Текущая глава

9Числительное

Дмитрий Владимирович Сичинава, 2012

Дата последнего изменения файла: 2024-03-31 01:35:12 MSK

Сичинава Д. В. Числительное. Материалы для проекта корпусного описания русской грамматики (rusgram.ru). На правах рукописи. М., 2012. Дата последнего изменения: 2024-03-31 01:35:12 MSK

Числительное (имя числительное) — класс слов, выражающий количественное (пять домов), числовое (дом пять) или порядковое (пятый дом) значения. Числительные, кроме порядковых (которые часто относят к прилагательным), обладают специальными морфосинтаксическими свойствами.

Числительные традиционно делятся по семантическим признакам на количественные (пять), порядковые (пятый), собирательные (пятеро) и местоименные ( несколько); по морфосинтаксическим — на собственно числительные (пять, пятеро, несколько) и числительные-прилагательные (пятый, один). По формальным характеристикам числительные делятся на простые (первообразные) (два , второй, двое, много), сложные (пятнадцать, пятьдесят , пятьсот, пятнадцатый, пятидесятый, пятисотый) и составные (двадцать один, триста девяносто пятый).

Содержание

9.1Числительное: общие сведения

Количественные числительные означают натуральное количество предметов или числа натурального ряда (за исключением слова полтора и обнаруживающей признаки слова единицы пол‑, выступающей, как правило, в составе орфографически сложных слов; сочетания типа пять целых шесть десятых к числительным обычно не относят). Так называемые составные числительные, класс которых принципиально открыт (пять миллионов четыреста тысяч триста восемьдесят пять), часто трактуют не как лексемы, а как имеющие собственную синтаксическую структуру многословные имена чисел [Мельчук 1985]; впрочем, и эти описания используют термин «составные числительные» как традиционное. Собирательные числительные имеют только количественную, но не числовую семантику и более узкую сочетаемость; традиционное название «собирательные числительные» носит условный характер (см. [Мельчук 1985: 44], где предложен термин «лично-количественные»). Порядковые числительные обозначают порядок в некотором множестве, местоимения-числительные — не определённое конкретным числом количество или значения кванторного типа (оба ‘все’ + ‘два’, нисколько). С морфосинтаксической точки зрения числительные в широком смысле подразделяют на собственно числительные и числительные-прилагательные. Собственно числительные по формальным свойствам сочетают свойства как существительных, так и адъективов; с синтаксической точки зрения они выступают в составе количественной группы (или числового выражения), состоящей из обозначения числа и исчисляемого. Числительные-прилагательные примыкают к прилагательным (согласуемым частям речи, адъективам) и во многих трактовках включаются в их состав. Местоименные числительные (см. раздел 9.5.4) с морфосинтаксической точки зрения могут быть как собственно числительными (сколько, много), так и числительными-прилагательными (многий; возможно, также один, если относить к местоименным числительным его неколичественные употребления, см. раздел 9.3.1). В настоящем издании неоднозначный с точки зрения частеречной классификации класс порядковых числительных рассматривается и в статье о числительных, и в статье о прилагательных.

Таблица 9.1. Семантические и морфосинтаксические разряды числительных

семантические разряды

морфосинтаксические разряды

собирательные (двое, трое...)

собственно числительные

количественные (два, три...)

местоименные (несколько, мало, оба)

местоименные (один, многий)

числительные-прилагательные

порядковые (первый, второй...)

9.2Морфосинтаксические разряды

Числительные в широком смысле делятся на два морфосинтаксических разряда:

  1. собственно числительные
    К ним относятся все количественные и собирательные, а также большинство местоименных числительных: два, пять, двое, пятеро , несколько, мало, оба.

  2. числительные-прилагательные
    К ним относятся, прежде всего, порядковые числительные, а также слова один и многий[*]).

Существует несколько подходов к частеречной классификации числительных:

  1. При формально-грамматической трактовке числительные-прилагательные включаются в состав прилагательных, а остальные обособляются как отдельная часть речи (в частности, так в работах И.  А. Бодуэна де Куртенэ, А. М. Пешковского, в [Виноградов 1947; Грамматика 1980] и в [Мельчук 1985]).

  2. Противоположное решение на семантической основе принято в [Грамматика 1952] и в школьной традиции: числительные-прилагательные включаются в состав числительных.

  3. В Грамматическом словаре [Зализняк 1977/2003] (собственно) числительные и числительные-прилагательные выделены в два разных частеречных класса. То же противопоставление принято в разметке Национального корпуса русского языка.

  4. При чисто семантическом подходе (например, у А. А. Шахматова; о теоретической возможности такого подхода см. [Мельчук 1985]) в разряд числительных могут включаться не только такие слова, как дюжина и десяток (о них см. ниже, раздел 9.3), названия дробных долей и слово ноль  /  нуль, но и наречия вроде дважды, вдвое, вдвоём.

Слова типа много и несколько в [Мельчук 1985] отнесены к количественным наречиям (при этом у них признается «остаточная» категория падежа, ср. по нескольку раз), слово оба признано числительным. В настоящем описании противопоставляются собственно числительные и числительные-прилагательные. Числительные-прилагательные находятся на пересечении классов числительных и прилагательных и описываются в обеих соответствующих статьях настоящего издания. Слова с местоименной семантикой (раздел 9.5.4) в настоящем описании относятся одновременно как к числительным, так и к местоимениям.

Таблица 9.2. Трактовка числительного как части речи

НАША ТРАКТОВКА

Грамматика 1980

Грамматика 1952

Зализняк 1977, Корпус

собственно числительные

числительные — отдельная часть речи

числительные

числительные

числительные-прилагательные

прилагательные

числительные-прилагательные

Класс собственно числительных отличается от существительных отсутствием словоизменения по числу (см. раздел 9.4.2.1.2), словоклассифицирующих категорий рода и одушевлённости. От прилагательных они отличаются ограниченностью согласовательных категорий (согласовательные род и одушевлённость присутствуют у немногих числительных: с обеих сторон, вижу три книги  /  трёх человек, см. разделы 9.4.2.1.39.4.2.1.4) и синтаксической возможностью вступать с существительным в количественное словосочетание, свойства которого отличаются от именной группы с прилагательным (см. подробнее раздел 9.6) и обнаруживают сходство с генитивным управлением существительного: десять лошадей, ср. стадо лошадей. Для количественных и особенно собирательных числительных характерна возможность выступать в «абсолютном» употреблении (с эллипсисом существительных, количество которых они определяют), где они согласуются, как и количественное словосочетание, во множественном числе и имеют падеж: Я увидел четверых; О сёстры, о хрупкие десять (И. Анненский), см. раздел 9.6.3. Числительные-прилагательные имеют адъективный тип склонения и согласуются с существительным во всех падежах; один и третий изменяется по смешанному (притяжательному) типу. По формальным свойствам от собственно прилагательных они не отличаются.

9.3Состав класса числительных: пограничные случаи

9.3.1 Один

В функции указателя точного количества, в том числе у pluralia tantum, где слово один имеет в том числе форму множественного числа (одни сани), оно признаётся числительным-прилагательным [Зализняк 1977/2003] или просто числительным [Мельчук 1985: 271–279] (там же ср. аргументацию за признание слов один в этой функции числительным).

  1. По нашим расчётам, учитывая специализацию аграрной деятельности домашних хозяйств, потребление в месяц на одного человека за счёт ЛПХ в 1998 г составило: фруктов― 2,8 кг, ягод ― 0,8 кг, овощей ― 2,6 кг. картофеля― 3,3 кг, яиц ― 7 шт., рыбы― 1,1 кг. [«Вопросы статистики» (2004)]

Слово один имеет также употребления, характерные для местоимений, указывающих на референциальный статус; по [Богданов 2008], это «счётно-местоименное слово». Об употреблениях слова один см. также [Николаева 1979].

  1. ― Но почему «Женщину в белом» вы не можете дать? ― с обидой сказала она. ― Не потому, что не доверяю, а потому, что она сейчас на руках у одного человека, ― сказал старик. [Ф. Искандер. Летним днем (1969)]

Это так называемое «артиклевое» употребление, указывающее на неопределённый статус референта. Значение его — «слабая определённость»: Говорящий считает, что адресату неизвестен референт именной группы, см. о референтном статусе, задаваемом местоименными употреблениями один, в [Падучева 1985]. Слово один имеет также указательное значение (в противопоставлении одиндругойтретий...) и значение ограничивающего квантора (одна ты = ‘только ты, и никто другой’):

  1. Стало ясно, что руководить политическим органом партии ― Генсоветом ― должен один человек, а исполнительным комитетом ― другой. [«Аргументы и факты» (2003)] — указательное употребление
  1. ― Ты что думаешь, мы бесчувственные все, одна ты о нем беспокоишься? [А. Берсенева. Полет над разлукой (2003–2005)] — ограничительное употребление

Значение ‘в одиночку, самостоятельно’ («наречное») сближает слово один с усилительным местоимением сам (ср. такое развитие значения сам в украинском, белорусском, ряде диалектов в сторону ‘один’), ср.:

  1. А мне силы хватит: я один дойду. [В. Гроссман. Жизнь и судьба (1960)]
  1. Ты, братец, езжай-ка спи, я сам дойду. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]

Границу между разными типами местоименного употребления слова один не во всех контекстах легко провести:

  1. Для меня это и есть театр. А не в том случае, когда один человек <= ‘кое-кто’? = ‘в одиночку’?> дома изобретает некую концепцию, и на репетиции пытается в неё насильно втащить людей, которые усиленно сопротивляются. [«Известия» (2003)]

9.3.2Слова типа миллион, обозначения множеств и проч.

Слова миллион, миллиард и дальнейшие обозначения больших десятичных разрядов, а также обозначения множеств (десяток ‘множество из 10 элементов’, дюжина ‘множество из 12 элементов’, сотня ‘множество из 100 элементов’) и дробных долей (четверть, треть), а также слово ноль /  нуль обычно признаются существительными. Такое решение принято на том основании, что они присоединяют определения (и, соответственно, имеют словоклассифицирующие род и число: эта сотня, целые миллиарды), входят в состав количественной группы в обычной для существительного функции квантифицируемого объекта (три дюжины, две трети), а некоторые допускают присоединение словообразовательных суффиксов, свойственных существительным (десяточек, сотенка). Кроме того, они, в отличие от числительных, во всех падежах управляют родительным падежом (ср. тремя рублями и миллионом рублей[*], о двенадцати ложках и о дюжине ложек), см.  раздел 9.6.1. Не признаются числительными и входящие в обозначения чисел названия дробей и математических операций других математических символов (три целых пять десятых ; три с половиной , три в степени семь; квадратный корень из пяти), буквенные обозначения (число π , два в степени k ).

9.3.3Тысяча

Особый статус имеет слово тысяча, обычно считающееся существительным, но проявляющее морфосинтаксическое сходство с числительными. Обычно постулируется существование двух лексем тысяча — числительного и существительного, — границы между которыми в значительной степени размыты [Мельчук 1985: 289–294]. Помимо характерной для существительных формы а‑склонения тв. п. ед. ч. тысячей, это слово имеет также форму тысячью, ориентированную на тип склонения, свойственный большинству числительных (потенциально соотносимую с несуществующим *тысячь: ср. пятью, пятнадцатью, пятьюдесятью). Образование формы тысячью, вероятно, дополнительно поддерживалось также устаревшей вариантной формой творительного падежа тысячею (именно она приводится в [Щерба 1928]).

  1. Общее число покидающих свои рабочие места исчисляется не одной тысячью. [«Известия» (2007)]

Словоформа тысячей в инструментальном значении отмечена в Корпусе начиная с 1789 г. (И. А. Крылов), однако над значением родительного падежа эта интерпретация начинает преобладать только в 1910–1920-е годы. В текстах начала XXI века форма тысячей (имеющая уже почти только значение творительного падежа) по частоте сопоставима с тысячью (38:50 в основном корпусе НКРЯ, данные 2018 г., 165:305 в литературных журналах по данным ГИКРЯ[*]), а в блогах (4377: 2919 в ЖЖ по данным ГИКРЯ) и особенно публицистике (100:55 в Газетном корпусе НКРЯ) уже заметно опережает её. Интересно, что в 1970-е годы тенденция была обратной: «форма числительного тысячью активизировалась и потеснила конкурентную форму тысячей» [Граудина и др. 1976: 265]. Форма тысячей в языке XVIII–XIX веков (в редких случаях и позже) имела также значение родительного падежа множественного числа (синонимично форме тысяч), причем обычно в значении неопределенно большого количества, а не в функции квантифицируемого объекта в составе количественной группы (?двух тысячей; см. характерный пример ниже, где в этой функции выступает тысяч, а в качестве указания количества — словоформа тысячей, генитив которого приписан внешним управлением). Таким образом, это было еще одним формальным разграничением употреблений слова тысяча в функции числительного и существительного:

  1. Но вот пробежал не шелест, нет, а точно неслышный, угадываемый только трепет, согласное биение тысячей тысяч мировых сердец ⟨…⟩ [В. П. Авенариус. Школа жизни великого юмориста (1899)][*]

Слово тысяча в косвенных падежах иногда согласуется с существительным:

  1. Этнический состав Африки чрезвычайно сложен: на континенте проживает около 50 наций и народностей и до 3 тыс. различных племен, говорящих на тысяче языках. [«Зарубежное военное обозрение» (2004)]
  1. И со счастливым смехом убежала в свою подворотню, прижимая локтем сумочку с собранными для нее Сашей двумя тысячами рублями. [Н. Воронель. Без прикрас. Воспоминания (1975–2003)].

В контексте согласования с существительным слово тысяча признано в [Зализняк 1977/2003] и [Мельчук 1985] отдельной лексемой — числительным (в отличие от сочетаний на тысяче языков, с двумя тысячами рублей, где оно интерпретируется как существительное). Такое решение восходит еще к [Щерба 1928]: «Любопытно отметить, что тысяча с обывательской точки зрения плохо представляется как число, а скорей как некоторое единство, как «существительное», что и выражается типом связи: тысяча солдат, с тысячею солдат». В литературе 1960–1980-х годов неоднократно разбирается морфологическая и синтаксическая вариативность слова тысяча[*]. Нормативным признавалось [Граудина и др. 1976: 264–265] употребление, при котором вариант творительного падежа тысячей, морфологически уподобленный существительному, должен был иметь семантику неопределенно большого количества и управлять родительным падежом (тысячей городов), а вариант тысячью иметь семантику точного количества и согласовываться с существительным, как, например, числительное два (тысячью городами). На практике отклонения типа тысячью городов отмечены, а ?тысячей городами крайне редки; различие это статистически значимо (ср. [Timberlake 2004: 190–191; Холодилова 2012]).

