сочетаний

да

раздел 30.2.9.1.1, Таблица 30.32

бессоюзное сочинение

% полных структур значимо выше, чем для фазовых, но незначительно ниже, чем для модальных

нет

раздел 30.2.9.1.4, Таблица 30.35

сочинение с аналитическим будущим

возможно для мочь, хотеть, начать

нет

раздел 30.2.9.1.6

эллипсис

значимых отличий от других инфинитивных сочетаний обнаружить не удалось

?

раздел 30.2.9.4, Таблица 30.37

автономное употребление

% автономных употр. больше, чем для стать и мочь, меньше, чем для хотеть

нет

раздел 30.2.9.5, Таблица 30.38

Сводная Таблица 30.39 показывает, что а) у конструкции аналитического будущего не обнаруживается свойств, позволявших бы постулировать для нее принципиально иной синтаксический статус, чем для инфинитивных сочетаний с модальными и фазовыми глаголами; б) по некоторым частотным характеристикам конструкция будущего времени действительно обнаруживает отличия от других инфинитивных сочетаний, которые правдоподобным образом можно связать с большей степенью ее грамматикализации (формальной спаянности); в) однако далеко не все рассмотренные параметры дают настолько ясную картину.

30.2.11Аналитическое будущее и конструкция с глаголом стать в будущем времени

Выше рассматривалась степень формальной близости аналитического будущего к другим инфинитивным сочетаниям. Одно из них — а именно конструкция с глаголом стать — обнаруживает также и семантическое сходство с конструкцией аналитического будущего. Ее употребления в будущем времени (станет делать) в значительном числе контекстов практически эквивалентны употреблениям аналитического будущего — и при этом не проявляют полной симметрии с употреблениями в прошедшем времени (стал делать).

Семантика конструкции с глаголом стать обсуждалась в основном на материале употреблений прошедшего времени в сопоставлении с конструкцией с глаголом начать (см. [Короткова, Сай 2006]). Принципиальными для нее оказываются два центральных компонента:

  1. стать, наряду с начать, связан с инхоативной семантикой (стали получать зарплату = начали получать зарплату);

  2. стать, в отличие от начать, задает контраст между описываемой ситуацией и некоторой предшествующей (а для будущего времени, соответственно, с моментом речи).

Очень схожие идеи высказывались относительно форм аналитического будущего в сопоставлении с прошедшим временем и с формами будущего СВ, см. обсуждаемые в разделе 30.2.3 представления об: а) акценте на начальной фазе ситуации и б) разобщенности с моментом речи.

Именно эти два семантических компонента, как кажется, обеспечивают значительную близость конструкции со стать в футуральном констексте и конструкции аналитического будущего. Они же, однако, и препятствуют полной их взаимозаменимости. Для конструкции со стать сформулированные выше закономерности прослеживаются значительно отчетливее и применимы, по крайней мере за пределами будущего времени, к большинству употреблений. Для аналитического будущего это только тенденции, характерные лишь для части (хотя и значительной части) употреблений. Важно также, что вышеназванные семантические характеристики конструкции со стать и аналитического будущего схожи, но не вполне совпадают: контраст с моментом речи (стать) предполагает временную разобщенность с ним (аналитическое будущее), но не наоборот.

Чтобы проверить, насколько взаимозаменимы конструкция аналитического будущего и конструкция с глаголом стать, было взято по 100 случайных примеров из современных текстов (подкорпус НКРЯ с 1950 г) на буду делать и стану делать, и для каждого контекста проверено, возможна ли в нем альтернативная конструкция (данные интроспекции):

Таблица 30.40.  Взаимозаменимость буду делать и стану делать: случайные выборки по 100 примеров (подкорпус НКРЯ с 1950 г.)

да

нет

?

быть-буд.вр.+инф.

50

39

11

стать-буд.вр.+инф.

