23Творительный падеж

Александр Павлович Печеный, 2012

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Печеный А. П. Творительный падеж. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2012. Дата последнего изменения: 2024-03-31 17:43:02 MSK

Творительный падеж — один из косвенных падежей. Наиболее характерным значением творительного является инструментальное, что в том числе получило отражение в его названии. Тем не менее, оно является далеко не единственным: разные значения творительного образуют разветвлённую и местами весьма нетривиальную сеть.

23.1Морфология

23.1.1Средства выражения

Творительному падежу соответствуют следующие окончания:

  • ‑ой (‑ою) / ‑ёй (‑ёю) / ‑ей (‑ею) (водой / водою, землёй / землёю, больной / больною, мной / мною, башней / башнею, верхней / верхнею),

  • ‑ом / ‑ём / ‑ем (столом / конём / морем, санаторием),

  • ‑ым / ‑им (больным / рабочим),

  • ‑ыми / ‑ими (больными, позывными / вашими, синими),

  • ‑ми (детьми, всеми),

  • ‑ами / ‑ями (ножницами, двумястами / гуслями, стульями),

  • [jy] (рожью, пятью),

  • ‑а (сорокá),

  • ‑мя (двумя),

  • ‑у (полутора),

  • ∅ (кофе, хаки).

Окончания творительного падежа одновременно с собственно падежным значением выражают также:

  • у имён субстантивных типов склонения — значение числа;

  • у имён адъективного (красный), адъективно-возвратного (выдающийся), I (дядин) и II (весь) местоимённых типов склонения (то есть большинства прилагательных, всех причастий, некоторых местоимений и существительных) — значения числа и рода (в ед.ч.).

23.1.2Словообразование

Отдельные формы творительного падежа в настоящий момент находятся на разных стадиях словообразовательной конверсии, в данном случае перехода из имени существительного в другие части речи, главной из которых является наречие (о процессе адвербиализации форм творительного падежа см., например, [Тихомирова 1958]). В таком случае бывшее окончание творительного падежа служит словообразовательным суффиксом. Эти формы несут обстоятельственное значение времени (ночью), места (лесом) или образа действия (шагом). По степени морфологической и синтаксической автономности их можно разделить на несколько групп.

  1. В первую группу входят наиболее автономные формы творительного падежа. В их число входят формы с наречными синтаксическими функциями, которым в настоящее время не соответствуют существительные с полной парадигмой. Это слова урывками, сторицей, кубарем, живьём, поедом, мимоездом, мимоходом, ползком, целиком, прямиком, босиком, тайком, ненароком, битком, ничком, пешком, слишком, тишком, рядышком, мельком, ходуном, скопом, мимолётом, чохом, слыхом, телешом, нагишом, ощупью, опрометью, полностью. В таких случаях синхронно, разумеется, суффикс творительного можно выделять лишь аналогически. В большинстве случаев имеются свидетельства того, что ранее эти слова употреблялись как полноценные существительные; ср., например, кубарь в словаре В. И. Даля. Эта группа неоднородна: так, помимо наречия ощупью существует и наречие на ощупь, рядышком образовано от ряд путём добавления уменьшительного суффикса и постановки в форму творительного. Таким образом, на континууме между полностью наречной формой и формой существительного вышеперечисленные элементы расположатся в разных местах.

    Следует отдельно сказать и о форме молчком. Это форма творительного от слова молчок, которое, морфологически являясь существительным, на деле представляет собой глагольную форму типа хвать, прыг и др. Других форм, характерных для существительного, у слова молчок не наблюдается; его парадигма исчерпывается парой форм молчок и молчком.

  2. Во вторую группу входят предложные сращения — пишущиеся слитно сочетания предлога с его зависимым (а в случае с незачем — ещё и с частицей), мотивацию которых синхронно не всегда возможно проследить. Этот список невелик — в него входят слова засим, затем, зачем, незачем и замужем, а также задаром и недаром. По частеречным функциям этот список неоднороден: незачем и зачем  —  наречия, замужем — предикатив.

  3. Третью группу составляют формы творительного слов с существующей синхронно парадигмой, однако имеющие сдвиг ударения. В неё входят слова кругóм и верхóм. При этом, тогда как верхóм представляет из себя чистое наречие, кругóм может употребляться и как предлог:

    1. Тогда делалось до озноба ощутимо, что кругом дорожек кишат и колеблются песчинки, безбрежная пустынная живая земля. [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]

    Аналогичные формы без сдвига ударения также используются в конструкциях с творительным: вéрхом в пространственной со значением траектории (см. раздел 23.2.3.4), крýгом в пространственной со значением формы (стулья стояли крýгом).

  4. В четвёртой группе — слова, морфологически и фонетически ничем не отличающиеся от свободных форм творительного синхронно существующих слов, но отличающиеся собственной моделью управления либо синтактикой. В эту группу входят вводное слово словом, производный предлог посредством, наречие рядом с возможностью присоединения нетипичного зависимого (рядом с ним), союзы чем и тем.

  5. Пятую группу составляют формы творительного, морфологически и фонетически никак не отличающиеся от соответствующих форм существительных; они несут, тем не менее, нетривиальный семантический сдвиг, на этом основании данный случай можно, тем не менее, относить к конверсии. Это слова временами, местами, волей, неволей, волей-неволей, случаем, порой, запоем, путём ‘как следует’, мигом, наездом, разом, рядком, порядком, бочком, торчком, гуськом, особняком, залпом, даром, часом, частью.

    Этот ряд уже достаточно близок формам творительного, употребляющимся в различных конструкциях, таких как творительный сравнения. Единственное различие состоит в том, что в данном случае семантику сдвига нельзя описать общим образом; слова из приведенного выше списка представляют собой частные и «закрытые» словообразовательные модели. Так, слова временами и местами нельзя интерпретировать по общим моделям для времени (годами, неделями, часами ‘в течение долгого времени’) и места (полями, лесами ‘через соответствующие местности’). Слова торчок и гусёк, кажется, синхронно никак не связаны семантически с рассматриваемыми застывшими формами творительного падежа. Семантический сдвиг у частью таков же, что и у слова полностью; различие лишь в том, что слово часть с полной парадигмой, в отличие от слова *полность существует на синхронном уровне.