9.3.4Пол‑

Специфическим числительным часто считается пол- в количественных сочетаниях с существительными (полстакана, пол-лимона), в том числе pluralia tantum (полсуток), а также в классе слов типа полвторого ‘час и 30 минут’ [Мельчук 1985: 131–133; 281–288]; особые случаи — слова полста и полстолька (‑о) / полстолечка (‑о), где в позиции квантифицируемого находятся другие числительные (см. раздел 9.4.3.4), ср. также сочетания пол- с существительными с количественным значением: полмиллиона, полтысячи, полдюжины, полдесятка и т.  п. Еще одно возможное решение — считать пол- связанным корнем, а эти слова относить к сложным. Этому мешает такое характерное для слова свойство сегмента пол, как его отделимость в ряде контекстов (пол чайной ложки), а также специфика склонения (см. раздел 9.4.3.4) и синтаксического согласования (см. раздел 9.6.2.4) подобных образований с пол-. По А. А. Зализняку [1977: 74], «по-видимому, допустимо, несмотря на слитное или дефисное написание таких слов, рассматривать их не как единые слова, а как словосочетания (синтаксически сходные со словосочетаниями два часа, три года)». Отметим, что вариативность синтаксического согласования (полгода прошло / полгода прошли) у этих сочетаний аналогична таковой для количественной группы (см. раздел 9.6.2.4).

9.3.5Оба

Принадлежность слова оба к числительным не общепризнанна; так, сомнения в ней высказывает А. Богуславский [Bogusławski 1966: 63]. Помимо обозначения числа, оно выражает также кванторное значение: ‘все 2’. В отличие от два, оба не выступает в составе составных числительных (*двадцать оба[*]), не участвует в аппроксимативной инверсии (*человека оба, см. раздел 9.6.4.1), не имеет вариативности согласования (оба человека пришли, но *оба человека пришло, см. раздел 9.6.2.4). Данные свойства связаны именно с этой кванторной семантикой, в том числе с семантикой определенности (поэтому невозможно ни обозначение приблизительного количества, так и характерное для передачи «новой» информации согласование по среднему роду). И. А. Мельчук [1985: 38] относит оба к числительным на основании его сочетания с существительным в косвенном падеже типа обоим мальчикам (ср. двум мальчикам), однако признает условность такого решения. Иногда также усматривается особое местоимение-числительное *обой, для которого активна фактически только словоформа обоего (см. о нем 9.5.4).

9.3.6Квантификаторы

Близкое к числительным синтаксическое поведение в просторечном употреблении обнаруживают существительные-квантификаторы пара, куча, масса, тьма [Летучий, Холодилова 2011].

  1. Формы винительного падежа пару, кучу, массу, тьму начинают употребляться вместо форм именительного (а иногда и других падежей), то есть, как у собственно числительных типа пять, девятнадцать, эти падежи начинают совпадать.

  2. Согласование глагола (с заменой на форму винительного падежа или без нее) может идти по среднему роду единственного числа или множественному числу, как в пришло / пришли пятьдесят человек:

    1. Анимация не подкачала, весёлые ребята, в основном турки, было пару человек из России. (Форум alltravel.md)
    1. После были еще пару песен. (vkontakte.ru/notes.php?id=41190162 )
    1. В балете, который я видел в Большом, было масса недостатков ― и все же там присутствовал гений. [А. Журбин. Как это делалось в Америке. Автобиографические заметки (1999)]
  3. Допускается определение в виде именительного или родительного падежа множественного числа:

    1. А когда подъехали к отелю, вдруг неожиданно гнусавым голосом стал выпрашивать всю сумму целиком, а не то, что он заработал за эти пару часов. [М. Москвина. Небесные тихоходы: путешествие в Индию (2003)]
    1. Осталось каких-то пару минут до новой жизни. [Vk.com (2014), ГИКРЯ]

9.4Морфология

9.4.1Словообразование

9.4.1.1Словообразовательная классификация

Со словообразовательной точки зрения числительные делятся на:

  1. простые (первообразные), содержащие один корень: два, сорок, сто , второй, сороковой, сотый, двое, много, немного, несколько, см. разделы 9.4.1.29.4.1.3;

  2. сложные, содержащие два корня: пятнадцать, пятьдесят, пятьсот , пятнадцатый, пятидесятый, пятисотый, см. разделы 9.4.1.29.4.1.3;

  3. составные, состоящие из нескольких орфографических словоформ: двадцать один , триста девяносто пять, двадцать первый, триста девяносто пятый, см.  раздел 9.4.1.5. Строго говоря, составные числительные не являются лексемами, а их сочетаниями [Мельчук 1985: 39].

Кроме того, выделяются составные числовые выражения, означающие числа выше 1000, ненатуральные числа и математические выражения; в них участвуют как числительные, так и существительные и прилагательные, которые к числительным обычно не относят, а также союзы и предлоги: пять тысяч, шесть миллионов сто восемьдесят две тысячи; минус пять, шесть целых семь десятых, тридцать шесть и шесть, квадратный корень из четырёх, см. раздел 9.4.1.5.

9.4.1.2Простые и сложные количественные числительные

Исходных количественных числительных, участвующих в построении составных, всего 35: два, три… десять (так называемые простые), одиннадцать , двенадцать… девятнадцать, двадцать, тридцать… девяносто, сто, двести… девятьсот (так называемые сложные, кроме этимологически простого сорок). В этот же ряд входит и слово один, статус которого как числительного неоднозначен (см. выше), оно участвует в построении составных числительных: двадцать один, сто двадцать один. Общепринято относить к сложным количественным числительным также слова полтора ‘1 ½ ’ и полтораста ‘150’ (этимологически с корнями пол‑ и втор‑). К числительным относят также «архаичное или просторечное» [Мельчук 1985: 39] полста (сочетание пол‑, о котором см. раздел 9.3.4, и сто; о его склонении см. раздел 9.4.3.4). В сочетаниях полтысячи, полмиллиона, полдюжины, полдесятка и т. п. (см. раздел 9.3.4) выступают существительные.

9.4.1.3Простые и сложные порядковые числительные

Простым и сложным количественным числительным соответствуют морфологически производные от них порядковые числительные-прилагательные. Слова первый (от один) и второй (от два) образованы от другого корня (супплетивно), остальные порядковые числительные первого десятка следующие: третий, четвёртый, пятый, шестой, седьмой (от церковнославянской основы седьм‑), восьмой, девятый, десятый. Далее количественным числительным на ‑ть от 20 до 80, кроме 40, соответствуют порядковые на ‑дца́тый, ‑деся́тый; числительным от 200 до 900 — порядковые на ‑со́тый. Особо образуются порядковые числительные сороковой, девяностый, сотый. Порядковые числительные от 50 до 80 и от 500 до 900 нормативно образуются при помощи соединительного ‑и‑ (пятидесятый , девятисотый), однако с XVIII века встречаются формы с сохранением нуля, как в количественных числительных (они рекомендуются в «Грамматике» Ломоносова):

  1. На берег радостный выносит мою ладью уж не девятый, а пятьдесятый вал. [Р. В. Иванов-Разумник. Тюрьмы и ссылки (1934–1944)]
  1. В этих годах, в общем, после шестьдесятых. [В. Голованов. Остров, или оправдание бессмысленных путешествий (2002)]

9.4.1.4Собирательные числительные

Количественным числительным первого десятка, обозначающих числа, кроме 1, также соответствуют собирательные числительные, употребляющиеся при pluralia tantum и одушевленных существительных. Собирательные числительные образуются от два и три при помощи суффикса ‑оj(е), а от остальных — при помощи суффикса ‑ер(о) (четверо образовано путем гаплологии, см. также [Иткин 2007], от основы четвер‑, ср. четвёртый, четверть). Окказионально употребляются и существующие в языке со среднерусского периода собирательные числительные от количественных числительных, обозначающих числа от 11 до 20:

  1. Он не говорил о том, что за ним едет еще шестнадцатеро мастеровых, чтобы не дать разграбить леса, ибо эти леса играли решающую роль в пароходном движении по Волге, ― что дан ему и его шестнадцатерым мандат расправляться вплоть до расстрелов. [Б. А. Пильняк. Мать сыра-земля (1924)]

Числительное полтора в просторечии имеет редкую собирательную форму по́лторо, образованную по аналогии с четверо (иногда, в том числе в словаре Ушакова, записываемую как по́лтора, что не позволяет отличить её в неакцентуированных текстах от обычного полтора́) в сочетании со словом сутки [Виноградов 1947: 293; Зализняк 1967: 77].

  1. Я полторо суток не сплю и, наверно, долго еще не засну, — говорит этот человек. [«Коммерсантъ» (1997)]

У ряда носителей образование соответствующей формы затруднено:

  1. Теперь понятно, почему я проведу в дороге трое суток! На своей машине я бы доехала за полторы… Сутки. Нет, неправильно. За полтора сут.. Еще хуже. За полторо … Сразу нет. Короче, в два раза быстрее! [Живой журнал (2013)]

9.4.1.5Составные числительные и числовые выражения

Для количественных числительных и порядковых числительных-прилагательных характерно объединение в составные числительные (орфографически несколько слов), означающие натуральные числа или соответствующий порядок (девяносто пять и т. п.); подробнее об этих выражениях см. [Мельчук 1985: 35–55]. Последнее из этих слов определяет синтаксическое устройство количественной группы в целом: девяносто один гость, девяносто два гостя, девяносто пять гостей; аналогично с порядковыми числительными-прилагательными: девяносто пятый гость. Объединение это происходит путём бессоюзного соположения (ср., однако, архаичное и поэтическое использование союза и: Тысяча и одна ночь [Мельчук 1985: 51]). В составных числовых выражениях с участием дробей возможно участие союза и: тридцать шесть (целых) (и) шесть ( десятых). В составных числовых выражениях с участием слов половина, четверть употребляются конструкции с предлогами с и без: три с половиной , три с четвертью, без четверти три (последнее — только о времени). Определенные признаки словоформ имеют также первые части сложных орфографически однословных числительных типа пятьдесят, пятьсот: несмотря на отсутствие отделимости (*с пятью же стами), они склоняются (шестьюстами, восьмьюдесятью; ср. ниже, раздел 9.4.3.2.3). Отделимость частей составных орфографически многословных числительных носит ограниченный характер (между частями числительного вставляются только частицы же, ли, то, еще, бы) и характерна прежде всего для авторского стиля, в том числе для стилизации диалектной или простонародной речи:

  1. В девятьсот же четвертом году разговор Соловьева с кузеном еще не имел резкой формы. [А. Белый. Начало века (1930)]
  1. Двадцать ли пять, двадцать ли семь рублев, не все ли едино? [П. И. Мельников-Печерский. На горах. Книга первая (1875–1881)]
  1. А кабы у меня что в деревне было, нешто я бы за двадцать то пять рублей на этой собачьей службе был? [Г. А. Гершуни. Из недавнего прошлого (1908)]

В составных порядковых числительных последний разряд обозначается порядковым числительным, остальные — количественными, стоящими в неизменяемой форме, совпадающей с именительным падежом: девятьсот восемьдесят пятый — девятьсот восемьдесят пятого. От составных числовых выражений вида двести три тысячи, сто пять миллиардов порядковые числительные (и совпадающие с ними прилагательные со значением ‘количеством в столько-то элементов’) образуются путём слитной записи числительного в родительном падеже (кроме словоформы сто, которая нормативно сохраняется в таком виде, но может и меняться на ста) и прилагательных тысячный, миллиардный и т. п.: двухсоттрёхтысячный, стопятидесятимиллиардный. Данное правило аналогично правилу образования сложных слов с начальным компонентом-числительным: двухходовка, сорокаградусный, пятилетие, но стометровка, стоклеточный (см. ниже, раздел 9.4.4.1) [Граудина и др. 1976: 268–269]. В газетах 1970-х годов ста‑ в начале форм типа статысячный отмечалось примерно в трети случаев (там же).

  1. Из всего стапятидесятимиллионного народа (‘числом в 150 миллионов человек’) навряд ли десять тысяч видели виноград, а все о нем поют. [М. И. Цветаева. Наталья Гончарова (Жизнь и творчество) (1929)]

Собирательные числительные, как правило, не могут выступать в составе составных числительных. В силу этого слова pluralia tantum типа сутки, ножницы (которые не сочетаются с числительными небольшого количества, кроме собирательных, раздел 9.5.2.1, и пол‑, раздел 9.3.4) ограниченно сочетаются с обозначениями чисел, заканчивающихся на 2, 3 и 4. Распространена (в том числе в официальных документах) цифровая запись типа 22 суток, однако *двадцать два суток неграмматично, а ? двадцать двое суток для ряда носителей неприемлемо (как невозможное отмечено в [Мельчук 1985: 175]). В текстах сочетания второго типа всё же отмечены:

  1. Настроение у подпоручика было приподнятое: в скором времени он на двадцать четверо суток убывал в инспекторскую поездку по лагерям и тюрьмам Абхазии [Саша Соколов. Палисандрия (1985)]
  1. Через тридцать двое суток после начала охлаждения был включен нагреватель с меньшим тепловыделением. [Труды Гидропроекта (1958)]

Со словами, допускающими квантификатор пара, нормативно сочетание составного числительного с ним: двадцать две пары ножниц.

9.4.2 Словоизменение

9.4.2.1Словоизменительные категории

Числительные-прилагательные имеют те же согласовательные категории, что и остальные адъективы: род, одушевлённость, число, падеж (см. главу Прилагательное). Далее эти категории специально не обсуждаются. В соответствии со своим значением количественные и собирательные числительные не имеют грамматических форм числа (см. 9.4.2.1.2), имеют падеж (см. 9.4.2.1.1), а некоторые также согласовательные одушевлённость (см. 9.4.2.1.4) и род (см. 9.4.2.1.3). Им свойственны два вида синтаксической связи в количественных группах (см. раздел 9.6).

9.4.2.1.1Падеж

Для числительных, за исключением числительных-прилагательных, в том числе слова один, а также и числительных небольшого количества (два, три, четыре), выражающих одушевлённость при одушевлённых существительных (идут три человека, трое человек — вижу троих  /  трёх человек, подробнее см. 9.4.2.1.4), характерно формальное совпадение именительного падежа с винительным ( лежат  /  вижу пять, десять, сто книг). Собирательные числительные в косвенных падежах (не им. п. и вин. п.) выступают существенно реже количественных ([Добрушина, Пантелеева 2008]; там же другая литература). Эти формы преимущественно встречаются в независимом употреблении или с местоимениями (с нами двоими , о нас двоих):

  1. Где все принятые между двоими ласковые прозвища, куда улетучились романтика, милые пустяки, доселе радовавшие его девочку? [«100% здоровья» (2003)]

О типах склонения числительных см. ниже 9.4.3.

9.4.2.1.2Число

Категория числа для количественных и собирательных числительных не характерна. Она представлена у числительного один и составных числительных, заканчивающихся на один; она проявляется при согласовании с pluralia tantum (одни сани, двадцать одни часы). Согласовательное число также имеется у других числительных-прилагательных, причём не обязательно в контексте pluralia tantum (пятые сутки; одни (люди) говорят так, другие (местоимение) — этак, третьи — совсем иначе).