97

2

1

Таблица 30.40 показывает, что круг употреблений стану делать практически полностью входит в круг употреблений аналитического будущего и оказывается при этом значительно уже. Это ожидаемо в свете семантических наблюдений, обсуждаемых выше.

Единственный случай, для которого конструкция со стать невзаимозаменима с аналитическим будущим, — это употребления с сильным инхоативным компонентом. Ср.:

  1. Мы всегда говорили: как только станет <начнет, ???будет> оживать наша промышленность, оживет и наука. [М. Д. Прохоров, Г. А. Месяц. Водородная энергетика и топливные элементы (2004)]

Для аналитического будущего случаев, в которых оно невзаимозаменимо со станет делать, значительно больше. Это либо контексты, противоречащие акценту на начальной фазе, как, например, в (419), (420), либо контексты, снимающие контраст с моментом речи, как в (421).

  1. Мы пришли в начале седьмого, сели за столик. Предупредили, что будем расплачиваться <расплатимся / ???станем расплачиваться> картой. Нам закивали, мол, все хорошо. [Едальня «Прогноз погоды» (форум)» (2007)] — некоторые случаи общефактических употреблений будущего НСВ: нет акцента на начальной фазе
  1. В 1970 году сын Раи Зыбиной будет <*станет> жить в Москве, в доме на Садовом кольце, у Красных ворот (Э. Лимонов. У нас была великая эпоха, пример из [Князев 2010]) — актуально-длительное значение аналитического будущего: нет акцента на начальной фазе
  1. Иначе, невзирая на ударные дозы удобрений, плодородие почв будет <???станет> оставаться низким. [«Сад своими руками» (2003)] — континуативное значение: отсутствие контраста с моментом речи