Не вошедшие в эти списки слова и словосочетания, хотя более или менее лексикализованы, могут интерпретироваться и быть описаны в рамках общих моделей (таких как конструкции с творительным сравнения (согнуть дугой, см. раздел 23.2.3.9) и творительным времени (ранним апрелем, см. раздел 23.2.3.6) и потому в данном разделе не рассматриваются.

Об адвербиализации формы творительного падежа см. также Наречие / раздел 2.3.4.

23.2Употребление: синтаксис и семантика

23.2.1Синтаксические свойства

Именная группа в творительном падеже может синтаксически зависеть от:

  • глагола: управлять заводом, быть учителем;

  • в том числе в пассивном залоге: Инициативной группой организуется субботник;

  • существительного: пальцы веером, губки бантиком;

  • прилагательного: богатый пушниной, гордый собой;

  • предлога: с Петей, за диваном;

а также употребляться за пределами предложения — в заголовках (ср. формы из раздел 23.1.2): Путём зерна (В. Ходасевич), Тайгой (А. Вознесенский). Подробный разбор употреблений форм творительного в составе различных конструкций см. раздел 23.2.3.

23.2.2Проблемы описания семантики творительного

Поскольку спектр значений, выражаемых творительным падежом, достаточно широк, описание его семантики оказывается непростой задачей. Русистами и славистами было предложено несколько основных способов описания семантики русского творительного. Наиболее традиционным и имеющим богатую историю (ср., например, современную традицию преподавания латыни, перенявшую этот способ из античных грамматик) является способ описания падежной семантики, при котором значения падежа выделяются исследователем на основании его собственной интуиции, задаются списком и в принципе могут вообще не иметь никакого формального обоснования. Для русского творительного самой значительной попыткой такого рода описания является, по-видимому, монография Р. Мразека «Синтаксис русского творительного» [Мразек 1960]. Он выделяет в общей сложности 16 значений беспредложного творительного падежа, которые подразделяются на «синтаксические» (соответствующие в нашей классификации творительному Агенса, Пациенса и предикативному, см. раздел 23.2.3.2, раздел 23.2.3.3, раздел 23.2.3.11) и «семантические» (прочие семантические роли, см. раздел 23.2.3).

Также следует отметить коллективную монографию «Творительный падеж в славянских языках» под ред. С. Б. Бернштейна [Бернштейн 1958]. В ней на материале русского и других славянских языков последовательно рассматриваются в диахронической перспективе 10 значений беспредложного творительного (не все из которых представлены в современном русском языке).

Другой классический способ описания падежной семантики, применяемый прежде всего в рамках структуралистсткого подхода, — это описание падежа через систему абстрактных признаков. Наиболее известной работой в этом жанре стала статья [Якобсон 1936], в которой Р. О. Якобсон выделил восемь русских падежей (к шести традиционным для большей структурной привлекательности были добавлены второй родительный и второй предложный) и присвоил им значения трёх независимых бинарных признаков: периферийности, объёмности и направленности, определив их, тем не менее, довольно неформально. Творительному в системе Якобсона присвоена характеристика [+периферийность; −направленность; −объёмность], что даёт некоторое общее впечатление, но не очень хорошо предсказывает формальные различия падежей.

Помимо Якобсона, похожие системы предлагали Ельмслев [Hjelmslev 1935/1937] и ван Схоневельд [Schooneveld 1978], но их описания содержат те же недостатки, что и работа Якобсона. В целом, по-видимому, из этого опыта можно заключить, что строго формально разграничить сферы употребления русских падежей при помощи обозримого количества дискретных признаков вряд ли возможно.

При этом описанный выше структуралистский подход к падежной семантике интересен тем, что он рассматривает значение каждого из падежей не независимо, а в рамках падежной системы в целом. Если пытаться встроить творительный в систему русских падежей, можно утверждать, что он наиболее близок родительному. Так, это единственные косвенные падежи, которые могут выражать семантическую роль Агенса. В этой функции они, в частности, конкурируют в позиции зависимого отглагольного существительного. Так, знаменитый пример исполнение Листа может означать и то, что исполнено произведение Листа, и то, что Лист исполнил чьё-то произведение. В случаях, когда требуется указать и автора произведения, и исполнителя, автор выражается родительным падежом, а исполнитель творительным. Без зависимого в родительном зависимое в творительном со словом исполнение не употребляется. Ср. исполнение Баха, исполнение Рихтера и исполнение Рихтером Баха, *исполнение Рихтером.

Однако в то время, как родительный является почти чисто синтаксическим падежом с большим количеством приименных и припредложных употреблений, творительный имеет достаточно яркую собственную семантику, которая вряд ли поддаётся описанию при помощи одного «инварианта», хотя прототипически творительный выражает роль Инструмента.

Среди прочих способов описания значений творительного можно упомянуть использование особого семантического метаязыка (оригинальный подход Анны Вежбицкой в [Wierzbicka 1980]), а также применяемые в когнитивной семантике карты и сети значений ([Janda 1993], см. также [Langacker 1987]).

В настоящей главе употребления форм творительного упорядочены по выражаемой им семантической роли.

23.2.3Семантические роли

Именная группа в творительном падеже может выражать большое количество семантических ролей, перечисленных ниже. Центральной ролью, однако, как явствует из названия, является роль Инструмента. Прочие употребления в той или иной степени наследуют такую семантику, хотя на текущем уровне развития языка говорить о чётко устанавливаемом «инструментальном инварианте» было бы некорректно.