9.4.2.1.3Род

Числительные (в отличие от существительных с количественной семантикой миллион, десяток и проч.) не имеют словоклассифицирующей категории рода (за исключением, по [Мельчук 1985: 289], слова тысяча даже в функции числительного: если бы тысяча делилась на три…). Слова один, два, полтора и оба (о частеречной принадлежности последнего см. раздел 9.3.5) согласуются по роду. У слов два и полтора род (женский vs. неженский) выражен только в формах именительного и винительного падежа (две картины — два рисунка, изображения; полторы чашки — полтора стакана; двумя картинами  /  рисунками  /  изображениями), у слова оба — во всей парадигме (с тематическим гласным ‑о‑ для неженского рода и ‑е‑ для женского: обеих картин — обоих рисунков, изображений); слово один, имеющее адъективное склонение, различает все три рода. Слова два, полтора и оба уникальны в русском языке тем, что различают род во множественном числе. Для слова оба данное правило является «искусственным», придуманным Н. И. Гречем [Граудина и др. 1976: 256]. В [Зализняк 1967] формы косвенных падежей женского рода местоимения оба названы «выходящими из употребления»; схожую точку зрения высказывал и В. В. Виноградов. Смешение этих словоформ в современных текстах наблюдается в обе стороны:

  1. Там магнитные излучения поддерживают предмет с обоих сторон, так что тебе не нужно ходить по квартире на цыпочках, опасаясь, что волчок рухнет вниз. [«Хулиган» (2004)]
  1. Потом как-то очень обаятельно ухмыльнулся, подмигнул обеими глазами. [«Театральная жизнь» (2004)]

При этом формы женского рода, в общем, в языке сохраняются; так, сочетания обеих рук, обеими руками, в обеих руках, обеим рукам встречаются в Корпусе начиная с 1967 г. (после издания «Русского именного словоизменения») 1192 раза, а ненормативное обоих рук и т. п. — только 10. В Корпусе устных текстов отношение для данных контекстов 24:3 в пользу нормативной формы числительного; ср. отклонение:

  1. [№ 0] Вы лично одобряете или нет отставку Касьянова? [№ 8, муж, 61] Обоими руками за то / что его убрали вовремя. [Беседа с социологом на общественно-политические темы (2004)]

По данным коллекций блогов ГИКРЯ, соотношение обеих рук  /  обоих рук ниже, чем в НКРЯ, куда входят в большинстве своём отредактированные письменные тексты — 18:1. Рассмотрим слово сторона (в отличие от рука, не обладающее естественной парностью и не входящее в состав фразеологизма обеими руками): в Основном корпусе преобладание нормативной формы числительного оба — 100:1, в Газетном — 77:1, а в устном даже 5,8:1.

  1. Поскольку я считаю / что любое действие должно быть ненасильственным / и всегда должен быть шаг навстречу / с обоих сторон . [Беседа с Э. Шклярским (рок-группа «Пикник») на радиостанции «Наше радио» (2003)]

В советских газетах 1970-х годов, по данным [Граудина и др. 1976: 256], ненормативные формы обои‑  /  обеи‑ по всем лексемам достигали 5%.

9.4.2.1.4 Одушевлённость

Согласование с существительным по одушевленности отмечается:

  • у некоторых количественных числительных (вижу две книги / двух девочек), см. раздел 9.Количественные числительные;

  • у всех собирательных числительных (вижу двое саней / двоих мальчиков), см.  раздел 9.Собирательные числительные;

  • у местоименных числительных (вижу несколько груш  /  нескольких женщин ).

Для некоторых предложных конструкций с числительными характерна регулярная утрата одушевленности (высотой в два мальчика / *двух мальчиков, взяли по два мальчика / *двух мальчиков), см. раздел  .

Количественные числительные

.

Числительные небольшого количества (два, оба, три и четыре) согласуются по одушевлённости — винительный падеж в зависимости от одушевлённости совпадает с именительным или родительным[*]:

  1. Тургенев увидел два пятна случайных пешеходов. [И. Ф. Анненский. Вторая книга отражений (1909)]
  1. Однажды, проезжая мимо одной из них, мы увидели двух уток. [В. Г. Короленко. Мороз (1900–1901)]

Однако в этом случае, по крайней мере с некоторыми одушевлёнными существительными, в частности, обозначениями животных, возможны колебания в пользу формы именительного падежа:

  1. Когда мы с ним сговаривались, с моим свояком, мы не одну, а три бутылки выпили, полночи гудели и он написал: взял две коровы на прокорм на зиму за три бутылки, одну корову верну по весне, обязуюсь ― и подпись. [Ф. Светов. Мое открытие музея (2001)]
  1. Старший сын старика Кувычки, рассказывал его сосед по воронежской деревне, когда, женившись, отделился, получил три лошади. [А. Чудаков. Ложится мгла на старые ступени (1987–2000)]
  1. Иван этот имел три овцы. [И. Ф. Стаднюк. Максим Перепелица (1956)]
  1. Гулял; убил три вороны. Читал до 8 час. [Николай II. Дневники (1904–1907)]

Кроме того, одушевлённость обычно не выражена в составных числительных, заканчивающихся на числительные небольшого количества:

  1. А он сделал невидимыми тридцать три человека. [М. Сергеев. Волшебная галоша (1971)]
  1. В тот день мы, пионеры шестого класса «Б», вылили <водой из нор> двадцать два суслика и вышли на первое место по заготовке шкурок. [С. Василенко. Суслик (1997)]

В языке XIX в. одушевлённость сохранялась и в таких контекстах:

  1. Окромя, что побил великое множество неприятеля, взял в плен офицера одного, рядовых пятьдесят трех человек. [И.  Д. Панчулидзев. Документы (1812)]
  1. Отправив таким образом всех (шестьдесят нижних чинов и двадцать двух арестантов), он с старшим унтер-офицером поехал последним. [Н. И. Греч. Записки о моей жизни (1849–1856)]

Собирательные числительные

.

Собирательные числительные ограниченно сочетаются с неодушевленными и неличными существительными (см. ниже, раздел 9.5.2.2). Одушевлённость выражена у всех собирательных числительных:

  1. Двоих моряков удалось всё же спасти, восемь точно погибли, ― сообщили "Известиям" в Генконсульстве России в Стамбуле. [«Известия» (2003)]
  1. И терпеливо ждали отцовского возвращения, когда в один прекрасный день два заиндевелых битюга подвезли двое саней, ломившихся от мерзлых бревен. [Б. Васильев. Оглянись на середине (2003)]

Немногочисленные нарушения этого правила отмечены в Интернете (увидел двое парней, поймал двое окуньков). В следующем примере возможно смешение винительного падежа с именительным, характерное для перечней:

  1. Ольге на хозяйство даем: корову с теленком симментальской породы, кобылу с лошонком, пятеро овец, свинью английской породы… [А. С. Макаренко. Педагогическая поэма (1934)]

9.4.3Словоизменительные типы и формообразование

Собирательные и порядковые числительные склоняются по тем же или примерно тем же моделям, что и прилагательные, см. раздел 9.4.3.1. Склонение количественных числительных в целом близко к склонению существительных, см. раздел 9.4.3.2. Выделяется несколько подгрупп количественных числительных, склонение которых обнаруживает определенные общие свойства:

  • числительные небольшого количества: два, три, четыре (раздел 9.4.3.2.1);

  • пять — тридцать (раздел 9.4.3.2.2);

  • пятьдесят — девятьсот (раздел 9.4.3.2.3);

  • сто, сорок, девяносто, полтора (раздел 9.4.3.2.4);

  • оба (о принадлежности к числительным см. раздел 9.3.5; см. о его двух родовых парадигмах выше, раздел 9.4.2.1.3).

в разделе 9.4.3.3 речь идёт о склонении составных числительных всех типов. в разделе 9.4.3.4 описывается склонение демонстрирующих признаки словосочетания сочетаний пол-+существительное.

9.4.3.1Склонение собирательных, порядковых и местоименных числительных

Собирательные числительные склоняются по адъективному склонению с особой формой именительного падежа на ‑о / ‑е: трое, троих, троим, троими; пятеро, пятерых, пятерым , пятерыми. Порядковые числительные склоняются по адъективному склонению, один и третий — по притяжательному склонению, как лисий. Местоименные слова, образованные от сколько, мало, много, в общем случае не склоняются, а словам много и немного в качестве косвенных форм соответствуют формы местоимения-прилагательного многий:

  1. Но в нынешнем усложненном нашем существовании простота этой женщины и есть та опора, которой не хватает многим мужчинам. [А. Сурикова. Любовь со второго взгляда (2001)]

О формах типа по многу см. раздел 9.6.2.

9.4.3.2Склонение количественных числительных

9.4.3.2.1Склонение числительных небольшого количества

Числительные небольшого количества два, три и четыре склоняются по особому типу, близкому к адъективному склонению во множественном числе. Уникальной в русском словоизменении является гласная ‑у‑ в склонении местоимения два (восходящая к показателю двойственного числа), а также окончание тв. п. ‑мя, исторически возникшее путём контаминации окончания двойственного числа ‑ма и множественного ‑ми (двума, треми > двумя, тремя).

9.4.3.2.2Склонение числительных пятьтридцать

Числительные от пять до тридцать склоняются как существительные третьего склонения с постоянным ударением на основе ( одиннадцать…девятнадцать) или на окончании (остальные). В творительном падеже числительное восемь и образованные от него восемьдесят и восемьсот (см. раздел 9.4.3.3) имеют вариативные формы с беглым и сохраняющимся гласным в основе: восьмью / восемью (по основному корпусу НКРЯ 38/375), восьмьюдесятью /  восемьюдесятью (10/19), восьмьюстами / восемьюстами (5/8). По мере роста числа и соответствующего уменьшения частотности его записи прописью увеличивается допустимость формы с беглым гласным. По данным [Граудина и др. 1976], в письменной речи преобладает вариант без беглого гласного, в устной — с беглым гласным.

9.4.3.2.3Склонение числительных с пятьдесят до девятьсот

У сложных числительных начиная с пятьдесят, кроме девяносто, нормативно склоняются обе основы: пятидесяти, двумстам, семьюстами; такое словоизменение («двойное склонение») вне класса числительных в русском языке не представлено. У первой части числительных пятьдесят … восемьдесят и пятьсот … девятьсот, как и в соответствующем типе склонения существительных, совпадают все формы косвенных падежей, кроме творительного. Очень рано распространилось обобщение ‑и в качестве единого показателя косвенного падежа у первой основы. Для числительных от пятьдесят до восемьдесят (словоформы обозначений сотен встречаются слишком редко для статистических подсчётов) такие обобщённые формы на ‑идесятью встретились в Корпусе в 16% случаев. Такое употребление встречается уже в «Грамматике» Ломоносова 1755 г. и затем неоднократно в русской классике, начиная с Радищева, Карамзина и Пушкина, однако дальнейшими кодификациями нормы принято не было (несмотря на то, что в [Граудина и др. 1976: 266–267] они признаны «более употребительными» в разговорной речи и «не только допустимыми, но и желательными»). После 1950 г. в Основном корпусе -идесятью отмечено всего три раза (в Газетном за 2000-е годы — ещё три):

  1. Сей Дубровский, отставной поручик гвардии, был ему ближайшим соседом и владел семидесятью душами. [А. С. Пушкин. Дубровский (1833)]

В письменных текстах преобладает запись этих форм цифрами (так, творительный падеж от восемьдесят и восемьсот в газетном корпусе НКРЯ прописью не встретился ни разу). Числительные от пятьдесят до восемьдесят (вторая часть) склоняются также по третьему склонению, но с особой формой именительного и винительного падежей на твёрдое ‑т. Числительные от двести до девятьсот (вторая часть) — по типу, близкому к субстантивному склонению множественного числа и с особыми для разных числительных формами именительного и винительного падежей на ‑сти, ‑ста, ‑сот. Засвидетельствованы, под влиянием склонения числительного сто (см. раздел 9.4.3.2.4) ненормативные формы косвенных падежей от обозначения сотен (‑ста вместо ‑сот; например, пятиста — 7 в основном корпусе НКРЯ, 8 в газетном корпусе НКРЯ):

  1. Я не взял бы за неё пятиста рублей. [А. Птушко, М. Кочнев. Илья Муромец, к/ф (1956)]
  1. И пиля решетку уже лет, наверное, около семиста… [В. Пелевин. Чапаев и пустота (1996)]

Ср. критику такого употребления как ненормативного:

  1. Когда же заместитель председателя правительства Российской Федерации во всеуслышание заявляет, что инвалиды с детства вскоре получат «увеличение пенсии до шестиСТА рублей», то становится неловко. [«Труд-7» (2001)]
9.4.3.2.4Склонение числительных сто, сорок, девяносто, полтора

Числительные сто, сорок, девяносто и полтора (а также полтораста ) имеют только две формы — прямую (им. п. и вин. п.[*]) и косвенную (у первых трёх слов с окончанием ‑а [ста, сорока, девяноста], причём в случае девяносто разница здесь только орфографическая; у полтора и полтораста — также с начальным полу‑: полутора, полу тораста; см. также выше о форме по́лторо, раздел 9.4.1.4).

  1. На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло. [М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита (1929–1940)]

Сто имеет форму множественного числа родительного падежа сот в составе сочетаний несколько сот, много сот:

  1. Негодование шло из него под давлением в несколько сот атмосфер. [И. Грекова. Без улыбок (1975)]

Ср., однако, устаревающие формы косвенных падежей (стам, стами, стах, сту) [Граудина и др. 1976: 258–259]. Сочетания типа в нескольких стах аналогичны составным числительным, см. раздел 9.4.3.3:

  1. Это может дать такое же понятие о рельефе дна океана, как прогулка слепого великана, шаг которого равен нескольким стам километрам [Г. Адамов. Тайна двух океанов (1939)]
  1. Мульдбауэр говорил о слое атмосферы на высоте где-то между пятьюдесятью и стами километров. [А. П. Платонов. Счастливая Москва (1936)]
  1. Думал, все прошли, приподнял голову, а их шесть автоматчиков ― вот они, шагают метрах в стах от меня. [М. А. Шолохов. Судьба человека (1956)]
  1. В каждой казарме жило человек по сту, а то и больше. [П. П. Бажов. Рудяной перевал (1947)]

В связи с примером (56) ср. формы типа по нескольку (раздел 9.6.2.5). Архаичные формы косвенных падежей имели также слова сорок и девяносто:

  1. Так ведь тогда ихняя часть-с после родителя вам с братцем Алексеем Федоровичем останется, поровну-с, значит, уже не по сороку, а по шестидесяти тысяч вам пришлось бы каждому-с. [Ф. М. Достоевский. Братья Карамазовы (1880)]
  1. И хотя многие прежде думали, что человек одушевляется по сороке днях, но оное неправильно ⟨…⟩ [В. Н. Татищев. Разговор дву приятелей о пользе науки и училищах (1733)]
  1. ⟨…⟩ рост которой теперь равнялся шестидесяти дюймам, а вес ― девяносту английских фунтов. [В. В. Набоков. Лолита (1967)]
  1. Дон-Кастро прибыл из Лиссабона на девяносте судах. [М. И. Веревкин. История о странствиях вообще по всем краям земного круга. Ч. 1. [перевод Прево и Лагарпа] (1782)]

Ср. еще языковую игру (у одного и того же автора) с ненормативными формами от полтора:

  1. Ну, и еще с десятками полторами языков я имела знакомство: такова была моя деятельность. [А. Слаповский. 100 лет спустя. Письма нерожденному сыну (2009)]
  1. Вот и еще три трупа к тем полторам, полторум, полторем? ― ох, неотесанность моя! ― которые на вас уже висят и не дают вам спокойно спать по ночам. Или ничего, спите? [А. Слаповский. Висельник (1994)]