30.2.12Библиография

  • Адамец П. Порядок слов в современном русском языке. Praha. 1966.
  • Бондарко А. В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). М.: Просвещение. 1971.
  • Борковский В. И., Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. М. 1963 (переизд.: М. 2010).
  • Вайс Д. Русские двойные глаголы и их соответствия в финно-угорских языках // РЯНО, 2(6). 2003. С. 37–59.
  • Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. 4-е изд. М.: Русский язык. 2001. (1-е изд. — М.–Л.: Учпедгиз. 1947).
  • Грамматика 1960 — Виноградов В. В. (Ред.) Грамматика русского языка. М.: АН СССР. 1960.
  • Герасимова А. А. Лицензирование отрицательных местоимений через границу инфинитивного оборота в русском языке // Лютикова Е. А., Циммерлинг А. В., Коношенко М. Б. (Ред.) Типология морфосинтаксических параметров. Материалы международной конференции «ТМП-2015». Вып. 2.М.: МПГУ. 2015.
  • Зализняк Анна А., Шмелёв А. Д. Введение в русскую аспектологию. М.: ЯРК. 2000.
  • Исаченко А. В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким. Морфология. I-II. Издание второе. М.: Языки славянской культуры. 2003 (Репринт издания Братислава. 1965. 1-е изд. — 1954–1960).
  • Князев Ю. П. Будущее время в русском языке: время, модальность и вид. 2010.
  • Князев Ю. П. Воздействие референции к будущему на противопоставление видов в русском языке // Acta Linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН, X(2): Русский язык: грамматика конструкций и лексико-семантические подходы. СПб.: Наука. 2014. С. 43–70.
  • Ковтунова И. И. Современный русский язык: Порядок слов и актуальное членение предложения. М. 1976.
  • Короткова Н. А., Сай С. С. Глагол стать в русском языке: семантика, синтаксис, грамматикализация. III Конференция по типологии и грамматике для молодых исследователей. СПб. 2006.
  • Лютикова Е. А. Относительные предложения с союзным словом который: общая характеристика и свойства передвижения // Киселева К. Л., Плунгян В. А., Рахилина Е. В., Татевосов С. Г. (Ред.) Корпусные исследования по русской грамматике. М.: Пробел-2000. 2009.
  • Падучева Е. В. Зеркальная симметрия прошедшего и будущего: фигура наблюдателя. Известия РАН. Серия литературы и языка, 69(3). 2010. 16–20.
  • Падучева Е. В. Порядок слов и фразовая просодия: инверсия в теме // Смыслы, тексты и другие захватывающие сюжеты: Сборник статей в честь 80-летия И. А. Мельчука. М.: ЯСК. 2012. С. 473–486.
  • Падучева Е. В. О биаспектуальности  русского глагола БЫТЬ // Аспектуальная семантическая зона: типология систем и сценарии диахронического развития. Сборник статей V Международной конференции Комиссии по аспектологии Международного комитета славистов. Киото. Университет Киото Саггё. 2015. C. 176–184.
  • Рассудова О. П. Употребление видов глагола в современном русском языке. М.: Изд-во Московского университета. 1968.
  • Рахилина Е. В., Кор Шаин И. Новая загадка хватать // Рахилина Е. В. (Ред.) Лингвистика конструкций. М.: Азбуковник. 2010. С. 318–325.
  • Санников В. З. Русский синтаксис в семантико-прагматическом пространстве. М.: ЯСК. 2008.
  • Стойнова Н. М., Шлуинский А. Б. Сериальные глагольные конструкции в русском языке. Конференция «Русский язык: конструкционные и лексико-семантические подходы». СПб., ИЛИ РАН, 12–14 сентября 2013. http://iling.spb.ru/confs/rusconstr2013/pdf/handouts/stoynovashluinsky.pdf
  • Филипенко М. В. Семантика наречий и адвербиальных выражений. М. 2003.
  • Холодилова М. А. Грамматикализация русских модальных глаголов // Acta linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН, XI(1). 2015. С. 369–399.
  • Храковский В. С. Конструкция X-у хорошо/плохо работается/работалось (структура, семантика, формальный статус). Доклад на заседании Комиссии по изучению грамматической структуры славянских языков Международного комитета славистов. М.: ИРЯ РАН. 2015.
  • Чуйкова О. Ю. Семантика будущего времени русского глагола. Магистерская диссертация. СПб: СПБГУ. 2014.
  • Янко Т. Е. Коммуникативная структура повествовательных предложений с препозицией глагола // Язык и культура. Факты и ценности. М.: ЯСК. 2001. С. 371–383.
  • Янко Т. Е. Коммуникативные стратегии русской речи. М.: ЯСК. 2001.
  • Andersen H. Periphrastic futures in Slavic. Divergence and convergence // Eksell K., Vinther T. (Eds.) Change in verbal systems. Issues in explanation. Bern: Peter Lang. 2006. P. 9–45.
  • Belicova-Krizkova H. Vyvoj opisneho futura v jazycich slovankych, zvlaste v rustine. Olomouc: Univerzita Palackeho Olomouc. 1960.
  • Bybee J., Perkins R., Pagliuca W. The evolution of grammar: tense, aspect and modality in the languages of the world. Chicago–London. 1994.
  • Chvany C. V. Syntactic accessibility and lexical storage: the distribution of the Russian infinitive form moc’ and its theoretical implications // Selected Essays of Catherine V. Chvany. Columbus: Slavica. 1996. P. 148–160.
  • Cinque G. Adverbs and functional heads — a cross-linguistic perspective. Oxford. 1999.
  • Dahl O. Tense and aspect systems. Oxford: Blackwell. 1985.
  • Dahl O. The grammar of future time reference in European languages // Dahl O. (Ed.) Tense and Aspect in the Languages of Europe. Berlin–New York: Mouton de Gruyter. 2000.
  • Ferrell. On the aspects of byt’ on the position of the Periphrastic Ipperfective future in contemp. Russian // Slavic World, 2. 1953. P. 362–376.
  • Fici Giusti F. The future tense in Slavic: Limits of grammaticalization. // Junghans U., Zybatov G. (Hrsg.) Formale Slavistik. Frankfurt am Main: Vervuert. 1997. P. 275–284.
  • Grenoble L. The Imperfective Future Tense in Russian. Word, 46(2). 1995. P. 183–205.
  • Israeli A. The choice of aspect in Russian verbs of communication: pragmatic contract // Journal of Slavic Linguistics. 2001.
  • Jakobson R. Shifters, verbal categories and the Russian verb. Cambridge (Mass.): Harvard Univ. Press. 1957. (Рус. пер.: Якобсон Р. Шифтеры, глагольные категории и русский глагол // Ревзина О. Г. (Ред.) Принципы типологического анализа языков различного строя. М.: Наука. 1972. 95–113).
  • Karcevski S. Systeme de verbe russe: essai de linguistique synchronique. Prague: Legiografie. 1927.
  • Kopotev M. The Case of X TAK X: Typological and Historical Context // Slavica Helsingiensia, 27. 2006.
  • Maslova E. VS/SV in Russian and the thetic/categorical distinction. Sprachtypologie und Universalienforschung, 48(1/2). 1995. P. 106–24.
  • Miller J. Future tense in Russian // Russian Linguistics, 1. 1974. P. 255–270.
  • Podlesskaya V. I. Auxiliation of ‘give’ verbs in Russian. Discourse evidence for grammaticalization // Voice and Grammatical Relations: In Honor of Masayoshi Shibatani. 2006. P. 271–298.
  • Swan O. Why budu? Russian Linguistics, 36(3). 2012. P. 305–318.
  • Whaley M. L. The Evolution of the Slavic ‘be(come)’-Type Compound Future. PhD Thesis, Ohio State University. 2000.

