26Конструкции со степенной семантикой

26.1Инфериорные конструкции

Валерия Викторовна Модина, 2022

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 01:35:12 MSK

Модина В. В. Инфериорные конструкции. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2022. Дата последнего изменения: 2024-03-31 01:35:12 MSK

26.1.1Общие сведения

Инфериорной компаративной конструкцией называется конструкция сравнения, в которой объект сравнения (референт, описываемый через сравнение) обладает более низкой степенью параметра (признака, по которому сравниваются референты), чем стандарт сравнения (референт, через сравнение с которым описывается объект сравнения). Важно отметить, что инфериорными являются конструкции, в которых значение ‘более низкая степень’ относится к конкретному слову — параметру сравнения (например, тонкий), а не к семантической области, к которой данный параметр относится (например, ‘толщина’, объединяющая антонимы тонкий и толстый). Так, (1) является примером инфериорной конструкции, несмотря на то что на шкале толщины пряжа для утка (объект сравнения) находится выше, чем пряжа для основы (стандарт сравнения). Напротив, (2) является примером супериорной конструкции, несмотря на то что пластиковые экраны (объект сравнения) оказываются ниже на шкале толщины, чем стеклянные экраны (стандарт сравнения):

  1. Габардин ― шерстяная ткань, вырабатываемая из мериносовой пряжи, очень тонкой, крученной в два конца для основы, и менее тонкой, одинарной, ― для утка. [Б. Кенжеев. Из Книги счастья (2007) // «Новый Мир», 2008]
  1. Пластиковые экраны более тонкие и прочные, чем стеклянные, и к тому же гибкие. [«Зеркало мира», 2012]

В русском языке можно выделить два основных способа выражения инфериорного значения: конструкции с менее и конструкции с отрицанием экватива (не такой / так …, (как)). Конструкция с менее параллельна аналитическому супериорному компаративу с более. Однако если конструкции с более иногда описываются как грамматические формы категории сравнения прилагательных, то конструкциям с менее, как правило, в таком статусе отказывают [Виноградов 1947; Буланин 1976] (ср., однако, точку зрения, согласно которой все аналитические конструкции не включаются в список грамматических показателей [Шведова  (ред.) 1980; Гращенков, Лютикова 2017]; обзор и обсуждение в [Князев 2007: 203–205]). Несмотря на то что отрицание равенства (A≠B) не позволяет судить об отношении сравниваемых элементов (A>B или A<B), конструкции с отрицанием экватива регулярно получают инфериорную интерпретацию:

  1. И фильмы про войну снимают  другие,   не такие глубокие и настоящие. [коллективный. Форум: 17 мгновений весны (2005–2010)]
    = И фильмы про  войну снимают другие,   менее глубокие и настоящие.

Инфериорные конструкции представляют особый интерес в контексте их конкуренции с супериорными конструкциями (синтетическим и аналитическим супериорным компаративом). Так, одно значение может быть выражено восемью способами за счет использования разных конструкций, а также в зависимости от выбора антонима и объекта сравнения, см. Таблицу 26.1.