9.4.3.3Склонение составных числительных

Составные количественные числительные нормативно склоняются во всех своих частях: двести восемьдесят шесть — двумястами восьмьюдесятью шестью; у порядковых числительных склоняется только последнее слово: двести восемьдесят второго, двести восемьдесят вторым. Хорошо известны нарушения этого правила, связанные с заменой косвенного падежа непоследних компонентов составного количественного числительного на форму им. п. / вин. п. (ср. также [Граудина и др. 1976: 257–258]) В этом случае, как и (нормативно) для составных порядковых числительных, таким образом, склоняется лишь последний компонент:

  1. Они входили в вираж, не пряча скорости, ложась набок, выкидывая на сторону сапог, как циркульную ножку, и рыли так землю на скорости под восемьдесят тремя точками… [А. Битов. Колесо (записки новичка) (1969–1970)] — вместо восьмьюдесятью тремя
  1. А что я, по всей вероятности, все это повторяю за девяносто девятью миллионами… [А. Найман. Любовный интерес (1998–1999)] — вместо девяноста девятью

Бо́льшую регулярность демонстрирует употребление именительного падежа предыдущего разряда перед один:

  1. За двадцать одним миллионом вы ходите двадцать один раз! [М. М. Пришвин. Дневники (1922)]
  1. В ней описывался в эпических тонах визит Тариэла и Автандила в замок Нестан-Дареджан, охраняемый бешеной волчицей и пятьдесят одним запором… [И. М. Дьяконов. Книга воспоминаний. Глава девятая (1995)]

Известна также ненормативная замена требуемых контекстом косвенных падежей не на им. п. /  вин. п., а на родительный падеж [Мельчук 1985: 221], который, таким образом, выступает в качестве универсального косвенного падежа:

  1. Тем более после катастрофической по своим последствиям бомбардировки девятисот тридцатью пятью американскими самолетами заводов по производству синтетического горючего 12 мая следовало отмобилизовать все ресурсы. [«Знание — сила» (2005)]

9.4.3.4Склонение сочетаний с пол-

Часть сочетаний «пол- + существительное», демонстрирующих признаки словосочетаний (см. 9.3.4), например, полшага , полгода, полвека, пол-очка, полмиллиона , полведра, полметра, полкилометра, пол-литра, полчаса , полфунта, пол-листа, полсотни , полтысячи , полдюжины , полтонны, полверсты , полминуты (список по [Зализняк 1977/2003]) — склоняется следующим образом: в именительном и винительном падежах выступает сочетание «пол‑ +род. п.», а в косвенных падежах — сочетания типа «полу + соответствующий падеж» (в том числе и родительный). В отличие от пол‑, полу‑ является неотделимой морфемой (пол будущего года *после полу очередного года, ср. [Мельчук 1985: 284]). Тем самым сочетания типа полшага в косвенных падежах «дополняются» словоформами, соотносящимися со словами типа полушаг [Зализняк 1977/2003: 73–74] (Грамматический словарь):

  1. Выдавать ПНД предлагается только по федеральным рынкам, исключив региональные, ограничить срок их действия полугодом [«Эксперт» (2014)]

К списку Грамматического словаря следует добавить, в частности, также сочетание полмира, в косвенных падежах дополняемого формами от *полумир (в издании 2003 г., куда это слово введено, соответствующей пометы нет, тогда как в Корпусе эти формы вполне частотны):

  1. А над Невой ― посольства полумира, Адмиралтейство, солнце, тишина! [О.  Э. Мандельштам. Петербургские строфы (1913)]

Отсутствующее в Грамматическом словаре слово полста [Мельчук 1985: 39] интересно также тем, что в позиции квантифицируемого объекта выступает не существительное, а другое числительное сто. Сложное числительное полста склоняется у ряда авторов с участием форм от *полусто[*], аналогично схожим количественным сочетаниям полтысячи, полмиллиона, полдюжины:

  1. Обернувшись, я вдруг увидела маму, сидевшую под березами в каких-то полуста шагах от меня. [И. Полянская. Прохождение тени (1996)]

Ср. также вариант, образующийся аналогично изменению числительных двести, триста, четыреста:

  1. Стражбы той приехало двадцать человек, и хотя все они в разных храбрых уборах, но наших более полусот ⟨…⟩ [Н. С. Лесков. Запечатленный ангел (1873)]

Другим таким словом, в котором исчисляемое (и результирующее сочетание) претендует также на статус числительного, является несклоняемое полстолька ‘половина этого же количества’ (чаще в текстах представлен отсутствующий в Грамматическом словаре орфографический вариант полстолько; существует также вариант с диминутивным суффиксом полстолечка /  полстолечко):

  1. Еще полстолька пройти, и встретят нас в Больших Перемерках [Г. Н. Владимов. Генерал и его армия (1994)]
  1. По оценкам одного из участников этого рынка, к этим легальным на то время «единицам» следует приплюсовать еще полстолько нелегальных. [Известия (2011)]

Это слово часто выступает в составе фразеологизма столько (же), да (еще ) полстол(ьк / ечк)(а / о), (да еще четверть столька). По-настоящему полную парадигму (включая формы им. п. и вин. п.), по А. А. Зализняку имеют только лексемы, подчеркнутые в списке выше (полушаг , получас и др.); в остальных случаях Грамматический словарь относит формы этих двух падежей к неупотребительным (*полугод, *полуминута, *полуминуту)[*]. Это разграничение фактически не носит столь строгого характера. Формы полусотня (‑ю), полудюжина (‑у) действительно хорошо представлены в корпусе, но полутысяча (‑у) или полуверста (‑у) уже редки. С одной стороны, форма полушаг отмечена в НКРЯ лишь дважды, а форма получас в XX в. — только трижды, причем обе выступают лишь как окказионализмы в авторском художественном стиле (А. Белый, С. Кржижановский, В. Набоков)[*]. С другой стороны, ненормативные формы типа полугод, однако, всё же встречаются (как в старых, так и в новых текстах), причем их частотность сопоставима с полушаг или получас:

  1. Но, право, Саша, этот полугод не пропал даром, я выучился многому, и дай только напечатать все, что собрано, тогда я стану прочно на ноги и, я думаю, буду иметь хорошую репутацию. [В. О. Ковалевский. Письма А. О. Ковалевскому (1872)]
  1. Скоро наша социалистическая страна будет отмечать свой первый полувек. [«Химия и жизнь» (1967)]
  1. Дореволюционные историки и последующие поколения экспертов и ученых говорят о том, что речь идет о цифре в полумиллион человек, которые пошли сначала к побережью, а потом на кораблях и суденышках ― в Турцию. [«Комсомольская правда» (2013)]
  1. Теснота квартир диктует свои законы, подчас приходится бороться за каждый квадратный полуметр, и, пожалуй, в этой-то борьбе Михайлов себя обрёл. [В. Маканин. Отдушина (1977)]
  1. Полуминута, которую заставили прождать меня, показалась мне вечностью. [В. П. Авенариус. Бродящие силы. Поветрие (1867)]

Устаревшее существительное полулист выступает в значении «лист половинного формата» (реалия XIX — начала XX в.):

  1. Висленев схватил перо, оторвал полулист бумаги и написал расписку в тысячу восемьсот рублей. [Н. С. Лесков. На ножах (1870)]

Сочетание пол‑литра в реальном узусе чаще использует начальное пол‑, а не полу‑, кроме того, может склоняться по женскому морфологическому роду (применительно к алкоголю):

  1. У нас, чтоб почувствовать себя чуть-чуть свободным, не меньше пол‑литры надо ахнуть. [В. Некрасов. Саперлипопет (1983)]

Остальные сочетания такого типа либо не употребляются в косвенных падежах, либо только в составе устойчивых сочетаний, где наряду с полу‑ или вместо его выступает пол‑ (ни полслова; с полслова / с полуслова; на полслове / на полуслове; завести(сь) с пол-оборота; остановиться на полдороге/полпути; вернуться с полдороги / полпути). Соответствующие существительные на полу‑ могут существовать, но их словоформы со значением сочетания с пол‑ не соотносятся (ср. полкруга и полукруг, полмесяца и полумесяц, полсвета и полусвет, полдня́ и полдень, род.п. ед.ч. полудня, полно́чи и полночь, род.п. ед.ч. полуночи) [*], наличие таких существительных рассматривается как причина «омонимического отталкивания», препятствующего функционированию их словоформ в качестве косвенных падежей от сочетаний с пол‑ типа *после первого полукруга ‘половины круга’ [Мельчук 1985: 286]. Сочетания вида полвторого, означающие время (=‘(прошедшая) половина второго (часа)’), не склоняются: до полвторого, на полвторого, в полвторого [Зализняк 1977/2003: 74].

9.4.4Словообразовательный потенциал

От числительных образуется ряд слов с количественным значением, относящихся к иным частям речи:

  • прилагательным (см. 9.4.4.1);

  • наречиям (см. 9.4.4.2);

  • существительным (см. 9.4.4.3);

  • глаголам (см. 9.4.4.4).

9.4.4.1 Прилагательные

От количественных сочетаний образуется ряд продуктивных прилагательных, в том числе прилагательные кратности (двукратный, трёхкратный, пятидесятикратный, стократный), где соответствующее количественное сочетание синхронно не выделяется (сто крат иногда пишется отдельно, десять крат, семь крат, много крат). Эти прилагательные обозначают устойчивую характеризующую связь с некоторым объектом в указанном количестве, например, пятиминутный ‘продолжительностью в пять минут’, десятиэтажный ‘высотой в десять этажей’, двадцатидвухлетний ‘возрастом в двадцать два года’, полутораметровый ‘длиной / высотой в полтора метра’.

  1. Это был маленький, карманный трехударный револьвер, старого устройства; в нем осталось еще два заряда и один капсюль. [Ф. М. Достоевский. Преступление и наказание (1866)]

Большинство таких прилагательных образуется от формы родительного падежа количественных числительных. Сто и девяносто (а также много) выступают в форме именительного падежа: столетний, девяностодвухлетний, многоцелевой. Часть сложных прилагательных, соответствующая слову один, имеет вид одно‑: однопролётный, односоставный, двадцатиодноэтажный, от тысяча — тысяче‑: тысячекратный, двухтысячелетний. Прилагательные на двух‑ имеют варианты с дву‑ (исторически более ранние, связанные с генитивом двойственного числа): так, для обозначения провода или кабеля из двух жил возможна вариативность ( двухжильный / двужильный), но для значения ‘выносливый’ — только двужильный ; двухкратный встречается в обоих корпусах НКРЯ 60 раз на более чем 4000 двукратный. Ср. также двоюродный (исторически из формы двойственного числа двою, корень род); по аналогии образованы троюродный, четвероюродный и пятиюродный. В словах треугольный (наряду с редким трехугольный), треухий (отмечено и трехухий ), треногий (чаще трехногий), трегубый (‘тройной’), треклятый (‘трижды проклятый’) выступает основа тре-. Имеются также прилагательные, образованные от собирательных числительных, с первой частью двое‑, трое‑, четверо‑ (некоторые из них идиоматизированны): двоедушный, троеглавый, четвероногий. В отличие от составных количественных числительных, образованные от них прилагательные пишутся слитно: двести пятьдесят тысячдвухсотпятидесятитысячный. Та часть данных прилагательных, которая образована от числительных, на письме может записываться цифрами: 5-минутный, 22-летний; в их составе математическими знаками могут записываться также основы градус , процент:

  1. Таким образом, в рассматриваемый период 15%-ный рост производства сельских ЛПХ не мог компенсировать 65%-ное сокращение объёма производимой продукции крупных хозяйств [7, с. 34]. [«Вопросы статистики» (2004)]

От собирательных числительных образуются прилагательные кратности двойной, тройной десятерной ‘состоящий из N частей того же рода’, ‘увеличенный в N раз’. Они обычно образуются от числительных небольшого количества, образования от пять и выше употребляются редко:

  1. Придумано бесконечное количество четверных и пятерных затворов, но все это усложняет и удорожает выделку ружья и делает почти невозможным точную пригонку всех поверхностей, без чего все эти крюки и запоры на деле не работают. [С.  А. Бутурлин. Дробовое ружье и стрельба из него (1926)]
  1. И опять битковый аншлаг, перекупщики торговали билетами по пятерной и десятерной цене. [С. Юрский. Вспышки. Заключительная глава книги (2001)]

9.4.4.2Наречия

Семантически наречия, образованные от числительных, относятся к наречиям меры и степени (см. также главу Наречие). Выделяются следующие семантико-словообразовательные типы наречий, образованных от числительных:

  • наречия количества участников ситуации на в‑…‑ом / ем: вдвоем, впятером (см. раздел 9.4.4.2.1);

  • наречия кратности на ‑жды, ‑крат, в‑…‑о / е: дважды, стократ, вдвое (см. раздел 9.4.4.2.2);

  • наречия разделения на на‑… / -е: надвое, натрое (см.  раздел 9.4.4.2.3);

  • наречия «умножения» на ‑ю: пятью пять (см. раздел 9.4.4.2.4);

  • наречия на сам‑: сам‑сём (см. раздел 9.4.4.2.5).

9.4.4.2.1Наречия типа вдвоем

Наречия этого типа означают количество лиц, участвующих в ситуации (как в позиции подлежащего, так и, реже, прямого дополнения: их застали вдвоём). Они образуются прибавлением циркумфикса в‑…м к собирательным числительным: вдвоём , втроёмвдесятером:

  1. Вчерашний вечер она провела вдвоем с Георгием, сегодня за ранним ужином сидели ввосьмером. [Л. Улицкая. Медея и ее дети (1996)]

Подобные образования теоретически возможны от собирательных числительных на пять (вдвадцатипятером, при отсутствии *двадцатьпятеро, но не *вдвадцатичетвером), от обозначений десятков на ‑дцать (вдвадцатером, втридцатером, вшестидесятером), но не от сорок. По образцу данного типа наречий от местоимений-числительных образуются просторечные всколькером, вмногером (ср. диалектное сколькеро):

  1. Здесь ребенок (тоже вполне самостоятельно) подошел к самым истокам народной речи, ибо в народе на Севере бытует форма « сколькеро», которая по аналогии с «пятеро», «шестеро» относится исключительно к одушевленным предметам. [примечание:] Ел. Тагер, Зимний берег, М. 1957, стр. 46, «Сколькеро [горностаев] увернулись». [К. И. Чуковский. От двух до пяти (1933–1965)]
  1. Какая разница всколькером они там красят, подбирают и пр. (Рязанский городской форум)
  1. Кооперативный режим не принесёт никаких сюрпризов — проходим сингловые карты <т. е. сценарии игры, рассчитанные на одного игрока> вмногером и честно делим награбленный хабар. (Обзор игр на ferra.ru)
9.4.4.2.2Наречия кратности

Существует несколько серий наречий кратности, образованных от числительных (синонимично два раза, три раза).

Серия на ‑жды

.

Наиболее употребительны наречия этой серии от числительных небольшого количества: дважды, трижды, четырежды. От обозначений бо́льших чисел такие наречия образуются редко, ср. седми́жды в составе церковнославянского библеизма:

  1. За 40 лет своей службы «Ермак» окупил себя « седмижды седмерицей». [А. Н. Крылов. Вице-адмирал С. О. Макаров (1944)]
  1. Чтобы не делать одну и ту же работу дважды (трижды, восемьюжды...), создайте шаблон формы и поместите его в хранилище объектов. (Учебник по Delphi, Интернет)

Архаичная серия наречий на ‑краты и ‑крат

.