30.2.13Основная литература

  • Грамматика 1960 — Виноградов В. В. (Ред.) Грамматика русского языка. М.: АН СССР. 1960. § 756.
  • Грамматика 1980 — Шведова Н. Ю. (Ред.) Русская грамматика. М.: Наука. 1980. §§1493–1498.
  • Исаченко А. В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким. Морфология. I-II. Издание второе. М.: Языки славянской культуры. 2003 (Репринт издания Братислава. 1965. 1-е изд. — 1954–1960). С. 
  • Князев Ю. П. Будущее время в русском языке: время, модальность и вид. 2010.
  • Князев Ю. П. Воздействие референции к будущему на противопоставление видов в русском языке // Acta Linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН, X(2). Русский язык: грамматика конструкций и лексико-семантические подходы. СПб.: Наука, 2014. С. 43–70.
  • Падучева Е. В. Зеркальная симметрия прошедшего и будущего: фигура наблюдателя. Известия РАН. Серия литературы и языка, 69(3). 2010. C. 16–20.
  • Чуйкова О. Ю. Семантика будущего времени русского глагола. Магистерская диссертация. СПб.: СПБГУ. 2014.
  • Belicova-Krizkova H. Vyvoj opisneho futura v jazycich slovankych, zvlaste v rustine. Olomouc: Univerzita Palackeho Olomouc. 1960.
  • Ferrell M. On the aspects of byt’ on the position of the Periphrastic Ipperfective future in contemp. Russian // Slavic World, 2. 1953. P. 362–376.
  • Fici Giusti F. The future tense in Slavic: Limits of grammaticalization. // Junghans U., Zybatov G. (Hrsg.) Formale Slavistik. Frankfurt am Main: Vervuert. 1997. P. 275–284.
  • Grenoble L. The Imperfective Future Tense in Russian. Word, 46(2). 1995. P. 183–205.
  • Whaley M. L. The Evolution of the Slavic ‘be(come)’-Type Compound Future. PhD Thesis. Ohio State University. 2000.