Таблица 26.1. Синонимичные конструкции инфериорного и супериорного компаратива

Конструкция

Объект сравнения Саша

Объект сравнения Ваня

Синтетический супериорный компаратив

Саша выше, чем Ваня

Ваня ниже, чем Саша

Аналитический супериорный компаратив

Саша более высокий, чем Ваня

Ваня более низкий, чем Саша

Инфериорный компаратив с менее

Саша менее низкий, чем Ваня

Ваня менее высокий, чем Саша

Отрицание экватива

Саша не такой низкий, как Ваня

Ваня не такой высокий, как Саша

Следует, однако, отметить, что супериорные и инфериорные конструкции асимметричны: последние составляют лишь малую долю от всех компаративных конструкций — около 4,7% по данным [Модина 2020] (219 вхождений из 4668, 95%-ный доверительный интервал от 4,1% до 5,3%). Данная асимметрия отражается также в отсутствии синтетических показателей инфериорности не только в русском языке, но и кросслингвистически [Берков 1996: 110; Bobaljik 2012: 209–214]. Одно из возможных объяснений данного феномена было сформулировано в терминах перцептивной выделенности и восприятия в [Hoorens, Bruckmüller 2015]: говорящие стремятся описывать неравенство через то, что является наиболее выделенным в ситуации, а наличие характеристики проще для восприятия, чем ее отсутствие. Следовательно, в ситуации сравнения внимание будет привлекать (иначе говоря, будет выбран в качестве объекта сравнения) предмет, обладающий характеристикой в большей степени. Таким образом, супериорные конструкции перцептивно проще, поскольку они лучше отражают то, как люди воспринимают и когнитивно репрезентируют наблюдаемую разницу (см., сходное замечание в [Cuzzolin, Lehmann 2004: 1213]). В свете указанной редкости инфериорных конструкций важны для рассмотрения условия, в которых говорящие все же отдают предпочтение инфериорным конструкциям. Для представления факторов, влияющих на выбор компаративной конструкции, удобно рассмотреть противопоставления, связанные со сменой параметра при фиксированном объекте сравнения (Саша более высокий, чем Ваня и Саша менее низкий, чем Ваня, см. раздел 26.1.2), отдельно от противопоставлений, связанных со сменой объекта сравнения при сохранении параметра (Саша более высокий, чем Ваня и Ваня менее высокий, чем Саша, см. раздел 26.1.3).

26.1.2Выбор компаративной конструкции в зависимости от свойств антонимической пары

Конструкции Саша более высокий, чем Ваня и Саша менее низкий, чем Ваня противопоставлены по параметру сравнения. Данное противопоставление возможно лишь тогда, когда в языке есть пара антонимов (раздел 26.1.2.1). В парах лексических антонимов вероятность использования инфериорной конструкции зависит от семантического класса антонимов (раздел 26.1.2.2), в морфологически противопоставленных парах — от полярности антонима (раздел 26.1.2.3). На возможность использования инфериорной конструкции влияют также прагматические свойства инфериорных конструкций (раздел 26.1.2.4).

26.1.2.1Отсутствие антонима

С точки зрения свойств антонимической пары наиболее очевидной причиной отсутствия противопоставления супериорного и инферирного компаратива является отсутствие антонима. Так, в примере (4) использование инфериорной конструкции может быть объяснено тем, что прилагательные, обозначающие цвета, не объединяются в антонимические пары, что затрудняет использование супериорного компаратива.

  1. Необходимость их окрашивания вызвана тем, что пастельные карандаши содержат мел, который часто менее белый, чем поверхность основы. (https://www.peredvizhnik.ru/)

Если в языке представлена пара антонимов, то они могут быть как лексическими (горячийхолодный), так и морфологическими (интересныйнеинтересный). Первые обсуждаются в разделе 26.1.2.2, вторые — в разделе 26.1.2.3 .

26.1.2.2Семантические классы лексических антонимов

Пары лексических антонимов не являются семантически однородными. Среди всех возможных классификаций прилагательных (см. Прилагательное / раздел 1.1.2 Виды шкалы и разновидности качественных прилагательных по степенной сочетаемости) важную роль в вопросе о возможности противопоставления супериорного и инфериорного компаратива играет противоставление, предложенное в [Bierwish 1989], согласно которому прилагательные делятся на параметрические (dimensional) типа высокий, узкий и оценочные (evaluative) типа ленивый, умный. Антонимичные параметрические прилагательные относятся к одной шкале одного измерения и различаются в направлении расположения степеней на шкале (высокий, низкий — шкала высоты). Антонимичные оценочные прилагательные относятся к разным шкалам (скупой — шкала скупости, щедрый — шкала щедрости). Данное противопоставление находит отражение в более тесной связи параметрических антонимов, которые образуют прототипические пары (высокийнизкий, глубокиймелкий, узкийширокий). Оценочные прилагательные часто составляют группы неоднозначно противопоставленных прилагательных ( красивый, симпатичный, прекрасныйнекрасивый, уродливый, безобразный). Принадлежность к одной шкале означает, что приписывание объекту параметра также локализует его степень относительно антонимичного прилагательного. Принадлежность к разным шкалам, согласно М. Бирвишу [Bierwish 1989], ведет к тому, что употребление прилагательного не локализует объект на шкале антонимичного прилагательного. Как следствие, выражения с параметрическими антонимами равнозначны, а с оценочными — не равнозначны (ср. также [Апресян 1995: 266]):