Набор семантических ролей, выражаемых творительным падежом, таков:

  1. Инструмент: бить молотом по наковальне; резать ножом колбасу (раздел 23.2.3.1);

  2. Средство: рисовать красками; писать чернилами (раздел 23.2.3.1);

  3. Пациенс: руководить заводом, дирижировать оркестром (раздел 23.2.3.2);

  4. Агенс: Дом строится рабочими (раздел 23.2.3.3);

  5. Эффектор: ветром сорвало крышу; градом побило посевы (раздел 23.2.3.3);

  6. Причина: болеть гриппом, страдать фигнёй (раздел 23.2.3.3);

  7. Траектория: ехать лесом, хлынуть горлом (раздел 23.2.3.4);

  8. Стимул: восхищаться красотой, пахнуть морем (раздел 23.2.3.5);

  9. Время: воскресным утром, долгими зимними вечерами (раздел 23.2.3.6);

  10. Мера: грузить апельсины бочками (раздел 23.2.3.7);

  11. Аспект: красив душой, отличаться умом и сообразительностью (раздел 23.2.3.8);

  12. Эталон сравнения: кричать петухом (раздел 23.2.3.9).

Помимо ролевых употреблений, творительный падеж имеет также предикативное употребление, в котором он не выражает никакой семантической роли. Это употребление также рассматривается в данной главе (раздел 23.2.3.11).

В этой главе рассматривается только беспредложный творительный. Что касается припредложных употреблений творительного падежа, то употребления его с первообразными предлогами за, над, перед, под, с, между выражают в основном роль Места (а также некоторые другие роли, связанные с метафорическим переосмыслением локативной семантики, ср. ставить перед кем-то задачу и под.), см. главу Предлог.

23.2.3.1Творительный Инструмента и Средства

Роль Инструмента и Средства (отличающегося от Инструмента тем, что во время выполнения действия оно расходуется, см. [Апресян 1974], «творительный вспомогательного материала» в терминологии [Станишева 1958]), как уже было сказано, является для творительного наиболее типичной. Вероятно, наиболее прототипическими являются употребления, связанные с реально существующими физическим инструментом и средством.

  1. Посмотрю по поводу примеров на священников ― нет, все что-то не то; поет и читает резво, громко, как мужик дрова рубит топором. [Г. Е. Распутин. Житие опытного странника (1907)]
    Инструмент
  1. Оба полушария примеряем друг к другу и при необходимости опиливаем надфилями или напильниками до тех пор, пока кромка первого полушария не будет плотно входить внутрь отогнутого бортика. [«Народное творчество» (2004)]
    Инструмент
  1. Предположение, что любую мыслимую карту можно правильно раскрасить четырьмя красками, получило название гипотезы четырёх красок, а требование доказать (или опровергнуть) эту гипотезу ― проблемы четырёх красок. [В. А. Успенский. Витгенштейн и основания математики (2002)]
    Средство

Среди непрототипических Инструментов / Средств — метафорические и идиоматизированные сочетания типа жечь глаголом, побеждать смекалкой.

23.2.3.2Творительный Пациенса

Следует отметить, что прототипический Пациенс, определяемый обычно как «объект, претерпевающий наибольшие изменения в ходе действия», по всей видимости, творительным не выражается. Для творительного падежа можно говорить скорее о выражении не собственно Пациенса, а смешанной роли, содержащей черты как Пациенса, так и Инструмента / Средства (роли, наиболее характерные для творительного падежа, см. раздел 23.2.3.1). Это роль Объекта обладания у глаголов с посессивной семантикой, которые часто помимо собственно констатации факта обладания, содержат информацию о некотором способе распоряжения обладаемым. Эти глаголы подразделяются на:

  1. собственно посессивные глаголы владеть, обладать, располагать:

    1. По верхнему ее ряду шли четыре рисунка, подписанные славянской вязью, значительные и умиротворяющие душу: «Сим молитву деет, Хам пшеницу сеет, Яфет власть имеет, смерть всем владеет». [И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев (1927)]
    1. Наибольшую угрозу представляет собой гепатит С. РНК-содержащий вирус обладает коварным нравом, высокой степенью изменчивости генома. [«Вопросы вирусологии» (2002)]
  2. глаголы, обозначающие руководство, управление, т.е. обладание в силу некоторых прав, полномочий: ведать, верховодить, властвовать, заведовать, командовать, манипулировать, дирижировать, править, предводительствовать, руководить, управлять, распоряжаться:

    1. В Департаменте общего образования раньше был отдел, ведавший начальной школой. [«Поиск» (2003)]
    1. Он увлеченно командовал громадой, которая только и дожидалась его решительных команд. [В. Быков. Камень (2002)]

    Дж. Фаулером в [Fowler 1996] была отмечена интересная особенность глаголов этой группы. Некоторые из них (хотя далеко не все) допускают пассивизацию, при которой группа в творительном падеже принимает именительный падеж, подобно классическим прямым объектам.

    1. Единственным исключением из этого грустного антидемократичного европейского большинства является Исландия, которая с X по XIII век руководилась весьма демократичным по своему характеру альтингом ― собранием всех свободных собственников страны. [«Вокруг света» (2004)]
    1. Да и их плохо слышат, ― тяжело вздыхает Бок. ― Жизнь правится твердой рукой. Тверже не бывает. [«Октябрь» (2002)]
  3. некоторые глаголы, обозначающие отношение к (потенциальному) Объекту обладания: дорожить, брезговать, гнушаться, пренебрегать, хвалиться, хвастаться:

    1. Ростропович дорожит своим здоровьем и временем и едет туда, где его ждут. [С. Спивакова. Не всё (2002)]
  4. глаголы каузации владения: наделить, наградить, одарить, снабдить; сюда же относятся глаголы обделить, обойти, обнести, подразумевающие, что Агенс каузирует владеть чем-либо все элементы некоторого множества, кроме выраженного прямым дополнением; а также небольшие группы глаголов 1) «автокаузация владения»: раздобыться, разжиться и 2) «взаимная каузация владения»: поменяться, обменяться, поделиться. Возможно, впрочем, что в последнем случае на употребление творительного оказывает влияние сам факт наличия у глагола возвратного суффикса -ся (см. Возвратность).