30.3Нефутуральные употребления форм будущего времени

Наталья Марковна Стойнова, 2016

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Стойнова Н. М. Нефутуральные употребления форм будущего времени. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2016. Дата последнего изменения: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Для форм будущего времени в русском языке характерен целый ряд употреблений, непосредственно с футуральной семантикой не связанных (об основных употреблениях этих форм см. главу Будущее время). Ср., например:

  1. Это тут, близко, — успокоила меня женщина. — Пройдите по переулку, свернете <≈ сверните> около новостройки. Второй дом от угла. [А. Марголин. Поручение (1958)]
  1. С воспитанием кане корсо справится даже начинающий собаковод... [«Homes & Gardens» (2002)] = может справиться
  1. — А сколько же вам лет будет, старички? [В. Я. Шишков. Емельян Пугачев (1939–1945)]
  1. То ли дело зори на Брянщине! Выйдешь, бывало, на дальний плёс. Малиновки поют. [С. Довлатов. Иная жизнь (1984)]

Некоторые из этих употреблений (как, например, (422)) обычны для форм будущего времени в языках мира, другие достаточно нетривиальны и могут быть объяснены особенностями происхождения и развития футуральных форм в русском языке (как, например, (425)).

Одни употребления характерны для всех форм будущего времени, другие — только для какого-либо типа таких форм ((425) — для форм перфективного будущего, (424) — для форм будущего времени глагола быть[*]).

30.3.1Основные типы нефутуральных употреблений форм будущего времени в русском языке

Ниже обсуждаются следующие типы употреблений форм будущего времени:

  1. иллокутивно нагруженные употребления, в первую очередь побудительные (императивные), раздел ;

  2. вневременные употребления 1) со значением возможности, 2) генерические и 3) гипотетические, раздел 30.3.3;

  3. хабитуальные — с референцией к настоящему или прошлому, раздел 30.3.4.

В отдельный раздел вынесены нефутуральные употребления под отрицанием типа не пойму, ждет не дождется и др., раздел 30.3.5. Также отдельно рассматриваются особые употребления глагола быть в будущем времени типа постарше будет, дважды два будет четыре и а вы кто будете, раздел 30.3.6.

Нефутуральные употребления будущего времени не всегда легко отличить друг от друга (например, употребления со значением возможности от генерических) или от собственно футуральных (например, императивные и гипотетические). Поэтому предлагаемая ниже классификация условна. В качестве основного рабочего семантического теста используется следующий. Мы выделяем соответствующий тип нефутуральных употреблений будущего времени, если существует ряд примеров, в которых форма будущего времени взаимозаменима со специализированным (или основным) средством, выражающим данное значение. Перечислим такие средства:

  • форма повелительного наклонения для побудительных употреблений:

    1. В следующий раз все, что найдешь и не используешь, принесешь <≈ принеси> мне. [А. Барбакару. Колесо фортуны (2000)]
  • инфинитивная конструкция с глаголом мочь для употреблений со значением возможности:

    1. Если большинство горшечных растений необходимо убирать в дом до первых заморозков, то миниатюрное деревце граната (Punica granatum) формы ‘ Nana’ справится <≈ может справиться> даже с небольшим морозцем. [«Сад своими руками» (2003)]
  • форма настоящего времени для генерических употреблений:

    1. Кто вас ни позови, — вам всякий будет душа <≈ вам всякий душа>, только жена не нравится. [А. Ф. Писемский. Комик (1851)]
  • форма сослагательного наклонения для гипотетических употреблений:

    1. Впору искать спонсоров, которые будут отдельно оплачивать <≈ которые бы отдельно оплачивали> выходные дни. [«64 — Шахматное обозрение» (2004)]
  • глагол НСВ в настоящем или прошедшем времени для хабитуальных употреблений:

    1. Истинно, иногда дума такая, бывало, найдет <≈ находит, находила>, что ничему не рад! [Н. А. Полевой. Рассказы русского солдата (1834)]

Ниже последовательно обсуждается каждый из этих типов употреблений. Для каждого из употреблений указывается также, характерно ли оно для всех форм будущего времени (будущего имперфективного, будущего перфективного, будущего времени глагола быть) или только для одного из них. Сводную таблицу см. в разделе 30.3.7.