  1. Петя выше, чем Вася.
    = Вася ниже, чем Петя.
  1. Петя умнее, чем Вася.
    ≠ Вася глупее, чем Петя.

С точки зрения конкуренции компаративных конструкций данное противопоставление ведет к увеличению доли инфериорных конструкций в парах оценочных антонимов (более умный vs. менее глупый, Mdn=5,6%) по сравнению с парами параметрических антонимов (более высокий vs. менее низкий, Mdn=0,4%), U=52, p=0,01. Так, в примере (7) использование инфериорной конструкции, по-видимому, мотивировано неравнозначностью супериорной конструкции.

  1. Теперь он напевал другую, менее весёлую песню... [С. Довлатов. Виноград (1990)]
    ≠Теперь он напевал другую, более грустную песню.

26.1.2.3Морфологические антонимы и полярность антонима

Образование морфологических антонимов с помощью приставки не- в русском языке является чрезвычайно продуктивным процессом, и поэтому отсутствие лексического антонима редко ведет к полному отсутствию антонима. Пары как лексических, так и морфологических антонимов нередко представляются в терминах полярности, где один из членов оппозиции считается положительным (высокий, добрый, интересный), а второй — отрицательным ( низкий, злой, неинтересный). Стоит отметить, что основания для определения полярности, по-видимому, различны для разных пар антонимов: если для параметрических прилагательных это прибавление значения на общей шкале, то для оценочных речь скорее идет о положительной оценке [Ruytenbeek et al. 2017]. В случае морфологических антонимов следует опираться на отрицательное значение аффикса. Как уже было замечено в разделе 26.1.1, редкость инфериорных конструкций может быть объяснена в терминах перцептивной выделенности: наличие характеристики проще для восприятия, чем ее отсутствие. О «наличии характеристики» можно говорить не только при рассмотрении противопоставления супериорных и инфериорных конструкций, но и при описании пар антонимов. Можно предположить, что антонимы отрицательной полярности являются когнитивно более сложными. Соответственно, наиболее «выделенными» следует признать супериорные конструкции с антонимами положительной полярности (более умный), наименее выделенными — инфериорные конструкции с антонимами отрицательной полярности (менее глупый) (наблюдение высказано в [Князев 2019]). Данные корпуса демонстрируют, что полярность взаимодействует с типом антонима: инфериорные конструкции значимо чаще используются с положительным полюсом в морфологических антонимах (более неправдоподобный vs. менее правдоподобный, Mdn=75%; более правдоподобный vs. менее неправдоподобный, Mdn=0%, U=314,5, p<0,001), но не в лексических (более глупый vs. менее умный, Mdn=2,91%, более умный vs. менее глупый, Mdn=0,97%, U=249, p=0,189).

26.1.2.4Прагматические характеристики компаративных конструкций

На выбор компаративной конструкции может влиять пресуппозиция наличия качества у супериорного и / или инфериорного компаратива. Так, в примере (8.a) инфериорная форма менее впечатляющим конкурирует с аналитическим супериорным компаративом более невпечатляющим. Высказывание с последним (8.b), однако, имеет пресуппозицию ‘первые две трети были невпечатляющими’, поэтому не может быть употреблено в данном контексте, поскольку автор текста, напротив, хвалит фильм. Образование прагматически более нейтрального синтетического супериорного компаратива в этом примере затруднено (?невпечатляющее), поэтому в этом контексте единственно возможной оказывается инфериорная конструкция.