    1. Строгий смотритель тюрьмы, в которую был заключён Короленко, ни за что не пропустил бы эту крамольную книгу в тюрьму, но какой-то хитроумный арестант догадался убедить его в том, что «Капитал» есть руководство для тех, кто хотел бы стать капиталистом, разжиться деньгами. [К. И. Чуковский. Короленко в кругу друзей (1940‑1969)]
    1. «Рекордсменами» являются О. Штерн ― его предлагали 81 раз и в 1943 г. наградили премией, а также А. Зоммерфельд― его тоже предлагали 81 раз, но премию он так и не получил (в 1951 г. он скончался в возрасте 82 лет). [«Вестник РАН» (2003)]
    1. Наконец, ЮКОС не обошёл вниманием и «Союз правых сил» — на долю компании, по данным ГАЗЕТЫ, приходится 7% всей спонсорской поддержки «правых». [«Газета» (2003)]
  5. прочие глаголы, которые не удалось отнести ни к одному из этих классов: помыкать, злоупотреблять, торговать:

    1. Она абсолютно уверена, что может помыкать домашними. [Д. Донцова. Микстура от косоглазия (2003)]
    1. Учиться я, конечно, не доучился, торговал образами… [И. А. Бунин. Из записей (1927)]

Семантика Пациенса и Инструмента сочетается также у глаголов, обозначающих различные способы контролируемого движения, в т. ч. движения, производимого частями тела (см. [Летучий 2007]): вертеть, вести / водить, вращать, двигать, дёргать, качать, кивать, крутить, махать, мотать, трясти, шевелить.

  1. Одним больше, одним меньше. Кямал тряс головой, вопрошал: ― Как ты можешь убивать в себе человека? [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  1. Японские власти разводят руками, приносят извинения и обещают вырастить за две недели новую траву. [«Известия» (2002)]

См. также противопоставление винительного и творительного в конструкциях типа бросить камень / бросить камнем / бросаться камнями (подробнее см. Переходность / раздел 3.3 и Винительный падеж / раздел 1).

В этой связи стоит также упомянуть многократно обсуждавшийся разными исследователями сюжет о так называемой «локативной альтернации» (мене диатезы). Ключевым элементом локативной альтернации является участник, сочетающий в себе черты Пациенса и Средства. Классическим примером локативной альтернации служит пара словосочетаний грузить телегу сеном и грузить сено на телегу. С меной диатезы меняется и прагматика: выдвигаясь из периферийной позиции (творительный) в центральную (винительный), Пациенс / Средство повышает свой коммуникативный ранг, а вторая именная группа (Пациенс с локативными чертами), будучи оформленной предложной конструкцией, свой коммуникативный ранг, соответственно, понижает. Помимо этого, в тех случаях, когда Пациенс / Средство в этой конструкции оформляется творительным, оно чаще всего имеет нереферентный референциальный статус: ср. грузить телегу сеном и ?грузить телегу этим сеном, но OKгрузить это сено на телегу. Подробнее о локативной альтернации см., например, [Sokolova, Lyashevskaya, Janda 2012; Goldberg 1995].

23.2.3.3Творительный Агенса, Эффектора и Причины

Эти три разных роли объединены здесь в один раздел вследствие их некоторой семантической близости: и Агенс, и Эффектор, и Причина оказывают воздействие на Пациенс; различие заключается главным образом в том, кто или что производит это воздействие.

Творительный Агенса встречается (факультативно, но достаточно часто) в русской пассивной конструкции:

  1. Проникновению психологии в практику образования способствовали и комплексные исследования, которые организовывались Академией педагогических наук СССР и в которых принимали участие сотрудники различных институтов академии. [«Вопросы психологии» (2004)]

Творительный Эффектора употребляется (также факультативно) для обозначения стихии в безличных конструкциях типа (ветром) сорвало крышу или (градом) побило посевы. При всей семантической близости роли Эффектора к роли Агенса, они могут быть формально противопоставлены (это наблюдается не только в русском; ср. немецкие конструкции с предлогами von (+Агенс) и durch (+Эффектор)). Подробнее о безличной конструкции с Эффектором см., например, [Ходова 1958a; Мельчук 1995], см. также Безличность / раздел 3.3.2.

  1. Лето жаркое, с частыми грозами. Ветром трепало ивы на улице. Одну даже свалило. [И. Грекова. Перелом (1987)]
  1. ― Не видишь, крышу чиню. ― А сказали, что тебя градом убило. ― Кто сказал? [Николай Пеньков. Была пора (2002)]

Творительным Причины управляют глаголы страдать, болеть, мучиться, маяться, умереть:

  1. Решили не беспокоить, поскольку он страдал бессонницей. [«Наука и жизнь» (2007)]
  1. Сумел ускользнуть от своих тюремщиков, живет в почете, все его знают, красивый, молодая жена ― а мается непонятной болью. [Л. Зорин. Глас народа (2007–2008)]

В обоих случаях такое падежное оформление релевантно только в случае наличия некоторой болезни (впрочем, иронические употребления типа скромностью он не страдает также допустимы); у глагола умереть сочетаемость с творительным ограничена; частотно лишь полуфразеологизованное сочетание умереть родами (15 примеров в корпусе) в отличие от умереть тифом (1 пример), *умереть гриппом (0 примеров). Впрочем, для сочетания умереть родами возможна и временнáя интерпретация (‘умереть во время родов’), как в умереть вечером (см. раздел 23.2.3.6). О творительном причины в русском и других славянских языках (где он оказывается более продуктивен) см. [Ходова 1958b].