В разделе 30.3.8 отдельно рассматриваются нестандартные употребления форм будущего времени, возникающие под действием синтаксических или дискурсивных факторов — в полипредикативной конструкции (например, как в: Каждый год, как сдам все экзамены, уезжаю в деревню) или в нарративном режиме (например, как в: Через десять лет он будет известен на весь мир, а пока это обычный московский школьник).

30.3.2Формы будущего времени в иллокутивной функции, побудительные употребления форм будущего времени

В некоторых переносных употреблениях формы будущего времени получают в качестве дополнительной или основной иллокутивную функцию, в целом несвойственную формам индикатива (см. Модальность / раздел 3. Иллокутивная модальность). Это прежде всего функция побуждения к действию (или императивная функция), см. разделы 30.3.2.1-30.3.2.2, см. также подробнее [Стойнова 2014]. Она может быть выражена в т. ч. косвенно-вопросительной конструкцией, раздел 30.3.2.3. Применительно к некоторым употреблениям будущего времени 1-го лица глаголов речи типа скажу, отмечу, назовем, будем обозначать можно также говорить о перформативной (т. е. такой, когда высказывание составляет само описываемое действие) или близкой к перформативной функции, см. раздел 30.3.2.4.

Императивное значение (значение побуждения к действию) всегда апеллирует к ситуации в будущем (побуждение к действию возможно только для еще не совершенных действий), см. Императив. Неудивительно, что в силу семантической близости показатели императива и будущего времени часто обнаруживают целый ряд общих свойств. Например, как с формами императива, так и с формами будущего времени может употребляться в русском языке частица -ка (пойду-ка я, пойди-ка ты). см. также в главе Будущее время о параллелях между будущим временем и императивом с точки зрения взаимодействия с видом.

Переносные употребления показателей будущего времени в функции императива характерны для многих языков, это типологически самый распространенный класс вторичных употреблений будущего времени (см., например, [Bybee et al. 1991: 28; Bybee et al. 1994: 273–274; Гусев 2013: 147–149]). Целый ряд разного рода императивных употреблений возможен для форм будущего времени и в русском языке, в том числе употребления в значении жесткого приказа или (под отрицанием) запрета (пойдешь со мной / никуда сегодня не пойдешь), инструкции (у магазина повернешь налево), разрешения (так и быть, пойдешь со мной), см. раздел 30.3.2.1.

Такие употребления возможны как для будущего перфективного, так и для будущего имперфективного (пойдешь со мной / будешь сидеть дома!, повернете направо, а потом будете пять минут идти вдоль домов), хотя НСВ используется в этом случае с бóльшими ограничениями, чем в собственно императивных формах, подробнее см. раздел 30.3.2.1.4.

Специализированная форма императива, формально никак не связанная с формой будущего времени, существует в русском языке только для 2-го лица (побуждение адресата к совершению им действия): читай, читайте. Формы будущего времени, не имеющие ограничений по лицу, оказываются естественным источником средств выражения императивных значений для невторого лица (гортатив: Пойдем в кино! Давай пойдем в кино, юссив: Пусть он пойдет со мной!), раздел 30.3.2.2.

Императивные употребления могут иметь в русском языке и остальные формы индикатива — формы настоящего и прошедшего времени (ср. Пойдешь со мной! Идешь со мной! Ну-ка пошел со мной!).Императивные употребления могут иметь в русском языке и остальные формы индикатива — формы настоящего и прошедшего времени (ср. Пойдешь со мной! Идешь со мной! Ну-ка пошел со мной!).