    1. {…в ряде моментов «Храброе сердце» кажется предпочтительнее картины Майкла Кейтон-Джонса ― прежде всего в мощных, реалистически (порой натуралистически) воссозданных битвах рубежа XIII-XIV веков и благодаря величественному настрою средневековой саги о благородном и храбром мятежнике.} Хотя в последней трети долгое повествование становится менее впечатляющим. [Сергей Кудрявцев. Кино и видео за неделю // «Коммерсантъ-Daily», 1996.01.27]
    2. ?Хотя в последней трети долгое повествование становится более невпечатляющим.

Согласно ряду исследований, пресуппозицией наличия качества обладает аналитический, но не синтетический компаратив [Мельчук 1998: 123; Воротников 1999; Николаева 2013: 313; Гращенков, Лютикова 2017: 124–125]. Инфериорный компаратив в указанных исследованиях не рассматривается, за исключением краткого замечания в [Гращенков, Лютикова 2017]).

Важно отметить, что идея «пресуппозиции наличия качества» по-разному преломляется в указанных работах. Так, не является очевидным, характеризует ли наличие пресуппозиции аналитический компаратив во всех языках или является особенностью языковой системы отдельных языков ([Николаева 2013: 313] обсуждает факты не русского, а польского языка). Далее, неясно, ощущается ли пресуппозиция всеми носителями русского языка (см. замечание в [Гращенков, Лютикова 2017: 125], также [Князев 2007: 248]). Указанные источники не совпадают в определении референта, для которого в пресуппозиции определено наличие качества. В работе И. А. Мельчука не уточняется, на что распространяется пресуппозиция, в работе Т. М. Николаевой говорится о пресуппозиции для объекта (Вася более высокий, чем МишаВася высокий), в работе Ю. Л. Воротникова — для объекта и стандарта, в работе П. В. Гращенкова и Е. А. Лютиковой — для стандарта (и, как следствие, объекта) (Вася более высокий, чем МишаМиша высокийВася высокий). Кроме того, нельзя сделать однозначный вывод о том, является ли пресуппозиция свойством аналитической конструкции как таковой или распространяется лишь на некоторые комбинации аналитической конструкции с определенными параметрами (напр., только оценочные прилагательные (красивый, уродливый и т. д.) или только прилагательные отрицательной полярности (низкий, уродливый и т. д.).

Прагматические свойства сравнительных конструкций сравнительно сложно рассмотреть на корпусных данных, поэтому ниже приводятся данные эксперимента на приемлемость высказываний, проведенного в работе [Модина 2020]. В рамках эксперимента сопоставлялась оценка высказываний с инфериорными и супериорными конструкциями в контексте, поддерживающем пресуппозицию наличия признака у стандарта сравнения (9), и в контрастивном контексте, не совместимом с пресуппозицией (10).

  1. Первый дом высокий. Второй дом более / менее высокий, чем первый
  1. Первый дом не высокий. Второй дом более / менее высокий, чем первый.

Обе инфериорные конструкции обнаружили значимые различия оценок в поддерживающем и неподдерживающем контекстах, что позволяет сделать вывод о наличии пресуппозиции в инфериорном компаративе (достижение нормы для стандарта сравнения в случае положительных параметрических прилагательных). Следует отметить, что размер эффекта больше в случае отрицания экватива (rrb=-0,909), чем в случае инфериорного компаратива с менее (rrb=-0,673). Пресуппозиция налагает ограничение на множество контекстов, в которых может быть употреблена конструкция. Вместе с тем, наличие пресуппозиции может, напротив, мотивировать говорящих использовать инфериорный компаратив, поскольку пресуппозиция предполагает бóльшую информативность высказывания. Иными словами, используя инфериорные конструкции, говорящий имеет возможность передать дополнительную информацию о том, что считает, что стандарт сравнения достигает нормы по степени параметра. Так, информация о том, что говорящий считает настоящую оплату высокой, передается в (11) с помощью компаратива с менее.