23.2.3.4Локативные употребления: творительный Траектории

Творительный падеж употребляется в большом количестве локативных контекстов. Большинство из них, однако, это припредложные контексты. В настоящей главе припредложные употребления творительного падежа специально не рассматриваются (о них см. в главе Предлог). Таким образом, место здесь отведено лишь беспредложному творительному Траектории, который, как это явствует из семантики самой роли, употребляется с глаголами перемещения: ехать, идти, плыть и т. п. С глаголом идти, впрочем, более частотны фразеологизованные метафорические и метонимические интерпретации творительного траектории типа идти прямой дорогой в..., идти обходным путём.

  1. Ещё в машине, когда ехали московскими улицами в университет, профессор говорил Ивану: ― Рассказать? Ну, расскажи что-нибудь… О себе. [В. Шукшин. Печки‑лавочки (1970–1972)]
  1. Почему-то я вспомнил, как мы шли сквером и спорили. [А. Волос. Недвижимость (2000)]

О творительном траектории см. подробнее [Булыгина 1958].

Семантику Траектории и Инструмента сочетают распространённые употребления форм творительного с глаголами движения со значением транспортного средства: поездом, автобусом, самолётом, пароходом и др. (ср. также употребление в этой же функции застывшей формы пешком из раздела 23.1.2). Подробнее об этом см. [Рахилина 2011]. В [Станишева 1958] это употребление называется «творительным средства» (ср. использование этого термина в настоящей главе в разделе 23.2.3.1) и противопоставляется «творительному орудия» (собственно инструментальному) в рамках единого значения инструмента.

  1. Надо будет как-нибудь, для разнообразия, поездом прокатиться. [Е. Гришковец. ОдноврЕмЕнно (2004)]
  1. Прилетала в Москву семичасовым самолётом, добиралась до тёти на Юго-Запад, вставала под душ в спящей квартире, выпивала крепчайший чай и мчалась в ГИТИС на метро. [С. Спивакова. Не всё (2002)]

23.2.3.5Творительный Стимула

Творительным Стимула управляют:

  1. глаголы, обозначающие восприятие запаха: пáхнуть, пахнýть, веять, тянуть, нести.

    1. Иногда приходит и вся одежда пахнет дымом… очень неприятно, ей самой противно… [Наши дети: Подростки (2004)]

    Как запах, так и вкус может обозначать глагол отдавать:

    1. Кроме того, мы съели по горсти жирных черных оливок и выпили немного вина, разбавленного водой, уже отдававшей затхлостью амфоры. [А. П. Ладинский. В дни Каракаллы (1959)]

    Данное довольно узкое употребление творительного соответствует контекстам, описывающим ситуацию восприятия некоторого запаха или вкуса. Эти употребления имеют прямое отношение к феномену Наблюдателя, описанному Е. В. Падучевой в [Падучева 2004]: некоторому воспринимающему невыраженному участнику ситуации.

  2. глаголы эмоционального отношения: восхищаться, любоваться, наслаждаться. Следует отметить, что с этими глаголами может иметься в виду любое из пяти чувств, а не только запах и вкус.

    1. От Лахти до Куопио вы будете любоваться невероятной синевой финляндских озёр. [«Туризм и образование» (2001)]
  3. глаголы каузируемого эмоционального отношения (в данных контекстах формы творительного имеют также частично семантику Инструмента): дивить, забавлять, поражать, радовать, смутить, удивлять, утомлять, восхищать.

    1. Погода сегодня радовала полным отсутствием дождя, с неба ласково светило солнышко, лужи исчезли. [Д. Донцова. Уха из золотой рыбки (2004)]

23.2.3.6Творительный Времени

Временные употребления, как и инструментальные, составляют широкий класс употреблений творительного падежа. В этих контекстах употребляются находящиеся на разной стадии лексикализации формы, перечисленные в разделе 23.1.2. Наиболее частотны формы утром, днём, вечером и ночью, обозначающие конкретный момент времени. Они наиболее близки к наречиям, тем не менее, возможность иметь зависимое-прилагательное, характерная для существительных, но не для наречий (ср. словосочетания типа ранним утром, летним вечером) показывает, что процесс конверсии в данном случае ещё далёк от завершения.

  1. Поздним вечером, когда они остались в здании детского сада одни, не считая сторожа, Костик встал и с серьезным выражением лица сказал: «Маришка, выходи за меня замуж!» [«Лиза» (2005)]

Это не единственный способ временного употребления творительного: ещё один крупный класс составляют употребления множественного числа творительного: вечерами, ночами, годами, урывками, — обозначающие (длящееся и) повторяющееся через определённые промежутки времени действие («творительный дистрибутивный» в терминологии [Малаховская 1958]). К этим формам также могут присоединяться зависимые-прилагательные.

  1. Холодными ночами температура тела динозавров резко падала, как и их активность. [«Знание — сила» (2003)]

23.2.3.7Творительный Меры

Творительный Меры обозначает некоторую единицу измерения, при помощи которой происходит, так сказать, квантование действия. В этих употреблениях формы творительного встречаются только во множественном числе.

  1. Поэтому воду возили бочками на лошадях из ближайших деревень. [«Наука и жизнь» (2009)]

23.2.3.8Творительный Аспекта

Особняком стоит большая и разнородная группа употреблений творительного со значением семантической роли Аспекта, то есть некоторого элемента, выбранного из релевантного множества [ему подобных]. В неё входят как глаголы (отличаться), так и прилагательные (богатый), а также две продуктивные конструкции: творительный ориентации и творительный сравнения (о которых см. ниже раздел 23.2.3.9).