30.3.2.1Собственно побудительные употребления форм будущего времени

Будущее время может употребляться в собственно императивной функции (побуждение адресата к действию), конкурируя со специализированными формами императива, см. [Храковский, Володин 1986: 195–210]. В т. ч. возможно сочетание императива и будущего времени в императивной функции в одном предложении:

  1. Прощай пока, управляйся, а потом придешь рассказать, как ехалось. [Н. С. Лесков. Некуда (1864)]
  1. Прочешешь, сынок, правый фланг до рубежа сушилки — это в трехстах метрах от нас дальше по арыку, там закрепишься и жди продолжения. [П. Андреев. Афганские рассказы (1998)]

Непосредственное сочинение будущего времени и императива с союзом и (буд.вр. и императив, императив и буд.вр.) возможно, но чаще всего предполагает дополнительную причинно-следственную, условную и т. п. связь между описываемыми ситуациями. Ср.: Выйдешь прямо с вокзала на площадь и поверни налево, на Невский... (www.heroeswm.ru) ‘как только / если выйдешь, поверни’; Поверни налево — и выйдешь на площадь... (www.heroeswm.ru) ‘если повернешь, сможешь выйти’.

Один из контекстов, в которых форма будущего времени в императивной или близкой к императивной функции допустима скорее, чем специализированная форма императива, — это контекст придаточного предложения (об ограничениях на употребление императива в придаточных см. подробнее Сочинение и подчинение, Императив / раздел 3.3). Ср.:

  1. -Мы ни к чему не придём, потому что ты сейчас же уйдёшь вон из моего номера <???потому что сейчас же уходи из моего номера>! Слышал? Я не хочу тебя видеть! (К. Эванджелин. Самира)
  1. К этому письму, которое ты немедленно уничтожишь, прилагаю дарственную записку, распорядись ею с умом. [Д. Рубина. Белая голубка Кордовы (2008–2009)] ≈ К этому письму — немедленно уничтожь его прилагаю дарственную записку

Это связано с тем, что форма будущего времени даже в императивной функции все же не так отчетливо задает иллокутивную силу побуждения, как специализированная форма императива (подробнее см. Модальность).

Граница между употреблениями форм будущего времени, побуждающими адресата к действию в будущем, и прямыми употреблениями, просто указывающими на действие адресата в будущем, достаточно зыбкая. Ниже в первую очередь будут рассмотрены употребления, взаимозаменимые со специализированными формами императива. Для устных текстов во многом можно опираться на интонационное оформление предложения. В качестве формального критерия близости употреблений будущего времени к императивным будет также приниматься во внимание наличие / отсутствие при нем выраженного подлежащего (Сделаешь это! но не Ты сделаешь это!), поскольку для специализированных форм императива характерно употребление без подлежащего (см. Императив / раздел 3.2.1, а для прямых употреблений будущего времени, наоборот, с подлежащим[*].

Из основных иллокутивных функций, свойственных императиву (см. Императив / раздел 4.1), для форм будущего времени оказываются в той или иной мере доступны следующие:

  1.  приказ (см. раздел 30.3.2.1.1)

    1. Поди и скажи <OKпойдешь и скажешь>, — твёрдо приказала мать. — Она всё равно узнает. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
    1. Оставишь здесь <OKоставь здесь>, — приказала Ксения. [Е. Прошкин. Механика вечности (2001)]
  2.  инструкция (см. раздел 30.3.2.1.2)

    1. — ...а через пару кварталов сверни <OKсвернешь> налево. [Н. Леонов, А. Макеев. Гроссмейстер сыска (2003)]
    1. ...сперва ступай ты на Арбат, с Арбата на Арбатец, отсюда в переулок Безыменный, из Безыменного в Безумный, здесь своротишь <OKсвороти> в Пустую улицу... [И. Т. Кокорев. Извозчики-лихачи и ваньки (1849)]
  3.  разрешение (см. раздел 30.3.2.1.3)

    1. Сам открой… <OKсам откроешь> — разрешила Горн. Я поспешно вытащил из кармана ключ, отпер футляр. [М. Елизаров. Библиотекарь (2007)]
    1. — Да, ладно, будете выплачивать <OKвыплачивайте> кредит, когда сможете и по скольку сможете. [Г. Шергова. …Об известных всем (2002–2004)]