Эта серия имеет церковнославянское происхождение. Наиболее активно используется наречие стократ .

  1. Обнимаю их от всей души. Таничку целую трикраты. [К.  И. Чуковский. Переписка с московскими лингвистами (1934–1969)]
  1. Перед совершенным подлецом порядочный человек бессилен ― пусть он стократ сильнее и умнее его… [С. Бабаян. Ротмистр Неженцев (1995–1996)]

Серия с приставкой в- от собирательных числительных

.

К этой серии относятся наречия типа вдвое, втроевдесятеро, которые восходят к застывшему сочетанию «предлог + собирательное числительное»

  1. Я выпустил четыре книги. У меня есть договор на три последующие. Авансы будут составлять по двадцать тысяч. (Это втрое меньше, чем годовая зарплата нашего автомеханика Фимы Клейна.) [С. Довлатов. Переводные картинки (1990)]
9.4.4.2.3Наречия разделения

Наречия разделения (синонимично на две части и т. п.) образуются с помощью приставки на‑ (исторически предлога) от собирательных числительных двое и троенадвое, натрое; окказионально также от других собирательных числительных:

  1. Цыфиркин, замахиваясь доскою, а Кутейкин часословом. [Цыфиркин:]. Раскрою тебе рожу напятеро. [Кутейкин:]. Зубы грешника сокрушу. [Д. И. Фонвизин. Недоросль (1782)]
9.4.4.2.4Наречия «умножения»

При обозначении арифметической операции умножения на множитель от 5 до 10 используются особые наречия пя́тью, ше́стью, се́мью, во́семью, де́вятью, де́сятью, отличающиеся от форм творительного падежа местом ударения; кроме того, возможна только форма во́семью, а не * во́сьмью [Граудина и др. 1976: 266]. Для множителей, соответствующих числительным небольшого количества, используются наречия дважды, трижды и четырежды (см. раздел  не найден">2.1).

  1. ― А шестью восемь? ― Сорок восемь. ― А семью девять? ― Шестьдесят четыре… Нет, шестьдесят пять… ― Ладно, можешь идти. [В. Козлов. Гопники (2002)]
9.4.4.2.5Наречия на сам

Устаревшие и областные наречия на сам‑ образуются от архаичных кратких форм порядковых числительных, иногда также от количественных — сам‑полтора , сам‑два и означают:

  1. количество участников некоторого коллектива, включая «главного» участника (в позиции подлежащего), например, сам‑пят ‘впятером’ или ‘c четырьмя другими’;

  2. объём собранного урожая по сравнению с посеянным зерном, например, сам‑десят ‘десятикратный по сравнению с посеянным’:

  1. Приехали сам-сём: старик Двоеданов, Косая Верста, усыновленный немой работник с Дарьей, рыжий Боровок Яшка с Феклушей да еще двоедановская сестра Лукерья. [Е. Пермяк. Бабушкины кружева (1955–1965)]
  1. [В. Б. Шкловский:] Я зимой сажусь за стол сам-четырнадцать. [К. И. Чуковский. Дневники]
  1. И вдруг между фразой «60 снопов с десятины и умолот сам-сём» зазвучал виртовский рояль, и из другой комнаты послышалась песня Вареньки. [М. В. Авдеев. Тамарин (1851)]

9.4.4.3Существительные

Имеются следующие типы существительных, образованных от числительных:

  1. существительные на ‑ка: двойка, сюда же на ‑ица: троица, см.  раздел 9.4.4.3.1;

  2. существительные на ‑ок, ‑як, ‑шка: десяток, трояк, двушка, см. раздел 9.4.4.3.2;

  3. существительные на ‑ня: тройня, см. раздел 9.4.4.3.3.

С числительными «супплетивным» образом соотносятся западноевропейские заимствования пара ‘2’, дюжина ‘12’.

9.4.4.3.1Существительные на ‑ка

При помощи суффикса ‑к‑ образуются существительные женского рода, использующиеся для обозначения цифр (для слов с 2 до 9), пронумерованных объектов и / или множеств объектов: двойка, десятка, двадцатка. В этот же ряд входит слово единица, соответствующее один.

С суффиксом ‑иц‑, помимо единица, существовали также устаревшие и церковнославянские обозначения — двоица, троица, четверица, пятерица , шестерица, седм(ер)ица — теперь использующиеся лишь в конкретных значениях (троица и Троица — название триединого Бога и праздника, также группа из трёх человек; Пятерица — название цикла из пяти поэм восточных поэтов; седмица — неделя). От этого словообразовательного ряда образованы обозначения систем счисления на -ичный: двоичный, троичный, также с суффиксом собирательных числительных на ‑ер(о ): десятеричный, шестнадцатеричный.

Такие наименования предполагают наличие других объектов того же ряда (например, оценка двойка предполагает другие оценки с аналогично образованными названиями). В частности, эти слова обозначают: оценки (тройка, пятёрка, устар. единица), номера маршрутов транспорта (поеду на двойке), денежные суммы и / или номиналы соответствующих купюр (пятерка, десятка), номера в серии (шестёрка, девятка — серии автомобиля ВАЗ, по последней цифре номера, 2106, 2109), номиналы игральных карт, размеры одежды, типы инструментов и т. п.:

  1. Но я уже упомянул: когда мы попытались снять с производства «шестёрку», пошли тысячи писем и жалоб. [«За рулем» (2003)]

Существительные на ‑ка реже обозначают также множество объектов соответствующего количества (с зависимым существительным в родительном падеже):

  1. Есть у меня шестёрка слуг (С.  Я. Маршак, перевод из Киплинга)

В этом значении вместо двойка выступает слово пара (ср. пара-тройка случаев). Слова пара, тройка, пятёрка и т. д. в значении ‘совокупность’ являются также математическими терминами:

  1. Поскольку пары и тройки суть просто частного вида кортежи, понятие соответствия оказалось выраженным через понятие множества и понятие кортежа. [В. А. Успенский. О понятиях «множество», «кортеж», «соответствие», «функция», «отношение» (2002)]

Частным случаем этого значения является ‘группа первых мест любого списка, рейтинга, выстроенного иерархически по убыванию важного параметра’ (тройка призёров, в сотне ).

  1. Игры NFL в этом сезоне попали в число четырнадцати самых популярных передач американских телесетей и в шестёрку среди мужчин в возрасте от 18 до 34 лет. [«Рекламный мир» (2003)]

Такие же существительные выступают и для обозначения объектов, связанных с конкретными числами и цифрами, в том числе метафорически. Такие обозначения синхронно не предполагают наличия других объектов ряда (хотя изначально это могло быть возможно): тройка ‘упряжка из трёх лошадей’, сотка ‘сотая часть гектара, ар’; шестёрка (ср. шестерить) ‘мелкая сошка, подхалим’ (от названия игральной карты), девятка ‘верхний угол футбольных ворот’ (ранее разбивавшихся на нумерованные сектора, ныне другие части не употребляются), десятка ‘центр мишени, приносящий максимальный балл’ (попасть в десятку), восьмёрка ‘фигура, напоминающая цифру 8’, полуторка ‘грузовик в полторы тонны’, ‘кровать или постельная принадлежность в полтора раза шире стандартной односпальной’:

  1. Потом он ехал семьдесят километров в кузове попутной полуторки, дорога шла среди болот. [В. Гроссман. Жизнь и судьба (1960)]
9.4.4.3.2Существительные на ‑ок, ‑як, ‑шка

Для обозначения множеств выступают также непродуктивные существительные на ‑ок (десяток ‘ровно 10, о наборе товара’; ‘10 единиц натурального ряда’, пяток ‘ровно 5’; ‘немного, примерно 5’), оценок — просторечные на ‑як (двояк, трояк), в ряде значений также существительные на -шка (однушка, двушка, трёшка ‘квартира с соответствующим числом комнат’, двушка, трёшка ‘денежная сумма / монета / купюра’ и т. п.).

9.4.4.3.3Существительные на ‑ня

При помощи суффикса ‑н’‑ от собирательных числительных образуются существительные с идиоматизированным значением: двойня, тройня ‘близнецы’, пятерня ‘кисть руки’, шестерня ‘зубчатое колесо’. При помощи того же суффикса от сто образовано сотня, означающее множество из 100 элементов (находящееся в группе обозначений множеств наряду с тройка, десяток или дюжина).

9.4.4.4 Глаголы

От ряда собирательных числительных образуются глаголы увеличения кратности: удвоить, утроить, учетверить, удесятерить. Часто они используются не в буквальном арифметическом, а в переносном значении (‘сильно увеличить’):

  1. Может, рассчитывал на эффект расстояния, на то, что тоска по дому удесятерит мое внимание к его словам… [И. Полянская. Прохождение тени (1996)]

Имеются также глаголы соединения и разделения типа сдвоить, расчетверить:

  1. И вдруг издал сдвоенный звук, за пределами октав, а затем молниеносно вышиб из-под него табуретку. [А. Азольский. Диверсант (2002)]

9.5Семантика

Числительные с семантической точки зрения делятся на несколько классов.

  • количественные числительные (два, пять), см. раздел 9.5.1;

  • собирательные числительные (двое, пятеро), см. раздел 9.5.2;

  • порядковые числительные (второй, пятый), см. раздел 9.5.3;

  • местоимения-числительные (сколько, несколько), см. раздел 9.5.4.

9.5.1Количественные числительные

Количественные числительные, показатели элементов натурального ряда, имеют следующие значения.

  1. Количественное значение, указывающее на натуральное количество объектов некоторого множества:

    1. У меня собралась небольшая коллекция традиционной одежды: восемь рубах, четыре юбки, фартуки, кокошники. [«Народное творчество» (2004)]
  2. Абстрактно-числовое значение, указывающее на некоторое натуральное число само по себе, в отрыве от считаемых предметов. В нижеприведённом примере абстрактно-числовое значение (и соответствующее мышление) непосредственно сопоставлено с количественным:

    1. Еще по устному счету нет чтобы сложить пять плюс семь равняется двенадцати, ― он воображал столбик из пяти кубиков, надстраивал еще семь штук и, когда два вылетали поверх десяти, говорил ― двенадцать. [М. Анчаров. Самшитовый лес (1979)]

    В составе конструкции со словом цифра числительные могут выступать как обозначение соответствующих символов:

    1. ― Я налепила возле слова «размер» цифры «четыре» и «два», знаешь, такие наклейки продают для клавиатуры компьютера. [Д. Донцова. Уха из золотой рыбки (2004)]
    1. Просто мне в детстве нагадали, чтобы я боялась римской цифры три. [В. Пелевин. Жизнь насекомых (1993)]

    Однако в контекстах вроде:

    1. А патронов ― семь ящиков… ― Опять за своё. Откуда ты берёшь такие цифры ― нет такой цифры семь! [В. Маканин. Кавказский пленный (1995)]

    … слово цифра означает количество.
    Ср. пример, где в контексте игрового математического «парадокса» обыгрываются оба значения количественного числительного:

    1. Благодаря сочетанию формально тождественных, но семантически различных понятий (в данной задаче количество спичек ― пять и выложенная спичками цифра ― восемь), получается искомый результат, т. е. от восьми отнять пять равно нулю. [«Вопросы психологии» (2003)]
  3. Порядковый номер объекта во множестве, начиная уже с конструкции номер один (наряду с номер первый):

    1. Версилов живет в Семеновском полку, в Можайской улице, дом Литвиновой, номер семнадцать, сама была в адресном! [Ф. М. Достоевский. Подросток (1875)]

    Ср.:

    1. Герой наш пожал электрическую пуговку у двери номера седьмого и послал свою карточку чрез того самого лакея, решительный характер и исполнительность которого были известны Ванскок. [Н. С. Лесков. На ножах (1870)]

9.5.2Собирательные числительные

Собирательные числительныепоказатели количества живых существ (обычно с некоторыми семантическими ограничениями, см. 9.5.2.2) или слов pluralia tantum (см. 9.5.2.1).

  1. Навстречу ему бежали сержант и еще трое солдат из его группы. [Л. Дворецкий. Шакалы (2000)]
  1. Мы четверо были допущены к первому этапу выборов, и на следующий день нам выдали мандаты кандидатов в народные депутаты СССР. [А. Тарасов. Миллионер (2004)]
  1. У штаба выстроилась колонна: пешая команда и четверо саней, запряженных клячами, на которые погружен наш «первый эшелон» ― имущество. [Н. Амосов. Голоса времен (1999)]
  1. Пятеро суток вели наблюдение за мостом партизанские разведчики. [«Солдат удачи» (2004)]

9.5.2.1Pluralia tantum

Для количеств 2, 3 и 4 использование собирательных числительных с pluralia tantum обязательно (*два брюк, *три ножниц, *четыре саней). Для количеств 5 и больше допустимы (и даже преобладают) количественные числительные:

  1. Последний военный груз перевозили в 1952 году: девять саней было с винтовками и при них один солдат. [В. Голованов. Остров, или оправдание бессмысленных путешествий (2002)]
  1. Через пять суток их выгрузили на суровом и мрачном таёжном берегу, и автомашины развезли их по тем местам, где им предстояло жить ― и выжить. [В. Т. Шаламов. Колымские рассказы (1954–1961)]

При этом сочетания типа пятеро суток не встретились в косвенных падежах (?более пятерых суток). Если исключить косвенные падежи, то с лексемой сутки количественные числительные от 5 до 10 встретились 587 раз, собирательные — 45 (в газетном корпусе НКРЯ — 387:16); с лексемой сани — 4:3. Отдельно подсчёт вёлся по конструкциям с предлогами в винительном падеже (за пять / пятеро суток), оказывается, что в них гораздо сильнее предпочтительны количественные числительные — 126:6 (в газетном корпусе НКРЯ 124:1). Для лексем с естественной парностью в данном контексте предпочтительно не количественное и не собирательное числительное, а конструкция со счётным словом пара:

  1. Матушка принесла четыре пары ножниц и стала заваривать крахмал. [А. Н. Толстой. Детство Никиты (1919–1922)]

Собирательные числительные не выражают приблизительности количества (см. ниже об аппроксимативной инверсии раздел 9.6.4.1). Так, человек пятеро в современном языке невозможно в значении ‘примерно пятеро человек’. В языке XIX в. такие сочетания были возможны:

  1. Жили тогда со мною стенка об стенку человек пятеро молодого, раззадорного народу. [Ф. М. Достоевский. Бедные люди (1846)]

О сочетании полторо суток и сочетаниях типа двадцать двое суток см. разделы 9.4.1.4, 9.4.1.5.