  1. Более того, как ни увлекался П. Ферма математикой, ношу чиновника нес, по свидетельствам биографов, примерно, пользовался исключительным уважением коллег, выделяясь глубокой юридической образованностью. [А. К. Сухотин. Парадоксы науки (1978)]

Творительный фактически является одним из основных падежей, оформляющих зависимые прилагательных, а роль Аспекта — практически единственная, которую они могут выражать (о приадъективном творительном см. [Гадолина 1958: 301–312]). Вот список прилагательных, управляющих творительным падежом: бедный, белый, бледный, богатый, больной, броский, важный, великолепный, видный, возмутительный, гордый, грандиозный, довольный, женатый, забавный, загадочный, заметный, замечательный, занимательный, знаменитый, значительный, избалованный, известный, издерганный, излюбленный, изобильный, изумительный, интересный, колоритный, красивый, крепкий, любопытный, мерзкий, недовольный, некрасивый, некрасивый, нелепый, необыкновенный, необычный, неприятный, обильный, объяснимый, огорчен, одержимый, опасный, отвратительный, отличный, отчетливый, памятный, парадоксальный, пленительный, плодотворный, плохой, подозрительный, полный, похожий, превосходный, примечательный, принципиальный, пристыженный, причудливый, проникнутый, противный, пьяный, сверкающий, сильный, скандальный, скудный, скучный, слабый, славный, сложный, соблазнительный, странный, страшный, сходный, схожий, счастливый, сытый, тихий, трагичный, трогательный, трудный, трудный, тяжелый, убедительный, увлекательный, угодный, удивительный, удобный, ужасный, унизительный, употребительный, утомительный, фантастичный, хилый, хороший, хороший, чистый, чреватый, шитый. Окказионально творительный может присоединяться и к некоторым другим прилагательным (Он был мне близок своей добротой). Существуют и (квази)тавтологические окказиональные конструкции с творительным: счастлива особым счастьем. Слово нищий имеет зависимое в творительном как часть идиомы нищий духом.

  1. Из полученных результатов следует, что Республика Бурятия богата природными ресурсами. [«Вопросы статистики» (2004)]
  1. Такой довод представляется остроумным и почти убедительным, но вот ведь Анненский был предшественником Ахматовой, оказал на неё очевидное влияние, однако никакого «невроза» в связи с ним обнаружить невозможно, скорей, наоборот, Ахматова горда этим своим ученичеством. [А. Кушнер. Почему они не любили Чехова? (2002)]

К этим употреблениям примыкает конструкция с творительным, выражающим характеристику, в отличие от Аспекта, ничему не противопоставляемую. Она состоит из формы творительного, выражающей аспект характеристики, и обязательной предложной либо именной группы, содержащей значение характеристики. Круг употреблений этой конструкции чрезвычайно многообразен.

  1. Возникает эффект рентгеновского барстера первого типа: короткие (длительностью в секунды) и мощные вспышки рентгеновского излучения. [«Вестник РАН» (2004)]

23.2.3.9Творительный сравнения и творительный ориентации

Конструкция с творительным сравнения образуется путём добавления словоформы в творительном падеже к имени, глаголу либо клаузе. Эта словоформа служит эталоном сравнения для некоторого пространственного расположения либо движения. Во многих случаях творительный сравнения имеет тенденцию фразеологизоваться (см. [Ходова 1958c: 189]). Ср.: стоять столбом, висеть мешком, пальцы веером, губки бантиком. Важным условием для возможности употребления в данной конструкции является наличие у эталона сравнения ярко выделяющейся и наблюдаемой характеристики, которая и служит основанием для сравнения (ею может быть форма (как в располагаться овалом), скорость (как в вылететь пулей), характер движения (вертеться юлой)).

  1. И тогда она кошкой подскочила к нему и со словами: «Спать сюда пришёл?» ― дёрнула его за рукав, за ту руку, на которую он щекой опирался. [В. Астафьев. Затеси (1999)]
  1. Он вцепился мёртвой хваткой в полы шинели, словно желая урвать хоть её клок для себя и раскачивая Алешку столбом из стороны в сторону. [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]

Конструкция с творительным ориентации менее разнородна и представляет собой глагол или именную группу, которой соположено существительное в творительном падеже, характеризующее пространственное расположение, и наречие либо предложная группа со значением направления или ориентира (вверх, на север и т. п.). Для человека это слова лицо, бок, спина, иногда живот; для неодушевлённых предметов возможно относительно свободное употребление обозначений частей предмета типа фасад, торец для зданий, обложка, переплёт для книг и т. д.

  1. Вернувшись на место, Дантес стал правым боком к барьеру. [В. Отрошенко. Эссе из книги «Тайная история творений» (2001)]
  1. Из дома на Малой Морской, из дома фасадом на Мойку ушли на войну господа офицеры. [Ю. Давыдов. Синие тюльпаны (1988–1989)]

Подробнее о творительном ориентации и сравнения см., например, [Рахилина 2000/2010; Рахилина 2010].

23.2.3.10Творительный падеж при фазовых глаголах

В этот класс входят употребления с семантическими ролями Отправной, Промежуточной и Конечной точки: встречаются как локативные, так и временные употребления. В этом значении творительный употребляется с глаголами начать, начаться, продолжить, продолжиться, закончить, закончиться, завершить, завершиться и др.

  1. Сватовство начиналось традиционной фразой: «У вас есть товар, у нас купец, дозвольте поторговаться, сватовство поиметь». [«Народное творчество» (2004)]
  1. Проток делится на мелкие ветви и кончается пузырьками, дольками. [И. П. Павлов. Лекции по физиологии (1911–1913)]

23.2.3.11Творительный предикативный

Глагол быть, в настоящем времени (в форме нулевой связки) управляющий номинативом, в прошедшем и будущем принимает дополнение в творительном падеже, ср. (45.a)(45.b). В этом случае это дополнение не является участником ситуации и, таким образом, не несёт никакой семантической роли, а употребляется предикативно (задавая свойства некоторого участника ситуации).