Недоступны для форм будущего следующие иллокутивные функции императива:

  1.  просьба[*]

    1. Подождите <???подождете> меня! — попросил Ослик. — Мы не можем, — сказал Медвежонок, — мы торопимся! [С. Козлов. Правда, мы будем всегда? (1969–1981)]
  2.  предложение

    1. Возьми <???возьмешь>, — предложила она, — тебе пригодятся. И действительно пригодились. [Д. Гранин. Зубр (1987)]
  3.  совет

    1. — Дурень, пригнись <???пригнешься>, — посоветовал вдогонку Вадя. [А. Иличевский. Матисс (2007)]

Пользуясь системой классификационных признаков императивных значений, предложенной в [Храковский, Володин 1986], можно сказать, что решающим оказывается тут признак «субординации» участников речевого акта. Для будущего времени характерны императивные употребления, при которых говорящий оказывается иерархически «выше» адресата, но не наоборот. Использование формы будущего времени именно в этих разновидностях императивного значения прагматически вполне естественно. Формы императива и будущего времени индикатива 2-го лица отсылают к одной и той же временной референции (ситуация в будущем) и различаются только иллокутивной силой — специализированная форма императива побуждает адресата к действию в будущем, а форма будущего времени индикатива — в своих прямых употреблениях — информирует адресата о его действии в будущем (см. выше и в Модальность / раздел 3. Переносные употребления формы будущего времени индикатива в побудительной функции можно, таким образом, отнести к т. н. «косвенным речевым актам» в смысле [Серль 1986] типа Не могли бы вы передать мне соль? : побуждение к действию намеренно преподносится говорящим под видом информирования адресата о его будущем действии. Логично, что такого типа прагматический сдвиг и, соответственно, такую степень категоричности говорящий с большей легкостью может себе позволить в случае, когда он иерархически выше адресата.

Интересно, что указанный признак субординации оказывается в данном случае сильнее признака «заинтересованности» по [Храковский, Володин 1986], который тоже, казалось бы, мог быть актуален в контексте подобного прагматического сдвига. Противопоставление по этому признаку связано с тем, в интересах говорящего или в интересах адресата производится действие. Подавать побуждение к действию под видом информирования адресата о его действии естественнее, когда действие производится в интересах адресата (то есть побуждение является как бы ответом говорящего на запрос адресата). Инструкция и разрешение, оформляемые формами будущего времени, действительно относятся как раз к этому типу императивных значений. Однако относящийся к тому же типу (но задающий иерархию адресат > говорящий) совет, как правило, формами будущего времени не оформляется. А приказ, предполагающий заинтересованность говорящего, а не адресата, формами будущего времени оформляться, тем не менее, может.

30.3.2.1.1Формы будущего времени в контексте приказа и запрета

Формы будущего времени 2-го лица могут употребляться в значении жесткого приказа. См. примеры на будущее перфективное (444) и будущее имперфективное (445) в этом значении:

  1. — Вот что, — не на шутку рассердился Корней Петрович, — сейчас же приготовишь <= приготовь> новый раствор, а в наказание вычислишь <= вычисли>, сколько раз ты разбавлял старый. [«Химия и жизнь» (1968)]
  1. — Все! Отвали! Будешь сидеть дома <= сиди дома>! Хватит! [В. Попов. Грибники ходят с ножами (1997)]

Прагматика использования формы с утвердительной модальностью (будущего времени индикатива) вместо формы с побудительной модальностью (специализированной формы императива) в данном случае примерно следующая. Под видом информирования адресата о его действии в будущем говорящий представляет это действие как обязательное к исполнению, не предполагающее возможной отмены (в общем виде о прагматике использования футуральных форм в побудительном контексте см. выше).

Употребления типа проиллюстрированных выше тесно смыкаются с употреблениями будущего времени, в которых говорящий (часто также в жесткой форме) действительно просто информирует адресата о его будущем