  1. Что очень хочу, чтобы он продолжал руководить тобой, но прошу его установить менее высокую оплату. [Лидия Вертинская. Синяя птица любви (2004)]

То же справедливо для отрицания экватива: в (12) информация о том, что две пройденные полосы являются широкими, передается с помощью инфериорной конструкции.

  1. Несколько раз дорога пересекала еще полосы черной Гоби, совершенно бесплодной, но не такие широкие, как две уже пройденные, так что мы проходили их в один ночной переход. [В. А. Обручев. В дебрях Центральной Азии (1951)]

26.1.3Выбор компаративной конструкции в зависимости от объекта сравнения

При образовании компаративной конструкции к ситуации, обозначаемой позитивом, добавляется дополнительный обязательный аргумент — стандарт сравнения. При сохранении параметра сравнения в зависимости от распределения участников ситуации по позициям объекта и стандарта сравнения образуются супериорная (Вася более высокий, чем Саша) и инфериорная (Саша менее высокий, чем Вася) конструкции. Однако возможны ситуации, когда использование супериорной конструкции может быть затруднено. Так, невозможно (или требует существенных преобразований) использование супериорного компаратива вместо инфериорной конструкции в случае, когда она занимает атрибутивную, а не предикативную позицию. Данное ограничение присутствует вне зависимости от синтаксической роли вершинного имени (13)(16), а также проявляется как при отсутствии эксплицитно выраженного стандарта сравнения (13)(14), так и при его наличии (15)(16):

  1. …так как не работают только «менее необходимые» лесники, то есть те, кто чинят тропы, отодвигают упавшие деревья, следят за охраной природы и чистят туалеты, а вот те лесники, которые выписывают штрафы за нарушения режима парковки и превышения скорости — они вполне себе продолжают ходить на работу во имя национальной безопасности. [kitya_karlson. Записи в Живом Журнале // 2013]
  1. В апреле 1994 года он сам предложил вернуть часть денег, чтобы досрочно закончить дело о банкротстве и обрести менее нервозную жизнь. [Артем Тарасов. Миллионер (2004)]
  1. При заполнении цилиндрического сосуда жидкостью менее плотной, чем вода, высота столба получилась бы больше. [Владимир Лукашик, Елена Иванова. Сборник задач по физике. 7–9 кл. (2003)]
  1. Нохо решил, что прежние угодья волки оставили кому-то более сильному, чем голод. [Александр Григоренко. Ильгет. Три имени судьбы // Урал, 2013]

Следует отметить, что хотя синтаксическая позиция вершинного имени не важна для данного ограничения, «объем» стандарта сравнения играет важную роль. Так, симметричная супериорная конструкция возможна, когда в стандарт сравнения входит полная параллельная предикация, ср. (17.a) и (17.b), но требует значительных трансформаций, когда в стандарт сравнения входит только второй референт, ср. (17.a) и (17.c):

    1. Мы завели менее послушного пса, чем Алекс.
    2. Алекс завел более послушного пса, чем мы.
    3. Алекс более послушный пес, чем пес, которого завели мы.

Оформление прямой речи представляет собой интересный случай, когда позицию объекта сравнения должен занимать определенный участник сравнения — собственно, сама прямая речь. Стандартом сравнения при этом является не конкретное содержание высказывания, а манера речи, что делает супериорные варианты неудачными:

  1. А ну, держись за меня, вытряхивай снег из валенка. — Вот еще! — произнесла она менее уверенно, чем обычно. [А. Докучаева. Шарф в голубую полоску // «Бельские просторы», 2013]
      произносит она обычно более уверенно, чем в этот раз.
  1. Но вы ее подталкивали к делам бесплодным, ― сказал Данилов менее решительно. [Владимир Орлов. Альтист Данилов (1980)]
    ≠ в предыдущий раз Данилов сказал более решительно, чем в этот.