9.5.2.2Семантические предпочтения

Выделение собирательных числительных с семантической точки зрения дискуссионно. В ряде описаний (в том числе в [Грамматика 1980]) собирательные числительные признаются «обозначающими совокупность как единое целое», однако в других ([Современный русский язык 1964; Богданов 2008]) никакой семантической разницы с количественными числительными не усматривается. Собирательные числительные часто означают группы, связанные общей деятельностью или родством; редкое два ребёнка (в отличие от обычного двое детей) чаще означает не детей тех же родителей; двое друзей и двое соседей означает друзей и соседей кого-то третьего (не только друг друга). Собирательные числительные преимущественно упоминаются, если не считать pluralia tantum, c одушевлёнными существительными мужского рода [Добрушина, Пантелеева 2008]. Ряд нормативных пособий указывает на несовместимость собирательных числительных с обозначениями лиц женского пола, тем не менее такие употребления широко представлены в литературе:

  1. …и по нем старался я угадать, кто таков сам помещик, толст ли он, и сыновья ли у него, или целых шестеро дочерей с звонким девическим смехом, играми и вечною красавицей меньшею сестрицей... [Н. В. Гоголь. Мертвые души (1842)]
  1. У меня жена, двое девочек… [А. П. Чехов. Три сестры (1901)]
  1. Пятеро зенитчиц во главе со старшиной Васковым. [В. Смехов. Театр моей памяти (2001)]
  1. Нас было пятеро ― трое девиц и двое парней. [Б. Васильев. Оглянись на середине (2003)]

Не носит абсолютного характера и ограничения на личность — собирательные числительные употребляются с названиями животных, причём не только детёнышей (семеро козлят), вопреки тому, что указано в [Богданов 2008]:

  1. Ольге на хозяйство даем: корову с теленком симментальской породы, кобылу с лошонком, пятеро овец, свинью английской породы… [А.  С. Макаренко. Педагогическая поэма. (1934)]
  1. …старые коровы начали стервенеть и бодаться и семерых трехлеток кончили на месте. [А. П. Платонов. Ювенильное море (Море юности) (1934)]
  1. Двое крестьян (К) ловят двоих свиней (С) на доске. [В. О. Бугаенко. Математический кружок. 9-й класс (2000)]

И. А. Мельчук [Мельчук 1995: 383–422] отмечает тенденцию к употреблению собирательных числительных с обозначениями лиц более низкого социального статуса: двое матросов, но ?трое адмиралов. Она подтверждается корпусными данными [Добрушина, Пантелеева 2008: 109] и явно связана с более общей тенденцией избегать сочетания собирательных числительных с существительными, редко означающими элементы коллектива, однако не носит абсолютного характера:

  1. Двое генералов еле держат огромное блюдо с русскими червонцами. [Б. А. Садовской. Амалия (1922)]
  1. Все они уже успели предать ― кто четырех, а кто и пятерых царей. [Э. Радзинский. Лжедмитрий (1999)]

Собирательные числительные обычно не употребляются в нереферентных контекстах, обычно они коммуникативно выделены. Ср. следующий пример (при том что для слова дети, близкого к pluralia tantum, употребление собирательных числительных особо характерно):

  1. При отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенка ― одной четверти, на двух детей ― одной трети, на трех и более детей ― половины заработка и (или) иного дохода родителей. [Семейный кодекс Российской Федерации (1995)]

Отмечена также тенденция собирательных числительных сочетаться с существительными, означающими отрицательные характеристики (грабитель, злоумышленник, отщепенец, сообщник, придурок); двое парней, в отличие от нейтрального два парня, чаще выступает в контексте предосудительного поведения или криминальном [Добрушина,  Пантелеева 2008]. В этой же работе обращается внимание на то, что собирательные числительные в целом ряде случаев преимущественно сочетаются с существительными, чаще употребляемыми во множественном числе, чем в единственном. Так, слова, означающие элементы коллектива (боевик, житель) предпочтительны для собирательных числительных по сравнению с существительными, обычно означающими единичных индивидуальных деятелей (автор , генерал). Отсюда вытекает редкая сочетаемость собирательных числительных с именами собственными и отмечавшаяся исследователями «иерархичность» употребления собирательных числительных (см. ниже).

9.5.2.3Морфологические предпочтения

По сравнению с количественными числительными собирательные предпочтительны для существительных а‑склонения (двое юношей, 26 раз в Корпусе — два юноши, 11 раз в Корпусе) и субстантиватов адъективного склонения (двое рабочих — два рабочих; второе в Корпусе крайне редко). Возможно, это связано с усилением морфосинтаксического контраста между мужским и женским родом, а также прилагательными и существительными:

  1. Мы обращали внимание ДРСУ ― не нашего, а того, которому эта дорога подведомственна, на то, что нужно, в сущности, немного ― грузовой автомобиль и два рабочих, и за два дня можно пройти с уборкой от Дмитрова до Дубны… [«Встреча» (Дубна) (2003)]

9.5.2.4Абсолютные употребления

В конструкциях без зависимого существительного собирательные числительные означают только людей (не животных и не предметы pluralia tantum); таким образом, они выражают противопоставление личности и неличности:

  1. Ирина поделилась с подругой, географичкой, а то, что знают двое, ― знает свинья. [В. Токарева. Своя правда (2002)]
  1. Трое в одной лодке (перевод заглавия Джерома Three Men in a Boat); Двое (перевод заглавия Милна Two People)

В этом значении порядковые числительные выступают в фразеологизированных предложных группах (работать) за десятерых и (квартира ) на пятерых.

9.5.3Порядковые числительные

Порядковые числительныепоказатели порядкового номера некоторого объекта в исчислимом множестве. Некоторые порядковые числительные развивают идиоматизированные употребления, в частности, в соответствии с «иерархической метафорой» (нумерация по убыванию важности):

  1. Поначалу их звали, конечно, в помощники на подступы, на пятые роли. [В. Маканин. Андеграунд, или герой нашего времени (1996–1997)]
  1. Она была страшна и очаровательна, тем десятого сорта очарованием, на которое нельзя не льститься, стыдятся льститься, на которое бесстыдно, во всеуслышанье ― льщусь. [М. И. Цветаева. Герой труда (Записи о Валерии Брюсове) (1925)]

Прилагательное полуторный от числительного полтора иногда имеет значение порядкового номера (при нецелом счёте) и носит отчасти характер языковой игры, ср. кавычки при обоих примерах; для этого слова обычно нормально значение кратности размера (аналогичное двойной), ср. пример (138):

  1. Первый же лестничный пролет, на «полуторном уровне», открывает нашему взору квадратное помещение с минимум мебели. [«Homes Gardens» (2004)]
  1. Я сам из таких: в «полуторном поколении», даже не во втором, ― пусть будет земля пухом моим родителям, типичным образованцам-самозванцам, политрукам, полуинтеллигентам: на их горбу вылез в это славное звание. [Л.  Аннинский. Руки творца (1996)]
  1. И Яконов поднял из полуторного кресла своё представительное нелёгкое тело, означенное серебряно-голубыми погонами, и довольно легко понёс его к выходу. [А. Солженицын. В круге первом (1968)]

Аналогичные порядковые значения образуются и от названий дробей типа два с половиной:

  1. Цыбульского он называл «товарищ», сокрушался, что тот, имея такое богатое революционное прошлое, вовремя не распознал предательскую сущность Второго и двухсполовинного Интернационалов, задушевно беседовал в своем кабинете с Рашелью, по-партийному говорил ей «ты». [С. Липкин. Записки жильца (1962–1976)]

9.5.4Местоимения-числительные (количественно-местоименные слова)

К этой группе слов, для которых характерным (или первичным) является не обозначение точного количества, а указание на количество, относят слова:

  • один (в некоторых употреблениях, см. раздел 9.3);

  • в ряде трактовок также оба (имеющее кванторную семантику — «и тот и другой», что сближает оба с определительными местоимениями сам, весь; о специфике слова оба см. раздел 9.3.5);

  • *обой (в литературном языке только форма род.п. ед.ч. муж. обоего)редкое адъективное числительное, употребляющееся только в ограниченном количестве выражений: обоего пола или более редкие обоего рода, устар. обоего чина ‘белое и черное духовенство’; также окказионально обоего цвета, обоего времени, обоего порядка . Эти выражения равнозначны формам с оба: обоих полов, обоих родов. В «Русской грамматике» Ломоносова также встретились архаичные обоего числа и обоего спряжения.

Помимо этих употреблений, различные словоформы местоимения обой встречаются в Корпусе как просторечные или диалектные синонимы к формам им. п. / вин. п.  оба и обе, причём возможно как согласование, так и управление родительным падежом:

  1. Отец и мать у тебя почему в очках обоя? [С. Каледин. Записки гробокопателя (1987–1999)]
  1. Конечно, Анатолий Панфилыч и думать забыл мерить пошитые полботинки, а бывало, дошьет левый, возьмется за правый, повертит, дошивши правый, обое на руках и доволен. [А. Эппель. Неотвожа (1993)]
  1. Обое ноги оторвало. [М. А. Шолохов. Тихий Дон. Книга первая (1928–1940)]
  1. …возвысив голос на несколько строгих нот, воскликнули разом обое господ Шиммельпфенигов. [В. В. Крестовский. Петербургские трущобы (1867)]

В XVIII веке словоформа обоё соответствовала оба в среднем роде (в современном языке здесь нужен иной лексический выбор — и то, и другое):

  1. Обое равно полезно. [И. А. Крылов. Почта Духов, или Ученая, нравственная и критическая переписка арабского философа Маликульмулька с водяными, воздушными и подземными духами (1789)]
  1. Обое необходимо: пахарь и солдат. [А. А. Нартов. Рассказы о Петре Великом (1785–1786)]
  1. Обое суть предрассуждения, и весьма вредные, ибо от них дети часто впадают в руки самых худых людей. [Н. И. Новиков. О воспитании и наставлении детей (1783)]

К количественно-местоименным словам относятся также:

  • много, немного, мало, немало, несколько (а также сколько-то, сколько-либо, сколько-нибудь, сколько угодно) — неопределённо-количественные; при этом много и мало имеют формы компаратива — меньше и больше;

  • сколько — вопросительно-относительное;

  • столько, прост. устар. эстолько — указательные;

  • нисколько — отрицательное.

Сюда же относится и слово полстолька / полстолько, о котором см. выше, раздел 9.4.3.4. Они относятся к числительным в [Грамматика 1953], работах В.  В. Виноградова и во многих других работах, но вместе с тем их отнесение к числительным не общепринято (так, в [Мельчук 1985] они относятся к наречиям). Указанные слова примыкают по синтаксическим свойствам к количественным числительным (см. раздел 9.6). Местоимения-числительные маргинально демонстрируют словоизменение:

  1.  в распределительных конструкциях у них выступает особая форма дательного падежа на ‑у (по стольку, по многу; см. раздел 9.6.2.5);

  2. в косвенных падежах много и немного дополняется формами от многий, немногий, а сколько, столько, несколько – формами от *сколький, *столький, *несколький: многих покупок, немногим адресатам, сколькими способами, стольким адресатам. Обычно эти формы выступают во множественном числе. В единственном числе отмечены только субстантивированная форма ср.  р. многое , столькое и устаревшие сочетания: многий труд, многий грех , многая хула , по прошествии столького времени.

  3. отмечены архаичные генитивные формы типа сколька, несколька, ср. также полсколька.

Существуют также маргинальные параллельные собирательным числительным и наречиям от них формы сколькеро (диал.), всколькером, вмногером (см. раздел 9.4.4.2.1).

9.6Синтаксис

9.6.1Синтаксические связи и согласование в количественной группе

Количественные и собирательные числительные выступают в составе т. н. количественной группы, где синтаксические отношения носят крайне нетривиальный характер: направление синтаксической связи различно в зависимости от того, в каком падеже эта количественная группа стоит — прямом (см. раздел 9.6.1.1) или косвенном (см. раздел 9.6.1.2).

9.6.1.1Синтаксис количественной группы в именительном (винительном) падеже

В именительном падеже (и в винительном в случае неодушевлённости, см. раздел 9.4.2.1.4) числительное (включая местоименные числительные серии сколько, см. 9.5.4 , но не включая слова один) сочетается с родительным падежом существительного. Иногда (например, в работах А. А. Зализняка) эта форма трактуется как особый элемент парадигмы — счётная форма; для слов шаг, шар, ряд , час она отличается от основной формы родительного падежа местом ударения: три пчелы , двое саней, пять домов, два шага́, несколько книг. Форма существительного, употребляемая при числительных малого количества оба, полтора, два, три, четыре и составных числительных (раздел 9.4.1.5), кончающихся на два, три и четыре, совпадает с родительным падежом ед. ч. (кроме форм шара, шага, ряда, часа, где ударение, в отличие от формы генитива, падает на второй слог), для остальных числительных — с родительным падежом мн. ч. При этом два, оба, полтора и составные числительные, кончающиеся на два, ещё и согласуются с существительным по роду (две , обе, полторы чашки — два, оба, полтора стакана). Дж. Бейлин и Э. Невинс [Bailyn, Nevins 2008] предлагают считать форму типа чашки , стакана и т. д. не падежной, а числовой счётной формой так называемого паукального числа (категории небольшого количества). Числительное один и составные числительные, кончающиеся на один, согласуется с существительным по роду, падежу и (для pluralia tantum) числу: двадцати одному человеку , двадцатью одной вилкой , о двадцати одних санях .

9.6.1.2Синтаксис количественной группы в косвенных падежах

В косвенных падежах числительное, в том числе два , три, четыре, согласуется по падежу (а оба — еще и по роду, см.  раздел 9.4.2.1.3) с существительным во множественном числе (пятью домами, несколькими книгами, обоими домами, обеими книгами). Для числительных от 200 до 900 в косвенных падежах наблюдается вариативность между согласованием и управлением родительным падежом (двумястами рублями / двумястами рублей), см.  раздел 9.6.2.1.

9.6.2Вариативность синтаксических связей в количественной группе

В некоторых случаях в синтаксисе количественной группы возможна вариативность, в т. ч.:

  • вариативность по согласованию / управлению для групп с числительными 200–900 (двумястами рублями / двумястами рублей), см. раздел 9.6.2.1;

  • вариативность в синтаксическом поведении адъективов при числительных небольшого количества (две зеленые лягушки / две зеленых лягушки), см. раздел 9.6.2.2;

  • вариативность в синтаксическом поведении групп типа три-пять (дня три-пять / дней три-пять), см. раздел 9.6.2.3;

  • вариативность в согласовании количественной группы с глаголом (пришло / пришли пять человек), см. раздел 9.6.2.4.

  • форма падежа в распределительной конструкции (по нескольку / по несколько, по пятисот / по пятьсот). См. раздел 9.6.2.5.

9.6.2.1Числительные от 200 до 900

Вариативность синтаксической связи наблюдается у обозначений сотен от 200 до 900, где помимо согласуемой модели в косвенных падежах (как для прочих числительных в косвенных падежах, см. раздел 9.6.1.2) встречается управляемая с родительным падежом (как в именительном падеже, см. раздел 9.6.1.1). По-видимому, в таких случаях словоформа типа тремястами фактически ведёт себя как словосочетание тремя стами, то есть сто еще сохраняет синтаксические и морфологические свойства существительного (ср. тремястами рублей и тремя пачками денег). [Грамматика 1980] признаёт эти варианты равноценными.