    1. Он будет обладателем богатейших фактов, с помощью которых и объяснится, наконец, наша народная физиономия. [П. В. Анненков. Письма из-за границы (1841–1843)]
    2. Он обладатель богатейших фактов.

Как предикативные можно также интерпретировать употребления творительного падежа при фазовых глаголах (см. раздел 23.2.3.10) и глаголах, названных в [Грамматика 1980] полузнаменательными: являться, бывать, стать, делаться, казаться, оказываться, показаться, получиться, остаться, пребывать, представляться (‘казаться’). Ср.:

  1. К тому же в бурной их жизни Лелька не уберегла гимназический диплом, и Зубр оказался человеком без всякого образования. [Д. Гранин. Зубр (1987)]

К этой же группе, вероятно, относятся примеры на так называемый творительный превращения с глаголами обратиться, притвориться, прикинуться:

  1. Раскрылась дверь, и все мы мгновенно закрыли глаза и притворились спящими. [В. Пелевин. Синий фонарь (1991)]
  1. ― А я уж, грешным делом, подумала: сказал ему что-нибудь Петро не так, тот прикинулся дурачком да и плесканул. [В. Шукшин. Калина красная (1973)]

Близки к предикативным некоторые употребления творительного падежа при переходных глаголах. Во-первых, это касается глаголов именования: называть, звать, именовать:

  1. Случайно заехавшие в институт бельгийцы назвали его «гениальным компьютерным лингвистом». [Запись LiveJournal (2004)]

Во-вторых, к предикативным употреблениям творительного примыкают также употребления при переходных глаголах мысли со значением приписывания свойства: считать, находить. В таких случаях синтаксическую валентность предиката заполняет носитель свойства, выраженного творительным падежом, но его семантическим аргументом можно считать само это свойство (считать человека умным = ʽсчитать, что человек умный’, ʽсчитать человека’). Подобные конструкции иногда выделяют в особый класс комплементативных конструкций (см. [van der Auwera, Malchukov 2005]). Как комплементативные можно также трактовать некоторые употребления творительного падежа при глаголах восприятия:

  1. Василий Иванович был очень пьющим человеком, но пьяным, в общепринятом понимании, я его не видел. [И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995–1999)]
    = ʽне видел такого, чтобы Василий Иванович был пьян’
    ≠ ʽне видел Василия Ивановича’

При тех же глаголах, однако, встречаются и употребления, для которых в принципе можно считать, что их семантический аргумент (в данном случае Стимул) совпадает с синтаксическим аргументом, ср.:

  1. Ещё с прошлой осени ходила по колхозу «Горный гигант» молва об этом по меньшей мере нежеланном госте. Кто-то видел его выползающим из большого омёта… [Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей (1964)]
    = 1) ʽкто-то его видел’, 2) ‘в момент наблюдения он выползал из омета’

Такие употребления следует отнести не к комплементативным, а к депиктивным (см. раздел 23.2.3.12). Однако граница между депиктивными и комплементативными употребениями оказывается в данном случае достаточно зыбкой.

В предикативной конструкции глагол может управлять как именной группой, так и группой прилагательного или причастия (о предикативных и комплементативных употреблениях причастий см. Причастие / раздел 6.3.3, Причастие / раздел 6.3.4).

  1. Судя по количеству участников и оживлённой дискуссии между ними, выбор оказался правильным. [«Computerworld» (2004)]
  1. Триггер DFF оказался реализованным с помощью процедуры DFFPC. [«Информационные технологии» (2004)]

В описанных выше случаях творительный падеж часто конкурирует с именительным (для комплементативных употреблений — с винительным):

  1. Не ссорься ни с кем, будь умницей. [Л. Вертинская. Синяя птица любви (2004)]
  1. Словом, хозяйствуй, будь умница. [Л. М. Леонов. Русский лес (1950–1953)]

Правила выбора падежа достаточно сложны и неодинаковы для каждого конкретного случая, к тому же менялись со временем; подробнее см. Именительный падеж / раздел 3.1.2, Причастие / раздел 6.3.3, Причастие / раздел 6.3.4.

Существует также класс употреблений творительного, обозначающего непрототипические (нематериальные) инструменты; данные употребления примыкают по семантике к наречиям образа действия (см. Наречие) и в силу этого к творительному предикативному. Если бы не ограниченная сочетаемость, они могли бы быть грамматикализованы подобно формам из раздела 23.1.2.

  1. Образы латинистов-антиподов отчеканились в моем мозгу намертво. Я никогда их не видела, я вижу их до сих пор. Квадратноплечий, короткошеий Кикерон и сгорбленный, вглядывающийся в то, что под носками ботинок его враг. Вскрикивающий фальцетом первый и шепчущий басом второй. [Г. Щербакова. Loveстория (1996)]
  1. Кроме того, А. П. читал очень интересный курс «аккадской диалектологии» ― или, точнее, истории аккадского языка, с параллельным чтением текстов разных эпох, писанных разными пошибами. [И. М. Дьяконов. Книга воспоминаний (1995)]

См. также ниже о близких к предикативным употреблениях творительного падежа в т. н. депиктивной конструкции (см. раздел 23.2.3.12).

23.2.3.12Депиктивная конструкция

К предикативным употреблениям творительного (см. раздел 23.2.3.11) относится ещё и такой характерный случай, как депиктивная конструкция. Она образуется путём присоединения группы, возглавляемой атрибутивной словоформой (прилагательным, причастием, реже — существительным) в творительном падеже к глагольной группе, а не к имени, с которым оно соотносится семантически (как в собственно атрибутивной функции): ср. усталая мать vs. мать пришла усталой. В этом случае прилагательное, причастие (или существительное) представляет временный признак, приписываемый участнику основной ситуации (подлежащему или прямому дополнению главной клаузы), как некоторую фоновую ситуацию, происходящую параллельно с основной: пришла усталой = ʽпришла и при этом была усталой’.