Менее жестко выбор компаративной конструкции могут определять дискурсивные факторы. Наличие инфериорной конструкции наряду с супериорной позволяет по-разному распределять коммуникативные ранги между двумя участниками при сохранении параметра сравнения. Компоненты конструкции сравнения, в сущности, определяются в коммуникативных терминах: объектом сравнения называется участник, описываемый через сравнение. Иными словами, объект сравнения является дискурсивным топиком — элементом, находящимся в фокусе внимания говорящего. Так, Вася более высокий, чем Саша отличается от Саша менее высокий, чем Вася тем, что в первом случае более высоким коммуникативным рангом обладает Вася, а во втором — Саша.

В данном разделе термины «топик» и «фокус» используются не в качестве синонимов терминов «тема» и «рема» соответственно, а в значении, принятом в работах Т. Гивона: топиком является участник ситуации, на котором сфокусировано внимание в дискурсе [Givón  2001: 198]. Так, в примере (20) пищухи является ремой (на что указывает финальная позиция, характерная для ремы, а также возможность использования предложения в качестве ответа на вопрос А какие еще есть представители зайцеобразных?) и топиком в принятом здесь значении (на что указывает упоминание в последующих клаузах).

Вследствие того, что инфериорные и супериорные конструкции отражают распределение коммуникативных рангов между участниками ситуации, они могут выполнять такие дискурсивные функции, как смена топика и поддержание топика. Инфериорная конструкция может быть использована в ситуации, когда говорящему необходимо сместить фокус на нового референта. Так, в примере (20) топиком были другие представители зайцеобразных, а в примере (21) топиком был другой вид транспорта:

  1. Менее известные представители зайцеобразных — пищухи. Они мельче зайцев, ушки и лапки у них короче. [Коллектив авторов. Большая энциклопедия животного мира (2013)]
  1. Воздушный же транспорт в этом смысле менее привлекателен. [В. В. Овчинников. Размышления странника (2012)]

Вместе с тем, инфериорный компаратив может служить и сохранению за одним из предметов статуса объекта сравнения. Так, например, именно необходимостью сохранения топика в энциклопедической или публицистической статье может объясняться использование инфериорного компаратива в следующих примерах (пример (22) — выдержка из энциклопедической статьи про нанду, (23) — из публицистической статьи про зимние пробежки):

  1. В Южной Америке живут нанду — птицы внешне похожие на страусов, но составляющие самостоятельный отряд. Они менее яркие и поменьше страусов (рост самца около 1,5 м, а вес — 50 кг), но тоже не могут летать и быстро бегают. (Коллектив авторов. Большая энциклопедия животного мира, 2013)
  1. Если совсем проще, одежда (для бега зимой – В. М.) может быть чуть менее теплой, чем та, что вы надели бы для прогулки по улице. [Афиша Daily, 2018]

Инфериорные конструкции используются как средство организации дискурса и при кореферентном сравнении, когда «объектом и стандартом сравнения является один и тот же предмет в разные моменты времени» [Князев 2007: 208]. Зачастую говорящему важно сделать акцент на более позднем состоянии предмета, и в этом случае в качестве объекта сравнения выступает описание, ассоциированное с этим более поздним состоянием, как в (24)(25).