  1. Я вместе с, по крайней мере, тремястами мальчиков, занявших после маневрирования шахматное расположение, проделывал так называемую соколиную гимнастику. [Ю.  К. Олеша. Книга прощания (1930–1959)]
  1. Пропагандисты от медицины давно пытаются донести до широких масс, что даже в разгар гриппозной эпидемии 70 процентов случаев заболеваний вызваны двумястами видами вирусов, к гриппу отношения не имеющих. [«Совершенно секретно» (2003)]

9.6.2.2Количественные группы с участием адъективов (прилагательных, местоименных прилагательных, причастий)

Определённая вариативность наблюдается в синтаксическом поведении количественных групп с участием числительных небольшого количества (два, три, четыре, оба) в именительном и винительном падежах и адъективов (прилагательных, причастий, местоименных прилагательных), в том числе субстантивированных (существительных вроде столовая). Адъектив в таких сочетаниях выступает во множественном числе. Оно может иметь форму именительного (винительного неодуш.) падежа, как числительное, и родительного падежа в соответствии со счётной формой существительного (см. раздел 9.6.1.1), ср. [Franks, Pereltsvaig 2003; Шкапа 2011]. Данная вариативность (допустимость именительного падежа) в современном языке характерна прежде всего для прилагательных женского рода (две столовые и две столовых, три красные (мои) книги и три красных (моих) книги, четыре красивые девушки и четыре красивых девушки, три включенные в список книги и три включенных в список книги). Количественно преобладает именительный падеж.

  1. Следом за двумя лидерами вновь, как и в заключительном квартале прошлого года, оказались три тайваньские компании. [«Computerworld» (2004)]
  1. Как и положено, победителей ожидают три наградных номинации ― бронзовая, серебряная и золотая. [«Богатей» (2003)]

В XIX веке она была активнее и для мужского и среднего родов:

  1. С лицевой стороны два главные подъезда принадлежали к большой квартире в бельэтаже, занимаемой генералом-графом и супругою его графиней Решетиловыми. [И. А. Гончаров. Май месяц в Петербурге (1891)]
  1. Только что я ступил в комнату, из передней вошли в неё три незнакомые лица. [И. И. Лажечников. Знакомство мое с Пушкиным (1856)]

По данным НКРЯ, употребительность таких сочетаний в мужском и среднем роде (на слово в тексте) на интервале между 1850 г. и 1920 г. падает вшестеро (подробнее см. [Шкапа 2011]). В современном языке они встречаются редко, но достаточно регулярно. Согласно М. В. Шкапе [2011], это прежде всего «определения, которые способны располагаться в словосочетании как перед числительным, так и после него (например, последние два месяца: можно сказать и последние (последних) два месяца, и два последние (последних) месяца)».

  1. Разбирая такие отношения, всегда нужно указывать три основные обстоятельства: орган-донор, орган-акцептор и обмениваемый фактор (например, вещество). [В. Чуб. Что изучает наука ботаника? (1998)]
  1. За три последние года заказы атомной промышленности машиностроению выросли до 10 раз, а по сравнению с 2005 годом — в 25 раз. [«Российская газета» (2010)]

Ср. родительный падеж как норму для современного языка:

  1. Со времени появления советского государства его политика в отношении дореволюционных вещей характеризовалась двумя тенденциями, которые могут быть представлены как два противоположных вектора. [«Неприкосновенный запас» (2004)]
  1. Эти два противоположных состояния не могут регулироваться одним и тем же нервом. [«100% здоровья» (2003)]

Схожая падежная вариативность адъективов характерна и для количественных групп с числительными большого количества, которые выступают как с окончанием им. п. (мои пять рублей), так и с окончанием род. п. (пять моих рублей). Эта вариативность коррелирует с порядком слов [Мельчук 1985: 95] и семантикой: так, эти / мои пять столбцов подразумевает, что столбцов ровно пять, в то время как сочетание пять этих / моих столбцов не имеет такой пресуппозиции. Именительный падеж требует предшествования числительному (*пять мои столбцов), в то время как препозиция адъектива в родительном падеже (не считая особых случаев со словами добрый, целый, какой-то, какой-нибудь, весь , каждый) всё же возможна, в том числе при контрастном выделении (с акцентом на моих , своих):

  1. Когда между мной и ним оставалось еще шагов семь (моих семь шагов), он спросил что-то еще, чего я не расслышала, но почему-то испугалась. [М. Палей. Дань саламандре (2008)]
  1. С братской любовью к Владыке Митрополиту Антонию предпосылаю своих несколько слов его богомудрым словам и размышлениям. [митрополит Филарет (Вахромеев). [Вступление к «Воскресным проповедям» митрополита Антония] (1995)]

В сочетаниях количественной группы с прилагательными целый и добрый в значении ‘≈ и это, как понимаешь, много’ [Мельчук 1985: 96], а также местоимениями-прилагательными какой-то, какой-нибудь в значении ‘≈ и это, как понимаешь, мало’ и кванторами (весь, каждый) эти адъективы обязательно стоят в препозиции к числительному: целые / целых / добрые /  добрых / какие-то / каких-то / все / каждые / каждых пять рублей; *пять целых / добрых / каких-то /  всех / каждых рублей.

9.6.2.3Группы с участием интервалов вида два-три

Обозначения приблизительного количества типа два-три романа[*] пишутся через дефис (в XIX — начале XX века нередко через запятую):

  1. Пусть, в конце концов, останется два-три человека, но нужно выдержать принцип свободы. [В. Крейд. Георгий Иванов в Йере (2003)]
  1. Мужчинам хватает колхозной работы, и в лес бегают двое-трое. [Ю. Коваль. У Кривой сосны (1979)]
  1. Содержание обучения наших дошкольников соответствует примерно тому, что изучают дети во втором-третьем классах европейской начальной школы. [«Коммерсантъ-Власть» (2002)]
  1. Отними у Востока четыре, пять часов полудня, и здесь рай! [Н. Т. Муравьев. Письма русского из Персии (1844)]

При обозначении интервалов, когда первое числительное относится к группе согласуемых (небольшого количества: два, три, четыре), а второе к группе управляющих (пять и больше), а количественная группа стоит в именительном или винительном падеже, где и проявляется различие в синтаксической модели (см.  раздел 9.6.1.1), при препозиции числительного преобладает управляющая модель (три-пять человек; контрпримеров типа три-пять человека в Корпусе не нашлось), а при постпозиции (аппроксимативная инверсия, см. раздел 9.6.4.1) — согласуемая (человека три-пять; встретилось всего три примера модели человек три-пять). Таким образом, синтаксическая модель в большинстве случаев диктуется линейно ближайшим числительным:

  1. Занятия проводились индивидуально и группами по три-пять человек. [«Вопросы психологии» (2004)]
  1. Для групп надомного образования характерна малая наполняемость — три-пять человека, обстановка, максимально приближенная к домашней. (www.eurekanet.ru/ewww/.../13077.html)
  1. Года четыре-пять назад я бился здесь за все, за каждого человека. [«Дело» (Самара) (2002)] — ср. невозможность управляющей модели: *лет четыре-пять
  1. Зарабатываю много денег ― тысячи четыре, пять в год ― и никогда не имею ни гроша, и всегда ― в долгах. [М. Горький. Письма (1889–1906)]
  1. Панихид четыре-пять справил, ― все по разным церквам. [В. М. Дорошевич. Сахалин (Каторга) (1903)]
  1. Думаю, месяцев четыре-пять еще есть. [П. Акимов. Плата за страх (2000)]

В распределительных конструкциях с по возможно соединение нескольких разных падежей: по одномудат. п. -двавин. п. килограмма / *килограмму (см. [Мельчук 1985: 236]).

9.6.2.4Согласование сказуемого при количественной группе

Количественная группа допускает согласование сказуемого как в единственном числе (в прошедшем времени — ср. р.; так называемое «синтаксическое согласование»), так и во множественном (так называемое «семантическое согласование», ср. [Супрун 1959; Граудина и др. 1976; Иомдин 1990; Corbett 1993; Corbett 1998; Никунласси 2002; Лютикова 2015]). Подробные корпусные исследования этой вариативности см. [Кувшинская 2013; 2015; Kuvshinskaya 2017]).

  1. Только на столе стояло пять чашек вместо двух. [С. Козлов. Новогодняя сказка (2003)]
  1. На столе лежала записка для проводника и стояли два стакана с успевшим остыть чаем. [В. Пелевин. Желтая стрела (1993)]
  1. На лежащем к северу от Кроншлота острове Ретусаари («Rettusaari») находится тринадцать зданий, одно из которых двухэтажное, а другое увенчано высокой башней с крестом. [Т. А. Базарова. План петровского Петербурга. Источниковедческое исследование (2003)]
  1. На доске находятся восемь костей домино. [«Наука и жизнь» (2009)]

В этом отношении полностью аналогично «обычным» количественным группам ведут себя и сочетания с пол‑ (см. раздел 9.3.4) [Зализняк 1977: 73]:

  1. До конференции оставалось полчаса, сегодня я примчался на работу ни свет ни заря, в семь с копейками. [А. Моторов. Преступление доктора Паровозова (2013)]
  1. Незаметно промелькивают полчаса, и нужный мне сотрудник берет трубку. [Ю. М. Нагибин. Моя золотая теща (1994)]

В сочетании с согласованным определением возможно только множественное число:

  1. Предполагаемые полчаса превратились в два с лишним. [«Домовой», 2002.03.04]
  1. ― И что же я буду делать эти три дня? [И. Грекова. Перелом (1987)]

По [Граудина и др. 1976: 28], выбору мн. ч. сказуемого способствуют «значение раздельности действия, активности лиц (или предметов), названных в подлежащем, стремление обратить внимание на действие (или характеристику) подлежащего, выраженные сказуемым»; ед. ч. выбирается при акценте на количестве. В частности, преобладает ед. ч. при выражении неопределенного количества (бастует около миллиона человек, учится более тысячи студентов) [там же: 29–30]. По [Зализняк 1977: 73], этот выбор связан с референтным статусом («определенность» предполагает множественное число, «неопределенность» — средний род). По данным группы Г. Корбетта, выбору мн. ч. сказуемого способствует при одушевленность подлежащего и прямой порядок слов SV [Corbett 1998: 10–12; Krasovitsky et al. 2009: 112]. По Ю. М. Кувшинской, одушевленность в наибольшей степени влияет на выбор мн. ч. в предложениях с указанием точного количества и в несколько меньшей — в предложениях со словами «проценты» и указанием приблизительного характера. Выбору ед. ч. способствует помещение подлежащего в позицию ремы (специально об этой сочетаемости см. [Кувшинская 2015]):

  1. Итак, представьте: в состав Ковровского городского совета входит восемнадцать депутатов. [«Криминальная хроника» (2003)]

По [Шкапа 2011], в количественных группах с участием адъективов типа три столовые / три столовых, где налицо вариативность между именительным и родительным падежом (см. выше, раздел 9.6.2.2), вариант с именительным падежом требует (в 97% случаев) согласования по множественному числу, в то время как второй вариант допускает согласование по единственному среднему рода (25% случаев).

9.6.2.5Падеж при числительном в предложных конструкциях

Распределительная конструкция с предлогом по, присоединяющим именную или количественную группу, в одном и том же значении управляет тремя разными падежами:

  1. В каждом углу сидит по кошке [дат.; =по одной кошке]: напротив каждой кошки ещё по три кошки [вин.]. [«Вопросы психологии» (2003)]
  1. Нобелевская Villa Petrolia некогда славилась своим дендрарием и плодовыми садами, среди которых особенно ценными представлялись яблоки, невиданный скоропортящийся белый налив, который в сезон продавали завернутым в папиросную бумагу, по пяти рублей [род.] за штуку. [А. Иличевский. Перс (2009)]

Группы с числительными один и тысяча всегда стоят в дательном падеже (как и именные группы, не содержащие числовых выражений: дать по яблоку). Числительные малого количества, собирательные, двести, триста и четыреста выступают всегда в винительном падеже. Для остальных числительных (кроме местоименных, о которых ниже) возможна вариативность (винительный или родительный падеж):

  1. До моря отсюда три пути ― и все по пятьсот километров, не меньше. [В. Т. Шаламов. Колымские рассказы (1954–1961)]
  1. Попадались острова с хорошей пресной водой, поросшие лесом или кустарником или увенчанные высокими холмами по пятисот локтей вышины. [И. А. Ефремов. На краю Ойкумены (1945–1946)]

Формы родительного падежа (для слов третьего склонения типа пяти восходящие к древнерусским формам дательного падежа и иногда так именуемые и синхронно [Виноградов 1947: 296–297], однако в современном языке уже представляющие собой генитив: по пяти тонн / *тоннам, по пятисот / *пятистам [Мельчук 1985: 241–242]) являются в данном контексте устаревшими (ср. [Граудина и др. 1976: 47]. С числительными пятьсот…девятьсот они не отмечены в Корпусе после 1961 года. 93% примеров сочетания по сорока приходятся на период до 1950 г., сочетание по ста после 1918 г. отмечено только в стилизациях и прямой речи «простонародных» персонажей. Компоненты составных числительных в составе распределительных конструкций выбираются по собственным правилам [Мельчук 1985: 236 ff.]: по одной тысяче сто сорок рублей; по двести три рубля; по двадцати пяти / двадцать пять рублей; по ста шести / по сто шесть рублей. В предложных конструкциях, указывающих значение некоторого параметра (высотой в два человека, больше на два мальчика), и в распределительных конструкциях с предлогом по обязательна утрата одушевлённости количественных и собирательных числительных, иногда трактуемая как особая форма винительного падежа («второй винительный», см. [Мельчук 1980/1995: 515–537] с примером из Стругацких: силой ровно в три медведя):

  1. И тогда отара мало-помалу расходилась все шире и шире и наконец, не переставая щипать травку, выстроилась в одну линию, не гуще, чем в три-четыре овцы. [Г. Троепольский. Белый Бим черное ухо (1971)]
  1. После этого «компьютерный клуб» прикрылся, стали приходить по двое, максимум по трое… [«Даша» (2004)]

Об этой конструкции см. также [Микаэлян 2012; Mikaelian 2013]. По [Lyutikova, Tatevosov 2016], в таких контекстах именная группа утрачивает падеж и выступает в немаркированном (беспадежном) виде. Ср. архаическую конструкцию с предлогом о, где более обычен предложный падеж (конь о четырёх ногах, и то спотыкается):

  1. Невский стихал, полицейский конный патруль о два коня отцокал под окнами. [Ю. Давыдов. Синие тюльпаны (1988–1989)]

Слова сколько, несколько , столько, много, немного, мало, немало, а также сто и (устар.) сорок , девяносто (ср. раздел 9.4.3.2.4) в распределительной конструкции после предлога по имеют также особые формы на ‑у; морфологически они соответствуют дательному падежу [Зализняк 1967: 108]; ср. также [Мельчук 1985: 244], где учтены только формы многу, нескольку и скольку:

  1. ― Да, ладно, будете выплачивать кредит, когда сможете и по скольку сможете. [Г. Шергова. Об известных всем (2002–2004)]
  1. А внутрь принимать сколько раз в день и по сколько? [Красота, здоровье, отдых: Красота (форум) (2005)]
  1. Занятый беловой перепиской «Вишневого сада», кашляющий, мающийся животом, по много дней не выходящий из дома, самолично отправился, несмотря на дождь, встречать жену коллеги. [Р. Киреев. Чехов. Посещение Бога (2004)]
  1. Работают они на этом направлении по многу лет и представляют собой некую касту, со своими фобиями и предпочтениями, связанными с особенностями самого маршрута. [«Столица» (1997)]
  1. Им теперича годов по девяносту и по шестьдесят. [Б. В. Шергин. Изящные мастера (1930–1960)]

Ср. также пишущееся слитно наречие помногу (употребляемое без существительного).