  1. Ночью зять ввалился в дверь совершенно пьяным. [И. Муравьева. Мещанин во дворянстве (1994)]
  1. ― Когда я встретил тебя пьяною на улице, ― спокойно и ровно продолжал граф, испытывая ее глазами, ― ты, в виду всех, назвала себя княжною Анной Яковлевной Чечевинской. [В. В. Крестовский. Петербургские трущобы (1867)]

Творительный в депиктивных конструкциях конкурирует с именительным / винительным (ввалился пьяным / ввалился пьяный; встретил его пьяным / встретил его пьяного). См. об этом Причастие / раздел 33.1.6.3.2.

Участник, которому приписывается выраженное формой творительного свойство, чаще всего одушевлён (чаще всего в центре внимания Говорящего оказываются изменяющие свои свойства люди, нежели что-то другое), но бывает и неодушевлённым:

  1. Соус, иначе подливку, надо подавать очень горячим. [Е. Молоховец. Подарок молодым хозяйкам, или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве (1875–1900)]
  1. Из-за временности приписываемого признака для депиктивных конструкций характерны употребления с наречиями ещё и уже:
  1. Сама же Люда за столом громко рассказывала историю ухаживания за ней некоего испанского поэта, вывезенного с родины ещё мальчиком. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]
  1. К тому времени он женился во второй раз, уже старым человеком, на молоденькой девушке, которая ему, конечно, изменила, из чего вышел процесс. [П. Д. Боборыкин. Воспоминания (1906–1913)]

Чаще всего депиктивная группа, возглавляемая словоформой в творительном падеже, находится линейно с краю, но иногда, как видно из примера (63), может, обособляясь, и вкладываться внутрь клаузы.

23.3Библиография

  • Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. М.: Языки русской культуры. 1974.
  • Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958.
  • Булыгина А. М. Творительный места беспредложный // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 246–265.
  • Гадолина М. А. Творительный приименной // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 289–312.
  • Летучий А. Б. Творительный падеж при русских переходных глаголах: конструкции с объектами — частями тела // Русская филология. Сборник научных работ молодых филологов. Тарту. 2007 (17). http://aletuchiy.narod.ru/handouts_articles/Transitivity/article_instrumental.pdf
  • Малаховская Л. С. Творительный времени // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 222–245.
  • Мельчук И. А. Русский язык в модели «Смысл ⇔ Текст». Вена: Wiener Slawistischer Almanach. 1995.
  • Мразек Р. Синтаксис русского творительного. Прага: Státní pedagogické nakladatelství. 1960.
  • Падучева Е. В. Семантические исследования. М.: Языки русской культуры. 1996.
  • Падучева Е. В. Динамические модели в семантике лексики. М.: Языки славянской культуры. 2004.
  • Рахилина Е. В. (Отв. ред.) Лингвистика конструкций. М.: Азбуковник. 2010.
  • Рахилина Е. В. Когнитивный анализ предметных имён. М.: Азбуковник. 2010 (1-е изд.: М.: Русские словари. 2000).
  • Станишева Д. С. Творительный инструментальный // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 76–126.
  • Тихомирова Т.С. Процесс адвербиализации творительного падежа // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 313–350.
  • Ходова К. И. (1958a) Творительный падеж в страдательных конструкциях и безличных предложениях // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 127–158.
  • Ходова К. И. (1958b) Творительный причины // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 159–180.
  • Ходова К. И. (1958с) Творительный превращения и сравнения // Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958. С. 181–192.
  • Якобсон Р. О. К общему учению о падеже: Общие значения русских падежей. Прага. 1936.
  • Auwera van der J., Malchukov A. A semantic map for depictive adjectivals // Schultze-Bernd E., Himmelmann N.P. Secondary predication and adverbial modification: the typology of depictives. Oxford. 2005. P. 393–421.
  • Fowler G. Oblique Passivization in Russian // The Slavic and East European Journal, 40(3). 1996.
  • Goldberg A. E. Constructions: A Construction Grammar Approach to Argument Structure. Chicago: University of Chicago Press. 1995.
  • Hjelmslev L. La catégorie des cas: étude de grammaire générale // Acta Jutlandica. VII. vol. 1. IX. vol. 2. Aarhus: Aarhus University Press. 1935/1937.
  • Janda L. A. A geography of case semantics: the Czech dative and the Russian instrumental. Berlin — New York: Mouton de Gruyter. 1993.
  • Langacker R. W. Foundations of cognitive grammar. Stanford: Stanford University Press. 1987.
  • van Schooneveld C. H. Semantic transmutations: Prolegomena to a calculus of meaning, Vol. 1: The cardinal semantic structure of prepositions, cases, and paratactic conjunctions in contemporary standard Russian. Pittsburg: Physsardt. 1978.
  • Sokolova S., Lyashevskaya O., Janda L. A. The Locative Alternation and the Russian ‘empty’ prefixes: A case study of the verb gruzit’ ‘load’ // Divjak D., Gries S.T. (Eds.) Frequency Effects in Cognitive Linguistics, 2. What Statistical Effects Can(not) Explain. Berlin: Mouton de Gruyter. 2012.
  • Wierzbicka A. The case for surface case. Linguistica extranea. Ann Arbor: Karoma. 1980.

23.4Основная литература

  • Бернштейн С. Н. (Ред.) Творительный падеж в славянских языках. М.: Издательство АН СССР. 1958.
  • Мразек Р. Синтаксис русского творительного. Прагav: Státní pedagogické nakladatelství. 1960.
  • Рахилина Е. В. (Отв. ред.) Лингвистика конструкций. М.: Азбуковник. 2010. Ч.2, гл.1. Русские депиктивы. С. 159–218.
  • Janda L. A. A geography of case semantics: the Czech dative and the Russian instrumental. Berlin — New York: Mouton de Gruyter. 1993.
  • Wierzbicka A. The case for surface case. Linguistica extranea. Ann Arbor: Karoma. 1980.