  1. Треснула подпора, оборвалась часть его собственной жизни. Он стал уже не таким живым, каким был, и эту мёртвую часть, холодеющую часть души он ощущал. [Даниил Гранин. Зубр (1987)]
  1. Немедленное действие алкоголя на организм человека хорошо известно. После принятии 2–3 порций алкоголя зрение становится менее четким и ясным, а речь — невнятной, ухудшается координация движений. [Интернет. essilor.ru]

Возможна и противоположная ситуация: при кореферентном употреблении говорящему важнее более раннее состояние предмета, поэтому именно его характеристика должна выступать в качестве объекта сравнения. Так, закономерно появление инфериорной конструкции в контексте лекций по истории искусства, где автору необходимо сделать акцент на предшествующем, а не современном, состоянии предмета:

    1. Народ просвещался именно созерцая стены ― книжная миниатюра, также как и сама книга, была гораздо менее доступной. [С. А. Еремеева. Лекции по истории искусства (1999)]
    2. ?Народ просвещался именно созерцая стены ― позже книжная миниатюра стала гораздо более доступной.

26.1.4Библиография

  • Апресян Ю. Д. Избранные труды. Том 1. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Языки русской культуры, 1995.
  • Берков В. П. Семантика сравнения и способы ее выражения // Бондарко  А. В. (отв. ред.) Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность. СПб: Наука, 1996. С. 107–129.
  • Буланин Л. Л. Трудные вопросы морфологии. М: Просвещение, 1976.
  • Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М.–Л.: Учпедгиз, 1947.
  • Воротников Ю. Л. «Более лучше, более веселее». О грамматическом статусе аналитических форм сравнительной степени // Русская речь, 1. 1999. С. 49–54.
  • Гращенков П. В., Лютикова Е. А. О синтаксисе компаратива в русском языке // Русский язык в научном освещении, 1(33). 2017. С. 116–141.
  • Князев Ю. П. Грамматическая семантика. М.: Языки славянских культур, 2007.
  • Князев Ю. П. Аналитические компаративные конструкции со словами более и менее в русском языке // Posiedzenie Komisji Budowy Gramatycznej Języków Słowiańskich przy Międzynarodowym Komitecie Slawistów (Заседание Комиссии по изучению грамматической структуры славянских языков Международного комитета славистов). Program. Abstrakty, Warszawa, 18–20 września 2019. 2019. С. 31–34.
  • Мельчук И. А. Курс общей морфологии, Т. 2. М.–Вена: Языки русской культуры, 1998.
  • Модина В. В. Инфериорные конструкции в контексте конкуренции компаративных конструкций с прилагательными в современном русском языке. Выпускная работа магистра лингвистики. СПб: СПбГУ, 2020.
  • Николаева Т. М. Качественные прилагательные и отражение "картины мира" // Лингвистика. Избранное. М.: Языки славянской культуры, 2013. С. 308–321.
  • Шведова Н. Ю. (ред.) Русская грамматика. М.: Наука, 1980. 
  • Bierwisch M. The semantics of gradation // Bierwisch M., Lang E. (eds.). Dimensional Adjectives. Berlin: Springer, 1989. P. 71–261.
  • Bobaljik J. D. Universals in Comparative Morphology: Suppletion, Superlatives, and the Structures of Words. Cambridge, MA: MIT Press, 2012.
  • Cuzzolin P., Lehmann C. Comparison and gradation // Booij G., Lehmann C., Mugdan J., Skopeteas S. (eds.). Morphologie. Ein internationales Handbuch zur Flexion und Wortbildung, vol. 17.2. Berlin–New York: W. de Gruyter, 2004. P. 1212–1221.
  • Givón T. Syntax: An Introduction, vol. I. Amsterdam–Philadelphia: John Benjamins, 2001.
  • Hoorens V., Bruckmüller S. Less is more? Think again! A cognitive fluency-based more–less asymmetry in comparative communication // Journal of Personality and Social Psychology, №109(5). 2015. P. 753–766.
  • Ruytenbeek N., Verheyen S., Spector B. Asymmetric inference towards the antonym: Experiments into the polarity and morphology of negated adjectives // Glossa: a journal of general linguistics, 2(1): 92. 2017. P. 1–27.

Эквативные конструкции