9.6.3Абсолютное употребление числительного

Числительное может выступать в функции самостоятельного актанта в абстрактном арифметическом значении: Пятью шесть будет тридцать — или для обозначения известной своим количеством группы объектов или лиц, что можно трактовать как эллипсис:

  1. Он сразу предложил мне заняться розысками материалов о «кружке шестнадцати», участником которого был Лермонтов. [Э. Герштейн. Лишняя любовь (1985–2002)]

Аналогично (со значением группы лиц) в абсолютном контексте выступают и собирательные числительные: трое в лодке и т. п. (см. раздел 9.5.2.4).

9.6.4Порядок слов в количественной группе

9.6.4.1Аппроксимативная инверсия

Инверсия числительного и существительного в количественной группе указывает на приблизительное количество (аппроксимативная конструкция) [Bogusławski 1966; Мельчук 1985; Yadroff, Billings 1998] и др.

  1. «Сватовщиков» (сватальщиков) было человек пять: родители жениха, его крёстный или крёстная, сваха и сам жених. [«Народное творчество» (2004)] — в перечне сватовщиков, требуемых ритуалом, перечислено ровно пять человек, но возможно, вообще говоря, что их бывало больше или меньше
  1. Действительно, эту шхуну уже раз двенадцать поднимали со дна. [«Мурзилка» (2003)]

В составе инвертированной конструкции выносу в левую позицию подвергается одиночное существительное (не словосочетание):

  1. За ужином выпил он стакана два шампанского ― средство, как известно, недурно действующее в рассуждении веселости. [Н. В. Гоголь. Шинель (1842)]
    ― *стакана шампанского два

В такой конструкции выступают чаще выступают существительные с достаточной степенью абстракции (пришло человек десять, но ?пришло рыбаков десять), хотя этот запрет не носит абсолютного характера. Постпозитивное числительное в современной разговорной речи нередко выступает в форме родительного падежа множественного числа даже в сочетании с числительными небольшого количества:

  1. Когда грузовик отъехал от усадьбы километров на три, и стало ясно, что погони за ним нет, Киссур свернул к обочине. [Ю. Латынина. Инсайдер]

… и с обозначениями времени вроде в половине восьмого, нормативно требующими эллипсиса слова час:

  1. Завтра я приду после работы, часов в половине восьмого, и сделаю. [Л. Улицкая. Гуля (1993)]

В аппроксимативной конструкции с постпозицией количественного числительного предпочтительно встречаются диминутивы, обозначающие небольшой отрезок времени: часика через два, но через два часика в языке XX в. отмечено сравнительно редко (приемлемее с другой аппроксимативной конструкцией: через два-три часика, ср. раздел 9.6.2.3) [И. Б. Иткин, личное сообщение]. Данной конструкцией ограничено употребление счетного слова штука с абстрактными понятиями: *десять штук новых понятий / движений и возможность этого счетного слова при АИ: штук десять новых понятий / движений [Добрушина 2013].

9.6.4.2«Расщепленные» количественные конструкции

В случае вынесения существительного в тему предложения числительное может остаться в положении ремы: Мальчиков пришло пять. В этом случае существительное может выступать в форме родительного падежа множественного числа даже в сочетании с числительными небольшого количества [Мельчук  1985: 91–93; Лютикова, Тестелец 2014]; по-видимому, это означает, что данная форма приписывается количественной группе «по умолчанию», до появления в правом контексте числительного:

  1. К концу третьей недели занятий с Иваном Васильевичем отчаяние охватило меня. Поводов к нему было три. [М. А. Булгаков. Записки покойника (Театральный роман) (1936–1937)]
  1. Медсестер было четыре. Две ― в одну смену, злые. [Маша Трауб. Ласточ…ка (2012)]

9.6.4.3Постпозиция порядкового числительного

В составе адъективной группы с порядковым числительным постпозиция означает нумерацию объектов (дом восьмой, том первый). Такие конструкции используются абсолютно, в заголовках, а нередко и при отсылках к тексту:

  1. Правда, это сближение уже произвёл А.  С. Пушкин («Евгений Онегин», эпиграф к главе второй), но он ошибочно полагал, что это шутка, поэтому как научный конкурент он не в счёт и плагиата тут не было бы. [А. А. Зализняк. Лингвистика по А. Т. Фоменко (2000)]

9.6.5Синтаксис числительных-прилагательных

Числительные-прилагательные во всех падежах согласуются с вершинным существительным, выполняя синтаксическую функцию определения: первый дом, вторые сани, многие участники — либо именной части сказуемого: твой номер — шестой .

9.7Статистика

На материале основного корпуса проводились подсчёты доли числительных (записанных цифрами и прописью) среди всех других частей речи, а также подклассов числительных (малого количества, местоименных) из всех собственно числительных (неадъективных), записанных прописью.

Таблица 9.3. Числительные в сновном корпусе НКРЯ и в подкорпусе со снятой омонимией НКРЯ

% неадъективных числительных

прописью

% адъективных

прописью

% числительных малого количества от записанных прописью

% местоимений-числительных от записанных прописью

основной корпус НКРЯ

1,8%

0,9%

0,55%

0,67%

37,1%

29,9%

подкорпус со снятой омонимией НКРЯ

1,72%

0,78%

0,41%

0,37%

49,6%

29,5%

Учитывалась запись числительных цифрами или прописью (в первом случае трудно отделить количественные от порядковых, не говоря об иных функциях цифр, особенно в корпусе с неснятой омонимией НКРЯ). Словоформы девятьсот и т. п. в составе составных порядковых числительных учитываются как неадъективные. Отдельно учтены данные по местоименным числительным (словам серии столько, мало, много) и по числительным небольшого количества (от 2 до 4), размеченным в семантической аннотации Корпуса. Подкорпус со снятой омонимией даёт более точные данные (в частности, в нём разрешена омонимия между местоименными числительными и местоимениями иных классов, выделено числительное один, а также вручную размечены порядковые числительные, записанные цифрами). Статистика по отдельным лексемам такова:

Рисунок 9.1. Количественные и порядковые числительные небольшого количества (включено также один).
Рисунок 9.2. Количественные числительные большого количества
Рисунок 9.3. Порядковые числительные большого количества
Рисунок 9.4. Собирательные числительные

При анализе частотности выделяются следующие взаимодействующие друг с другом закономерности:

  • при росте числового ряда в рамках десятка себе подобных (2…9, 11…19; 20…90; 200…900) значения, в общем виде, падают, но см. ниже;

  • числительные первого десятка высокочастотны и имеют приоритет над обозначениями соответствующих разрядов;

  • «круглые» и отчасти также «полукруглые» числа частотнее «некруглых» на данном отрезке; так, 10 имеет преимущество над 9, а 500 над 400; десятки от 10 до 90 — над числительными от 11 до 19. При этом интересно отметить, что и среди количественных, так и среди порядковых числительных свойства «полукруглых» проявляют 15 и 500, но не 50; среди порядковых и собирательных числительных 5 также не ведёт себя как «полукруглое».

Сравнительно низкая частотность по сравнению с соседями по числовому ряду слов полтора и полтораста связана, помимо их «некруглости», с их ограничениями на сочетаемость (на тип объекта в первом случае и стилистическая во втором). Отклоняющиеся от монотонности значения для количественного и порядкового 12 (выше 11) и количественного 13 (ниже 14) — знак особой культурной семантики этих чисел, имеющий близкий к «круглости» статус «дюжины» и избегаемой «чёртовой дюжины». Резкое отклонение для порядкового 600 связано с обозначением марки машины шестисотый „Мерседес” (в части контекстов выступает эллиптическое шестисотый). Особую роль играют календарные употребления числительных: частотность количественного 900, незначительно выше, чем 800 и 700, видимо, связана с его участием в обозначениях дат XX века типа тысяча девятьсот пятнадцатый. Отклонения для порядковых 17 и 19 связаны с прецедентными датами — 17-м (1917) годом и XIX веком; для порядковых 900, 60 и 70 (но не 80 и 90) — с обозначениями десятилетий XX века:

  1. Но преимущества, которые казались бесспорными в шестидесятых-семидесятых, обернулись большими проблемами в наше время ― приходится платить по счетам вчерашнего дня. [«За рулем» (2003)]
  1. С некоторых пор, точнее ― с девятисотых годов, любить его [Гейне] стало признаком дурного вкуса и дурного тона в высших кругах литературного света. [Омри Ронен. «Афронтенбург» (2003)]

9.8Библиография

  • Богданов С. И. Числительное // Богданов С. И., Воейкова М. Д. и др. Морфология современного русского языка. СПб. 2009.
  • Грамматика 1952 — Грамматика современного русского литературного языка. М. 1952.
  • Грамматика 1980 — Шведова Н. Ю. (Ред.) Русская грамматика, Т.I. М.: Наука. 1980.
  • Граудина Л. К., Ицкович В. А., Катлинская Л. П. Грамматическая правильность русской речи. М.: Наука. 1976.
  • Добрушина Е. Р. Существительные в функции «присчетных форм» в русском языке // Глагольные и именные категории в системе функциональной грамматики: Сб. материалов конференции 9–12 апреля 2013 г. СПб.: Нестор-История. 2013.
  • Добрушина Н. Р., Пантелеева С. А. Собирательные числительные: коллектив как индивидуализация множественности // Инструментарий русистики: корпусные подходы. Хельсинки. 2008.
  • Зализняк А. А. Русское именное словоизменение. М. 1967.
  • Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка. М., 1977 (исправленное изд. 2003)
  • Иванова В. Ф. Человек с тысячью лиц или человек с тысячью лицами? Вопросы культуры речи // Русский язык в школе, 2. 1969. С. 66–73.
  • Иомдин Л. Л. Автоматическая обработка текста на естественном языке: модель согласования. М. 1990.
  • Иткин И. Б. Русская морфонология. М. 2007.
  • Кувшинская Ю. М. Согласование сказуемого с подлежащим, выраженным именной группой с количественным значением // Русский язык в научном освещении, 2(26). 2013. С. 112–150.
  • Кувшинская Ю. М. О коммуникативной обусловленности предикативного согласования с именными группами со значением неопределенного количества в русском языке // Acta Linguistica Petropolitana, XI(2). 2015. С. 659–687.
  • Летучий А. Б., Холодилова М. А. Было пару человек: об одной количественной конструкции в русском языке // Доклад на конференции «Русский язык: конструкционные и лексико-семантические подходы». СПб. 2011.
  • Лютикова Е. А. Согласование, признаки и структура именной группы в русском языке // Русский язык в научном освещении, 2(30). 2015. С. 44–73.
  • Лютикова Е. А., Тестелец Я. Г. Родительный падеж при отрицании и «расщепленные» конструкции со значением количества в русском языке. // Логический анализ языка: числовой код. М. 2014. С. 22–35.
  • Мельчук И. А. Поверхностный синтаксис русских числовых выражений. Вена. 1985.
  • Мельчук И. А. Русский синтаксис в модели «Смысл–Текст». М. 1995.
  • Микаэлян И. Л. О категории одушевленности в конструкциях с числительными в русском языке // Смыслы, тексты и другие захватывающие сюжеты / Под ред. Ю.  Д. Апресяна и др. М.: Языки славянской культуры. 2012.
  • Николаева Т. М. Словосочетания с лексемой «один»: Форма, значения и их контекстная маркированность // Синтаксис текста. М., 1979
  • Никунласси А. О числе сказуемого при количественном подлежащем в русском и финском языках // Семантические проблемы русского языка. Таллинн. 2002. С. 33–45.
  • Супрун А. Е. О русских числительных. Фрунзе. 1959.
  • Супрун А. Е. Имя числительное и его изучение в школе. М. 1964.
  • Супрун А. Е. Славянские числительные. (Становление числительных как особой части речи). Дисс. ... на соискание ученой степени д. филол. наук. Л. 1965.
  • Холодилова М. А. Русские количественные числительные: к вопросу о частеречной классификации // Семинар по грамматической семантике, 7.11.2012 (https://www.academia.edu/10212699/)
  • Шкапа М. В. Синтаксис: Согласование определения с существительным при числительных два, три, четыре. 2011. (http://studiorum-ruscorpora.ru/stylistics/syntax_numeral/)
  • Щерба Л. В. О частях речи в русском языке // Русская речь. Новая серия. Вып. 2. Л. 1928.
  • Янко Т. Е. Русские числительные как классификаторы существительных // Русский язык в научном освещении, 1(3). 2002. С. 168–182.
  • Bailyn J., Nevins A. Russian Genitive Plurals are Impostors // Bachrach A., Nevins A. (Eds). Inflectional Identity. Oxford. 2008. P. 237–270.
  • Bogusławski A. Semantyczne pojęcie liczebnika i jego morfologia w języku rosyjskim. Wroclaw — Warszawa — Kraków. 1966.
  • Corbett G. G. The head of Russian numeral expressions // Corbett G. G., Fraser N. M., McGlashan S. (Eds). Heads in Grammatical Theory. Cambridge: Cambridge University Press. P. 11–35. 1993.
  • Corbett G. Agreement in Slavic. Bloomington. 1998.
  • Corbett G. Number. Cambridge. 2004.
  • Corbett G. The head of Russian numeral expressions // Corbett G. G., Fraser N. M., McGlashan S. (Eds). Heads in Grammatical Theory. Cambridge: Cambridge University Press. P. 11–35. 1993.
  • Franks S., Pereltsvaig A. Functional categories in the nominal domain // Arnaudova O. et al. (Eds). Proceedings of Formal Approaches to Slavic Linguistics, 12. The Ottawa Meeting 2003. Ann Arbor, MI: University of Michigan Press. 2004. P. 109–128.
  • Krasovitsky A., Baerman M., Brown D., Corbett G., Williams P. Predicate agreement in Russian: a corpus-based approach // Diachronic Slavonic Syntax. München — Berlin — Wien. 2009.
  • Kuvshinskaya Y. M. Predicate agreement with quantifier phrases containing the words polovina or tret' and an approximative marker // Russian linguistics, 41(3). 2017. P. 355–373.
  • Lyutikova E., Tatevosov S. Caseless nominals in Russian // FDSL 12. Berlin. 2016.
  • Matushansky O. On Russian Approximative Inversion // FDSL 10. Leipzig. 2013.
  • Mikaelian I. Cardinal numeral constructions and the category of animacy in Russian // Russian Linguistics, 37(1). 2013. P. 71–90.
  • Rappaport G. The grammatical role of animacy in a formal model of Slavic morphology. Timberlake A., Schenker A. (Eds). American contributions to the thirteenth International Congress of Slavists. Vol. 1: Linguistics. Bloomington, IN. 2003. P. 149–166.
  • Timberlake A. A Reference Grammar of Russian. Cambridge. 2004.
  • Worth D. Grammatical and lexical quantification in the syntax of the Russian numeral (1959) // Worth D. On the Structure and History of Russian. München. 1977. P. 43—58.
  • Yadroff M., Billings L. The syntax of approximative inversion in Russian and the general architecture of nominal expressions // Annual workshop on Formal approaches to Slavic Linguistics 1997. Ann Arbor. 1998. P. 319–338.